Предисловия


  ПРЕДИСЛОВИЕ КО 2-МУ ИЗДАНИЮ

    Предлагаемый читателям "Словарь языка Пушкина" представляет собой результат работы большого коллектива составителей и редакторов. Но прежде чем говорить о данном издании, необходимо иметь представление о возникновении самой идеи создания словаря языка писателя (в данном случае - А. С. Пушкина) и истории ее осуществления.

    Мысль о словаре языка Пушкина возникла у русских филологов очень давно. Примерно сто лет тому назад - в 70-80-х гг. прошлого века - была предпринята не имевшая успеха попытка создания такого словаря под руководством акад. И. И. Срезневского (составителя "Материалов для словаря древнерусского языка по письменным памятникам").

    В декабре 1898 г. известный московский адвокат князь А. И. Урусов1, напоминая о предстоящем столетии со дня рождения А. С. Пушкина, писал в газете "Биржевые ведомости": "Для изучения поэта, его психологии, его темперамента, его гения нужно, между прочим, основательное знание его языка, нужно знать запас слов как материал его мыслей. Вот почему для Шекспира, Шелли и др. давно уже составлены специальные словари... Такие словари дают материал для интереснейших работ о богатстве языка того или другого поэта. Следовало бы предпринять ту же работу для Пушкина"2.

    Предложение Урусова встретило сочувствие, было намечено напечатать к пушкинскому юбилею первый выпуск словаря (букву А). В январе 1899 г. Урусов писал А. П. Чехову в Ялту: "Занимаюсь пушкинским словарем. Мне нужны шестьсот тысяч осьмушек бумаги. В Пушкине будет около миллиона слов" (В "Пушкине" оказалось, по данным четырех томов словаря, 21 330 слов - и 544 777 словоупотреблений, 700 000 карточек). "Я читаю газеты, читаю про словарь Пушкина, - отвечал Урусову Чехов - и, конечно, завидую тем, кто помогает Вам". Поэт К. Бальмонт в 1899 г. обратился в Отделение русского языка и словесности Академии наук с просьбой "прийти на помощь ассигнованием небольшой суммы, размером до 200 рублей" на расходы, связанные с писанием карточек и другими подготовительными работами к словарю. Отделение постановило выдать такую сумму. Но... составление словаря не осуществилось.

    В 1901-1905 гг. в "Филологических записках" печатались составленные В. А. Водарским "Материалы для словаря Пушкинского прозаического языка"3. На слове "бить" печатание материалов прекратилось. В 1904 г. Пушкинская комиссия Общества любителей российской словесности при Московском университете заслушала доклад В. Ф. Саводника о существующих словарях к сочинениям античных и западноевропейских писателей. Саводник доложил также Комиссии свой план составления пушкинского словаря4.

    В 1905 г. дважды на объединенном заседании Отделения русского языка и словесности Академии наук и Разряда изящной словесности ставился вопрос о составлении словаря (в первую очередь, словаря пушкинских рифм), были даже заслушаны доклады акад. А. И. Соболевского: "План словаря языка А. С. Пушкина"5 и акад.  Ф. Е. Корша: "План исследования о стихосложении Пушкина и словаря пушкинских рифм"6. Осуществлению "Планов..." препятствовало чрезвычайно медленное издание сочинений Пушкина, которое должно было стать основой планируемых словарей.

    Следующую попытку составления словаря сделал С. А. Венгеров, редактор сочинений Пушкина и руководитель знаменитых семинариев7. В 1910 г. уже вышел четвертый том редактировавшегося им собрания сочинений Пушкина. Составление словаря предполагалось осуществить силами участников пушкинских семинариев в Петербургском университете и на Высших женских курсах. Была выработана "Программа составления словаря поэтического языка Пушкина", и к 1920 г., через 10 лет работы с перерывами, расписано около половины стихотворных текстов Пушкина. Со смертью Венгерова работа прекратилась. Как отметил проф. С. И. Бернштейн в статье "О Пушкинском словаре"8, к сожалению, и эта работа не дала прочных результатов.

