2. Теоретическая база словаря и исходные теоретические положения


При работе над словарем мы опирались на следующие теоретические положения лексикологии и семантического синтаксиса.

Первое. Идея единства лексики и грамматики. Это взаимодействие осуществляется главным образом на уровне семантических моделей предложений, в связи с чем многие исследователи семантической структуры предложения (Н.Д. Арутюнова, Г.А. Золотова, Е.Н. Ширяев и др.) связывают ее с лексико-семантическим составом предложения, усматривая в этом единстве отношения обусловленности, взаимозависимости. Глубинная семантика предложений исследуется преимущественно на стыке лексики и синтаксиса. Г.А. Золотова, рассуждая о взаимодействии лексики и грамматики, еще более десяти лет назад пришла к выводу о том, что «зависимость правил построения синтаксических конструкций от лексико-семантических характеристик их компонентов стала очевидностью, уже не требующей доказательств, но требующей систематизации материала» (Золотова, 1988, с. 4). Реализацию идеи взаимодействия лексики и грамматики Г.А. Золотова показывает на примере элементарной синтаксической единицы - синтаксемы. Мы считаем, что еще в большей степени это взаимодействие осуществляется на уровне семантических моделей предложений и их лексических репрезентаций. Задача систематизации и выявления списка семантических моделей предложений остается актуальной и окончательно не решенной до сих пор.

Лексико-семантические характеристики компонентов высказывания являются условием существования семантических моделей, ибо эти модели сами по себе самостоятельно не существуют в языке, а выявляются исследователями путем обобщения закономерностей их лексических репрезентаций в речи. З.Д. Попова, описывая этапы синтаксического анализа высказывания, в качестве первого этапа выделяет определение пропозиций и позиций в схеме высказывания, соответствующих пропозициональным смыслам именно через лексические значения (Попова, 1996, с. 262). Таким образом, процедура выявления семантических моделей предложений в качестве основного приема включает анализ лексических репрезентаций основных позиций модели.

Второе. Содержательная сторона предложения. Аспекты изучения. В современном языкознании существует несколько различных подходов к пониманию и осмыслению семантики предложения.

Описание семантической структуры предложения ведется с самых разных позиций и оснований: экстралингвистических (денотативное направление), интралингвистических (формально-конструктивное направление, лексемный синтаксис), логических (логическо-семантическое направление), психологических и др. Многообразие подходов обусловлено необыкновенной сложностью организации содержательной стороны предложения.

Сам термин «семантическая структура предложения» не однозначен. Во-первых, он употребляется для обозначения целостного смысла предложения (семантическая структура в вертикальном срезе). В этом случае единицами анализа являются компоненты смысла предложения, взятые в их иерархической совокупности, такие как пропозиция, типовое ситуационное значение, грамматическая семантика, семантика структурной схемы, лексическая семантика, субъективные, интерпретационные смыслы, актуально-иерархизирующие смыслы; эти смыслы терминологически обозначаются по-разному, но в принципе их набор однотипен (Арват, 1976; Бабайцева, 1983; Белошапкова, 1981; Богданов, 1977; Русская грамматика, 1980; и др.). Они представляют иерархически организованную систему компонентов значения предложения, в вершине которой находятся более абстрактные (пропозиция, схемная семантика), а на периферии - более конкретные компоненты смысла (субъективно-модальные смыслы). Есть попытки типизировать иерархические смыслы предложения (Арват, 1979; Хегай, Шмелева, 1978). Мы считаем более правомерным эту грань содержательной стороны предложения обозначать термином смысловая структура предложения, которая в нерасчлененном виде осознается как типовая семантика.

Во-вторых, термин семантическая структура предложения употребляется для обозначения типового содержания предложения, представленного в виде модели. И тогда ее единицами являются линейно расположенные компоненты, необходимые и достаточные для выражения типового содержания.

Семантическая модель в этом случае - горизонтально развернутая структура типового содержания предложения, состоящая из компонентов, связанных типовыми отношениями. Эти компоненты также иерархически организованы: вершина - предикат, чаще всего глагол-предикат, а уточняют его актанты.

