тексты


<< к оглавлению

СЛОВАРЬ ЯЗЫКА ДОСТОЕВСКОГО. 
ЛЕКСИЧЕСКИЙ СТРОЙ ИДИОЛЕКТА

Выпуск первый

ЯЗЫК И МЫСЛЬ ДОСТОЕВСКОГО  
В СЛОВАРНОМ ОТОБРАЖЕНИИ

I. Общие положения

      <...> 1. Описанию в Словаре подлежат не все 35 тысяч слов полного лексикона писателя, а только те слова, которые являются важными для его творчества, играют главную роль в числе используемых им изобразительных средств, несут ключевые идеи его миропонимания, характеризуют неповторимый идиостиль автора. Такие слова мы называем идиоглоссами (подробнее об идиоглоссах см. ниже).
      2. Решающим и основным при описании слова в текстах для нас является не уровень "оттенков", а уровень значений, уровень лексико-семантического варианта. Те же оттеночные колебания в значениях, которые неизбежно присущи словам в процессах их употребления, в процессах функционирования языка, т.е. наличествуют в речи всякой языковой личности – независимо от степени развитости ее языковой способности (будь то полуграмотная жительница какой-то глухой деревни или выдающийся мастер художественного слова), – эти оттеночные колебания, не будучи прямым объектом поиска лексикографа, тем не менее улавливаются в описании благодаря разработанному формальному аппарату построения словарной статьи: указания на них либо погружены в толкования, с отделением их друг от друга точкой с запятой, либо распределены, как было показано выше, по разным подзонам разветвленной структуры словарной статьи.
      Два эти принципа дополнительно расширяют и устрожают требования к подбору цитат-иллюстраций и в итоге усиливают роль иллюстративного параметра Словаря в целом. Вообще же выбор иллюстративных контекстов подчиняется прежде всего трем критериям:
      – контексты, подбираемые составителем для иллюстрации значения описываемого слова, должны репрезентировать четыре функциональных разновидности текстов писателя: художественную речь, публицистику, эпистолярный жанр и деловую, т.е. документальную, прозу (естественно, если слово представлено во всех перечисленных функциональных регистрах речи). В явном виде порядок следования функционально-жанровых разновидностей текстов задан указанием частоты употребления слова в каждом из регистров: в угловых скобках, после "черного слова", первой цифрой, напечатанной полужирным шрифтом, обозначена суммарная частота данного слова; после нее следуют четыре позиции, в которых зафиксирована дифференцированная частота его употребления в художественных произведениях, публицистике, письмах и в документах, соответственно. Так, в словарной статье АНГЕЛ <385: 176, 16, 194, –> прочерк в четвертой позиции означает отсутствие этого слова в деловой прозе Достоевского.
      – в каждом из регистров порядок следования иллюстраций подчиняется хронологическому принципу, который отражает три традиционно выделяемых периода творчества писателя (1844–1849; 1856–1866; 1866–1881). Каждый период представлен примером употребления для каждой из функциональных разновидностей.
      – наконец, требованием к заполнению зоны иллюстраций является обязательное включение в нее контекста, содержащего первую фиксацию, первое употребление автором описываемого слова. <...>