    О потребности в словаре, который служил бы ключом к пониманию произведений Пушкина, писали и поэты. "Понимаем ли мы Пушкина? - спрашивал В. Я. Брюсов. - Большинство ответит, что Пушкин всем понятен в отличие от декадентов и футуристов, и это будет неверно. Для "среднего" читателя в сочинениях Пушкина три элемента "непонятности". Во-первых, чтобы вполне понимать Пушкина, необходимо хорошо знать его эпоху, исторические факты, подробности биографии поэта и т. п. Для несведущего читателя, например, пропадет... выражение: "Надев широкий боливар"... Во-вторых, необходимо знать язык Пушкина, его словоупотребление. Не зная, например, что для Пушкина слово "пустынный" значило "одинокий", нельзя понять стихов: "Звезда пустынная сияла", "Свободы сеятель пустынный" и др.; подобно этому, необходимо знать все миросозерцание Пушкина, чтобы не ошибиться в толковании таких стихотворений, ... как "Брожу ли я вдоль улиц шумных", "Клеветникам России" и др. Сказанное - только намеки, но несомненно "средний" читатель, если не изучал Пушкина особо, в четырех случаях из пяти, не понимает подлинного смысла в стихах великого поэта..."9. Другой крупный поэт и филолог начала XX века Андрей Белый в книге "Поэзия слова" спрашивал: "Как поэты видят природу? Краски зрения их - изобразительность слова: эпитет, метафора и т. д. Необходимо их знать; необходима статистика; необходим словарь слов: Баратынского, Пушкина, Тютчева. В руках чуткого критика словари - ключи к тайнам духа поэтов, а в обычных руках они - хлам"10.

    Идея создания пушкинского словаря снова возродилась в 1933 г. В конце этого года на совещании инициативной группы пушкиноведов и лингвистов под председательством М. А. Цявловского были выработаны основные принципы работы по составлению словаря. В совещании принимали участие акад. В. В. Виноградов и проф. Г. О. Винокур. В 1936 г. В. В. Виноградов опубликовал в Приложении к шеститомному собранию сочинений Пушкина11 небольшой словарь непонятных слов (глоссарий) с толкованиями их и примерами. Г. О. Винокур вскоре после совещания с небольшой группой своих учеников продолжил опыт Общества любителей российской словесности по составлению словарей к отдельным произведениям Пушкина. Незадолго до Отечественной войны под руководством поэта проф. Г. А. Шенгели, при поддержке Союза советских писателей, был составлен словарь-конкорданция (полный перечень слов - словник - с цитатами) к стихотворным произведениям Пушкина. Этот труд охватил первые три тома шеститомного собрания сочинений Пушкина в издании Гослитиздата. Работа осталась неизданной.

    Твердую почву создание пушкинского словаря получило в 1938 г., когда над пушкинским словарем была начата работа под руководством проф. Г. О. Винокура при Музее А. С. Пушкина Института мировой литературы АН СССР им. А. М. Горького. Прерванная в 1941 г. Великой Отечественной войной, она возобновилась в 1945 г. в Институте русского языка АН СССР. Вдохновителем и инициатором продолжения работы над словарем языка Пушкина был проф. Г. О. Винокур, именно он и стал руководителем организованной им группы по составлению словаря. Вновь созданной группе предстояла огромная работа. Картотека словаря тогда еще далеко не была закончена, только подготавливалась инструкция по составлению словаря, ни одна словарная статья не была написана.

    Сотрудники и руководитель были увлечены работой. Г. О. Винокур трудился наравне со своими бывшими ученицами (А. Д. Григорьевой и И. С. Ильинской). Опытный филолог-пушкинист, он работал над подготовкой инструкции, позднее вышедшей в свет под названием "Проект Словаря языка Пушкина" (М.; Л., 1949), составлял пробные словарные статьи. Составление и издание словаря Г. О. Винокур считал в то время главным делом своей жизни, осуществлением своей мечты. Он часто повторял слова В. И. Даля, приведенные в его словаре как пример на употребление слова "разве": "Разве помру, а то кончу словарь свой".

    В июне 1945 г. в Институте русского языка Г. О. Винокур в докладе "О словаре языка Пушкина" перечислил принципы, которые легли в основу работы: 1) словарь должен быть словарем языка Пушкина и включать исчерпывающий лексический запас всех произведений и писем Пушкина; 2) в словарь включается материал только основных текстов Пушкина, а черновые редакции и варианты оставляются в стороне; 3) словарь основывается на тексте Большого академического издания сочинений Пушкина12; 4) словарь фиксирует все случаи употребления каждого отдельного слова; 5) словарь по своему типу должен быть лингвистическим справочником по языку Пушкина.

    30 и 31 января 1947 г. на совещании в Институте русского языка была рассмотрена Инструкция по составлению словаря и обсуждены пробные образцы словарных статей.

    В мае 1947 г., в тот момент, когда, казалось, давняя мечта филологов после стольких неудачных и незавершенных попыток в прошлом была близка к осуществлению, скоропостижно умер Г. О. Винокур. Он так и не увидел опубликованным свой труд, которому отдал почти пятнадцать лет жизни. Первый том словаря вышел в 1956 г. - через 9 лет после его смерти.

    Группой словаря после смерти Г. О. Винокура руководил В. Н. Сидоров. По мере увеличения картотеки росло и число сотрудников. Состав группы все время пополнялся новыми сотрудниками13. В 1951 г. первый том словаря (слова на буквы А-Ж) был собран и вчерне готов.