В синтаксической науке сегодня пока не решена окончательно проблема выбора рационального способа представления семантической структуры предложения и способов выявления и репрезентации семантических моделей предложения.

Поиск семантических моделей, ведущийся с самых разных позиций, опирается прежде всего на компонентный состав предложения, а выбор отдельного смыслового компонента в качестве доминирующего исходного принципа описания семантической модели определяет и аспект анализа, и, соответственно, степень обобщенности выделяемых семантических моделей.

Как показал опыт научных изысканий, релевантными для описания и структурирования семантической модели оказались следующие категории: пропозиция, денотативная (ситуационная) семантика, грамматическая (схемная) семантика и семантика глагола-предиката.

Так, характер пропозиции - решающий принцип таксономии семантических типов предложений в концепциях Н.Д. Арутюновой, Т.Б. Алисовой, В.В. Богданова, Ю.С. Степанова. В русле логического направления выделяются наиболее обобщенные семантические модели, набор которых ограничен: от четырех (Арутюнова, 1976) до десяти (Степанов, 1982).

Ряд исследователей за основу описания семантической модели предложения избирают денотативный аспект семантики предложения, точнее - соотнесенность семантической структуры предложения и структуры изображаемой экстралингвистической ситуации (Апресян, 1996; Богданов, 1985; Володина, 1991; Гак, 1969; Попова, 1996; Потапова, 1977; Сильницкий, 1973; Сусов, 1974). Предложение при этом рассматривается как средство выражения знаний о целостной денотативной ситуации, а не только как средство выражения предикативного отношения и структуры пропозиции. Считается, что каждый класс ситуаций отображается определенным семантическим классом предложений, имеющих общее инвариантное значение, соответствующее структуре ситуации и служащее для выражения знаний о ней.

Главный компонент семантической модели, соотносимый с ситуацией, - предикат. Как утверждает В.В. Богданов, «предикат - это наиважнейшее имя для номинируемой ситуации» (1985, с. 21). Важно подчеркнуть и тот факт, что предикат является носителем не только главной идеи, типа ситуации, но и ее существенных проявлений. Этому аспекту анализа семантики предложения и места в ней предиката, носителя информации об отображаемой ситуации, уделяет большое внимание Г.И. Володина. Она подчеркивает, что «в предикате заложена информация не только о составе и функциях участников называемого им положения дел, но и о более индивидуальных признаках отражаемого предложением события ... в предикате сконцентрирована информация о всех релевантных признаках ситуации» (1991, с. 9). В связи с этим Г.И. Володина, признавая первичным в предложении его объективное содержание, замечает, что «классификацию предложений следует осуществлять с опорой на содержательные дифференциальные признаки» (Там же, с. 6), что, по ее мнению, предполагает в качестве первого шага выявление основных типов (классов) ситуаций: «...задача выделения классов ситуаций и определение содержательной сущности каждого из них получает решение как задача выделения семантических классов предложений и определения инвариантного значения каждого класса» (Там же, с. 7).

Идея соотнесенности ситуации и семантики предиката является одной из центральных в лексикографической концепции Ю.Д. Апресяна, который утверждает, что «языком толкования предикатной (в частности глагольной) лексемы является выполненное на упрощенном и стандартизированном естественном языке исчерпывающее и неизбыточное описание ситуации (физической или ментальной), которая ею обозначается. Описать ситуацию исчерпывающим и неизбыточным образом значит назвать всех ее участников и только их, указав все свойства каждого участника и отношения между ними и только эти свойства и отношения» (1996, с. 19).

В нашем экспериментальном синтаксическом словаре прямая связь структуры ситуации и семантики предиката учитывается при описании семантической модели, конкретнее - при выявлении обязательных участников ситуации и связывающих их отношений, закрепленных в актантных позициях при определенном типе семантического предиката.

