тексты


<< к оглавлению


§ 1. Союзы, их функции и их разные типы

      С предлогами соотносительны союзы. Союзы — это частицы речи, которые обозначают логико-грамматические отношения и связи не только между однородными словами и словосочетаниями в составе синтагмы или предложения, но и между группами слов, между синтагмами, предложениями, фразами в структуре сложных синтаксических единств. В отличие от предлогов, выражающих отношения синтаксической обусловленности и зависимости падежных форм, отношения "определяющего" имени к "определяемому" слову, союзы выражают разнообразные синтаксические отношения функционально однородных или синтаксически сопоставленных и связываемых единиц речи. В рамках простейших синтаксических единиц (синтагм, предложений) все сцепляемые союзами члены словосочетания или предложения объединяются мыслью как грамматически однородные или лексически и логически сопоставимые элементы речи. Преобладающее большинство союзов, устанавливающих связь между словами или сочетаниями слов, вдвигает их в структуру более крупного целого как связное единство. "Как коромысло весов одновременно и слагает силы, приложенные по краям его, и переносит их в точку опоры, так и союз одновременно и объединяет два члена, и относит их к одному и тому же третьему", — писал А. М. Пешковский (1).

      Союзы не переходят в "префиксы" слова, подобно предлогам. Они не имеют ничего общего с "препозиционными флексиями" имени, к которым приближаются слабые предлоги и в которые они превращаются по утрате реальных значений. Союзы внутри предложения или синтагмы ни в какой степени не связаны и не соотносительны с грамматическими формами тех слов, которые они вдвигают в строй словосочетания, синтагмы и предложения (ср. резкую грамматическую разницу между сочетаниями вроде Полкан с Барбосом и Полкан и Барбос) (2). Самый круг отношений, выражаемых союзами внутри синтагм и предложений, далеко выходит за пределы отношений, обозначаемых предлогами, и во всяком случае только частично соприкасается с ними (3). Союзы, пишет Овсянико-Куликовский, "служат для создания чисто формальной (синтаксической) перспективы внутри предложений и в сочетании их, но не перспективы в самом содержании фразы, т. е. не перспективы в пространстве, во времени и в других отношениях, как это делают предлоги" (4).

      Есть разница в функциях союзов, сцепляющих "предложения", и союзов, которые служат скрепами отдельных слов и однородных групп слов. Круг отношений, обозначаемых и выражаемых союзами при сцеплении "предложении", гораздо шире и разнообразнее, чем круг отношений, выражаемых союзами в сочетаниях внутрифразового типа (соединительных, присоединительных, разделительных, перечислительных, противительных и т. п.). В значениях союзов, обслуживающих сцепление синтагм и предложений, можно даже заметить частичный логико-грамматический параллелизм с значениями предлогов. Некоторые из отношений, обозначаемых предлогами внутри предложения, выражаются союзами в сочетании предложений. Таковы, например, отношения временные, причинные, целевые, сравнительные, количественные и другие подобные. Но и этого типа союзы, в отличие от предлогов непосредственно не влияют на форму отдельных слов, выражая смысловые взаимоотношения и соотношения словесных групп внутри сложных синтаксических единств. И этого типа союзы нельзя без оговорок сравнивать с "префиксами" словосочетаний (синтагм) или предложений (5), так как выражаемые ими отношения по большей части двухсторонни. (Ср. "двойные" союзы: если — то, так как — то, раз — то и т. д.; когда — так, лишь только — как, только что — как и другие подобные; ср. сходную систему синтаксических соотношений и взаимоотношений в словесных сцеплениях по схеме: не успел что-нибудь сделать..., как...; стоило что-нибудь сделать..., как... и другие подобные). Само собою разумеется, что степень тесноты связей и характер зависимости одного предложения от другого бывают очень разнородны в союзных сцеплениях разного типа.

      Традиционная аналогия между так называемыми придаточными предложениями и членами простого предложения, проводимая в школьных учебниках с неуклонной и односторонней прямолинейностью, на самом деле может иметь лишь очень ограниченное и условное значение.

      Таким образом, союзы, в сущности, запредельны морфологии. "Союз, — писал А. А. Шахматов, — имеет значение не сам по себе, а как выразитель того или иного сочетания, как словесное обнаружение такого сочетания" (6).

      Развитие аналитических тенденций в строе русского литературного языка отразилось и на внешнем облике союзов. В роли союзов все чаще выступают целые фразеологические единства, или идиомы. Грамматические функции союзов все больше и больше связываются с их лексической ("этимологической") природой.

      Между старыми простыми, или "первообразными", союзами и сложными союзами позднейшей формации наблюдается резкая разница в морфологическом составе (ср., например, простые союзы а, но, и, ли, или, что и т. п., с одной стороны, и сложные — с другой: тем не менее, даром что, подобно тому как, потому что, затем чтобы, с тех пор как, между тем как, несмотря на то что, вследствие того что, в силу того что и другие подобные). В этом отношении замечается явный параллелизм грамматического развития между союзами и предлогами (а также частицами).

      Кроме того, в русском языке все расширяются и умножаются разряды гибридных или переходных слов и выражений, совмещающих значения союзов со значениями других грамматических категорий.

      1. Таковы, например, группы, промежуточные между союзами и модальными словами (а иногда и наречиями): итак, напротив, наконец, все-таки, тем не менее, вместе с тем, при всем том, к тому же, все же, правда, будто, будто бы (не в изъяснительном значении), точно, ровно (просторечное) и т. п.

      2. Таковы слова и частицы, подводимые одновременно под категории союзов и наречий: потом, зато, покамест, пока и др.

      3. Еще больше слов, образующих переходный тип от простых союзов к разного рода частицам, например: ведь, вот, тоже, также, и то, лишь, только и другие подобные.

      Внутри самой категории союзов сталкиваются три морфологически неоднородных типа слов-частиц:

      1. Простые, морфологически неделимые частицы-союзы. Их морфологическая простота и неразложимость обратно пропорциональны семантической сложности и многообразию их синтаксических функций (ср., значения союзов и, а, ли и т. п.).

      2. Составные союзы, нередко имеющие облик фразеологических единств и идиоматизмов. Морфологический анализ обнаруживает в составе многих из этих союзов следы и живые формы разных других частей речи (ср., например: после того как, прежде чем, лишь только и др.). Этимологическая подкладка таких союзов как бы виднеется из-под их современного употребления. Все большее осложнение синтаксических отношений между элементами речи, увеличивающееся разнообразие композиционных приемов речевого построения проступают наружу даже в морфологической "внешности" этих составных союзов.