    Быстро шла работа и над другими тремя томами. Первый том готовился к печати, его редактором стала И. С. Ильинская. Одновременно была создана авторитетная главная редакция. В нее вошли крупнейшие филологи. Возглавлял редакцию акад. В. В. Виноградов (ответственный редактор), кроме В. В. Виноградова в ее составе были чл.-корр. С. Г. Бархударов, чл.-корр. Д. Д. Благой и д. ф. н. проф. Б. В. Томашевский. От издательства был назначен проф. С. М. Бонди, оказавший словарю неоценимые услуги.

    Издание четырех томов "Словаря языка Пушкина" заняло 5 лет (1956-1961). Редакторами томов были И. С. Ильинская (I т.), В. Н. Сидоров (II и III т.) и А. Д. Григорьева (IV т.). Имена участников-составителей читатель найдет на обороте титульного листа каждого тома.

    Со времени выхода 1-го издания словаря прошло почти 40 лет. Издание давно разошлось. К сожалению, из-за недостаточно хорошо организованной рекламы тираж его с 30 000 экземпляров (I т.) упал до 19 000 (IV т.). В результате многие читатели и исследователи Пушкина не получили полного издания словаря. Кроме того, рецензенты отмечали неполноту Словаря, так как в нем не была учтена лексика вариантов и других редакций произведений Пушкина.

    В 1982 г. небольшой группой составителей (В. В. Пчелкина, Е. П. Ходакова, редактор В. А. Плотникова) под общей редакцией акад. В. В. Виноградова была закончена работа над дополнительным томом под названием "Новые материалы к словарю А. С. Пушкина", который восполнил этот недостаток.

    Подготовленное в юбилейном 1999 г. коллективом составителей (В. А. Плотникова, С. Н. Борунова, Н. Н. Иванова, Е. Ф. Петрищева, В. В. Пчёлкина, Е. П. Ходакова) под руководством В. А. Плотниковой дополненное переиздание "Словаря языка Пушкина" имеет отдельные исправления и содержит, помимо основного корпуса словаря, еще две части - "Дополнения к словарю" и "Приложения", которые помещены в конце каждого тома. В "Дополнениях..." помещаются соответствующие алфавиту каждого тома части книги "Новые материалы к Словарю А. С. Пушкина" (I т. -слова на буквы А-Ж; II т. - З-Н; III - О-Р; IV - С-Я) - всего около 1000 слов, отсутствующих в 1-м издании словаря.14 Следует заметить, что пометы (н. с.), (н. зн.)15, включенные в словарную статью, отнюдь не означают, что все приведенные слова и значения не существовали до Пушкина, эта помета только обращает внимание читателя на тот факт, что все они не были зафиксированы в четырехтомном издании словаря 1956-1961 гг.

    Приложения 1-7 содержат указатель произведений Пушкина, представленных в словарных статьях в зашифрованном виде, прилагавшийся к 1-му изданию отдельной брошюрой, что затрудняло пользование справочным аппаратом. Теперь они даются в конце каждого тома, а благодаря небольшому техническому усовершенствованию читатель может с большей легкостью, чем прежде, узнать, какие произведения Пушкина скрываются за тем или иным шифром, то есть упрощено пользование самим указателем. В настоящем издании шифр произведения в указателе не надо восстанавливать по частям: он дается целиком, в том же виде, как в словаре.

    Существенным дополнением к этим Приложениям является Приложение 8, составленное специально для 2-го издания, - алфавитный перечень всех стихотворений с указанием при каждом из них принятого в словаре шифра. Раскрытие шифра и алфавитный порядок стихотворений дают возможность читателю найти нужное ему стихотворение в любом издании сочинений Пушкина, а не только в 16-томном академическом издании (1937-1949), на основе которого составлялся "Словарь языка Пушкина".

    Как уже было сказано выше, "Словарь языка Пушкина" давно стал библиографической редкостью, и лишь у немногих любителей и читателей Пушкина есть полное его издание - 4 тома. Словарь отсутствует во многих библиотеках, особенно в библиотеках периферийных городов России.

    Новое, дополненное, издание именно сейчас, когда только что было отмечено 200-летие со дня рождения Пушкина, и нужно, и желательно. Ведь "Словарь языка Пушкина" - это первый в нашей стране полный словарь языка конца 18 - начала 19 в., составленный на основе сочинений одного автора - Пушкина - великого поэта, историческая заслуга которого, по словам акад. Виноградова, "заключается в том, что силой своего творческого гения он мощно содействовал развертыванию и совершенствованию элементов общенародного, национального русского языка"16.

    Участники работы над вторым, дополненным, изданием "Словаря языка Пушкина" приносят глубокую благодарность к. ф. н. Н. А. Еськовой за ценные замечания, способствующие улучшению словаря17, а также к. ф. н. Ю. А. Сафоновой, И. В. Нечаевой и М. В. Роговой, оказавшим большую помощь при подготовке переиздания словаря.