II. Концептуальные основы дифференциально-распределительного  
"Словаря языка Достоевского" как лексикографической серии

      <...> Подход к созданию лексикографического образа лексического строя языка писателя как серии словарей отражает признание многоплановости языковой личности мастера слова, такого, каким был Ф. М. Достоевский; признание невозможности редуцировать языковое своеобразие любого художественного текста к какой-либо одной-единственной системе лексических или грамматических начал национального языка. Соответствующие дескриптивные трудности усугубляет динамичность организации приемов и средств выразительности, меняющейся от одного произведения к другому и от одной части каждого из них к другой.
      Этот подход фиксирует восприятие языковой личности писателя как носителя противоборствующих начал литературного языка – языка литературного быта и языка литературы, а также многообразия форм их взаимодействия. Он предполагает параметризацию используемых лексических и грамматических источников словесных эстетических форм. Без пристального внимания к ним трудно, если вообще возможно, охарактеризовать значимость творчества Достоевского в новой истории русского литературного языка, всесторонне осознать его как движитель и образ интенсивной дивергенции русских прозаических идиолектов в период с 40-х по 80-е годы XIX века.
      Такой подход отвечает функциональной, стилистической, лексической, конструктивной и морфологической гетерогенности средств, использованных писателем в тексте. В лексиконе писателя, например, это гетерогенность разных категорий слов, категорий полнозначных и строевых слов, носителей тем и носителей мотивов, имен и глаголов, имен собственных и имен нарицательных, вообще слов и сочетаний слов, в том числе свободных и устойчивых, прецедентных и идиоматических.
      Словарная серия выявляет и отражает противоречия, с которыми сталкивается любой из составителей словаря языка писателя. К ним относится, например, противоречие целостности, завершенности текста и незавершенности его составляющих любых уровней сложности; противоречие уникальности, невоспроизводимости художественного произведения, с одной стороны, и универсальности, воспроизводимости любой использованной лексической единицы, с другой. Тем самым становится невозможным создать словарь, который описывал бы любую лексическую единицу, использованную писателем, на основе какой бы то ни было единой, непротиворечивой совокупности нетривиальных постулатов и правил и который при этом отражал бы все модусы существования языковой личности писателя, от мастера до вассала слова на разных этапах его творчества.
      Словарная серия, как и некоторые иные авангардные технологии трансляции текстов, в частности художественных, призвана обеспечить более тонкую их интерпретацию средним читателем.
      Аналогично достигается и другое условие адекватного суждения о произведении литературы: необходимость сопоставить его с другими текстами – современников, предшественников и потомков. Важна при этом возможность переходить от одного текста к другому в ходе чтения и анализа любого из них.
      Серия словарей должна отражать языковое богатство всего написанного Ф. М. Достоевским – его художественных и литературно-публицистических произведений, его деловой прозы и писем, другими словами, отражать все ипостаси его языковой личности, и художника слова, и публициста и рядового носителя русского языка.
      Серия словарей должна учитывать изменения языковой личности писателя на разных этапах его творчества.
      Серия словарей должна показать пользователю, как на выбор лексических единиц и их сочетаемость влияют такие факторы, как жанр текста, в котором они использованы, принадлежность речи автору (рассказчику) или персонажам того или иного произведения писателя.
      Серия словарей должна описывать все разнообразие лексических единиц, встречающихся в оригинальных текстах, принадлежащих писателю.
      Серия словарей должна содержать информацию обо всех употреблениях лексических единиц, более того – каждый из словарей серии обязан демонстрировать прежде всего и главным образом то, как функционирует описываемая лексическая единица в речи писателя, как она взаимодействует с соседями в тексте, как она образует контексты использования других единиц и как сама преобразуется в их контекстах, принадлежит ли к средствам локальной выразительности или к образующим его языковой конструкции, которая отражает художественную целостность текста.
      Более широкий круг академических задач, решать которые призван "Словарь языка Достоевского", связан с базовой для авторского коллектива установкой: творчество Достоевского является новой – после эпохи Карамзина и Пушкина, Лермонтова и Гоголя – вехой в развитии русского литературного языка. Писатель не только продолжил разработку продуктивных оснований, обнаруженных предшественниками, но и открыл ранее не востребованные ресурсы выразительности – синтаксическое богатство устной речи города, особенно тех диалогических ее разновидностей, которые столь созвучны устремлениям писателя к драматической прозе, описанию не столько положений героев, сколько их действий, хотя бы подчас и лишь виртуальных.
      "Словарь языка Достоевского" призван стать методологической и методической основой создания в интересах широкого круга гуманитариев словарей языка других классиков русской художественной литературы XIX и XX веков, особенно тех писателей второй половины XIX века, для которых актуально понятие индивидуального художественного стиля (Толстого, Тургенева, Гончарова, Салтыкова-Щедрина, Лескова).
      Очевидны трудности, с которыми сталкиваются составители и столкнутся пользователи будущего Словаря. Эти препятствия преодолимы, если и те и другие воспользовались бы тем, что предлагает современная информационная технология, в частности технология создания распределенных баз данных и гипертекстовых форм их совместного использования.
      Экспликация понятия "серия словарей" опирается на идею дифференциально-распределительного представления лексического строя идиолекта. Это должна быть серия одноаспектных и многоаспектных словарей, образующих такую сеть, содержательные характеристики которой исчерпывающим образом "покрывают" свойства и особенности языка Достоевского.
      К мысли о дифференциально-распределительном словаре как способе зафиксировать язык писателя с помощью определенного набора разных словарей приводят три обстоятельства.
      Первое обязано тому, что своеобразие единиц разных лексических категорий языка исключает однообразное их описание в рамках одного-единственного словаря, удовлетворяющего одним и тем же требованиям.
      Второе связано с невозможностью отвлечься от того, что каждая описываемая лексическая единица характеризуется в каждом тексте своей собственной лексической средой и своим собственным многообразием текстообразующих функций (средств упаковки, сюжетно-тематической конструктивности, выразительности и изобразительности), лексико-комбинаторных связей и обусловленных ими свойств, обнаруживаемых как в соединении, так и в альтернации синсемантичности и автосемантичности. Это последнее предполагает определенность относительно имманентных для корпуса жанровых и временных свойств текста.
      Третье состоит в том, что при словарном описании языка писателя как дискурса языковой личности приходится учитывать ту ее многоуровневую оформленнность, которая обнаруживается в идиолектности, членимости, сопоставимости с набором идиолектных различий, который в совокупности своей отвечает идиолектному языку, а при его социологизации – определенному во времени литературному языку.
      Идея дифференциальности при этом складывается из трех составляющих.
      Во-первых, в разных словарях серии описываются разные единицы, структурирующие языковую личность. Словарному описанию в данном конкретном словаре не подлежат единицы (даже если они широко употребительны в произведениях писателя), соответствующие характеристики которых вычислимы на основе параметров тех же единиц, но в других словарях намеченной серии.
      Во-вторых, идея дифференциальности выражается в том, что в разных словарях разные единицы языка писателя описываются разными лексикографическими средствами: одни приемы построения статей и способы подачи информации используются, например, в словаре топонимов, и совсем иные – в словаре афористики Достоевского и т. п. Первую и вторую основы дифференциального подхода можно, таким образом, назвать экстенсиональной дифференциальностью.
      В-третьих, в каждом из словарей проведен принцип внутренней, интенсиональной, дифференциальности: он заключается в том, что не все единицы, вошедшие в один словарь, описываются с одной и той же степенью подробности. Так, слова честь (или СМЕЯТЬСЯ), занимающие важное место в мире, создаваемом писателем, разрабатываются в толковом словаре с максимальным охватом их контекстов, с тщательным описанием и комментированием всех оттенков их употребления. Но там же слова густой, книга, одежда, отворить, отправиться, палисадник и др. нуждаются в минимальной лексико-семантической информации – их употребление в изучаемых текстах полностью остается в пределах, ассоциируемых с литературным языком.
      Основной ориентир дифференциально-распределительного словарного описания составляют уровни строения языковой личности. Во всех словарях серии фиксируется информация о распределении описываемых единиц по отдельным произведениям автора, о родах словесности, или о жанрах текстов, которым они принадлежат, о распределении этих текстов по периодам творчества. Для ряда словарей приводятся ещё и сведения о распределении употреблений изучаемых единиц по дискурсам разных персонажей Достоевского (например, в словарях фразеологии или афористики).
      Дифференциально-распределительный словарь является не только аналитическим, но и синтезирующим средством представления языковой индивидуальности писателя. Сегодня это единственный известный нам путь постижения и членимости (а значит, оформленности), и целостности идиолекта писателя. Представление лексического строя идиолекта Достоевского при подобной эвристической установке могло бы быть изображено следующей схемой

 

 

      Комментарий к схеме
      Пр
и определении состава серии словарей учитывались признаки двух типов: а) признаки, характеризующие место и роль лексикографируемой единицы в структуре языка и конкретного текста; б) признаки, диктуемые аспектом изучения языковой личности, — как раскрывающие специфику данного автора, так и учитывающие особенности его читателя.
      1. Первое основание деления – формальное: единицей словарного представления может быть либо "слово", либо единица "большая, чем слово" – словосочетание или предложение, речение.
      2. Предметом описания может быть одно или более чем одно свойство описываемой единицы; словарь может быть однопараметрическим или многопараметрическим.
      К первым относится, например, частотный словарь. Ко вторым – словари, где лексиграфическая единица получает характеристику по многим линиям (функционально-стилистической, прагматической, семантической, грамматической, сочетаемостной и т. д.). В зависимости от роли в предложении и высказывании, различаются словари полнозначных и словари неполнозначных, конструктивных лексических единиц.
      3. Авторский дискурс может быть представлен полностью или частично, выборочно. Так, словник частотного словаря включает все лексические единицы всех текстов Достоевского, а значит, соответствующий словарь должен быть квалифицирован как полный. Иное глоссарий: он содержит характеристику только апеллятивов, отобранных по возможной непонятности для читателя. Таковы же и ономастиконы, описывающие имена собственные. Выборочными будут и полипараметрические лексикографические представления лексического и грамматического строя идиолекта, в последнем случае такое, как словарь грамматических слов, а в первом – такие, как идеоглоссарий и идиоглоссарий, см. ниже.
      4. Для единиц, больших, чем слово, существенно противопоставление относительно категорий "свое" и "чужое".
      Лексическая категория "свое речение" разрабатывается двумя словарями – словарем общенациональной фразеологии во всем многообразии ее вариантов, иногда специфичных для изучаемого идиолекта, и словарем афористики – созданных писателем крылатых выражений, сентенций и максим. Разница между ними в отношениях с соответствующими разрядами общенационального словаря. Для каждой отдельной языковой личности авторская фразеология заимствуется из общенациональной, в процессе заимствования становится неотъемлемой принадлежностью ее лексикона и тезауруса, а затем и строевым материалом для её текстов. Крылатые выражения, особенно созданные самим автором и получившие распространение в текстах других авторов, являются источником для расширения словаря литературного языка.
      Для "чужого слова" важно различать прецедентные и непрецедентные речения, т.е. входящие в общеязыковой (общелитературный) фонд знаний, с одной стороны, и не являющиеся общеизвестными, с другой, речения документированные и речения, не документированные автором. <...>