      Лексическая определенность состава этих союзов ограничивает круг их значений строго очерченной сферой логико-синтаксических отношений. Морфологическая мотивированность их значений (ср., например: вследствие того что, с тех пор как и т. п.) замыкает их употребление в тесные пределы одного семантического круга отношений.

      3. Гибридные союзы, совмещающие значения союзов со значениями других, очень разнообразных категорий. Эта типологическая классификация союзов, конечно, ни в малейшей степени не совпадает с синтаксическим делением их по функциям.

      Еще менее связано с морфологическими различиями союзов укрепившееся в грамматической традиции деление их на сочинительные и подчинительные (7). Обычно говорится, что подчинительные союзы более тесно слиты с подчиняемыми предложениями, образуя с ними "одну цельную смысловую массу" и тем самым несколько приближаясь к роли синтаксических префиксов. Иногда прибавляется, что при помощи подчинительных союзов одно предложение определяет другое. Напротив, сочинительные союзы характеризуются тем, что они "не только физически, но и по значению стоят между соединяемыми величинами, не сливаясь нимало ни с одной из них" (8). Более тесная связь подчинительного союза с подчиняемым предложением нередко иллюстрируется искусственными логическими аналогиями между "подчинением" предложений и "подчинением" членов внутри предложения.

      Однако с морфологической точки зрения грань между сочинительными и подчинительными союзами очень скользка и неопределенна (9). Было бы осторожнее вместо сочинения и подчинения предложений говорить (как это предлагал акад. А. А. Шахматов) о разных видах сцепления предложений и о разных степенях их зависимости, выражаемых союзами и другими грамматическим средствами: формами наклонения, формами относительных времен, порядком слов, местоименными словами, интонацией и т. п.

      Синтаксическая зависимость нагляднее всего обозначается союзом чтобы с сослагательным наклонением (чтобы — -л, -ла, -ло, -ли), особенно после глаголов с отрицанием. Менее определенно, но более разнообразно выражена она в формах изъяснительной (посредством союзов что и чтобы), относительной и условной связи.

      Особенно свободны и разнообразны сцепления, выражаемые временными, сравнительными и причинными союзами.

      Но и эти формы зависимости легко подвергаются синтаксическому преобразованию, особенно в устной речи. В стилях разговорной речи распространен прием модальной нейтрализации зависимых синтаксических отношений, прием приведения конструкций, традиционно признаваемых за подчинительные, к "знаменателю сочинения". Многие союзы, выражающие синтаксическую зависимость, легко превращаются в модальные слова (ср.: будто, будто бы, не то чтобы и т. п.). Кроме того, в бытовом диалоге вообще слабо развита система сложных предложений с разными степенями союзных сцеплений1 .

      Употребление многих союзов характеризуется резкими колебаниями в степени тесноты и зависимости выражаемых ими синтаксических связей.

      Особенно велика амплитуда этих колебаний у союзов уступительных, временных и сравнительных. Недаром даже традиционные грамматики (под влиянием проф. Д. Н. Овсянико-Куликовского) относили такие уступительные союзы, как хотя (хоть), к сочинительным (11). Например: "Все слушают его, разинув рот, хоть он такую дичь несет, что уши вянут" (Крылов). Ср.: "Неодолимая, хотя тихая сила увлекла меня" (Тургенев).

      Здесь хоть и хотя очень близки по значениям к союзам а и но. Ср. сближение хоть и хотя с союзом впрочем: "Одета она была в опрятное, хотя и полинялое ситцевое платье" (Тургенев); "Сравнение, употребленное Павликом, хотя и верное и меткое, не вызвало улыбки ни на чьем лице" (Тургенев).

      В употреблении сравнительных союзов характерна широкая семантическая растяжимость выражаемых ими синтаксических отношений. Во многих случаях присоединение синтагм или предложений сравнения имеет характер свободного ассоциативного сцепления, осуществляемого без прямой грамматической зависимости от основной синтаксической группы. Поэтому обе части сравнительного сочетания легко разъединяются и могут существовать как смежные, раздельные синтаксические единства. Например: "Рука Эллис внезапно надвинулась на мои глаза, словно белый туман из сырой долины обнял меня" (Тургенев, "Призраки"); "Меня тотчас охватила неприятная, неподвижная сырость, точно я вошел в погреб" (Тургенев); "Вчерашнее волнение исчезло. Оно заменилось тяжелым недоумением и какою-то, еще небывалою, грустью — точно во мне что-то умерло" (Тургенев, "Первая любовь"); "Я люблю, когда вы говорите. Точно ручеек журчит" (Тургенев, "Отцы и дети"). Но ср.: "Из всех пар, заполняющих рощу, эта всего тревожнее отнеслась к наступлению ночи и бросилась уходить от нее так, точно та гналась за ними по пятам" (Пастернак).

      Нерасчлененность логико-синтаксических отношений, присущая строю разговорной речи, отражается и в постоянном смешении особенностей косвенной речи с прямой при передаче чужих мыслей. Непрестанные скачки из синтаксиса косвенной речи в прямую или несобственно-прямую речь — характерная черта русской народно-разговорной речи. Формы прямой драматической передачи часто врываются в косвенную речь и делают ее строй прерывистым и смешанным (например: "Вы-де с барином, говорит, мошенники, и барин твой — плут. Мы-де, говорит, этаких шаромыжников и подлецов видали" — Гоголь, "Ревизор").

      А. М. Пешковский усиленно доказывал, что "у нас не выработаны формы косвенной речи... Косвенная передача речи русскому (разговорному. — В.  В) языку не свойственна. Вот почему мы и соскакиваем постоянно с косвенной речи на привычную нам прямую... Разграничение прямой и косвенной речи находится у нас на самой ранней стадии развития" (12).

§ 2. Простые союзы

      Простые, морфологически неделимые союзы в большей своей части переобременены значениями. Круг отношений, выражаемых ими, очень широк. Слабость лексического и морфологического веса таких союзов компенсируется их семантико-синтаксической нагруженностью. Лишь повторение "простого" союза, т. е. своеобразное анафорическое его умножение, состоящее в постановке одного и того же союза перед каждым из сцепляемых слов или словосочетаний (синтагм), ограничивает круг значений "первообразного" союза. Таким образом, простые союзы иногда сливаются в своеобразные сложные единства, "единства на расстоянии" (по выражению Бругмана). Возникают повторные объединительные, перечислительные, разделительные, реже противительные и эмоционально-усилительные союзы (например: и — и, или — или, ни — ни, то — то, ср. составные: не то — не то; то ли — то ли; либо — либо; прост.-обл. али — али и др.). Например:

И сердце бьется в упоенье.
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.