В. А. Плотникова


_______________________________

    1 Урусов Александр Иванович (1843-1900) - судебный деятель и литератор. По словам С. А. Венгерова, "тонкий эстетик и замечательный знаток литературы".

    2 Кн. А. Н. Урусов. М., 1907. Т. I-III. С. 28.

    3 В. А. Водарский. Материалы для словаря Пушкинского прозаического языка // Филологические записки. Воронеж, 1901. Вып. 4-6; 1902. Вып. 2-6; 1903. Вып. 4-5; 1904. Вып. 1-3, 5, 6; 1905. Вып. 1, 2, 5, 6.

    4 См.: В. Ф. Саводник. К вопросу о Пушкинском словаре: Доклад, читанный в заседании Пушкинской комиссии Московского Общества любителей Российской словесности // Изв. Отд-ния рус. яз. и словесности АН. М., 1904. Т. 9. Кн. 1. С. 143-182.

    5 А. И. Соболевский. План словаря Пушкина // Пушкин и его современники: Материалы и исследования. Спб., 1905. Т. 1. Вып. 3. С. 109-110.

    6 См.: Пушкин и его современники: Материалы и исследования. Спб., 1905. Т. 1. Вып. 3. С. 111-134.

    7 С. А. Венгеров - профессор Петербургского (затем Петроградского) университета и Бестужевских высших женских курсов, руководитель литературоведческих семинариев. "В 1910 г. он [Венгеров] сделал коллективную работу по пушкинскому словарю составной частью своего прославленного в истории русского пушкинизма Пушкинского семинария в Петербургском университете" (см. Г. О. Винокур. Словарь языка Пушкина // Г. О. Винокур. О языке художественной литературы. М., 1991. С. 302).

    8 См.: С. Б. О Пушкинском словаре (справка) // Пушкинский сборник памяти С. А. Венгерова. М.; Пг., 1922. С. XXXIV-XL.

    9 В. Я. Брюсов  "Miscellanea" // В. Брюсов. Избр. соч.: В 2 т. М., 1955. Т. 2. С. 547-548.

    10 А. Белый. Из книги "Поэзия слова" // Семиотика. М., 1983. С. 551.

    11 А. С. Пушкин. Полн. собр. соч.: В 6 т. Изд. 4-е. М., 1936.

    12 А. С. Пушкин. Полн. собр. соч.: В 16 т. М., Изд-во АН СССР, 1937-1949.

    13 В их числе, помимо указанных в качестве составителей, проф. М. Н. Петерсон (I т.), В. Н. Хохлачева (II т.), Н. С. Авилова (III т.), а также научно-технические сотрудники Л. И. Ананова (III т.) и Л. А. Капанадзе (III и IV т.).

    14 О принципах отбора слов для "Новых материалов к словарю А. С. Пушкина" и их лексикографическом представлении см. "Предисловие" к "Дополнениям..." (т. 1, с. 831)

    15 (н. с.) - новое слово, (н. зн.) - новое значение.

    16 В. В. Виноградов. Предисловие // Словарь языка Пушкина: В 4 т. Т. 1. М., 1956. С. 6.

    17 Н. А. Еськовой предоставлен список опечаток в постановке ударения (несколько десятков слов), замеченных при пользовании 1-м изданием словаря.


    Многих ученых, трудившихся над "Словарем языка Пушкина", уже нет в живых. Хотелось бы еще раз вспомнить о них:


С. Г. Бархударов 1894-1983

С. И. Бернштейн 1892-1970

Д. Д. Благой 1893-1984

С. М. Бонди 1891-1983

В. В. Виноградов 1895-1969

А. Д. Григорьева 1908-1994

И. С. Ильинская 1908-1980

В. Д. Левин 1915-1997

С. И. Ожегов 1900-1964

И. А. Оссовецкий 1908-1994

В. Н. Сидоров 1903-1968

Б. В. Томашевский 1890-1957





ПРЕДИСЛОВИЕ К 1-МУ ИЗДАНИЮ


    В истории развития русского национального литературного языка выдающаяся роль принадлежит А. С. Пушкину. Он по праву считается у нас основоположником нового литературного языка. Огромное значение Пушкина в истории русского литературного языка было ясно еще при его жизни наиболее чутким и дальновидным его современникам, например, таким, как Белинский и Гоголь. "При имени Пушкина, - писал Н. В. Гоголь, - тотчас осеняет мысль о русском национальном поэте... В нем, как будто в лексиконе, заключилось всё богатство, сила и гибкость нашего языка. Он более всех, он далее раздвинул ему границы и более показал всё его пространство". В языке Пушкина вся предшествующая культура русского художественного слова не только достигла своего высшего расцвета, но и получила качественное преобразование. Великим русским литературным деятелям последующего периода словесно-художественное творчество Пушкина казалось высшим воплощением национально-русского поэтического стиля. По словам И. С. Тургенева, "русское творчество и русская восприимчивость стройно слились в великолепном языке Пушкина". Творчество Пушкина является истоком и отчасти источником стремительного развития стилей русской реалистической литературы XIX и XX вв.