III. Базовый словарь серии – словарь идиоглосс

      Итак, дифференциально-распределительный характер всего проекта обусловлен многими факторами, но прежде всего – неоднородностью лексикона писателя и гетерогенностью описываемых текстов. Последняя объясняется как жанровыми, так и хронологическими их различиями, отражающими "языковую биографию" мастера слова. Если обратиться к распределению лексических единиц в текстах разных жанров, то мы увидим, что одни из них являются "сквозными", встречаются в текстах всех жанров, другие – нет. Так, только в письмах мы встретим абонироваться, автограф, альфа, арабески и еще десяток слов на "а". Только в публицистике из перечня слов на ту же букву употреблены: абсентеизм, авторство, адепт и др.
      Точно так же слова могут различаться и по временному признаку. Состав лексических единиц меняется и от одного периода творчества к другому. Так, в текстах первого периода нет слов агнец, адвокат, аккомпанировать, представленных в двух последующих периодах; в третьем периоде отсутствует слово агония, употребляемое автором в произведениях первых двух периодов, и т.п.
      Но неоднородность лексикона оказывается не только формальной – жанрово или хронологически обусловленной, – но и содержательной. Речь идет о противопоставлении ключевых единиц (тематических, семантически опорных, лейтмотивных, слов-фаворитов) неключевым, не являющимся семантически опорными. Сам термин "ключевое слово" несет в себе две идеи: идею важности, семантического (тематического) веса для передачи смысла текста и идею обязательности присутствия, невозможности опустить его, например, при сжатии текста (реферат, дайджест, текст-примитив). Ключевые слова бывают двух родов: слова, характеризующие только текст, и слова, отражающие как строение, так и смысл текста, т.е. тоже характеризующие текст, но одновременно несущие на себе печать субъективного авторского мировидения, авторского языка, индивидуального авторского стиля. Для различения двух родов ключевых слов мы вводим разрабатываемые коллективом авторов термины теории авторских словарей – идеоглосса и идиоглосса.
      Идеоглоссой (ср. ряд терминов – идея, идеология, идеограмма, идеография) мы называем тематически выделенную единицу текста, представляющую собой лексическое свидетельство его принадлежности диалогу культур или субкультур – таких, как элитарная и профанная, – по социологически, философски, эстетически значимым проблемам.
      Ключевое слово в широком смысле, называемое нами идиоглоссой (ср. ряд терминов – идиолект, идиостиль, идиома, идиосинкразия), – это также единица текста, но одновременно это и обязательная единица индивидуального авторского лексикона, заряженная потенцией раскрыть читателю не только то, какой мир воссоздает автор, но и то, как он это делает.
      Идеоглоссы – это лексические средства выражения того, что является актуальным в создаваемой в тексте картине мира; идеоглосса – единица когнитивного уровня в структуре языковой личности. Идиоглоссы – это лексические маркеры индивидуальной манеры этого процесса созидания; идиоглосса – единица прагматического уровня в структуре языковой личности. Можно предполагать, что эти понятия соотнесены так, что среди лексически близких идеоглосс всегда найдется такая, которая является идиоглоссой, обратного, однако, не наблюдалось.
      В авторской лексикографии примером описания идеоглосс могли бы быть "Словарь к творениям Достоевского: не должно отчаиваться" митрополита Храповицкого (София, 1921) или созданный М. С. Ольминским "Щедринский словарь" (Москва, 1937).
      Охарактеризованная выше неоднородность авторского лексикона исключает возможность единообразно описать его в рамках одного-единственного словаря.
      В концепции дифференциально-распределительного лексикографического представления языка Достоевского приоритетная роль в задуманной серии словарей отводится так называемому "базовому" словарю идиоглосс. По своему характеру он относится к толковым, отличаясь от них рядом особенностей. Особенности эти, продиктованные ориентацией на выявление специфических черт языка писателя, таковы:
      – систематическое иллюстрирование употребления каждого описываемого значения контекстами, с распределением их по всем периодам творчества писателя и всем жанрам, в которых оно появляется (художественные произведения, публицистика, письма, деловые бумаги);
      – описание, по возможности исчерпывающее, лексической и синтаксической сочетаемости слова в каждом отдельном значении с приложением полного словоуказателя;
      – введение в структуру словарной статьи зоны "Комментарий" составителя, куда включаются:
      а) фиксация и иллюстрирование словосочетаний, которые характеризуются нестандартными особенностями синтаксической сочетаемости, управления или лексического состава;
      б) перечисление типовых ассоциатов, т.е. семантически близких к описываемому слову лексем, извлеченных из его контекстов;
      в) характеристика употреблений описываемого слова в составе афористических высказываний;
      г) указания на встретившиеся в текстах дериваты;
      д) частные наблюдения автора-составителя словарной статьи над отдельными лексико-семантическими вариантами и/или обобщения по поводу текстового поведения описываемого слова во всей совокупности его значений.
      Главное отличие "базового словаря" от такого, скажем, образцового в этом жанре произведения, как "Словарь языка Пушкина", заключается в словнике. Основными его единицами являются идиоглоссы: описываются не все без исключения слова, встретившиеся в текстах Достоевского, а только важные для характеристики индивидуального стиля при воссоздании мировидения автора, его общечеловеческих и национальных идеалов во всей их сложности и противоречивости. И главное – идиоглосса является лексикографической, конструктивной экспликацией стилистической категории "автор". Вот слова такого рода: тайна, деньги, бедный, поразить, испытание, гордость, кротость, ссора, вина, быстро, строгость, несчастливый, цель, трусость, стыдиться, страдать, мучиться, новый, мечта, добро, зло, русский, весь, только, никогда, никто, всегда, гражданин, беспорядочный, идеал...
      Таким образом, в понятие идиоглоссы мы вкладываем комплексный смысл, слагающийся из того, что эти единицы, во-первых, суть отражение главных мирообразующих, мироформирующих идей автора, и, во-вторых, что они служат концентрированным выражением специфики языка и стиля. В семиотическом аспекте идиоглосса –– это слово-знак, но не обычный, а знак второго порядка, поскольку его содержанием является не столько семантическая составляющая, сколько мироформирующая стилевая функция строительного элемента в картине мира автора. Обладание такой функцией и служит основным показателем идиоглоссного характера лексической единицы. Аналогичным является и план выражения идиоглоссы, поскольку он определяется не последовательностью составляющих ее букв или звуков, а акцентуированной, различительной ее позицией в идиолекте данного автора на фоне стандартного для данной языковой общности лексикона (скорей всего виртуального) или на фоне прочих индивидуально-авторских лексиконов той же культурно-языковой общности.
      Статус идиоглосс характеризуется следующими показателями: они представляют собой тезаурусообразующие понятия, являясь элементами субъективного авторского образа мира, авторского мировидения; по отношению к тексту они выполняют роль ключевых слов, набор которых позволяет воспроизводить в свернутом виде содержание конкретного текста; в силу повторяемости, сквозного характера, они являются единицами индивидуального авторского лексикона, однозначным и неповторимым образом характеризуя его идиолект. Способ их существования и поведение в тексте определяется тем, что идиоглоссы образуют в пространстве текста точки концентрации смысла, своеобразные центры, вокруг которых формируются специфические текстовые ассоциативные поля. Каждая идиоглосса в тексте существует, будучи погруженной в определенным образом ориентированное ассоциативное пространство. <...>