(Пушкин)

Иль чума меня подцепит,
Иль мороз окостенит.
Иль мне в лоб шлагбаум влепит
Непроворный инвалид.

(Пушкин)

"Вы говорите, — сказал она наконец: — читать поэтические произведения и полезно, и приятно... Я думаю, надо заранее выбрать в жизни: или полезное, или приятное, и так уже решиться, раз навсегда. И я когда-то хотела соединить и то и другое... Это невозможно и ведет к гибели или к пошлости" (Тургенев, "Фауст").

      Союзы ни — ни, то — то ограничены формами перечислительного сочетания: ни — ни — контрастно-отрицательного, параллельного, то — то — последовательно-чередующегося:

То холодно, то очень жарко.
То солнце спрячется.
То светит слишком ярко.

(Крылов)



Долго ль мне гулять на свете
То в коляске, то верхом,
То в кибитке, то в карете,
То в телеге, то пешком.

(Пушкин)

Ни огня, ни черной хаты.

(Пушкин)

Казак не хочет отдохнуть
Ни в чистом поле, ни в дубраве,
Ни при опасной переправе.

(Пушкин)

То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя.

(Пушкин)

      "Дышал громко то ртом, то носом" (Гончаров).

      Сложные союзные единства этого типа объединяют сопоставляемые отрезки речи. Они содействуют симультанному (т. е. одновременному) смысловому охвату соотносительных синтагм и слов. Они резко отличаются своеобразиями своего синтаксического значения и употребления от простых союзов. Простые союзы более многозначны, и их употребление более разнородно. Из соединительных союзов в русском языке особенно нагружен значениями союз и2 , затем а, да; из союзов зависимого отношения наиболее широки и разнообразны значения союза что. А. М. Пешковский правильно указывал на многообразие употреблений этого союза, но несправедливо отказывал ему в богатстве значений и их оттенков. "Союз этот, — писал А. М. Пешковский, — в настоящее время есть употребительнейший подчинительный союз русского языка и особенно его разговорно-литературного наречия, где он потерял, в сущности, всякое специальное значение и обозначает только подчиненность одного предложения другому, подобно тому как союз и в области сочинения обозначает только сочиненность (ср.: А что он не приехал вовремя, так это потому, что за ним не прислали; А что у тебя денег так, так вольно же тебе мотать — где что указывает только на то, что данная мысль уже известна говорящим)" (13). В этом разнообразии значений и употреблений союзов и, а, да и что нельзя не видеть некоторых следов древних синтаксических отношений, когда функции одного и того же союза были крайне широки и диффузны, логически не расчленены3 .

      Широта смыслового объема простого союза, степень разнообразия его значений зависят от разных причин. Тут играют роль и происхождение союза, и пережитки его старого употребления, и его морфологический состав, влияющий на связи его с другими словами, и характер совмещения в нем отвлеченных, логических и эмоциональных, субъективных значений, и связь его с теми или иными модальностями высказывания. Например, значения союза хотя (хоть) замыкаются в пределах условно-уступительной модальности. Круг значений этого союза и особенно его дублета хоть (ср.: хоть бы и хотя бы) суживается тем, что они являются одновременно и союзами, и уступительно-ограничительными модальными частицами. Например: "Учился он порядочно, хотя часто ленился" (Тургенев, "Дворянское гнездо"); "Его голос, хотя и сильный, едва был слышен" (Овсянико-Куликовский); "Хоть видит око, да зуб неймет" (Крылов). Но ср. имей хоть капельку терпения и т. п.

      Ограничению значений союза содействует и узость сферы его стилистического употребления. Например, риторический союз ибо однозначен; он совмещает в себе логические оттенки: причинного отношения с экспрессией патетического или иронического стиля. Он встречается преимущественно в книжной речи.

      С этим союзом как с архаизмом книжного языка началась борьба еще в начале XIX в. Пушкин не отказался от этого союза и употреблял его в стихах и прозе.

      В послепушкинскую эпоху союз ибо применялся главным образом в стилях стихотворного языка, а также в канцелярско-деловой, публицистической и научной прозе4 . Ср., например: "Дамам он [Чичиков] не понравился, это можно сказать утвердительно, ибо дамы требуют, чтобы герой был решительное совершенство" (Гоголь, "Мертвые души").

      В газетно-публицистических стилях современного языка употребление союза ибо снова получило более широкое распространение.

      Экспрессивным (а отчасти и стилистическим) синонимом союза ибо является разговорное употребление частицы ведь в значении причинного союза. Например: "Тут посмейся, там отзовись с... уважением про добродетельных и нравственных, и готов фельетон. Ведь мысли теперь продаются совершенно готовые на лотках, как калачи" (Достоевский, "Дневник писателя").

Как музыке идти! Ведь вы не так сидите.

(Крылов)

Уж, верно, головы мне не отрубят,
Ведь я не государственный преступник.

(Пушкин, "Каменный гость")

      Отсутствие модальных ограничений и свобода сочетания логических и эмоциональных значений обеспечивают союзу необычайно широкие возможности синтаксического употребления. Например союз и, помимо различных объединительных, соединительных, перечислительных значений, выражает крайне разнообразные значения и оттенки, основанные на принципе субъективно окрашенного, внезапного ассоциативного присоединения. Например, в языке Пушкина:

Не стану есть, не буду слушать...
Подумала — и стала кушать.

("Руслан и Людмила")

Невеста очи опустила,
Как будто сердцем приуныла,
И светел радостный жених.

(Там же)

Там жены по базару ходят,
На перекрестки шлют старух,
А те мужчин в харемы вводят,
И спит подкупленный евнух.

("Стамбул гяуры ныне славят")

Вольтеру первый друг была,
Наказ писала, флоты жгла
И умерла, садясь на судно...

("Старушка милая жила")

      Наиболее "субъективные" союзы (как и, а, да, что, чтобы и др.) развивают в современном языке больше всего смысловых оттенков. Экспрессивные нюансы, связанные с их употреблением, особенно разнообразны. Стилистические возможности выбора и замещения союзов-синонимов здесь особенно широки.

      Так, очень богато экспрессивными красками употребление союза а.

      Союз а имеет четыре основных значения со множеством смысловых оттенков.

      1. Противительное значение. При отсутствии отрицания это значение дает себя знать в противопоставлении по несходству целых предложений или сказуемых. Например: мужчина, а плачет; "Они проснулись, а мы спать собираемся" (Тургенев); "Пол сама моет и на черном хлебе сидит, а неуваженья к себе не допускает" (Достоевский); "Пилюля горька, а проглотить ее нужно" (Тургенев) и т. п. Субъективный отпечаток в употреблении союза а выступает особенно резко, если сравнить некоторые оттенки его противительного значения с значениями союза между тем (меж тем). С союзом между тем противительное а синонимически сближается при противопоставлении одновременных событий или при субъективных подчеркиваниях противоречия должному, ожидаемому. Например: Он сидел в тюрьме, а годы шли (ср.: Он сидел в тюрьме. Между тем годы шли); "Не надеялся я его застать... а застал" (Тургенев, "Клара Милич") и другие подобные.