    Причину того, что язык Пушкина стал идеальной нормой национально-русского поэтического выражения, А. М. Горький очень зорко и проницательно увидел в самых тесных связях литературно-художественного стиля Пушкина с общенародным языком и его выразительными средствами. По словам А. М. Горького, "язык создаётся народом. Деление языка на литературный и народный значит только то, что мы имеем, так сказать, „сырой" язык и обработанный мастерами. Первым, кто прекрасно понял это, был Пушкин, он же первый и показал, как следует пользоваться речевым материалом народа, как надобно обрабатывать его"1.

    Язык Пушкина, согласно укрепившейся в советском языкознании точке зрения, обычно рассматривается в связи с процессом образования русского национального языка и характеризуется как воплощение общерусской национально-языковой литературной нормы. Однако до лингвистической дискуссии 1950 г. у нас были значительные расхождения, колебания и неясности в истолковании исторического значения литературно-языковой деятельности Пушкина, роли пушкинского языка в последующем развитии национального русского литературного языка. Отсутствие правильного понимания и точной оценки соотношения общенародных и классовых элементов в структуре литературного языка на разных этапах его истории приводило к искажению всей перспективы развития русского литературного языка, и в языке сочинений Пушкина иногда находили целые массивы никогда не существовавшего "классового языка дворянства".

    Историческая заслуга Пушкина заключается в том, что силой своего творческого гения он мощно содействовал развёртыванию и совершенствованию элементов общенародного, национального русского языка. Пушкин обогатил язык русской художественной литературы новыми приёмами стилистического использования народной речи, народной поэзии, новыми правилами стилистического сочетания и объединения разных элементов национального языка. Вместе с тем самая структура общерусского национального языка в её живых продуктивных формах и в её устойчивых литературных нормах впервые получила своё наглядное концентрированное и полное выражение в языке Пушкина. По словам Гоголя, в Пушкине, в его творчестве "русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла".

    Согласно общепринятой в настоящее время точке зрения, структура современного русского литературного языка в основном та же, что и пушкинского языка. Она отличается от него, главным образом, лишь в некоторых частях словаря и синтаксиса.

    Таким образом, изучение языка Пушкина чрезвычайно важно для понимания структуры современного русского языка, оно помогает нам точно определять, какие стороны, какие компоненты пушкинского языка сохраняют всю свою силу, свою свежесть и активность в русском языке современной эпохи. Вместе с тем из сопоставления и обобщения наших исследований о направлении и характере изменений словарного состава русского языка за время, прошедшее после смерти Пушкина, становится ясным, какое громадное значение может иметь составление и издание Словаря языка Пушкина для изучения истории русской лексики (словаря) XIX и XX вв.

    В Словаре языка Пушкина находит широкое отражение живой, активный словарный состав русского литературного языка как предшествующей эпохи, так и первой трети XIX в. Следовательно, такой словарь прежде всего включает в себя ценнейшие материалы для изучения лексической системы русского литературного языка первой половины XIX в. Опираясь на факты, собранные и научно истолкованные в этом словаре, историк русского литературного языка может уверенно исследовать и наблюдать конкретно-исторические процессы изменений словарного состава русского языка от Пушкина до современной эпохи. Достаточно сопоставить состав пушкинского словаря, его объём и круг значений слов с соответствующими фактами и явлениями в составе современного русского языка, чтобы не только непосредственно ощутить значительность лексических изменений в русском литературном языке за этот период, но и понять характер и направление некоторых из этих изменений.

    Таким образом, Словарь языка Пушкина является важным пособием по истории русского национального литературного языка, по истории такого важного структурного элемента языка, каким является лексика.

    Совершенно ясно огромное значение пушкинского словаря как для читателя и почитателя творчества Пушкина, так и для его исследователя. Словарь языка Пушкина - ключ к правильному пониманию текста пушкинских произведений. В том, что потребность, нужда в таком словаре гораздо ощутительнее и сильнее, чем, быть может, иногда предполагает рядовой читатель Пушкина, можно убедиться хотя бы на следующих примерах.

    В таких строках стихотворения "Деревня":

Среди цветущих нив и гор

Друг человечества печально замечает

Везде Невежества убийственный Позор -

слово позор обозначает зрелище.

    В том же значении это слово употреблено и в таких стихах "Руслана и Людмилы":

Но между тем какой позор

Являет Киев осажденный?