Еще один подход - от грамматической семантики, от семантики структурной схемы к собственно семантической структуре предложения - характерен для целого ряда синтаксических работ (Белошапкова, 1981; Кубик, 1977; Москальская, 1973, 1977; Русская грамматика, 1980). Хотя этот подход отличается определенной надежностью (Москальская, 1977, с. 48), но все-таки он идет от формы, а, по утверждению Н.Н. Арват, «одна формальная структура может быть носителем нескольких семантических структур, и одна семантическая структура может выражаться несколькими формальными средствами» (1976, с. 4).

Надо отметить, что чем более абстрактна категория, лежащая в основе описания семантических моделей, тем более обобщены, абстрактны сами семантические модели. Меньше всего набор семантических моделей, выявленных с опорой на пропозицию, и значительно больше моделей, выделяемых в рамках определенных структурных схем. Не случайно потому в русле всех этих направлений осуществляются попытки конкретизации ранее обнаруженных моделей с привлечением категории лексико-семантических групп глаголов. Именно эта категория оказалась тем крае-угольным камнем, который скрепил все ранее рассмотренные подходы к описанию семантической структуры предложения (Арутюнова, Ширяев, 1983; Богданов, 1982; Золотова, 1982; Кубик, 1977). Специально рассматриваются семантические типы предикатов, в частности глагольных предикатов (Арват, 1974; Богданов, 1977; Булыгина, 1982; Золотова, 1982; Степанов, 1982; Селиверстова, 1982; Сильницкий, 1973; Шведова, 1983).

С позиций предикативного синтаксиса ряды ЛСГ глаголов объединяются в качественно новые группировки с учетом их семантико-синтаксических функций, их семантической специализации и с учетом того, что «не все глаголы способны быть полноценными предикатами» (Богданов, 1982, с. 32-33).

В основе лексикологических изысканий семантической модели предложения лежит идея соотнесенности семной структуры глагола с семантической структурой предложения и структурой экстралингвистической ситуации. Актуальной для научных описаний оказывается категориально-лексическая семантика глаголов, так как именно в ней заключена информация об отражаемой денотативной ситуации и в свернутом виде содержится представление об участниках события. Хотя эта мысль о соотнесенности глагольной семантики и семантической структуры предложения неоднократно высказывалась в синтаксической науке, не все исследователи являются сторонниками вербоцентрической концепции, и есть мнение, что сами по себе соединения актантов отражают структуру ситуации. Так, Т.Б. Алисова считает, что организующая функция глагола не «активна», а такие выражения, как глагольная лексика «задает количество позиций» или «управляет» тем или иным дополнением, представляются, на ее взгляд, не очень удачной метафорой (Алисова, 1990).

Здесь уместно вспомнить мнение Э.В. Кузнецовой о двусторонней связи глагола и актантов: «Связь глагола с его типовым окружением во фразе представляет собой обоюдную зависимость: глагол определяет свое окружение и определяется им. Имея в виду определенный глагол - нетрудно представить круг его возможных «актантов», имея определенное «окружение» - нетрудно восстановить по нему круг возможных глаголов» (1975, с. 23).

Не случайно для этих связей некоторые исследователи используют термины прямая и обратная связь (Глейбман, 1983, с. 3; Норман, 1975, с. 337). Но все-таки в качестве основной утверждается прямая связь глагола с его окружением, а не наоборот. Это обусловлено уникальностью семантики глагола, ибо, по утверждению Т.П. Ломтева, «слова, входящие в состав предложения, связывает в одно целое только глагол - в личной или нулевой форме» (1979, с. 57). Глагол - и организатор семантической модели предложения, и в равной степени выразитель отношений участников действий (Потапова, 1977, с. 40-52; Кубик, 1977, с.32-36).

Исследователи, утверждающие равноправие, равную степень значимости для семантической модели предложения и глаголов-предикатов, и актантов, пытаются обозначить этот факт терминологически. Н.Н. Арват предлагает «это взаимодействие квалифицировать как взаимную дополнительность» (1979, с. 56-57). Н.Д. Арутюнова пишет о семантическом согласовании глагола и имени (1974, с. 162). Г.А. Золотова, в свою очередь, говорит о синсемантичности - «реализации семантического тяготения, соответствия между компонентами семантической структуры глагола и именной формой» (1982, с. 76).