      Противительное значение союза а особенно широко и разнообразно проявляется в отрицательных оборотах.

      Только при отрицании оказывается возможным противопоставление с помощью союза а любых слов: не в бровь, а прямо в глаз; дорог не квас, а изюминка в квасу; "Прошло уже не семь, а целых двенадцать лет" (Тургенев).

      Противительное а часто применяется в диалоге — в начале реплик, при возражении, при несовпадении мыслей собеседников. Например, в рассказе Максима Горького "Супруги Орловы":

      — Снова подрались?

      — А тебе что? — недружелюбно и задорно говорит Матрена.

      — А ничего! — объясняет хохол, и после этого оба они долго молчат.

      2. Присоединительное значение. В этом значении различаются три основные сферы оттенков:

      1) одни смысловые оттенки связаны с выражением резкого, неожиданного перехода от одной мысли к другой. Союзом а передаются разные оттенки присоединений по ассоциации. Например: "Встала перед глазами изба голодная, а в избе голодной мать хворая лежит" (Неверов); "Очень рад вас видеть, мой друг, — сказал я весело, встречая его. — А вы все полнеете" (Чехов). Ср. в начале реплики: "А преинтересная, как вижу, жизнь в чужих краях" (Гоголь, "Женитьба"). К. С. Аксаков так писал об этих оттенках в употреблении союза а: "...а в устном вещании выражает именно: добавление, речение как бы неожиданное, нечаянное, вдруг пришедшее в голову, которое и соответствует характеру разговорной речи..." (15);

      2) другая сфера оттенков присоединительного а связана со случаями присоединения ограничительных или пояснительных замечаний. Здесь а сближается по значению с эмоциональным союзом же. Ср.: "С тех пор, как он поселился здесь (а этому уже будет лет десять), он ни разу не выезжал из города";

      3) наконец, иные оттенки присоединительного значения а выступают в модально окрашенных высказываниях, когда союз а выражает неизбежность присоединительного вывода или следствия (ср.: а потому; а стало быть; а следовательно и т. п.). Ср.: Было бы корыто, а свиньи будут.

      3. Противительно-перечислительное значение.

      Это значение союза а обнаруживается как в последовательном изложении — при присоединении одного предмета к другому, гак и в вопросительном перечислении. Например: А где же другие товарищи? А Данилов? А Сапфиров? А Трубицын?

Три замышлены в Вильне похода:
Паз идет на поляков, а Ольгерд — на пруссаков,
А на русских - Кестут-воевода.

(Пушкин)

      4. Присоединительно-усилительное значение.

      Это значение свойственно преимущественно диалогической речи и обычно наблюдается в начале реплики, присоединяющей новую мысль или дополняющей и развивающей ту, которая вызвала у собеседников вопросы и недоумения.

      Например: "А дура-то врет, врет, да и правду соврет, — сказала старшая сестра хозяина" (Пушкин, "Арап Петра Великого").

      Союз но, в отличие от союза а, имеет строго очерченный, логически измеренный круг употребления. Этот союз обозначает резкое, энергичное, логически взвешенное противопоставление или возражение. У него, в сущности, одно основное значение.

      В связи с этой грамматической определенностью значений союза но стоит его субстантивированное употребление: есть одно "но"; маленькое "но"; не возражайте: я знать не хочу никаких "но"; "Всегда ждут нас, где мы не думаем, разные скверные "но" (Лесков). Все оттенки употребления этого союза, сводящиеся к выражению разных видов противопоставления или исключения, разных мотивов и степеней возражения или уступления, не выходит за пределы его основного противительного значения. Например: "Я лежала как будто в забытьи, но сон не смыкал моих глаз" (Достоевский); "Дико и странно может показаться все это, но я пишу одну правду" (Гаршин); "Его имя Вернер, но он русский" (Лермонтов);

Полюбите вы снова: но...
Учитесь властвовать собою.

(Пушкин)

"Он не уступал ничего из своих убеждений, но никогда никакой злобы, никакой ненависти не было в его выражениях" (Достоевский); "Лучков неловок и груб, — с трудом выговорил Кистер: — но... — Что "но"? Как вам не стыдно говорить "но"? Он груб и неловок, и зол, и самолюбив... Слышите: и, а не но" (Тургенев, "Бретер").

      При ослаблении резкости противопоставления но несколько сближается с союзом а (а между тем; а все-таки). Однако в союзе а гораздо ярче выступает субъективная окраска.

      Субъективная окрашенность союза связана с резкими экспрессивными колебаниями его значений. Круг значений и оттенков такого союза очень пестр и даже противоречив. Например, союз да совмещает (как и союз а) разнообразные оттенки соединительного и усилительно-присоединительного значений с разновидностями значения противительного. К противительному значению союза да примыкает его употребление в функции усилительной частицы с оттенком противопоставления. Вот несколько примеров присоединительного употребления да:

И что их [князей] труд? Травить лисиц и зайцев,
Да пировать, да обижать соседей,
Да подговаривать вас, бедных дур.

(Пушкин, "Русалка")

Гремят тарелки и приборы,
Да рюмок раздается звон.

(Пушкин)

Мое желание — покой
Да шей горшок, да сам большой.

(Пушкин)

"Я там чуть не умер с голода, да еще вдобавок меня хотели утопить" (Лермонтов, "Тамань");

Мой Мишка на часах,
Да он и не без дела.

(Крылов)

      Соединительное да видно в таком сочетании: "Эй, Дуня! — закричал смотритель: — Поставь самовар да сходи за сливками" (Пушкин, "Станционный смотритель").

      А вот — иллюстрации к употреблению да в качестве усилительной частицы:

— Вы сколько пользы принесли?
Да наши предки Рим спасли.

(Крылов)

— Скажи, которая Татьяна?
Да та, которая грустна...

(Пушкин)

      Различия в значениях союза могут зависеть от употребления его в предложениях разной модальной окраски. Особенности модальных типов речи накладывают резкий отпечаток на значения союза. Так, союз или употребляется в повествовательных и в вопросительных высказываниях. Резкая экспрессивная граница между его значениями проходит именно по линии размежевания повествовательных и аффективно-вопросительных предложений. Например: "Виноват ли был учитель или виновата была ученица, но каждый день повторялось одно и то же" (Толстой, "Война и мир"); "На втором стакане сделался он разговорчив; вспомнил или показал вид, будто бы вспомнил меня" (Пушкин);

Или с девой молодой
Пойман был ты у забора,
И, приняв тебя за вора,
Сторож гнался за тобой?