Там, устремив на нивы взор,

Народ, уныньем пораженный,

Стоит на башнях и стенах

И в страхе ждет небесной казни;

Стенанья робкие в домах,

На стогнах тишина боязни...

    Правда, при стремлении к модернизации пушкинского языка можно предполагать и в этих случаях наличие, хотя бы в скрытом, завуалированном виде второго, современного значения. Однако в заключительной строфе стихотворения "Наполеон" слово позор имеет уже только то значение, что и в современном языке, но слово малодушный здесь не значит трусливый, его надо понимать в прямом этимологическом смысле - с малой, мелкой душой.

Да будет омрачен позором

Тот малодушный, кто в сей день

Безумным возмутит укором

Его развенчанную тень!

    В стихотворении "Сожженное письмо" слово впечатление обозначает отпечаток, втиснутое печаткою в сургуч изображение:

Уж перстня верного утратя впечатленье,

Растопленный сургуч кипит...

    В стихотворении "Ночной Зефир" мантильей называется не верхняя одежда женщины а покрывало, головной убор (ср. испанск. mantilla):

Скинь мантилью, ангел милый,

И явись как яркой день!

Сквозь чугунные перилы

Ножку дивную продень!

    В "Евгении Онегине", в монологе Татьяны, слова соблазнительная честь следует понимать в значении: репутация, слава соблазнителя (увлекшего замужнюю женщину). Совершенно невозможно вкладывать в них современный смысл: увлекательная, заманчивая честь:

Зачем у вас я на примете?

Не потому ль, что в высшем свете

Теперь являться я должна;

Что я богата и знатна,

Что муж в сраженьях изувечен,

Что нас за то ласкает двор?

Не потому ль, что мой позор

Теперь бы всеми был замечен,

И мог бы в обществе принесть

Вам соблазнительную честь?

    Очень тонко писал в своём "Опыте общей теории лексикографии" акад. Л. В. Щерба о стихах Пушкина:

Счастлив, кто близ тебя, любовник упоенный,

Без томной робости твой ловит светлый взор,

Движенья милые, игривый разговор,

И след улыбки незабвенной.

(К***. 1818).

    "Совершенно очевидно, что неискушенный читатель в наше время может воспринять их совершенно превратно в целом. Обращаясь к частностям, видим, что слово любовник в наше время потеряло свой общий смысл, какой имело раньше и французское слово аmant и который сейчас и по-французски и по-русски трудно выразить просто и точно („человек, любящий определенную женщину"). Далее, видим, что сейчас упоенный неупотребительно в абсолютивном смысле (т. е. без распространяющего это слово дополнения. - В. В.): можно сказать только упоенный успехами и что-нибудь в этом роде. Наконец вопрос о том, что бы мы сейчас сказали в данном контексте вместо игривый разговор, требует особого исследования. Может быть оживленный, может быть просто веселый". Любопытно и относящееся сюда примечание, в котором приводятся другие примеры употребления прилагательного игривый из сочинений Пушкина, Грибоедова и Тургенева:

Как нам [=старцам], о мира гость игривый,

Тебе постынет белый свет.

Пушкин, Гроб юноши (1821)

... И наконец

Глубок он [=Байрон], но единобразен!

А ты глубок, игрив и разен.

Пушкин, Ода Хвостову (1824)

Ниночка моя [=жена] не жалуется, всем довольна, игрива, весела (Грибоедов,
Письмо к Миклашевич). Чуть не смеясь от избытка приятных и игривых чувств

[после встречи с Асей], я нырнул в постель (Тургенев, Ася, гл. II)2.

    Уже по этим примерам можно судить, какую пользу принесёт широким кругам советского общества Словарь языка Пушкина. Такой словарь даст возможность всем любителям пушкинской поэзии, всем читателям Пушкина быстро и безошибочно установить, в каких случаях Пушкин употреблял то или иное слово в том или ином значении, какие значения и оттенки различались в том или ином слове в языке Пушкина, где в произведениях Пушкина встречается тот или иной оборот речи и т. п.

    Пушкин был бесспорным руководителем русского общества в области русской художественной литературы, в области русской языковой культуры первой трети XIX в. Пушкину принадлежат два афоризма, которые сохраняют всю свою силу, всё своё значение применительно к его собственному творчеству: "Следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная"; "Всякая строчка великого писателя становится драгоценной для потомства". В свете этих изречений следует рассматривать и оценивать значение Словаря языка Пушкина для литературоведа, для историка русского искусства, для историка русской культуры, для всех тех учёных, которые интересуются развитием нашего отечественного просвещения, образами и творениями наших национальных гениев. В пушкинском словаре запечатлено материально-художественное, лексико-фразеологическое и отчасти идейное богатство его языка. К этому словарю обратится всякий, кому для той или иной цели необходимо ясное и точное понимание пушкинских текстов, пушкинского словоупотребления, кто ощутит потребность опереться в своих обобщениях и выводах на факты пушкинского языка, на его словарь и семантику.