Учитывая уникальную роль глагола - организатора структуры предложения, исследователи выводят семантическую модель либо из семантической структуры одного ЛСВ глагола (Ерхов, 1988), либо из семантической структуры одного глагола (Новицкая, 1977), либо (и это чаще всего) из семантической структуры класса глаголов одной ЛСГ слов.

Как показало время, описание семантических моделей предложений на базе определенных ЛСГ является оптимальным, ибо «валентные свойства словесных форм как членов модели принадлежат не отдельным словам, а классам слов внутри одной части речи» (Ломтев, 1961, с. 28). Именно глаголы одной ЛСГ обладают одинаковыми моделеобразующими интенциями.

Цели, которые преследуют представители лексического синтаксиса, следующие: во-первых, выявить в системе глагольных русских предложений основные семантические модели, различающиеся по семантике предикатов, а во-вторых, описать варианты этих моделей, дифференцирующиеся по набору глагольных актантных позиций.

Уже накоплен богатый опыт описания семантических моделей с опорой на семантику глаголов-предикатов. Число этих моделей достаточно велико, что обусловлено многообразием глагольной лексики. В то же время до сих пор нет полного списка семантических моделей глагольных предложений, выполненных с единых научных позиций, имеются лишь различные описания семантических моделей отдельных частных глагольных подсистем (Бабенко, 1980; Васильев, 1981; Величко, 1975; Гайсина, 1981; Дубровская, 1974; Кретов, 1980; Кузнецова, 1974; Новицкая, 1977; Новоженова, 1983; Цой, 1980 и др.). Как показали эти исследования, описание семантических моделей глагольных предложений должно учитывать прежде всего категориально-лексическую семантику глагола, так как на уровне модели релевантны в первую очередь категориально-семантические свойства глагола. Важность категориально-лексической семантики глаголов для синтаксических описаний обусловлена тем, что в ней заключена информация об отражаемой денотативной ситуации и содержится представление об участниках действия. Еще в 1973 г. Г.А. Золотова заметила, что семантика отвлеченного образца возникает в результате абстрагирования категориально-семантических значений слов от индивидуально-лексических во множестве подобных предложений (Золотова, 1973).

С созданием «Толкового идеографического словаря русских глаголов» появилась возможность последовательного выявления семантических моделей предложений на основе категориально-лексической семы глагола, так как в нем, во-первых, выявлена и описана категориально-лексическая семантика глаголов в словарной зоне «типовая семантика»; во-вторых, осуществлена глобальная классификация русских глаголов, выполненная с единых теоретических позиций (и в первую очередь основанием классификации служит категориально-лексическая сема), что позволит полно и единообразно выявить и описать семантические модели русских глагольных предложений.

Большое значение в плане развития семантического синтаксиса и теории семантических моделей, а также в плане конкретных исследований отдельных типов семантических моделей имеют научные разыскания Т.П. Ломтева (1961, 1979 и др.). Концепция Т.П. Ломтева отличается многоаспектностью рассмотрения семантики предложения, релевантными для которой он считает логическую семантику (характер пропозиции), денотативную семантику (структуру ситуации), грамматическую семантику (формы компонентов модели) и лексическую семантику, прежде всего семантику глагола-предиката.

В работах Т.П. Ломтева фактически обнаруживаются четыре уровня описания семантических моделей. На первом этапе определяется структура события, на втором - интеллектуальное осмысление события и выявляются предикаты и непредикатные имена, на третьем - грамматические формы имен, на четвертом - лексика, манифестирующая определенный тип предикатных отношений. При этом используется сложный способ символического изображения семантической модели предложений.

Хотя теория семантической модели предложения Т.П. Ломтева опирается на понятие логики, и прежде всего предикатной, но в его представлении предикат - целостная структура, выражающая отношения между предметами и состоящая из позиций именных членов, объединенных и заданных личной формой глагола. Особо акцентируется значимость глагола, а конфигурации актантов, по мнению ученого, зависят от выбора реального глагола в качестве исходного предиката.