Иль смущен ты привиденьем,
Иль за тяжкие грехи,
Мучась диким вдохновеньем,
Сочиняешь ты стихи?

(Пушкин)

      Все значения союза или, кроме вопросительного, находятся в ближайшей смысловой связи. В самом деле, разделительное, разделительно-перечислительное, пояснительное (например, в фразе: "инфинитив, или неопределенная форма глагола") и присоединительно-заключительное (например: на дне рек, озер или морей) значения этого союза одинаково опираются на признак разделительного или объединительного сопоставления мыслей, исключающих или заменяющих друг друга.

      В употреблении простых, неделимых союзов обращает на себя внимание бедность и примитивность отвлеченных логических отношений, непосредственно выражаемых ими, при богатстве и разнообразии значений переносных. экспрессивных. История русского литературного языка показывает, что процессы экспрессивного осложнения простых союзов усиливаются во второй половине XVIII в. Они достигают высшего напряжения в творчестве Карамзина, Батюшкова, Жуковского и особенно Пушкина (16).

§ 3. Производные и составные союзы

      Простым, первообразным союзам противопоставляются производные. Однако граница между теми и другими в современном русском языке не всегда проведена достаточно четко и резко. Некоторые союзы — в силу полной или частичной омонимии с формами местоимений, а также местоименных наречий и частиц — сохраняют оттенок производности (например: как, чем, пока и т. п.). Кроме того, многие составные союзы, особенно те, которые включают в себя союз что, разлагаются на части. Они могут быть фразеологическими единствами на расстоянии (например: Я потому не пришел к тебе, что был болен). В силу этого приходится объединять с производными союзами и некоторые простые, выступающие в качестве эквивалентов составных и производных союзов.

      Среди производных союзов современного русского языка выделяются семь основных морфологических разрядов, включая сюда и гибридные типы союзных слов.

      1. Разряд союзов относительного типа, т. е. союзов, генетически связанных с относительными местоимениями или включающих в себя формы относительных местоимений. Этот разряд очень сложен по своему морфологическому составу. В него входят и простые союзы, омонимичные с формами относительных местоимений или родственные по корню с относительными местоимениями. Сюда же относятся целые фразеологические единства, состоящие из предлога с указательным местоимением и относительного слова, или из предлога, имени существительного, указательного местоимения и относительного союза, или из наречия и относительного слова. В основе всех союзов этого разряда лежат местоименные (или отместоименные) слова и формы что (= шть), чем, как, когда и приставочное пока (просторечное покамест, областное покуда). В зависимости от значений этих опорных союзов находится и круг грамматических отношений, выражаемых сложными союзами этого разряда. Это главным образом временные, причинные, сравнительные, следственные, отчасти целевые отношения. Например, причинные: потому что, в силу того что, вследствие того что, оттого что, устар. затем что:

Зачем арапа своего
Младая любит Дездемона,
Как месяц любит ночи мглу?
Затем, что ветру, и орлу,
И сердцу девы нет закона.

(Пушкин)

И снова я с людьми, — затем, что я поэт.

(Брюсов)

для того что и др.; следственные: так что, до того что ("И до того мне стало вдруг стыдно, что буквально слезы потекли по щекам моим" — Достоевский); ср. уступительные: несмотря на то что, не взирая на то что. Особую группу составляют сравнительный союз чем ("Чем на мост нам идти, поищем лучше броду" — Крылов) и временной союз прежде чем.

      Как известно, составные союзы, включающие в себя союз чточем), могут раскалываться таким образом, что первая наречно-указательная часть союза остается в системе управляющего предложения, логически разъясняя значение союза что, начинающего зависимое предложение.

      Ср.: Оттого телега запела, что долго дегтю не ела (пословица);

За то, что я остался одиноким,
Что я ни в ком опоры не имел,
Что я, друзей теряя с каждым годом,
Встречал врагов все больше на пути, —
За каплю крови, общую с народом,
Прости меня, о родина, прости.

(Некрасов)

      В самом простом союзе что до сих пор еще совмещаются значения: изъяснительные, количественные, следственные, сравнительные, причинные (в разговорной речи) и временные: "Я глуп, что осердился" (Пушкин, "Дон Жуан"). Ср. у Крылова в басне "Лжец": "Чуден и мост... что он лжеца никак не подымает!"5

Борис еще поморщится немного,
Что пьяница пред чаркою вина.

(Пушкин, "Борис Годунов")

"Печи, что твои слоны" (Тургенев); "Девица плачет, что роса падает" (Пушкин);

Что миг — свободней дышит грудь;
Что шаг — торжественнее путь.

(Майков)

      Ср. устарелое и областное что во временном значении (= лишь только) у Грибоедова в языке Лизы: "Что встанет — доложу-с" ("Горе от ума").

      В составных союзах, сложившихся на основе союза что, круг значений сократился по сравнению с старинным логически нерасчлененным употреблением. Он ограничивается причинными, следственными, сравнительлыми и количественными отношениями, но зато эти значения выступают в логически расчлененном, дифференцированном виде, с разнообразными оттенками.

      Выражение причинных отношений в русском языке складывается отчасти на основе переосмысления временных отношений, например: затем что (ср. объединение временных, причинных и целевых значений в наречии затем); потому что (т. е. post hoc ergo propter hoc), отчасти на основе отношений сходства и сравнения (например: союз так как)6 .

      А. А. Потебня заметил: "Понятие причины производно. Первое — сочетание образов по сходству или противоположности, по соприкосновенности или близости в пространстве и последовательности во времени (= одновременность = последовательность). Затем то, что в сочетании есть объясняющее (сказуемое), может стать причиною объясняемого, будет ли оно сходно или противно, одноместно или одновременно" (19).

      Не менее широка и разнообразна группа союзов, сложившаяся на основе местоименной частицы как. Известно, что как совмещает в себе временные значения ("Только усмехаюсь, как заслышу бурю" — Некрасов, "Буря"), сравнительные ("Как невозвратная струя, блестит, бежит и исчезает, так жизнь и юность убегает" — Пушкин), условные ("Как зарубил что себе в голову, то уж ничем его не пересилить" — Гоголь; "И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, — такая пустая и глупая шутка" — Лермонтов, "И скучно и грустно").