    Вопросы пушкинского стиля и пушкинской поэтики, вопросы образной ткани пушкинского стиха и прозы, вопросы построения характеров героев, вопросы идеологии автора и т.п. - всё это для своего глубокого освещения и решения требует хорошего знания и понимания языка писателя, в частности его словарного состава, семантики словоупотребления и словотворчества.

    К пушкинскому словарю обратится и биограф Пушкина для того, чтобы навести справку, когда и в каких случаях Пушкин характеризует то или иное лицо тем или иным эпитетом, тем или иным именем.

    Таким образом, задача и цель пушкинского словаря - служить пособием для углублённого изучения истории русского литературного языка XIX в. и вместе с тем пособием для изучения словесно-художественного творчества Пушкина, нашего великого национального поэта.

    Важное культурно-образовательное и научно-филологическое значение словарей языка великих русских писателей было осознано у нас ещё в первой половине XIX в. (см. предисловие к "Словарю церковно-славянского и русского языка", 1847 г.).

    По справедливому суждению акад. Л. В. Щербы, "словарь языка писателя - который обязательно должен быть исчерпывающим - является принципиально словарём-справочником (между прочим настолько важным для построения общего словаря, что многим филологам казалось невозможным построение этого последнего без предварительного создания исчерпывающих словарей к писателям)".3

    О создании словаря языка Пушкина давно мечтали не только наши филологи, но и широкие общественные круги передовой русской интеллигенции. Есть сведения, что в 70-80-х годах XIX в. была даже предпринята попытка составления пушкинского словаря под руководством акад. ИI. И. Срезневского. Но из этой попытки, так же, как и из нескольких других попыток лексикографической обработки словарного материала произведений Пушкина в досоветское время, ничего не вышло4. Для её осуществления тогда не было создано и практической базы хотя бы в виде картотеки всех слов, употребленных Пушкиным в основном тексте тех его сочинений, которые в то время включались в популярные массовые издания. Попытки составления пушкинского „словника" (напр., картотека пушкинских слов, подготовлявшаяся проф. С. А. Венгеровым и его сотрудниками), предпринимавшиеся раньше, прерывались и не давали никаких результатов.

    Общеизвестно также, что работа по установлению правильного текста произведений Пушкина только в советскую эпоху достигла высокого филологического уровня, стала образцовой.

    Словарь языка Пушкина содержит алфавитный список всех слов, засвидетельствованных в основном тексте собрания сочинений Пушкина по Большому академическому изданию. При каждом слове отмечается общее число его употреблений в произведениях Пушкина. Словарная статья, посвященная характеристике значений и употреблений того или иного слова, составляется так, чтобы читатель мог получить ясное представление о всех значениях и основных оттенках этого слова в языке Пушкина. Разграничение значений и их классификация производится самостоятельно на основе анализа всех применений соответствующего слова в пушкинском языке, а не путём наложения той или иной схемы значений этого слова (из существующих русских толковых словарей) на пушкинские примеры.

    Слова однозначные подвергаются толкованию лишь в том случае, если они неупотребительны в современном русском языке, например, изгага в значении изжога, тошнота:

При отъезде моем дал я прощальный пир, - - - - и на другой день с головной болью и с изгагою отправился в дорогу. ("Русский Пелам", т. 8, стр. 417.32);

пироскаф - пароход:

Пироскаф тронулся - морской, свежий воздух веет мне в лицо; я долго смотрю на убегающий берег - ("Участь моя решена. Я женюсь...", т. 8, стр. 407.23);

велосифер:

Велосифер, по-русски Поспешный дилижанс, не смотря на плеоназм, поспешал как черепаха, а иногда даже как рак. (т. 15, "Письмо" № 769.2)

или в случае их наличия в словарном составе современного языка, если их значение в пушкинскую эпоху было иным, отличным от теперешнего, например, существенность в значении действительность, реальность:

Договор с оф<ицером>, деньги, всё казалось ему сновидением. Но кипы ассигнаций были тут у него в кармане и красноречиво твердили ему <o> существенности удивительного происшествия. ("Дубровский", т. 8, стр. 202.3).

    В других случаях, когда слово, зарегистрированное в тексте сочинений Пушкина только с одним, единственным и притом не переносным, а прямым значением, совпадает по своему смыслу с современным его употреблением, словарная статья ограничивается лишь подбором наиболее выразительных иллюстраций из произведений Пушкина и указанием форм этого слова, встречающихся в пушкинском языке.