IV. Структура словарной статьи в базовом словаре

      Индивидуальные особенности речевой деятельности человека, владеющего даром художественного преобразования общелитературного и общенародного ее основания, т.е. национального языка, ярче всего находят выражение в строении словарной статьи. Очевиднее всего ее фрагментарность. Сравнение с одноименной статьей в словаре общенародного языка показывает, что в лексиконе конкретной языковой личности, как правило, не отражается в полной мере ни репертуар общеязыковых значений слова, ни их связи. Как следствие появляются лакуны в словообразовательном и лексико-семантическом гнездах, которые отражаются в связях со словами и значениями инокорневых слов.
      Другая особенность индивидуальной речевой деятельности – отражение авторской вариации общеязыковых норм сочетаемости слова, ассоциированных с ним грамматических, лексических и лексико-семантических правил участия в свободных и устойчивых, в частности во фразеологических, словосочетаниях.
      Организация индивидуальных употреблений слова является образом коалиции смысловых структур множества употреблений слов во всех текстах, в том числе и не являющихся художественными. Таковы прежде всего те словесные приметы особенностей восприятия, осмысления и оценки действительности, которые могли бы быть характерологическими для художника слова. В одних контекстах слова они едва осязаемы, в других – доступнее для читателя. Материал убеждает в необходимости соотнести с ними описание семантики каждого из анализируемых слов. Поэтому, как и прежде, одной из актуальных задач авторской лексикографии остается разработка технологии, которая обеспечивала бы эффективный поиск симптомов идиолектных словесных маркеров.

Словарная статья имеет в своем составе следующие разделы:

1. Адресная зона

2. Количественные характеристики использования описываемой единицы в текстах Достоевского в целом и отдельно в текстах каждого жанра

3. Корпус словарной статьи

3.1. Порядок описания значений

3.2. Описание каждого из значений лексикографируемой единицы

3.3. Описание употреблений в составе собственных имен

3.4. Описание употреблений в составе:

3.4.1 фразеологических единиц;

3.4.2. пословиц и поговорок

4. Словоуказатель

5. Комментарий и Примечания

6. Указания на использование описываемого слова в чужой речи

7. Словообразовательная окрестность

1. Адресная зона словарной статьи

      Заглавное слово дается в традиционной для словарей русского языка словарной грамматической форме и в современном написании.
      Адресная зона словарной статьи включает:

  • словарную форму описываемой единицы, или лемму (прописными буквами, полужирным шрифтом);
  • индекс омонима римскими цифрами, если в составе Словаря есть омонимичная единица;
  • стилистические характеристики описываемой единицы в целом, если она имеет омоним или вариант, отличающийся от нее стилистически;
  • морфологические характеристики описываемой единицы, если она имеет омоним, отличающийся от нее морфологически.

Например,

ГАРМОНИЯ I

ГАРМОНИЯ II разг.

2. Количественные характеристики использования  
описываемой единицы в корпусе текстов

      Количественные характеристики употребимости слова Достоевского представляют собой результаты первичной статистической обработки корпуса всех его текстов. Читатель найдет их в соответствующей зоне заголовочной части Словаря и при каждой из текстоформ описываемого слова – в Словоуказателе. Более подробные сведения предлагаются в специальной монопараметрической части лексикографической серии "Словарь языка Достоевского" – А. Я. Шайкевич. "Статистико-распределительный словарь художественной речи Достоевского".
      Количественные характеристики использования описываемой единицы в корпусе текстов (обязательная составляющая) – это последовательность цифр в угловых скобках:

  • первая цифра (полужирным шрифтом) перед двоеточием – общее количество словоупотреблений,
  • вторая цифра – количество словоупотреблений в художественной прозе,
  • третья цифра – количество словоупотреблений в публицистике,
  • четвертая цифра – количество словоупотреблений в личных письмах,
  • пятая цифра – количество словоупотреблений в официальных письмах и деловых документах.

Например,

ГОРЯЧИЙ <382:230,87,64,1>

  • если употребление в каких-либо жанрах текстов отсутствует, то в количественной характеристике ставится на месте цифры знак "–" ("минус").

      Например,

      ГАРМОНИЯ I <59:33,22,4,>
      ГАРМОНИЯ II <6:3,2,-,->

3. Корпус словарной статьи

      Ядро корпуса словарной статьи включает описания лексико-семантических вариантов. Таких описаний ровно столько, сколько у описываемой лексической единицы лексико-семантических вариантов; каждое отделяется от другого пробельной строкой.

      3.1. Порядок описания значений
      Порядок следования лексико-семантических вариантов в большинстве случаев определяется возрастанием степени ограничения на контексты использований – чем меньше ограничений, тем раньше дается описание. Поэтому варианты, которым жанровые и конструктивные ограничения на контексты не известны, даются раньше, чем описания тех вариантов, для которых ограничения идиолектно релевантны, а эти последние даются раньше, чем описания фразеологически связанных значений. Конструктивно свободные варианты предшествуют конструктивно связанным.
      При прочих равных условиях варианты, специфические для идиолекта писателя, предлагаются вниманию читателя раньше, чем их оппозиты.
      Например,

      ГОРЯЧИЙ <...>
      1. Исполненный, проникнутый сильным чувством, отличающийся глубиной чувства; выражающий сильное чувство.
      2. Пылкий, страстный, с увлечением отдающийся какому-л. занятию.
      3. Вспыльчивый, легко возбуждающийся.
      <...>
      10. В знач. сущ. ср.р. О чем-л. актуальном, злободневном.

      В перечне лексико-семантических вариантов слова последними приводятся результаты синтаксической транспозиции типа: В знач. сущ. ср.р.

