Устройство и материал словаря


     Предмет лексикографического описания. Предметом описания в словаре являются устойчивые выражения, содержащие в своем составе обсценные - в широком понимании - лексемы хуй, пизда, жопа, блядь, ебать, яйца, залупа, говно их производные и эвфемизмы. Следует подчеркнуть, что в отличие от имеющихся словарей бранной лексики (см. например, [Флегон 1973; Drummond, Perkins 1987]), словарь В.Буя не описывает сами обсценные лексемы в их прямых и переносных значениях. В словаре собраны именно идиомы с соответствующими словами.

     Кроме собственно идиом, в словарь введены некоторые пограничные случаи, например, сочетания полнозначного элемента со служебным (ср. хуй с кем-либо/чем-либо, на хуй кого-либо/что-либо). Целесообразность включения этих единиц в словарь объясняется тем, что описываемое значение реализуется данным полнозначным словом только в сочетании с конкретным служебным.

     Словник словаря, как неоднократно подчеркивал автор, не претендует на полноту, поскольку в словарь включались только те идиомы, которые были зафиксированы в доступных на тот момент письменных источниках и в картотеке В.Буя и соответствовали его языковой интуиции. Кроме того, в данное издание словаря не вошли обсценные идиомы, не содержащие указанных выше восьми бранных слов и их производных. Привлечение дополнительных источников, возможно, позволит В.Бую в будущем расширить словник.

     Важно подчеркнуть, что собранный в словаре материал не включает образцов так называемой многоэтажной брани, поскольку подобные ругательства не являются идиомами в строгом смысле и вряд ли могут быть отнесены к единицам языка (и формировать словарь), относясь скорее к сфере речи. Ср. Встать бы здесь гремящим скандалистом: / - Не позволю мямлить стих и мять! - / Оглушить бы их трехпалым свистом / в бабушку и в бога душу мать! [В.Маяковский]; - А этот шлемазл, этот идиот, еби его в душу мать!.. [В.Кунин]; Тогда Сенька как выхватил саблю - она аж свистнула в воздухе: “В три господа душу мать!.. Я кому сказал: бери!” [В.Шукшин] Построение многоэтажных бранных структур определяется довольно сложными правилами сочетаемости, которые, по-видимому, экономнее описывать не в словаре, а в особой грамматике обсценного дискурса.

     В словаре не учтены различия между мужским и женским обсценным дискурсом. Эта серьезная проблема требует специального анализа. Как известно, в ближайшем будущем Василий Буй собирается поделиться с благосклонными читателями своими мыслями по вопросам гендерной лингвистики.

     Источники словаря. Насколько можно судить, Василий Буй, собирая данные, ориентировался на несколько базовых источников. Первый источник - литература советского андерграунда, эмиграции и русского постмодернизма (И.Бродский, В.Высоцкий, Т.Кибиров, Юз Алешковский, В.Аксенов, В.Войнович, С.Довлатов, В.Некрасов, Э.Лимонов, Саша Соколов, В.Сорокин, Венедикт Ерофеев, Виктор Ерофеев, Е.Харитонов, И.Яркевич), ставившая себя в той или иной мере вне рамок цензуры. Второй важный источник - фольклор (частушки, анекдоты, присказки, запрещенные в советское время и начавшие публиковаться на волне гласности в период перестройки). К этому источнику примыкают недавно открыто опубликованные в России классические образцы бранной поэзии и сказки XVIII-XIX вв. (“Лука Мудищев”, “Тень Баркова”, “Девичья Игрушка”, “Русские заветные сказки” - см. список основных источников). Особую группу источников образуют фонограммы. Это прежде всего альтернативные по отношению к массовой рок-культуре группы (А.Лаэртский, П.Лион и др.). Еще один существенный источник словаря - картотека автора, содержащая примеры современного употребления описываемых идиом в живой разговорной речи.

     Макроструктура словаря и принципы расположения материала. Основной текст поделен на девять рубрик - ХУЙ, ПИЗДА, ЖОПА, БЛЯДЬ, ЕБАТЬ, ЯЙЦА, ЗАЛУПА, ГОВНО, ОБЩИЕ ЭВФЕМИЗМЫ. Порядок следования рубрик определяется алфавитом, введенным Василием Буем (см. ниже). Расположение материала внутри рубрики следует стандартному русскому алфавиту, поскольку редакторы не могли надеяться на быструю реализацию прогрессивных реформ Василия Буя. Это дело будущего.