      С оттенком устарелого канцелярского стиля как (обычно в сочетании с предшествующими и, а, но) употреблялось в языке XIX в. и в причинном значении ("И как уголок их был почти непроезжий, то неоткуда было почерпать известия о том, что делается на белом свете" — Гончаров). Ср. как не в вопросительном предложении (в значении: если не, кроме): "Что ж и составляет величие человека, как не мысль?" (Пушкин, "Путешествие из Москвы в Петербург"); "Кто же, как не автор, должен сказать святую правду?" (Гоголь, "Мертвые души").

      В группе составных союзов, сложившихся на основе союза как, круг общих значений остался почти тот же. Но соответствующие категории грамматических отношений в них выступают в логически расчлененном, семантически дифференцированном виде — с тонкими смысловыми оттенками.

      Из составных союзов, включающих в себя как, следует отметить союзы: временные: как только, между тем как, тогда как, в то время как, с тех пор как; количественные: по мере того как; сравнительные: подобно тому как; причинные — так как.

      Союз так как стал идиоматическим сращением не раньше конца XVIII в. (ср. у Крылова в пьесе "Урок дочкам"). Это сращение образовалось из слияния двух местоименных наречий: так, как — в официально-деловом языке и в близких к нему стилях повествовательной прозы. Причинное значение развилось из сравнительного. Этот союз получил окончательную литературную санкцию не ранее 40 — 50-х годов XIX в.7

      В языке Пушкина союз так как в причинном значении иронически употреблен лишь однажды в "Евгении Онегине":

Сначала все к нему езжали:
Но так как с заднего крыльца
Обыкновенно подавали
Ему донского жеребца,
Лишь только вдоль большой дороги
Заслышат их домашни дроги, —
Поступком оскорбись таким,
Все дружбу прекратили с ним.

      Ср. в "Записках" Д. Н. Свербеева (М., 1899, т. 1, с. 77): "Поелику этим вышедшим из употребления, но благозвучным и более логичным словом заменяю ненавистное мне союз или наречие так как".

      Небольшую замкнутую группу среди союзов относительного типа образуют временные союзы пока, покамест, област. покуда (ср. покудова), когда.

      От временных союзов легок переход к условным. Временные отношения по характеру выражения частично совпадают в русском языке с условными (ср. совмещение временных значений с условными в союзе когда: "Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно" — Лермонтов). Поэтому значительная часть временных союзов относится к другому разряду (к разряду союзов с модальной окраской).

      Легко заметить, что основные значения союзов относительного типа: временные, причинные, сравнительные, следственные, в русском языке образуют родственную, семантически связанную систему грамматических отношений. Причинные значения легко возникают из временных, следовательно, временные значения смежны с причинными. Сравнительные значения также находятся в близком родстве с причинными и временными (ср. историю значений союза как). Значения причины и следствия настолько близки, что некоторые грамматисты находили возможным рассматривать их как оттенки одного значения. Так, проф. В. А. Богородицкий в своем общем курсе русской грамматики сливает их в один тип, служащий для выражения причины и следствия.

      2. К союзам относительного типа тесно прилегает гибридный разряд относительных союзных слов (который, какой, чей, кто, что, где, куда, откуда, когда, зачем, почему, отчего, сколько, насколько, поскольку и т. д.), которые, спаивая одно предложение с другим, в то же время не теряют характерных признаков имен прилагательных, местоимений и наречий. Слова этого типа совмещают в своей структуре и в своем употреблении грамматические функции и формы частей речи и частиц речи.

      3. В тесной связи с союзами относительного типа находится разряд союзов с модальной окраской гипотетичности, ирреальности, включающих в себя частицу бы. Некоторые из союзов этого разряда представляют собой сращение частицы бы с относительными союзами или с фразеологическими единствами, образованными из предлога, указательного местоимения и относительного союза. Таковы: чтобы, так чтобы, вместо того чтобы, просторечное кабы, как бы, когда бы, как будто бы и т. п. Сюда же примыкают и фразеологические единства и сращения, представляющие собой сочетание частицы бы с союзами условными или уступительными, например: если бы, добро бы, ежели бы, хотя бы и т. п., ср. также будто бы. Например: "Для того, чтобы они поняли нашу правду скорей, мы должны идти вперед" (Горький).

      В пределах этого разряда умещаются союзы целевые, следственно-целевые, ирреально-изъяснительные, ирреально-сравнительные и условные. Они все объединяются общим значением гипотетической, или ирреальной, модальности.

      4. Союзы с модальной окраской условности, составленные из модальных частиц и наречий. Среди этих союзов выделяются в особую группу условные союзы, оканчивающиеся на -ли: если, ежели (ср. устар. нежели), коли (коль). Они объединяются наличием в их составе модальной частицы -ли.

      5. Далее обособляется разряд условно-временных союзов, совпадающих с модально-ограничительными частицами: едва, едва только, лишь, чуть, чуть лишь, лишь только, только (ср. только что) и другие.

И только небо засветилось,
Все шумно вдруг зашевелилось.

(Лермонтов)

      Таким образом, в этой группе оказываются условные и временные союзы (при этом временные — с особенным оттенком близкого, почти мгновенного. иногда внезапного следования одного факта за другим).

      6. Немногочисленная группа союзов-частиц и отчасти союзов-наречий, своеобразной модальной окраски, означающих уступку, допущение и усиление: пусть, пускай, устарелое пожалуй, правда, просторечное даром что, благо и некоторые другие. Например: "Начальство имеет тонкие виды: даром что далеко, а оно себе мотает на ус" (Гоголь, "Ревизор"); "Он весь был ясно виден, даром что ехал в тени" (Тургенев); "Меня жгло как огнем от ее присутствия... Но к чему мне было знать, что это был за огонь, на котором я горел и таял, — благо мне было сладко таять и гореть" (Тургенев, "Первая любовь").

      7. За пределами этих шести разрядов остается пестрая масса гибридных слов, в которых союзные функции являются как бы придатками к их основной грамматической роли наречий, модальных слов или присоединительных частиц. Этими союзными словами выражаются иные и притом очень разнообразные оттенки логико-синтаксических отношений между отрезками речи. Значительных и вполне определенных типов с окончательно оформившимся грамматическим содержанием в этой сфере пока еще не выработалось. Поэтому достаточно указать на союзное употребление таких слов, как вот ("Садись чай пить, вот и разговор весь" — Л. Толстой), так, тогда (ср. если — тогда), потом, значит и т. п.

§ 4. Общие семантические особенности производных союзов
в русском языке

      Бросаются в глаза две общие особенности русских производных союзов. Большая часть производных союзов еще не достигла той степени абстрактного значения, которая резко отделяла бы их от системы знаменательных частей речи. Генетическая связь многих из этих союзов с именами существительными (в силу того что, до тех пор пока, с тех пор как, в то время как, по мере того как, правда и др.) с местоименными словами и особенно с наречиями (даром что, затем что, пока, покамест, прежде чем и т. д.) непосредственно очевидна.