      3.2. Описание значения (лексико-семантического варианта)
      В соответствии с целями словаря – изложить посредством принятой системы лексикографических приемов, помет и условных знаков результаты семантико-стилистического анализа текстов писателя в интересах изучения языковой индивидуальности – значения упорядочены так, что функционально менее значимые смысловые деления следуют за более значимыми для языковой характерологии. При изложении функционально-семантической перспективы слова учитывается эстетическая активность его семантических форм. Словарная статья обязана лаконично показать жанровые пути и динамику освоения художником богатств лексического строя общенародного языка.
      В силу того, что при словарной характеристике слова Достоевского основная функциональная нагрузка приходится на словоупотребления и контексты, всюду, где это возможно без ущерба для демонстрации разнообразия значений слова и связей между ними, авторы избегали неинформативной филиации семантики слова, членения его на иерархию значений, которое было бы нерелевантно для суждений об индивидуальности творческой языковой личности. Укрупняя семантическое членение слова, составители, вслед за некоторыми другими лексикографами, считали допустимым не разграничивать значения и контекстно обусловленные оттенки значения слова.
      Описание значения является обязательным и следует сразу за заголовочным словом. Эта характеристика лексической среды включает при необходимости стилистические сведения и данные об особенностях синтаксического облика соответствующего варианта слова. Обязательной частью описания должна быть явная фиксация описываемой внеязыковой действительности – с помощью перифраз (естественно-языковых и научных, или толкований с помощью специального метаязыка) или с помощью специальных лексических средств перефразирования, таких, как синонимы (или цепочки синонимов), антонимы или конверсивы.
      Описание значения может не приводиться для единично употребленных слов.

      3.2.1. Состав описания
      Описание лексико-семантического варианта включает пять следующих частей:

  • номер значения (прямым полужирным шрифтом);
  • стилистическую и грамматическую характеристики:

      – характеристику стилистической сферы употребления (курсивом): цслав., архаизм, варваризм, неологизм (факультативно);

      – синтаксические особенности лексико-семантического варианта (перед лексико-семантической характеристикой значения, курсивом, факультативно). Неопределенно-личные местоимения приводятся с сокращением компонента либо, например, кого-л., что-л., чем-л. В частном случае с их помощью могут быть указаны обязательные валентности (кроме субъектной);

  • лексико-семантическую характеристику значения (толкование, синонимы, квазисинонимы, перифразы, иные средства и формы – прямым светлым шрифтом);
  • примеры (с новой строки без отступа);
  • примечания (после примеров, факультативно).

      3.2.2. Иллюстрации употреблений слова
      Соответствующая часть словарной статьи является основной. Входящие в нее примеры использования описываемого слова призваны продемонстрировать спектр употреблений слова в характеризуемом значении, в частности, условия их существования, или их контексты. Их цель – дополнить характеристику лексической среды приводимых примеров указаниями, во-первых, на жанровые особенности сферы существования и на хронологические изменения условий функционирования описываемого лексико-семантического варианта слова (с учетом принятой периодизации творчества писателя); во-вторых, указаниями на "приращения", шире – на любые изменения, в частности упрощение смысла описываемой лексической единицы, которые отличают данного писателя как языковую личность. В данном выпуске отсутствуют, вообще говоря допустимые, в качестве примеров заглавия и подзаголовки произведений Достоевского.
      Отбор примеров. Цитаты для каждого значения приводятся обязательно из текстов всех функциональных разновидностей, или жанров. Словоупотребления в текстах одного жанра представлены иллюстрациями а) первого употребления и б) каждого из периодов творчества Достоевского (минимум по 1 примеру на каждый период). За основное принимается членение по периодам художественных произведений и ему подчинено распределение текстов публицистики и писем.
      Порядок расположения примеров и условные обозначения жанров:

      & – художественная проза;
      4 – публицистика;
      * – личные письма;
      + – деловые письма и документы.

      Примеры из текстов одного и того жанра приводятся с новой строки без отступа в подбор.
      В пределах каждого жанра расположение примеров хронологическое. На отсутствие примеров из текстов того или иного жанра указывает знак минус (–) в зоне "количественные характеристики". Так, эта зона для слова ИЗВЕСТНЫЙ свидетельствует, что оно встречается во всех жанрах, кроме деловых писем и документов.
      Например,

ИЗВЕСТНО <556:376,136,44,->

1. Безл. в знач. сказ. О наличии сведений о ком-л., чем-л.

& [Девушкин] Что мне только достоверно известно, так это то, что прошлый год у нас Аксентий Осипович таким же образом дерзнул на личность Петра Петровича, но по секрету, он это сделал по секрету. (БЛ 67) [Иван Петрович Петру Ивановичу] Известно вам, что воспитания и манеров хороших я не имею, и пустозвонного щегольства я чуждаюсь, потому что по горькому опыту познал наконец, сколь обманчива иногда бывает наружность и что под цветами иногда таится змея. (РП 236) Да и, наконец, всем известно, к какому контрасту способны некоторые утонченные дамы известного общества у себя за кулисами, и мне именно хотелось изобразить этот контраст. (ДС 359) Впрочем, известно, что человек, слишком увлекшийся страстью, особенно если он в летах, совершенно слепнет и готов подозревать надежду там, где вовсе ее и нет; мало того, теряет рассудок и действует, как глупый ребенок, хотя бы и был семи пядей во лбу. (Ид 43) 

4 Мы искренно желаем петербуржцам веселиться на дачах и поменьше зевать. Уж известно, что зевота в Петербурге такая же болезнь, как грипп, как геморрой, как горячка, болезнь, от которой еще долго не освободятся у нас никакими лечениями, ни даже петербургскими модными лечениями. Петербург встает зевая, зевая исполняет обязанности, зевая отходит ко сну. (Пб 18: 21) Ответ, конечно, благоразумный и справедливый, и мужик, конечно, должен с ним согласиться, но ведь слишком-то явно высказывать это обидно. Ведь известно, за что люди иногда обижаются. (Пб 19: 33) Публике слишком известно, что антрепренер столичной газеты, когда по примеру его основалась другая газета, в испуге сказал себе, схватясь за карман: "Эта новооснованная негодница может лишить меня двух или двух с половиною тысяч подписчиков". (ДП 21: 65)

* [М. М. Достоевскому] Григоровича и Некрасова нет еще в Петербурге, а известно лишь по слухам, что они явятся разве-разве к 15-му сентяб<ря>, да и то сомнительно. (Пс 28.1: 111) [А. И. Шуберт] Вам известно: с одной стороны счастье, блаженство; с другой – забота, мука, расстройство, да и в самом чувстве не то, что прежде; менее свободы, больше рабства. (Пс 28.2: 14) 

      Способ оформления примеров. Используется прямой светлый шрифт, текстоформа описываемой единицы дана полужирным шрифтом. Курсив в примерах – это всегда курсив Достоевского.
      В конце каждого примера приводится его адрес – отсылка к произведению (в соответствии с принятой для них системой обозначений) и к странице по публикации в Полном собрании сочинений Ф. М. Достоевского в тридцати томах (Л., "Наука", 1992–1999). Подробная расшифровка указаний приводится в Приложениях 1 и 2. Они позволяют читателю соотнести приводимую цитату с другими изданиями трудов писателя, а также получить информацию о времени создания текста.
      При объединении абзацев внутри примера на границе абзацев используется знак "?".
      В начале примера в квадратных скобках указывается говорящий – с двоеточием после имени персонажа для собственно прямой речи; без двоеточия для воспроизводимой речи (письма, несобственно-прямая речь). В тексте примера в квадратных скобках раскрываются анафорические местоимения. Отточие в угловых скобках, <...>, заменяет опущенную составителем часть текста из источника.
      О номинации персонажей см. Приложения 3а, 3б.
      Авторская речь специально не маркируется.