     Имеются два исключения из алфавитного принципа расположения материала. Первое исключение относится к расположению эвфемизмов в каждой рубрике. Идиомы с обсценным компонентом открывают рубрику, в то время как идиомы с эвфемистическими компонентами - вне зависимости от их алфавитного порядка - помещаются ниже. Например, идиомы с компонентом хуй внутри рубрики ХУЙ, естественно, предшествуют идиомам с компонентом болт или фиг.

     Второе исключение касается падежных форм базового компонента идиомы - если речь идет о существительном - и личных форм глагола. В рубрике идиомы распределены по группам, объединенным одной падежной resp. личной формой базового компонента. Так, идиомы думать жопой и испугал ежа голой жопой объединяются под заголовком ЖОПОЙ, а идиомы без мыла в жопу влезть и в жопу пьяный - можно найти под заголовком ЖОПУ. Внутри этих групп алфавитизация осуществляется по первому компоненту идиомы. Факультативные компоненты идиомы в скобках при алфавитизации не учитываются. Например, (а) таких друзей - за хуй и в музей следует искать внутри рубрики ХУЙ не на А, а на Т. Расположение групп, объединенных одной падежной формой главного компонента, подчиняется алфавитному принципу, за исключением именительного падежа, который всегда стоит первым, причем формы единственного числа предшествуют формам множественного числа. Так, в рубрике ХУЙ первая падежная форма - ХУЙ, а далее согласно указанным принципам следуют группы ХУЕМ, ХУЮ, ХУЯ, ХУИ, ХУЯМ, ХУЯМИ, ХУЯХ. Производные типа ХУЁ-МОЁ, ХУЙНЯ, ХУЛИ и др. всегда следуют за исходными формами и предшествуют эвфемизмам. Аналогично для глаголов форма инфинитива всегда предшествует личным формам, например, идиомы с компонентом ебать предшествуют формам с компонентами ёб, ебёт, еби, ебит, ебут. Для прилагательных полная форма всегда предшествует краткой; так, идиомы с компонентом ёбаный предшествуют идиомам с компонентом ебёна.

     В обычном случае омонимы подаются в словарях непосредственно друг за другом. В данном словаре омонимы ЁБ I (форма от глагола ебать) и ЁБ II (существительное, ср. ёбом покрыть) разведены, поскольку после ЁБ I по указанной логике расположения материала следуют идиомы с другими формами глагола ебать.

     Структура словарной статьи. Минимальной единицей представления информации является словарная статья. Для многозначных идиом каждое значение описывается в отдельной словарной статье, которая получает соответствующий порядковый номер.

     В общем случае словарная статья включает следующие зоны: 1) вокабула; 2) пометы; 3) толкование; 4) примеры; 5) нестандартные употребления; 6) грамматический комментарий; 7) прагматический комментарий. Зоны вокабулы, помет, толкования, примеров и грамматического комментария являются обязательными.

     Исключение из этого принципа составляет оформление словарных статей идиом с компонентом говно - см. предисловие ко второму изданию.

     Словарные статьи делятся на полные, неполные и отсылочные. Полные статьи могут включать все зоны, но в любом случае они содержат зоны с первой по четвертую (обязательные зоны). В неполных словарных статьях отсутствует толкование, вместо него включена отсылка к соответствующей полной статье. Кроме того, в неполной статье, как правило, не приводится грамматической информации и сведений о прагматике функционирования идиомы. Эти данные могут быть найдены в статье, к которой произведена отсылка. Так, грамматическая информация об идиоме лизать задницу (кому-либо/ у кого-либо) находится в словарной статье лизать жопу (кому-либо /у кого-либо). Отсылочные словарные статьи включают только вокабулу, помету и отсылку к другой идиоме. Неполные и отсылочные словарные статьи в словаре характерны прежде всего для эвфемизмов. Если неполные словарные статьи всегда отсылают читателя к полным, содержащим толкование и необходимые грамматические и прагматические комментарии, то отсылочные словарные статьи указывают на ближайшую по форме идиому, даже если соответствующая словарная статья является неполной, например, на фига (нужен) отсылается к на фиг/фига (нужен), а не к на (кой) хуй /на хуя (нужен), которая для данной группы идиом является базовой.