      В оформлении составных союзов, преимущественно тех, что восходят к относительным словам, играют большую роль предложные сочетания (ср.: вследствие того что, ввиду того что, подобно тому как, с тем чтобы, для того чтобы, от того чтобы и т. п.).

      Взаимодействие союзов с другими типами частиц речи, например с модальными частицами, прямое и непосредственное.

      Таким образом, в большей части производных союзов русского языка сохраняются живые связи с другими грамматическими категориями. Многие из этих союзов являются конкретными фразеологическими единствами. В них смысловая "идиоматичность", неразложимость союзного речения, еще не вполне установилась. Это — фразеологические единства, в которых еще ощутимы отдельные компоненты. Отсюда характерная особенность некоторых составных союзов — распадаться на части таким образом, что указательные компоненты, отделяясь от союзов как или что, входят в строй определяемого предложения как обстоятельственные наречия. Поэтому-то А. А. Шахматов даже думал, что все вообще союзы русского языка восходят к наречиям, утратившим часть своего реального значения. "Наречия, как и местоимения в относительной функции, могут иметь служебную роль: когда temporale остается наречием, но когда conditionale — уже союз (когда так, я бросаю работу); лишь в значении "только" — наречие: (еще лишь слово!), но в лишь только, лишь бы — это союз; в он так же богат, как — так и как — наречия, но в отец, а также мать — это союз; будто в вопросе — наречие, а в фразе: Говорят, будто его здесь нет,  — это союз" (20).

      В русском языке наблюдается тесная связь и взаимодействие между союзами и модальными словами и частицами. Ср., например, употребление в роли союзов таких модальных слов, как пусть, пускай, благо, (бери, благо дают), едва, лишь, чуть, словно и т. п. А. А. Потебня не раз отмечал переход модальных слов в союзы. Например, указывая на то, что в областных русских говорах иногда, иногды (инолды, иновды) употребляется в функции условного союза (если), А. А. Потебня этот переход ставил в связь с употреблением этого наречия в роли модального слова. Значение "если" в иногды возникло из модальных значений: может быть, вероятно, возможно. "Переход от "иной раз", "порою" к значению "может быть", "вероятно", "возможно" встречается и в других случаях; неопределенность времени совершения события служит представлением только возможности (а не действительности), сомнительности события: так, в польском czasem = порою, иногда, а затем и быть может, в украинском часом — как усиление може: "може часом нема, так я дам" (21).

      Не подлежит сомнению, что это развитие модальных союзов в истории русского языка стало протекать особенно напряженно в связи с разрушением стародавней славянской системы видов, времен и наклонений. Функции глагольных наклонений восполнялись и осложнялись модальными частицами. Связанная с этими явлениями утрата большей части форм "вспомогательного глагола" быть имела громадное влияние на историю модальных союзов. А. А. Потебня с полной убедительностью раскрыл процесс исторического распадения составных форм будущего времени из буду и причастия на -л на условный союз буде, "ставший сначала модальным знаменателем изъявительного глагола", указателем его наклонения, и форму глагола на -л (ср.: "Буде б ты не дурил, дураком бы не слыл"). С историей быть связана этимология модального союза будто (ср. областное быдто). Можно вспомнить также и огромную роль отглагольной частицы бы в образовании модальных союзов. Сюда же относится и история союза если. "Наше если выражает условность, подвергая сомнению существование события, принимаемого за условие: оно — из вопросительного есть ли?" (22)

      Потебня наметил вехи и того пути, каким пришли к роли модальных частиц и союзов некоторые указательно-местоименные слова. Так, по его мнению, из непосредственного местоименного указания на будущее событие (во-се, а-во-се — только что, недавно) произошло авось (из а-во-се) как "знак вероятности" (23). Сходным образом развивались условные и временные значения в только (24). Первоначально в только заключалось указание на недавнее или наличное, которое принимается за основание другого события. А отсюда затем возникает значение условия и значение обусловленности во временной последовательности.

      Это тесное взаимодействие между русскими союзами и модальными словами, по-видимому, глубоко почувствовал А. А. Шахматов. Во всяком случае, знаменательно, что в своих набросках о союзе он включает в систему союзов все модальные частицы. "Союзы — это такие слова, как: "ведь, означающие причину; же — противоположение; мол — передачу собственных слов говорящего, сказанных им раньше; гыт — передачу слов третьего липа; с означает почтительность и вежливость; бишь — оговорку при припоминании".

      "Союзами являются и видите ли, так сказать и тому подобные выражения, означающие переход от одной мысли к другой или просто средства возбудить внимание собеседника" (25). Характерны также такие намечаемые Шахматовым группы союзов: "Союзы, обнаруживающие волю, настроения говорящего в пределах предложения (ли, же, ведь). Союзы, обнаруживающие ту или иную цель говорящего (гыт, мол, с). Союз бы при глагольных формах" (26).

      Модальные значения и оттенки русских союзов совершенно не изучены. Между тем этот вопрос крайне важен для выяснения природы тех грамматических отношений, которые устанавливаются союзами между синтаксическими единицами, между предложениями. На различиях в модальности высказывания основано различие типов предложения. Различия в модальных значениях союзов играют большую роль в дифференциации разных типов сцепления предложений, разных видов зависимости между ними.

      Таким образом, система союзов отражает сложный и смешанный строй современного русского языка.

      Количество первообразных, непроизводных союзов невелико, но их значения крайне разнообразны и широки. Местоименные союзы, влившиеся в сферу первообразных союзов, гораздо более связаны с составными союзами, а также с наречиями и частицами. Количество производных союзов велико, и морфологические разряды их очень разнообразны.

      В значительной своей части эти союзы конкретны. Они связаны с другими грамматическими категориями. Многие из союзов выступают и в роли других частей речи. Как и в области предлогов, в кругу союзов особенно интенсивно развивается тип устойчивых составных выражений, фразеологических единств. Очень многие союзы осложнены модальными значениями. В системе русских союзов диалектически совмещается обилие пластических конкретных слов и выражений, выполняющих функции союзов и идущих из живой речи, и богатство отвлеченно-аналитических союзов-частиц и союзных речений, выражающих разные виды логической связи между предложениями в книжном языке.

ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ "СОЮЗЫ"

      1. Пешковский А.  М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1938, с. 398 [443].

      2. Ср. сопоставление предлогов и союзов: Noreen A. Einführung in die wissenschaftliche Betrachtung der Sprache. Halle, 1923, S. 313 — 314.