      3.2.3. Примечания к значению
      Эта часть словарной статьи содержит пояснения и наблюдения составителя, связанные с употреблением слова в данном значении.
      Например,

ГОРЯЧИЙ...<...>

4Воспаленный, разгоряченный под влиянием сильного чувства; вызванный сильным чувством, страстью.

& Или это всё, может быть, только так показалось господину Голядкину, потому что он сам весьма прослезился и ясно слышал, как текли его горячие слезы по его холодным щекам... Голосом, полным рыданий, примиренный с людьми и судьбою и крайне любя в настоящее мгновение не только Олсуфия Ивановича, не только всех гостей, взятых вместе, но даже и зловредного близнеца своего <...> (Дв 225) <...> [Катерина Ивановна:] У меня инстинктивное предчувствие, что вы, Алеша, брат мой милый (потому что вы брат мой милый), – восторженно проговорила она опять, схватив его холодную руку своею горячею рукой, – я предчувствую, что ваше решение, ваше одобрение, несмотря на все муки мои, подаст мне спокойствие, потому что после ваших слов я затихну и примирюсь – это я предчувствую! (БрК 171)

Примечания. Слово горячий в зн. 4 встретилось только в художественных текстах. В употреблении слова в данном значении почти всегда есть, с одной стороны, противопоставление "горячий – холодный" (горячие слезы – холодные щеки; горячие капли – похолодевшие руки; холодная рука – горячая рука, горячие слезы – бледные щеки), а с другой – расширение ассоциативного поля "горячий" (жечь, обжечь, палить, уголь, огонь, пламя, растопленный свинец, опаленный).

      3.3. Описание употреблений в составе имен собственных
      Характеристика имен собственных, в составе которых используется описываемое слово, дается после пробельной строки с начала новой строки без отступа вслед за разделителем – тремя косыми чертами "///" и примыкающим к нему именем зоны В составе имени собств. За описываемой одно- или многословной единицей, выделенной полужирным шрифтом, следует – факультативно – в квадратных скобках текст составителя, разъясняющий содержание имени собственного, а затем в подбор примеры из текстов Достоевского (как минимум по одному на каждый жанр текстов).
      В случае нескольких имен собственных, содержащих описываемое слово, каждое из них, кроме первого, приводимого после заглавия зоны, дается с новой строки без какого-либо отступа.
      Примечания к характеристике употреблений в составе имени собственного приводятся по общему правилу.
      Например,

БОЛЕЗНЬ <...>

/// В составе имени собств. "Болезнь нашего времени" * [М. П. Погодину] Чуть не с месяц назад отправил я в редакцию "Русского вестника" одну рукопись – название, кажется: "Болезнь нашего времени". (Пс 29.1: 308)

ДЕЛИКАТНОСТЬ <...>

/// В составе имени собств. "Лакейство или деликатность?" [название части I второй главы "Дневника писателя" за 1877 г. (Ноябрь).]

Примечания. Во второй главе "Дневника писателя" за 1877 г. (Ноябрь) [ПСС, т. 26: 67-73] слово деликатность занимает особое место – и по частоте (25 раз – на пяти страницах текста) и по индивидуально-смысловой нагруженности. Деликатностью Достоевский в данном случае называет такую не одобряемую им черту русской интеллигенции, как зависимость русского сознания от мнения о них европейцев, неуверенность в своей "достаточной европейскости" и, как следствие, желание казаться более просвещенными, более европейцами, чем сами европейцы. Нагнетая повтор в своих утверждениях, что деликатность русских перед Европой – это все же именно деликатность, а не лакейство (при этом надо иметь в виду, что историческим фоном этих рассуждений является русско-турецкая война), Достоевский достигает противоположного эффекта, и то свойство деликатности русских, о котором он писал в октябрьском выпуске "Дневника писателя" скорее сочувственно (см. ДП 26: 47 к зн. 1), здесь им осуждается. <...>

      3.4.1. Описание употреблений в составе фразеологических единиц
      Описание фразеологических единиц приводится после пробельной строки непосредственно вслед за начинающим новую строку маркером раздела ♦. Фразеологическая единица подается прямым полужирным шрифтом без точки на конце. Если у нее несколько значений, каждое дается после соответствующего номера в круглых скобках. Если фразеологических единиц несколько, каждая, кроме первой, следующей за разделителем зоны, приводится с новой строки по алфавиту первого слова.
      Например,

БОЛЕЗНЬ <...>

♦ Английская болезнь Рахит * [А. Г. Достоевской] Напишу скоро и напишу много, – скверная и ревнивая жена! Ах, Аня, кого ты вздумала подозревать? Ив<ан> Григор<ьевич> говорил, что Раухфус (доктор) находит в Грише начало английской болезни; вот бы им в Руссу-то, еще не поздно! (Пс 29.1: 281)

Болезнь века О чем-л. негативном в образе жизни, взглядах людей в какой-л. период времени & [Лобов:] Я к тому, что в наш век в России не знаешь, кого уважать. Согласитесь, что это сильная болезнь века, когда не знаешь, кого уважать, – не правда ли? (ВМ 105)

Каменная болезнь * [М. М. Достоевскому] В мае месяце 55-го года я проводил их [Исаевых] в Кузнецк, через два месяца он [Исаев] умер от каменной болезни. (Пс 28.1: 202)

      Если фразеологическая единица отличается от языковой нормы, то это отмечается в Примечаниях к ней.
      Например,

ГРЯЗЬ <...>

В грязь лицом не шлепнуться * [М. М. Достоевскому] Одним словом, в грязь лицом не шлепнусь, да, кроме того, тут все идеи "Эпохи" о "почве" должны быть выражены, не беспокойся. (Пс 28.2: 75)

Примечания. Замена компонента фразеологизма на нестандартный (Ср. в грязь лицом не ударить)