Заслуга Т.П. Ломтева состоит прежде всего в развитии основных принципов и категорий семантического синтаксиса, а также в установлении образцов выявления и описания семантических моделей предложений с глаголами определенных семантических групп.

Теоретическое обоснование функционального анализа семантических моделей глагольных предложений имеется в трудах Э.В. Кузнецовой, в частности в докторской диссертации «Русские глаголы приобщения объекта как функционально-семантический класс слов» (1974). Идея обусловленности семантической модели семантикой глагола-сказуемого дополняется требованием учитывать реальное функционирование фраз, отображающих одну ситуацию, так как только формул мало для характеристики глаголов определенной группы, следует принимать во внимание также степень обязательности отдельных позиций и особенно - типичность «наполнения» этих позиций.

Логика функционального анализа семантических моделей такова: от фраз, отражающих одну ситуацию, - через типовой контекст - к выявлению семантической модели. Это позволяет рассмотреть реальное множество предложений, реализующих семантические модели различными способами: первичными и вторичными, простыми и усложненными (Бабенко, 1980; Дубровская, 1974; Золотова, 1982; Кретов, 1981; и др.).

Многие исследователи в области семантического синтаксиса отмечают особый характер семантических моделей, создаваемых глаголами переносного значения (Т.Б. Алисова, Г.А. Золотова, Л.А. Дубровская, М. Кубик, Э.В. Куз­нецова, Т.П. Ломтев и др.). Так, М. Кубик писал следующее: «Употребление глагола в переносном значении, вызывающее изменение в его семантике, нередко также влияет на способ синтаксического оформления сочетающихся с глаголом компонентов... вследствие употребления глаголов в переносном значении может измениться и качество распространителей глагола» (1977, с. 150). При этом ученые называют эти модели по-разному: фразеологизированные модели (Рахманкулова, 1968), вторичные метафоричные (Золотова, 1982; Новоженова, 1983), сложные комплексные (Ершова, 1981) и др.

Третье. Проблема вариантности в области семантического синтаксиса и проблема первичных и вторичных семантических моделей. По этим вопросам высказываются различные суждения, но общепризнанным является утверждение, что «первичность семантического типа определяется тем, что его базовые семантические компоненты содержат лексические наполнители прямого, исходного, первичного значения (запахло цветами). Вторичность семантического типа определяется употреблением лексического наполнителя базового компонента в переносном вторичном смысле (запахло скандалом)» (Арват, 1979, с. 61). Имеются описания семантических моделей с глаголами одной ЛСГ, выполненные по принципу поля, где ядро составляют основные первичные семантические модели, а на периферии находятся вторичные метафорические модели с переносными глаголами (Арутюнова, Шмелев, 1983; Золотова, 1982; Новоженова, 1983).

К периферии относят различные семантические варианты основной семантической модели: полипредикативно и полисубъектно осложненные модели, предложения с метафорическим и метонимическим замещением позиций субъекта и предиката (Золотова, 1982), предложения с включенными предикатами (Категории глагола..., 1983), косвенные и аналитические номинации (Шмелева, 1983), предложения с лексикализованными глагольно-именными сочетаниями (Кубик, 1977). Варианты делятся на денотативные и модальные (Золотова, 1982; Шмелева, 1983).

Появилось понятие вариантного ряда (Величко, 1975). Развивая его, Т.В. Шме­лева ввела понятие номинативного стандарта и нестандартных репрезентаций, которые обусловливаются характером сочетаемости глагольных слов: «При стандартной реализации ранг пропозиции соответствует рангу предмета и имени - они соединяются по закону семантического согласования; нестандартные номинации строятся в нарушение этого закона - соединением разноранговых предикатов и имен» (1983, с. 45).

Проблема выявления инвариантной семантической модели и ее семантических вариантов - одна из актуальных проблем семантического синтаксиса. Ее решение будет способствовать раскрытию природы парадигматических изменений семантической модели в процессе реализации речи.