     Для авторских идиом (чаще всего это нестандартные по форме эвфемизмы) отсылочные статьи (без примеров) не создаются, поскольку экстраполяция значения, не подтвержденная узусом, неоправдана. Например, употребляемый А.Солженицыным и В.Аксеновым эвфемизм на фуя отсылается к словарной статье на хуй/на хуя 2, причем остальные значения базовой идиомы не экстраполируются на форму данного эвфемизма.

     Вокабула. Особенностью оформления этой зоны является то, что каждое значение идиомы представляется как самостоятельная словарная статья. В вокабулу включена информация о вариативности идиомы: факультативные компоненты помещаются в круглые скобки, а альтернирующие разделяются косой чертой. Наличие многоточия в исходной форме идиомы указывает на то, что множество слов, которые могут использоваться в компонентном составе идиомы, открыто, а приведенные варианты являются самыми распространенными и задают общую семантическую область, в которой осуществляется варьирование, ср. идти... на хуй означает, что возможны также формы валить на хуй, катиться на хуй и др. Что касается видовых пар, то в вокабуле указывается только одна из них - как правило, более употребительная. Если идиома употребляется только с одним видом глагола, это специально оговаривается в грамматическом комментарии. Для одновидовых глаголов ограничения на вид, естественно, не указываются.

     Иллокутивная составляющая идиом типа кого ебёт чужое горе, включающая риторический компонент, графически может передаваться как вопросительным, так и восклицательным знаком. В вокабуле выбирается какой-то один вариант (либо с вопросительным, либо с восклицательным знаком), который далее повторяется во всех отсылках.

     Валентности идиомы передаются в вокабуле с помощью неопределенных местоимений кто-либо, что-либо, помещаемых в скобки в соответствующих падежах. Субъектная валентность не отражается, за исключением тех случаев, когда она находится в дополнительном распределении с какой-либо другой валентностью и выражение одной из них обязательно, ср. а он/ему хоть бы хрен, а также тогда, когда описываемое выражение в данном значении противопоставлено по наличию субъектной валентности остальным значениям, ср. различные значения идиомы ни хуя (себе). Факультативные валентности набираются более мелким кеглем. Важно отметить, что автор ориентировался на семантические, а не синтаксические валентности.

     Пометы. В словаре использованы следующие стилистические пометы: неценз. - нецензурное, неприл. - неприличное, груб. - грубое, разг. - разговорное. Кроме стилистических, представлены также пометы авт. - авторское, устар. - устаревшее, эвф. - эвфемизм. Стилистические пометы предшествуют остальным.

     Толкование. Метаязык толкования автор специально не оговаривает. По имеющимся словарным статьям можно предположить, что Василий Буй не ставит жестких ограничений на способ семантической экспликации, хотя форма толкования и значительная часть элементов метаязыка напоминают способ экспликации значений слов, принятый в московской семантической школе. Единственное очевидное ограничение касается запрета на использование семантических элементов, ведущих к возникновению логического круга. Не ясно однако, выполняется ли требование большей простоты элементов толкования по сравнению с толкуемым выражением, поскольку категории “простоты vs. сложности” операционально применимы только в уже окончательно фиксированном метаязыке при жесткой ориентации на атомистичность описания (объяснение сложного через разложение на более элементарные составляющие). Между тем, с точки зрения Василия Буя, цель толкования заключается не в непротиворечивой классификации лексики, достижимой именно в рамках атомистического подхода, а в обеспечении понимания смысла толкуемого выражения. Понимание же отнюдь не всегда достигается при атомистическом разложении (декомпозиции) целого. Герменевтическая традиция показывает, что механизмы понимания не всегда работают как сведние сложного к простому. Не менее часто человек использует путь понимания сложного через еще более сложное. Иными словами, то, что более просто логически, не обязательно оказывается более простым психологически.

     Анализ метаязыка толкований, представленных в этом словаре, позволяет сделать вывод о том, что стремление к стилистической оформленности толкований оказывалось для Василия Буя более важным, чем запрет на многозначность элементов метаязыка. Впрочем, контекст толкования всегда позволяет установить, что имеется в виду.