      Описание фразеологической единицы помимо ее словарной формы содержит примеры из текстов Достоевского. Как минимум для каждой фразеологической единицы и каждого ее варианта приводится по одному примеру из текстов каждого жанра. В примерах описываемая единица дается прямым полужирным шрифтом.
      Например,

ДОЙТИ <...>

Дело дойдет до & [Ростанев:] Он [Фома] брюзглив, капризен – не спорю; но когда дело дойдет до высшего благородства, тут-то он и засияет, как перл... именно, как перл. (СС 128) [Ганя] Уверяю вас, что до вашей статьи дойдет дело в свою очередь, тогда вы и заявите ваше объяснение, а теперь будем лучше продолжать по порядку. (Ид 231)

4 Дело в том, что вы, "Русский вестник", толкующий о приличиях, читающий нам на целых страницах правила мудрости, до того сами невоздержны и задорны, что не терпите ни малейшего противоречия, когда дело дойдет до вас. (Пб 19: 121)

* [М. М. Достоевскому] Редакторство поручено мне, и перевод хорош будет. Паттон – человек драгоценный, когда дело дойдет до интереса. (Пс 28.1: 85)

      Фразеологическая единица в текстах Достоевского может быть представлена вариативно (например, по глагольному виду или по признаку одушевленности-неодушевленности). В этом случае те ее компоненты, которым она обязана вариативностью, даются через косую черту "/".
      Например,

ГРЯЗЬ <...>

В грязь (втоптать/втаптывать) & <...> но как тут и являлось известное своим неблагопристойным направлением лицо и каким-нибудь самым возмущающим душу средством сразу разрушало все предначинания господина Голядкина, тут же, почти на глазах же господина Голядкина, очерняло досконально его репутацию, втаптывало в грязь его амбицию и потом немедленно занимало место его на службе и в обществе. (Дв 184) * [М. М. Достоевскому] Князь Одоевский просит меня осчастливить его своим посещением, а граф Соллогуб рвет на себе волосы от отчаяния. Панаев объявил ему, что есть талант, который их всех в грязь втопчет. (Пс 28.1: 115)

Грязью (бросать/бросить/забросать/кидать) & [Зина:] Я не хочу сносить от них обид; ни одна из них не имеет права бросить в меня грязью. Все они готовы сейчас же сделать в тридцать раз хуже, чем я или вы! (ДС 385) 4 Конечно, какой это герой: это "идеалист сороковых годов" и только, даже, может быть, смешной, неумелый, ибо думал, что одним мельчайшим частным случаем может побороть всю беду; но все-таки можно бы, кажется, нашим Потугиным быть подобрее к России и не бросать в нее за все про все грязью. (ДП 22: 25) Я про будущее великое значение в Европе народа русского (в которое верую) сказал было одно словцо прошлого года на пушкинских празднествах в Москве, – и меня все потом забросали грязью и бранью, даже в из тех, которые меня обнимали тогда за слова мои, – точно я какое мерзкое, подлейшее дело сделал, сказав тогда мое слово. (ДП 27: 36) * [А. Н. Майкову] Ну что им теперь говорить, в кого грязью кидать. Скалить зубы, конечно, можно; у нас только это и умеют. (Пс 28.2: 227)

      Если фразеологическая единица относится к нескольким словарным статьям, она приводится в каждой из них. Так, описание фразеологизма вечная память дается в словарных статьях ВЕЧНЫЙ и ПАМЯТЬ.

      3.4.2. Описание употреблений в составе пословиц и поговорок
      В зоне фразеологии в качестве самостоятельного выделен особый раздел под названием В пословицах и поговорках.
      После названия раздела в подбор следуют примеры из Достоевского с пословицей, выделенной прямым полужирным шрифтом. После примеров могут следовать Примечания, даваемые в подбор к примерам.
      Например,

ГОСТЬ <...>

В пословицах и поговорках & Из внутри крокодила слышен лишь хохот и обещание расправиться розгами (sic), а бедное млекопитающее, принужденное проглотить такую массу, тщетно проливает слезы. Незваный гость хуже татарина, но, несмотря на пословицу, нахальный посетитель выходить не хочет. (Кр 206)

РАД <...>

В пословицах и поговорках & [Доброселова] За столом каждый кусок, который мы брали, следила глазами, а если мы не ели, так опять начиналась история: дескать, мы гнушаемся; не взыщите, чем богата, тем и рада; было ли бы еще у нас самих лучше. (БЛ 31) Ведь не прогонишь же ты [Пселдонимов] меня, полагаю... Рад не рад, а гостя принимай!.. – продолжал Иван Ильич, чувствуя, что конфузится до неприличной слабости, желает улыбнуться, но уже не может. (СА 17) А уж кто празднику рад, тот спозаранку пьян; вы уж меня извините! – Варламов говорил несколько нараспев. (ЗМ 114)

4. Словоуказатель

      После приводимого с новой строки заголовка Словоуказатель в подбор указываются все текстоформы (графические формы) описываемой лексической единицы.
      Для каждой описываемой единицы словоуказатель содержит алфавитный перечень текстоформ (выделенных полужирным шрифтом) в их распределении по жанрам.
      Каждой из текстоформ приписаны: 1) последовательность адресов (шифров) местоположения – вначале в корпусе текстов (соответствующий список условных обозначений приводится в Приложении 1), затем – после пробела – по страницам в публикации произведения в Полном собрании сочинений в тридцати томах; если данная текстоформа в данном тексте использована несколько раз, условное обозначение текста в любом непервом ее употреблении заменяется запятой; 2) каждой последовательности адресов для данной текстоформы – в квадратных скобках – количество этих адресов.
      Наглядности распределения текстоформ по текстам разных жанров служат условные обозначения жанров.

      Например,

ДВОЙНИК <...>

Словоуказатель & двойник Дв 143, 229 Пд 408, 410, 411, 412, 412, 413, 441, 441, 442, 446, 446, 446, 446 СЧ 111[16] двойника Пд 446, 446[2] двойнике Пд 410[1] двойником Пд 446[1] 4 двойник Пб 19: 152 ДП 26: 65, 65, 65[4] двойнике ДП 26: 66[1] * двойник Пс 28.1: 137, 133, 174, 340, 340, 350 [6] двойника Пс 28.1: 137, 132, 132, 314, 326, 340, 340, 340, 350[9] + двойник ДК 29.1: 379[1]

5. Комментарий и Примечания

      Комментарий сугубо фактологичен и относится только к слову – к слову в целом или к слову как системе значений. Примечания не столько фактологичны, сколько интерпретационны и могут относиться как к слову в целом, так и к отдельным значениям слова.
      Комментарий и примечания должны способствовать более глубокому раскрытию особенностей словоупотребления. Они лингвистичны. Им равно далеки предмет и задачи историко-культурного комментирования и разъяснение реалий.
      Гораздо реже они относятся к истории русского национального и русского литературного языка, в частности используют данные областных словарей, а также исторических словарей и историко-лексикологических исследований. Только как исключение можно рассматривать привлечение фактов истории русской и мировой литературы (прежде всего результатов изучения творчества Достоевского и его места в мировой культуре).
      Комментарий и Примечания ко всему слову в совокупности его значений располагаются после Словоуказателя. Необходимость их наличия в каждом отдельном случае определяется составителем. Примечания имеют свободную форму, а Комментарий содержит разделы, имеющие стандартные условные обозначения (см. ниже).