Есть различные попытки разграничения этих типов семантических моделей (Васильев, 1981; Долинина, 1975; Ковалева, 1980; Копров, Логвинова, 1984 и др.). Так, В.С. Копров и В.В. Логвинова (1984) дают образцы анализа инвариантной семантической структуры (ИСС) и вариантов семантической структуры (ВСС) на конкретном материале - предложениях с субъектно-объектным значением глаголов физического действия. При этом В.С. Копров так разграничивает эти структуры: «Компонентный состав инвариантной семантической модели определяется валентностными свойствами глагольных лексем и зависит от принадлежности глагола к той или иной ЛСГ (действия, восприятия, обладания, состояния и т.д.)» (1983, с. 123). Иными словами, инвариантная структура зависит от типовой категориально-лексической семантики глагольной группы слов. Варианты семантической структуры, по мнению В.С. Копрова, устанавливаются «на основе учета лексического наполнения глагольной и обязательных (эксплицитных или имплицитных) именных позиций в каждой конструкции» (Там же, с. 105).

В.В. Богданов предлагает рассматривать в качестве семантического инварианта «смысл предикативного выражения, выступающий как семантическая структура относительно всех своих трансформов» (1974, с. 144; см. также: Данеш, Гаузенблас, 1974, с. 93).

В экспериментальном синтаксическом словаре мы также придерживаемся этой точки зрения. Применительно к рассматриваемому материалу и в соответствии с избранным подходом в качестве инварианта русских глагольных предложений выступает базовая семантическая модель, представленная в виде глубинной предикатно-актантной структуры, отображающей структуру типовой ситуации. Лексические «вхождения» в основные позиции модели являются основой выделения лексических вариантов модели.

Если речь идет о наборе вариантов одной семантической модели, естественно, возникает проблема парадигматических отношений внутри множества предложений с глаголами одной ЛСГ (Васильев, 1976; Мостовая, 1979). Как точно подметили М.В. Всеволодова и О.Ю. Дементьева, «концепции парадигмы предложения/предложений имеют подчас значительно больше различного, даже противоположного, чем объединяющего» (1997, с. 18). Теорию синтаксической парадигмы разрабатывали и разрабатывают многие известные ученые (Т.П. Ломтев, П. Адамец, Н.Д. Арутюнова, Г.А. Золотова, В.А. Белошапкова, Н.Ю. Шведова, Т.В. Шмелева и др.).

В настоящее время утверждается широкий взгляд на парадигму как на множество разноструктурных предложений одной типовой семантики, включая предложения, построенные на общей лексической основе. Все компоненты семантической модели могут иметь лексико-грамматические варианты своего воплощения. Так, Г.А. Золотова отмечает, что «как по линии предикатного, так и по линии субъектного компонента исходные модели дают ряд структурно-семантических модификаций, связанных с приращением некоторого смысла на определенную величину, но без нарушения тождества модели» (1988, с. 56).

Таким образом, варьирование семантической модели можно обнаружить и на уровне ее отдельных компонентов (позиционное варьирование), и на уровне вариантов содержания компонентов (структурное варьирование).

Исследуя природу парадигматических отношений на синтаксическом уровне, следует обращаться к общей теории языковых парадигм, в частности, необходимо учитывать две ее универсальных разновидности: парадигму классов единиц и парадигму вариантов единиц. В семантическом синтаксисе к первому типу парадигм относятся инвариантные структуры, в том числе такие, как классы пропозиций, семантические классы предикатов, логико-семантические типы предложений. Парадигму классифицирующего типа в нашем словаре составляет все выявленное в процессе исследования множество базовых семантических моделей. Второй тип парадигм связан с разного рода регулярными видоизменениями, вариантами семантико-инвариантных структур. В нашем словаре это в первую очередь регулярные лексико-семантические варианты базовых семантических моделей русских глагольных предложений.

Одна из основных задач нашего словаря заключается в исследовании регулярного лексико-семантического варьирования базовой семантической модели, в выявлении закономерностей ее лексических репрезентаций и их представлении в лексикографических параметрах.