     Описание плана содержания обсценных идиом осложняется еще и тем, что они часто содержат метафорический, образный компонент, не поддающийся семантической декомпозиции. Василий Буй пытался решить эту проблему несколькими способами. Их можно условно разделить на два основных типа: эксплицитный и имплицитный. Одним из эксплицитных способов является введение в толкование абстрактного описания образного компонента или его частей, присоединяемого к основной части толкования операторами интерпретации и формирования отношения аналогии типа ‘(что) сопоставимо с X-ом’; ‘(что) аналогично X-у’; ‘(что) интерпретируется как X’; ‘(что) ассоциируется с X-ом’; ‘(что) может быть объяснено как X’; ‘как бы X’; ‘(что) напоминает X’; ‘(что) воспринимается как X’; ‘(что) вызывает представление об X-е’; ‘точно так же, как X’. Так, в толковании идиомы думать жопой образная составляющая отражается следующим образом: ‘совершать поступки, вызывающие недоумение окружающих своей глупостью, что может быть объяснено только использованием в процессе мышления инструмента, для того не предназначенного’ (метафорическое обобщение жопы как инструмента, с помощью которого осуществляется мышление). Тем самым образная часть толкования не буквально повторяет метафору, а является, скорее, ее обобщением, экспликацией некоторых ее свойств.

     Со времен В.Гумбольдта известно, что во внутренней форме языковой единицы может фиксироваться способ указания на денотат, ср. известный пример Г.Фреге утренняя звезда vs. вечерняя звезда (о Венере). Эта особенность также может использоваться для передачи образной составляющей обсценной идиомы в ее толковании. В этом случае образный компонент вводится оператором ‘в форме чего-либо’, ср. жопа(-)новый год 2 ‘выражение крайнего удивления вновь открывшимися малоприятными или странными обстоятельствами, высказанное в форме сопоставления несопоставимых сущностей’.

     Что касается имплицитных способов представления образной составляющей, то, как правило, это фиксация в толковании тех или иных семантически или прагматически обусловленных следствий из метафоры, лежащей в основе образа. Исчерпывающая классификация имплицитных способов введения образной составляющей в настоящее время вряд ли возможна, поскольку метафорические следствия чрезвычайно многообразны и необходим большой эмпирический материал для аргументированных выводов. Приведем здесь лишь некоторые примеры: пизда чешется ‘какое-либо лицо женского пола испытывает сильное физиологически обусловленное желание заняться сексом’. В данном толковании идея “физиологической обусловленности” следует из метафоры, зафиксированной в компонентном составе идиомы. Аналогично в идиоме без мыла в жопу влезть ‘обладать способностью входить в доверие к людям и добиваться своих целей, не брезгуя никакими средствами’ компонент ‘не брезгуя никакими средствами’ поддерживается представлениями о жопе как о грязном месте.

     Довольно часто образный компонент вводится при помощи нескольких способов одновременно, ср. идти... на хуй 1 ‘указание говорящего на неуместность просьб, требований, предложений или претензий кого-либо, осуществляемое в унизительной для адресата форме предложения переместиться в место, находящееся за пределами личной сферы говорящего’. В данном толковании использован эксплицитный способ указания на форму (‘осуществляемое в <...> форме’), а также имплицитный способ (идея унизительности и идея перемещения за пределы личной сферы говорящего).

     Следует иметь в виду, что далеко не для всех идиом образная составляющая должна быть представлена в толковании. Совершенно очевидно, что этого не следует делать в тех случаях, когда внутренняя форма мертва и никак не влияет на употребление идиомы, ср. что за ёб твою/вашу мать! Внутренняя форма не эксплицировалась в толковании и в тех случаях, когда было трудно найти адекватный способ перифразирования метафоры на более абстрактном уровне, ср. толкование идиомы пристать/прилипнуть как банный лист (к жопе). Вряд ли можно было бы считать оправданным полный пересказ метафоры в семантической экспликации. Разумеется, случаи такого рода требуют дополнительного теоретического обсуждения.

     Важно подчеркнуть, что для экспликации смысла идиом в словаре используется не только принцип толкования, но и синонимические отсылки, следующие за толкованием после точки с запятой, ср. толкование идиомы подавиться хуем: ‘находиться в состоянии неожиданно наступившего изумления, вызванного открывшимися негативными обстоятельствами, что затрудняет возможность ответной реакции - прежде всего речевой - и сопоставимо с физическими затруднениями при речепорождении из-за попадания в горло человека чужеродного предмета; быть в растерянности/недоумении, потерять дар речи’. По-видимому, это не только дань традиции, но и отражение теоретических представлений о множественности способов экспликации смысла языкового выражения.