      3. О семантических соответствиях между кругами отношений, выражаемых предлогами и союзами, см. также: Sechehaye A. Essai sur la structure logique de la phrase. P., 1926, p. 205 — 210.

      4. Овсянико-Куликовский Д. H. Синтаксис русского языка. Спб., 1912, с. 274.

      5. Ср.: Sechehaye A. Essai sur la structure logique de la phrase, p. 205 — 206.

      6. Шахматов А.  А.  Синтаксис русского языка. Л., 1927, вып. 2, с. 98 [505].

      7. Ср., например: Петерсон М.  Н. Очерк синтаксиса русского языка. М., 1923, гл. 3: Паратаксис и гипотаксис, с. 28 — 33.

      8. Пешковский А.  М.  Русский синтаксис в научном освещении, с. 411 [464].

      9. Ср.: Sechehaye A. Essai sur la structure logique de la phrase, p. 181 — 184.

      10. См.: Каринский Н. M. Из наблюдений над языком современной деревни. — Литературный критик, 1935, № 5.

      11. Ср.: Аванесов Р. И., Сидоров В.  Н. Очерк грамматики русского литературного языка. М., 1945, ч. 1, с. 137; Павловский В. Существуют ли в русском синтаксисе придаточные уступительные предложения? — Филологические записки, 1941, вып. 1.

      12. Пешковский А.  М. Русский синтаксис в научном освещении с. 431 — 432 [485 — 486].

      13. Там же, с. 429 [483].

      14. Попов А. В. Синтаксические исследования. Воронеж, 1881, с. 82.

      15. Аксаков К.  С. Критический разбор "Опыта исторической грамматики русского языка" Ф. И. Буслаева. — Полн. собр. соч. М., 1875, т. 2, ч. 1: Сочинения филологические. с. 638.

      16. См.: Виноградов В.  В. Стиль Пушкина. М., 1941.

      17. Поливанов Л.  И. Русский синтаксис. М., 1886.

      18. Ср.: Жирмунский В. Национальный язык и социальные диалекты. Л., 1936, с. 86 — 89.

      19. Потебня А.  А. Из записок по теории словесности. Харьков, 1905, с. 494.

      20. Шахматов А.  А. Синтаксис русского языка, вып. 2, с. 99 [506].

      21. Потебня А.  А. Из записок по русской грамматике. М — Л., 1941, т. 4, с. 222.

      22. Там же, вып. 1 — 2, с. 291 — 296 [293].

      23. См. там же, с. 297 [294].

      24. См. там же, с. 299 [294 — 295].

      25. Шахматов А.  А. Синтаксис русского языка, вып. 2, с. 99 [506].

      26. Там же.

      1 Ср. замечания Н. М. Каринского о почти полном отсутствии подчиняющих союзов в языке менее культурных групп крестьянства (10).

      2 Богатство и разнообразие значений союза и ярко охарактеризованы в статье акад. Л. В. Щербы об этом союзе в "Словаре русского языка" Академии наук (изд. 2). Ср. мою статью об этом союзе в "Толковом словаре русского языка" (под ред. Д. Н. Ушакова, т. 1).

      3 "...Пока не было ясною сознания таких логических понятий, как отношение современности, последовательности, причины, условия, уступления, цели, следствия, пояснения и вместе с тем не было также и средств для точного их выражения; до тех пор предложения, стоящие в подобных отношениях между собою, могли выражаться как отдельные (паратактические) предложения, причем формально не выражалось даже различие между главным и второстепенным для мысли предложением" (14).

      4 Ср. у Тургенева в "Дворянском гнезде" в речи Михалевича:

      — Что такое самонаслаждение, спрашиваю я тебя?

      — И оно должно было рухнуть. Ибо ты искал опоры там, где ее найти нельзя: ибо ты строил свой дом на зыбком песке...

      — Говори ясней, без сравнений, ибо я тебя не понимаю.

      — Ибо, пожалуй, смейся, ибо нет, нет в тебе веры, нет теплоты сердечной.

      5 Ср. замечание Л. Поливанова: "У старых поэтов и в языке разговорном также союзом причинным (служит) что: "Блажен, блажен еще стократно, что страсти мог свои умерить" (Д.) (17).

      6 Ср. фр. que, нем. dass. англ. that, ср. также в романских языках après que, pour que, afin que; depoché, finoché, perché и т. д.; в нем. auf dass, ohne dass, nachdem, seitdem, damit и т. д. Ср. замечания Фосслера К. о старофранцузском que в "Frankreichskultur im Spiegel seiner Sprachentwicklung" (Heidelberg, 1921, S. 62) (18).

      7 Ср. замечание Л. Поливанова: "Союз так как (удобство которого в том, что сопровождаемое им придаточное предложение может стоять и перед главным) весьма редко употребляется образцовыми писателями, как неблагозвучный. Вместо него (всегда после другого союза) они обыкновенно ставят как: "...а как сам Сократ ничего не писал, то... мы должны полагаться на Ксенофонта и Платона" (К.); "Жаловались на то, что немцы живут в их приходах... но как государь уважал иностранцев, то сии жалобы не имели успеха" (К.); "Петр Великий запретил коленопреклонение, а как народ того не слушал, то Петр Великий запретил уже сие под жестоким наказанием" (П.); "Таких... пыжей можно положить в один карман более сотни, но как у многих деревенских охотников нет... материала для вырубки пыжей, то они употребляют..." (С. А.) (Русский синтаксис).

 
Свидетельство о регистрации в средствах массовой информации: Эл № ФС 77-20427 от 3.03.2005
Дизайн и разработка сайта МЦДИ «Бинек»

amoxil without prescription

amoxicillin prescription no insurance

buy abortion pill

buy abortion pill go

buy mirtazapine

buy mirtazapine open

amoxil

amoxil

bactroban

bactroban redirect

remeron

remeron

elavil

elavil aethelruna.co.uk

risperdal

risperdal read here

clomid

clomid informedu.com.au

clomid

clomid redirect

where to get abortion pill

abortion pill

prescription transfer coupon

prescription drugs discount cards celticcodingsolutions.com

fluoxetine 20mg capsules

fluoxetine 20mg thiscodebytes.com

abortion options at 2 weeks

options besides abortion online

over the counter abortion pill walgreens

can i buy the abortion pill over the counter go

venlafaxine to buy

buy venlafaxine online uk

Cialis Coupon

This text contains collection regarding cialis coupon card. Study this conscientiously.
Immediately view link concerning cialis coupon also.
This document contains collection about online cialis coupons. Here goes recent document

antepsin mode of action

antepsin dosering hund forsendelsehvor.website antepsin tablet

abortion pill

abortion