Поиск регулярных вариантов базовой семантической модели оказался возможным благодаря тому, что все лексические варианты одной модели имеют единую базовую структуру. По мнению В.Г. Адмони, в качестве таковой можно рассматривать лексико-семантическую базу, ибо она содержит «информацию о лексемах, которые должны войти в данные предложения, и о семантических взаимоотношениях между ними» (1973, с. 43; см. также: Степанов, 1988). В нашем словаре базовая модель определяется на основе типовой семантики класса глаголов одной ЛСГ и структуры отображаемой ситуации. Все допустимые лексико-семантические варианты можно получить из базовых структур, заполняя основные позиции модели различными классами слов.

Именно тождество предиката, категориально-лексической семантики ЛСГ слов, типовой семантики и базовой семантической модели явилось гарантом, позволившим рассматривать лексические репрезентации модели как одну парадигматическую группировку денотативно тождественных высказываний, именно эти качества обусловливают общность парадигм ряда лексических вариантов базовой семантической модели.

Парадигматический ряд изменительного типа в нашем словаре включает исходную форму парадигмы - базовую семантическую модель и ее лексические варианты, выявляемые в результате анализа семной структуры глаголов и согласующихся с ними имен в актантных позициях.

В зависимости от лексического значения глагола и характера его соответствия предикатной позиции выделяются следующие три типа вариантов базовой модели: 1) лексические варианты модели; 2) совмещенные семантические модели; 3) образные семантические модели.

Первый тип лексико-семантического варьирования характеризуется употреблением основных изосемических предикатов, а его частные разновидности выделяются с учетом дифференциальных семантических признаков глаголов, обусловливающих их взаимодействие с именами определенных семантических групп, заполняющих актантные позиции. Эти семантические особенности лексических вариантов фиксируются в описании их типовой семантики. Для примера возьмем словарную статью «Предложения, передающие ситуацию речевого сообщения» (автор-составитель Т. М. Воронина). Базовая семантическая модель: «субъект речевой деятельности - предикат речевого сообщения - содержание сообщения - адресат», типовая семантика: «человек сообщает адресату что‑л. (какие‑л. сведения, известия и т.п.) о ком-, чем‑л.». Имеются следующие регулярные лексические варианты модели:

1) человек сообщает кому‑л. какие‑л. фактические сведения о ком-, чем‑л.;

2) человек сообщает кому‑л. о ком-, чем‑л. ложные сведения;

3) человек сообщает кому‑л. скрываемую информацию, то, о чем не следует сообщать;

4) человек сообщает кому‑л., всем информацию, содержание устной речи, произнесенной на каком‑л. языке, средствами другого языка;

5) человек сообщает информацию с целью опорочить, скомпрометировать кого‑л. в чьих‑л. глазах;

6) человек сообщает кому‑л. какую‑л. информацию в неполном, незаконченном виде.

Лексические варианты модели выявляются путем анализа семантического комплекса глаголов одной ЛСГ, обобщения их сходных дифференциальных признаков, результатом которого и является набор лексических вариантов семантической модели.

Второй тип лексико-семантического варьирования обусловлен пересекаемостью глагольных семантических классов слов, которая, в свою очередь, объясняется и мотивируется наличием в их составе глаголов сложного действия: глаголов с включенной и совмещенной пропозицией (склеенных предикатов, по терминологии Е.С. Кубряковой и Ю. Панкраца). Исследование семантики подобных глаголов показало, что совмещение пропозиций имеет регулярный характер и в каждой ЛСГ глаголов обнаруживаются свои закономерности их слияния, склеивания (см.: Бабенко, 1997). Учитывая это, мы сочли необходимым выделить совмещенные семантические модели в отдельный тип вариантов. При этом пришлось наряду с типовой семантикой для этих вариантов формулировать саму модель с целью описания регулярных вариантов совмещения предикатов.