     Наличие различных толкований далеко не всегда указывает на различные значения. Например, ни хуя (себе) 1 и ни хуя (себе) 2 могут быть объединены в одно значение, поскольку они противопоставлены только по отрицательной vs. положительной оценке вновь открывшихся обстоятельств. Однако разделение контекстов употребления по двум группам позволяет обратить внимание читателя на возможный плюрализм оценки при употреблении ни хуя (себе). С точки зрения научной классификации это избыточно, но для облегчения понимания такая избыточность часто оказывается полезной. Заметим, кстати, что Василий Буй этим новшеством не злоупотребляет.

     Примеры. Иллюстративная часть словарной статьи вводится знаком 4. В качестве примеров выступают как фрагменты художественных и публицистических текстов, так и записи реальных диалогов, собранные автором. В некоторых случаях можно предположить, что примеры сконструированы Василием Буем на основе его языковой интуиции. В процессе редактирования мы старались отразить авторство элитарного лингвиста пометой [В.Буй] (в противоположность стандартной помете [из картотеки В. Буя]). Иллюстрируемая примером идиома выделяется в контексте полужирным курсивом. В ряде случаев идиома приводится в оригинальном тексте с эвфемистическими опущениями (ср. традиционную замену отдельных букв обсценного слова точками). Эти недостающие элементы вокабулы восстанавливаются и даются в угловых скобках. Восстановление полного вида обсценного слова не распространяется на другие бранные выражения, присутствующие в примере.

     В словаре один и тот же контекст может использоваться несколько раз, если он содержит несколько обсценных идиом.

     Нестандартные употребления. Зона нестандартных употреблений, вводимая знаком µ, отражает случаи осознаваемого или неосознаваемого говорящим отклонения от стандартной формы описываемых идиом и правил их использования, а также контексты, в которых нарушаются те или иные нормы ведения коммуникации (например, максимы Грайса). Значительная часть приводимой в этой зоне информации может быть квалифицирована как языковая игра.

     Грамматический комментарий. Зона грамматического комментария, маркируемая грамм. комм., в известном смысле факультативна. В ней в достаточно свободной форме отражается информация о грамматических - в широком смысле - характеристиках идиомы. Она адресована в первую очередь специалистам по русскому языку и общему языкознанию и в ряде случаев содержит специальную лингвистическую терминологию. Грамматический комментарий отсутствует в двух случаях: если статья является отсылочной и вся грамматическая информация содержится в базовой статье, а также если соответствующее значение многозначной идиомы полностью наследует грамматические свойства предшествующего значения. (Это распространяется и на прагматический комментарий.) При возникновении возможных разночтений грамматическая и прагматическая информация дублируются.

     В зоне грамматического комментария фиксируются следующие типы информации.

     1) Структура семантических валентностей идиомы (для предикатов) с указанием обязательности их синтаксического выражения. Не обязательные с этой точки зрения валентности приводятся в круглых скобках.

     Важно подчеркнуть, что автор словаря при необходимости указывает в грамматической зоне не только семантические валентности, но и участников ситуации общения. В этих случаях переменная помещается в квадратные скобки. Такой не вполне стандартный способ описания использовался, например, для идиом с иллокутивной силой побуждения. Так, для идиомы идти... на хуй в грамматической зоне можно обнаружить: “иди... [X] на хуй (со своим Y-ом)”. Указание на адресата в модели управления оказывается существенным в тех случаях, когда желательно иметь информацию о том, кому может быть адресован соответствующий речевой акт.

     Если в идиоме-вокабуле представлен глагол совершенного вида, то в структуре валентностей он приводится в прошедшем времени (за исключением случаев, в которых возможно только будущее время).

     Для непредикатов вместо структуры валентностей приводится синтаксическая функция, характерная для толкуемого выражения (“функционирует как вводное слово”, “функционирует как отдельное высказывание”, “функционирует как междометие” и др.). Идиомы, имеющие структуру именной группы, разделяются в словаре на содержащие и не содержащие скрытую предикацию, ср. хуй моржовый, с одной стороны, и ебля с пляской - с другой. Для первых характерно использование в функции обращения, приписывания свойства, в идентифицирующей функции они могут использоваться только с местоименными модификаторами референциального статуса типа этот, какой-то. Вторым в первую очередь присуща идентифицирующая функция (ср. И тут началась ебля с пляской и *И тут пришел хуй моржовый при норме И тут пришел какой-то хуй моржовый). Идиомы - скрытые предикаты описываются в грамматической зоне как имеющие валентностную структуру.