    Способы передачи значений слова различны. Часто применяется способ полного и развёрнутого истолкования значения слова, но нередко даётся лишь краткое указание на существующее значение, свойственное и современному русскому языку, при этом не избегается в случае необходимости и способ синонимической характеристики. Таким образом, значения слов в пушкинском словаре различаются и поясняются соотносительно с современным русским языком. В силу этого обстоятельства Словарь языка Пушкина не может рассматриваться как толковый словарь в собственном смысле этого слова. Он включает в себя элементы и признаки дифференциального, т. е. сопоставительного, словаря.

    Вместе с тем на приёмах истолкования значений слов, их оттенков, а особенно на отборе фразеологического материала, на выборе и разъяснении устойчивых словосочетаний не может не сказываться то обстоятельство, что Словарь языка Пушкина не ставит своей задачей отразить те индивидуально-смысловые качественные своеобразия, которые приобретают слова в контексте целого произведения. Словарь языка Пушкина воспроизводит лишь те значения слов и их оттенки, которые являются фактом, достоянием общего литературного языка той эпохи или которые при индивидуально-стилистической окраске их отстоялись или отложились в самом слове и ближайших его фразеологических связях.

    Отсюда вытекает тот вывод, что Словарь языка Пушкина далеко не охватывает всех своеобразий, всех качественных особенностей пушкинского стиля в области словоупотребления, в области фразеологического сочетания слов, а также их образного использования. Это словарь прежде всего языка, а затем - и то не в полной мере - индивидуального стиля Пушкина.

    Он часто не регистрирует тех смысловых осложнений, тех многообразных и иногда каламбурных, намеренно противоречивых смысловых оттенков, которые получают слова в композиции художественного целого. Он не содержит каталога пушкинских образов, он, естественно, не берёт на себя задачу описания и использования развёрнутых метафор пушкинского стиля, иногда охватывающих целые стихотворения.

    Само собой разумеется, что граница между языковыми явлениями в собственном смысле и явлениями стилистическими в кругу поэтического словоупотребления очень текуча и зыбка.

    Поэтому, определяя переносные значения и оттенки слов, Словарь языка Пушкина тем самым разъясняет и описывает многие стилистические особенности художественного словоупотребления, характеризующие творческий метод Пушкина, его поэтическую манеру, его стиль. Однако основная цель Словаря - описать факты общенационального литературного русского языка, его словарного состава, нашедшие отражение и применение в произведениях А. С. Пушкина.

    Впрочем, и в этом отношении составители Словаря языка Пушкина в силу слабой разработанности исторической стилистики русского языка вынуждены были очень существенно ограничить свою работу по описанию и характеристике словарного состава пушкинского языка. В Словаре языка Пушкина отсутствуют и указания на принадлежность разных пластов пушкинской лексики к разным стилям русского литературного языка первой трети XIX в.

    Общеизвестно, что в стиле Пушкина произошло слияние всех жизнеспособных словарных элементов русского литературного языка предшествующей эпохи с общенародными формами разговорной речи и со стилями устной народной словесности, фольклора "Письменный язык, - по словам Пушкина, - оживляется поминутно выражениями, рождающимися в разговоре, но не должен отрекаться от приобретенного им в течение веков" ("Критика и публицистика", т. 12, стр. 96). Поэтическим стержнем народной речи для Пушкина была общерусская устная словесность - "кипящие источники народной поэзии". С этой точки зрения указания на многообразие стилевых пластов литературного языка, использованных и объединённых в произведениях Пушкина, на народно-поэтические элементы пушкинского творчества, на народно-областные слова, к которым прибегал Пушкин с той или иной художественной целью, иначе говоря, стилистические пометы при словах, определяющие сферу стилистического употребления слова в общелитературном языке пушкинского времени, могли бы существенно помочь решению важного вопроса о значении пушкинского творчества в истории развития национального русского языка. Разграничение разных пластов в словарном составе пушкинского языка естественно придало бы словарю характер обобщающего историко-лексикологического исследования. Однако при настоящем состоянии русской исторической лексикографии и исторической лексикологии и от этой задачи пришлось отказаться. Словарь языка Пушкина принадлежит к тому типу словарей, которые акад. Л. В. Щерба называл словарями-справочниками.

В. Виноградов

    1 М. Горький. О литературе. М., 1937. С. 220.

    2 Л. В. Щерба. Опыт общей теории лексикографии// Изв. АН СССР. Отд-ние лит. и яз. 1940. № 3. С. 95.

    3 Л. В. Щерба. Там же, с. 92.

    4 Подробнее см. : Проект Словаря языка Пушкина. М.; Л., Изд-во АН СССР, 1949.

 
Свидетельство о регистрации в средствах массовой информации: Эл № ФС 77-20427 от 3.03.2005
Дизайн и разработка сайта МЦДИ «Бинек»