Например, для предложений, отображающих ситуацию речевого сообщения, свойственно следующее совмещение предикатов:

1) со значением речевого сообщения и со значением воображения, предположения;

2) со значением речевого сообщения и со значением характеризованной речевой деятельности;

3) со значением речевого сообщения и со значением речевого общения;

4) со значением речевого сообщения и со значением издательской деятельности, распространения информации;

5) со значением речевого сообщения и со значением изображения объекта;

6) со значением речевого сообщения и со значением завершения действия;

7) со значением речевого сообщения и со значением профессионально-трудовой деятельности;

8) со значением речевого сообщения и со значением присоединения;

9) со значением речевого сообщения и со значением проявления эмоционального состояния;

10) со значением речевого сообщения и со значением речевого сообщения и убеждения;

11) со значением речевого сообщения и со значением помощи.

Рассмотрение подобных совмещенных моделей, на наш взгляд, имеет не только собственно лексикографическое значение, но и теоретическую значимость, ибо обнаруживает знания русского человека о связях ситуаций процессуально-событийного мира, выраженных в лексической семантике глагола.

Третий тип лексико-семантического варьирования обусловлен особым характером лексической семантики глаголов, отображающих, как и совмещенные семантические модели, соотнесенность ситуаций процессуально-событийного мира. Но эта соотнесенность имеет ассоциативно-образное основание, в связи с чем сами модели называются образными семантическими моделями. Различие вариантов в их составе фиксируется типовой семантикой. В приводимой нами парадигме предложений, отражающих ситуацию речевого сообщения, имеются образные семантические модели со следующей типовой семантикой:

1) человек сообщает информацию, будто производя конкретные физические действия с неодушевленными предметами;

2) человек сообщает кому‑л. какие‑л. сведения подобно тому, как передают информацию неязыковыми знаками, неречевым способом;

3) человек сообщает кому‑л. что‑л. о себе предельно искренне, правдиво, словно находясь на исповеди;

4) информация в определенном кругу лиц сообщается неофициально, беспорядочно передаваясь от одного субъекта к другому или многим, подобно тому, как живые существа или что‑л., способное перемещаться, разнонаправлено двигаются по чему‑л., где‑л.

Закон парадигматического описания предполагает выделение внутри множества парадигматически связанных единиц эталонного образца и его регулярного варьирования. Результаты описания лексико-семантических вариантов семантической модели в составе одной парадигмы показывают, что они организованы иерархически. Иерархия внутри парадигмы определяется семной структурой глагола-предиката и степенью соответствия его лексической семантики типовой семантике исходной базовой модели.

Каждой семантической модели присущ свой набор основных лексических вариантов модели, совмещенных моделей и образных моделей, а для их выделения и разграничения особое значение имеют семная структура глагола-предиката (в особенности его интерпретационная дифференцирующая сфера) и лексическое окружение. Первый тип лексико-семантического варьирования базовой модели адекватно отражает ситуацию и репрезентирует ее, по терминологии Т.В. Шмелевой, стандартным образом, второй тип - представляет собой тоже стандартную, но усложненную лексико-семантическую репрезентацию, третий тип репрезентирует ситуацию нестандартным образом.

Лексические варианты с изосемическими предикатами являются вершинными в парадигме, так как они обнаруживают максимальное совпадение лексической и функциональной семантики предикатов, соответствие лексического состава предложения базовой семантической модели, а, по утверждению Г.А. Золотовой, именно «в зонах совпадения, симметрии - опорные пункты системы и гарантия ее коммуникативной реализации» (1988, с. 53).

Итак, с учетом лексической семантики глаголов одной ЛСГ, формирующих различные (лексические, совмещенные и образные) варианты исходной базовой модели, эти варианты в плане приоритетной стратегии выстраиваются следующим образом.

Исходная базовая модель:

1. Основные лексические варианты базовой модели.

2. Совмещенные семантические модели.

3. Образные семантические модели.

И в нашем словаре семантические модели располагаются в словарной статье в соответствии с этой логикой.

 
Свидетельство о регистрации в средствах массовой информации: Эл № ФС 77-20427 от 3.03.2005
Дизайн и разработка сайта МЦДИ «Бинек»