     В тех случаях, когда описываемое выражение имело промежуточный статус между предикатом и высказыванием (то есть имело вид пропозиции, у которой субъектная валетность заполнена или вообще отсутствует, а одна - несубъектная - валентность не заполнена), такое выражение условно характеризовалось как “сентенциальная форма”, ср. язык к жопе прилип (у кого-либо).

     2) Морфо-синтаксические ограничения на заполнение валентностей даются в самой общей форме - “одуш.”, “неодуш.”, “нет ограничений”, “пропозиция”. Помету “нет ограничений” следует понимать только как возможность заполнения валентности одушевленным или неодушевленным актантом (это не исключает наличия иных семантически мотивированных ограничений на сочетаемость).

     3) Семантические падежи, соответствующие каждой валентности1. Всего в словаре для семантико-синтаксической характеристики валентностей используется десять семантических падежей.

     Агенс - активный участник ситуации2, каузирующий и контролирующий изменение положения дел, а также несущий за это ответственность.

     Пациенс - участник ситуации, каузирующий или не каузирующий изменение положения дел, не контролирующий события и вынуждаемый к тому или иному поведению, который подвергается воздействию со стороны других участников ситуации и меняет свое качество в результате воздействия.

     Объектив - пассивный участник ситуации, подвергающийся или не подвергающийся воздействию, но в любом случае не меняющийся под воздействием внешних сил (“Ding an sich” ситуации, описываемой предикацией).

     Носитель свойства - участник ситуации, обладающий коммуникативно важным свойством.

     Источник ресурса - сущность3, расходующая свой ресурс в процессе изменения ситуации. По тексту словаря видно, что в некоторых случаях различие между ролями источника ресурса и пациенса нейтрализуются.

     Адресат - участник ситуации, на которого направлена предикация, который контролирует свое поведение и является получателем отправляемого речевого сообщения. Как следует из текста словаря, лицо, которое бранят, является пациенсом, а не адресатом, поскольку акт брани в стандартном коммуникативном регистре наносит существенный ущерб “общественному лицу” объекта брани, который тем самым меняет свое качество.

     Инструмент - предмет, с помощью которого производится изменение положения дел, описываемое в предикации.

     Предикация - комплекс свойств, приписываемый участникам ситуации/сущностям и характеризующий в данном высказывании положение дел.

     Место - часть пространства, связанная теми или иными семантическими отношениями с участниками ситуации.

     Положение дел - ситуация, описываемая высказыванием.

     4) Ограничения или предпочтения при употреблении идиомы, связанные с грамматическими категориями вида, времени или лица. Например, идиома на хуй соли насыпать реализуется только в форме совершенного вида, а идиома жопу колет - только в форме третьего лица настоящего времени несовершенного вида.

     5) Грамматическая проницаемость идиомы: способность входящих в нее компонентов согласовываться по числу с контекстом. Так, для идиомы бросаться на хуй отмечается, что существительное хуй не может употребляться во множественном числе, даже если контекст поддерживает такую интерпретацию.

     6) Порядок следования компонентов внутри идиомы. Например, для хуй (там) поймёшь/разберёшь отмечается, что порядок следования элементов идиомы фиксирован, ср. невозможность *поймёшь там хуй.

     7) Указание на допустимые формы узуальных модификаций идиомы в дискурсе. Например, идиома положить хуй с прибором может реализоваться и в эллиптических формах положить хуй, хуй (на кого-либо), положить с прибором и просто положить.

     8) Информация о произношении. Некоторые идиомы имеют нетривиальные фонетические и интонационные особенности. Например, на хуй произносится не [нъхй], а [нхуй]. Можно было бы предположить, что данная просодическая модель регулярна, поскольку она встречается у слов акцентной парадигмы C, ср. на нос. Однако лексема хуй смешивает акцентные характеристики нескольких парадигм (ср. до хуя [дъхуй], при том, что в модели C должно было бы быть [дъхйа] как и в до носа).

     Кроме того, часто обсценные выражения в разных значениях обладают различными фонетическими характеристиками, что также фиксируется в комментарии. Например, ёб твою мать в значении маркера истинности чаще всего произносится редуцированно, ср. - Сидит и пихается. Хам! - Сама ты хамка. Из-за пустяка разоралась... - Хам! - Дура ты, ёпт... [В.Сорокин].

     Общие правила расстановки акцентных выделений не приводятся. Так, например, графической форме хую могут соответствовать формы дательного (с ударением на первом слоге) и предложного (с ударением на втором слоге) падежей. Следовательно, в идиомах пойти к хую, с одной стороны, и на чужом хую в рай въехать - с другой, эта словоформа произносится по-разному, но в грамматической зоне это никак не комментируется, поскольку здесь действует стандартное правило.

     Прагматический комментарий. Зона прагматического комментария, маркируемая прагм. комм., предназначена в первую очередь для специалистов в области семантики и лингвистической прагматики. Достаточно регулярно в ней отражаются следующие типы информации.

     1) Тип речевого акта, связанный с употреблением идиомы. Здесь наиболее существенным оказывается указание на перформативный акт брани, инициируемый произнесением соответствующего обсценного выражения. Может также даваться информация об иллокутивных ограничениях, связанных с употреблением идиомы (“используется в речевых актах клятвы”, “используется только в речевых актах риторического вопроса” и пр.).

     2) Информация о диалогическом поведении идиомы. Здесь имеется в виду иллокутивная связанность выражения с предшествующим речевым актом. Так, для хуй через плечо (не горячо?) есть указание, что толкуемое выражение заполняет отношение иллокутивного вынуждения предшествующего речевого акта.

     3) Ограничения на пол участников ситуации общения и/или участников ситуации, описываемой высказыванием. Использование некоторых идиом требует учета фактора пола. Например, идиома точить хуй (кто-либо точит хуй на кого-либо) может быть использована, если первая валентность заполнена актантом, обозначающим лицо мужского пола, а вторая - как правило, женского.

     Интересно, что живая внутренняя форма не всегда налагает ограничения на пол коммуникантов и участников описываемой ситуации. В тех случаях, когда элементы внутренней формы имеют корреляты в значении, ограничения появляются, ср. пизда горит, драть пизду, торговать пиздой, бросаться на хуй. Если же прямой корреляции нет, то ограничения, как правило, отсутствуют. Так, дать по пизде мешалкой может относится и к мужчинам, и к женщинам, ср. также дать пизды, на хуях носить.

     4) Информация о небранных аналогах вокабулы. В ряде случаев толкуемое выражение может рассматриваться как структурный аналог небранной идиомы. Так, быть нечистым на хуй аналогично идиоме быть нечистым на руку, с гулькин хуй - идиоме с гулькин нос.

     5) Информация о нейтрализации значений. Например, для идти... на хуй 1 и идти... на хуй 2 отмечается возможность нейтрализации значений в контекстах с одушевленным субъектом.

     В отдельных случаях приводятся контексты специфических ограничений на сочетаемость, объясняемых с точки зрения прагматических факторов дискурса.

     Важно иметь в виду, что для авторских и устаревших идиом грамматический и прагматический комментарии сильно редуцированы, а в целом ряде случаев отсутствуют вообще. Это объясняется сложностью экспликации языковой интуиции автора и нестандартностью идиомы, а также затрудненностью реконструкции условий употребления устаревшей идиомы. Если какие-то ограничения и указываются, они носят гипотетический характер.

     Резюмируя, можно сказать, что основной принцип построения словарной статьи - многосторонность лексикографического описания идиомы, позволяющая охарактеризовать вокабулу с самых различных точек зрения - от фонетики до прагматики - и создать многомерный концептуальный образ. Эта элитарная задача выполнена элитарным лингвистом в полной мере.

Редакторы


1 На полях нашей рукописи в этом месте автор сделал помету: "Да, Филлмор, ты глубен! А я – еще глубее!".
2 "Участник ситуации" понимается довольно широко – от абстрактных персонифицированных сил природы и предметов материального мира до конкретных лиц, принимающих участие в ситуации общения.
3 В записях автора по обсуждаемой проблеме "сущность" употребляется синонимично понятию "участник ситуации".
 
Свидетельство о регистрации в средствах массовой информации: Эл № ФС 77-20427 от 3.03.2005
Дизайн и разработка сайта МЦДИ «Бинек»