5.1. Указатель аббревиатурных обозначений разделов Комментария

АФРЗ

Фразы с описываемым словом, употребляющиеся как афоризмы или способные стать афоризмами

АВТН

Автонимные употребления описываемого слова

НРЗН

Употребление текстоформ описываемого слова, в которых разные их значения не различаются

ИГРВ

Игровое употребление описываемого слова

КОМБ1

Использование в одном предложении двух или нескольких текстоформ с разными значениями

КОМБ2

Использование в одном контексте нескольких слов того же словообразовательного гнезда

СМВЛ

Символическое употребление слова

АССЦ

Ближайшее ассоциативное окружение описываемого слова

СЧТ1

Подчинительные связи слова

СЧТ2

Связи слова, отличные от подчинительных

НСТ

Нестандартная сочетаемость и управление

МРФ

Морфологические особенности употреблений слова

ИРОН

Ироническое употребление слова

ТРП

Тропеическое употребление описываемого слова

5.2. Образцы заполнения разделов Комментария

      АФРЗ

ДЕЛИКАТНЫЙ <...>
АФРЗ DВдвое надо быть деликатнее с человеком, которого одолжаешь... <...>. (СС 15) Деликатная взаимность вранья есть почти первое условие русского общества – всех русских собраний, вечеров, клубов, ученых обществ и проч. (ДП 21: 119) Известно, что все русские интеллигентные люди чрезвычайно деликатны, то есть в тех случаях, когда они имеют дело с Европой или думают, что на них смотрит Европа, – хотя бы та, впрочем, и не смотрела на них вовсе. (ДП 26: 67) Деликатный страх перед Европой есть чисто русское дело и изобретение и не может быть понят никогда и никем. (ДП 26: 76)D (Как видно из примеров, большинство контекстов имеют ироническую окрашенность).

      АВТН

ВЕЛИКОДУШНЫЙ <...>
АВТН DМуж, прежде всего, человек твердый, прямой, честнейший и добрейший (то есть даже великодушный, как доказал он впоследствии <...>) (ДП 26: 99)D

      НРЗН

ПОРЫВ <...>
НРЗН 1v2: D[Иван Петрович] Все чувство ее [Нелли], сдерживаемое столько времени, вдруг разом вырвалось наружу в неудержимом порыве, и мне стало понятно это странное упорство сердца, целомудренно таящего себя до времени и тем упорнее, тем суровее, чем сильнее потребность излить себя, высказаться, и все это до того неизбежного порыва, когда все существо вдруг до самозабвения отдается этой потребности любви, благодарности, ласкам, слезам... (УО 296) [Варвара Петровна П. С. Верховенскому:] Я узнаю себя в Nicolas. Я узнаю эту молодость, эту возможность бурных, грозных порывов... (Бс 152) [Закладчик] С ее стороны раз или два были порывы, бросалась обнимать меня; но так как порывы были болезненные, истерические, а мне надо было твердого счастья, с уважением от нее, то я принял холодно. Да и прав был: каждый раз после порывов на другой день была ссора. (Кт 15) Даже, может быть, самые ошибки его [Добролюбова] происходили иногда от излишней страстности его душевных порывов. (Пб 20: 75)D <...>

      ИГРВ

УЛЫБАТЬСЯ <...>
ИГРВ О игре значений см. ТРП В метаф. к зн. 1 ДС 354

      КОМБ1

СМЕЯТЬСЯ <...>
КОМБ1 D[Аглая:] Я сначала не понимала и смеялась <зн. 1>, а теперь люблю "рыцаря бедного", а главное, уважаю его подвиги. | Так кончила Аглая, и, глядя на нее, даже трудно было поверить, серьезно она говорит или смеется <зн. 3>. (Ид 207) Были у нас и демоны, настоящие демоны; их было два, и как мы любили их, как до сих пор мы их любим и ценим! Один из них [имеется в виду Гоголь] все смеялся <зн. 1>; он смеялся <зн. 1> всю жизнь и над собой и над нами, и мы все смеялись <1v2> за ним, до того смеялись <зн. 2>, что наконец стали плакать от нашего смеха. Он постиг назначение поручика Пирогова; он из пропавшей у чиновника шинели сделал нам ужасную трагедию. (Пб 18: 59)D

      КОМБ2

СМЕЯТЬСЯ <...>
КОМБ2 D[Мечтатель] Вдруг она [Настенька] сделалась как-то необыкновенно говорлива, весела, шаловлива. Она взяла меня под руку, смеялась, хотела, чтоб и я тоже смеялся, и каждое смущенное слово мое отзывалось в ней таким звонким, таким долгим смехом... (БН 130) Настасья так и покатилась со смеху. Она была из смешливых и, когда рассмешат, смеялась неслышно, колыхаясь и трясясь всем телом, до тех пор, что самой тошно уж становилось. (ПН 26) Ставрогин вдруг рассмеялся. | – Я на обезьяну мою смеюсь, – пояснил он тотчас же. | – А! догадались, что я распаясничался, – ужасно весело рассмеялся и Петр Степанович, – я чтобы вас рассмешить! (Бс 405–406)D

      СМВЛ

ВЕЧНЫЙ <...>
СМВЛ К зн. 2: Слово вечный в романе "Преступление и наказание" в сочетании вечная Сонечка приобретает обобщенно-символический смысл, обозначая, с одной стороны, полную безысходность, а с другой – бескорыстие и женскую жертвенность: D[Раскольников, узнав из письма матери о помолвке сестры с Лужиным, размышляет о Дуне:] Да чего: тут мы и от Сонечкина жребия, пожалуй что, не откажемся! Сонечка, Сонечка Мармеладова, вечная Сонечка, пока мир стоит! Жертву-то, жертву-то обе вы измерили ли вполне? (ПН 38)D

      АССЦ

БЕЗУМНЫЙ <...>
АССЦ бессвязно, бессмысленный, бред, бредить, буря, весь дрожа, волнение, глупо, глупость, вывести из терпения, выражаться, дать отчет, дикий, жажда, забыться, изумленный, испуганно, кричать, нелепость, необыкновенный, неутолимый, отрывочно, порыв, рискнуть, решиться, радость, сердце, слезы, сознательно, страдание, страстно, сумасброднейший, сумасбродный, сумасшедший, умолять, фантазия.

      СЧТ1

КРОТОСТЬ <...>
СЧТ1 кротость ангельская БрК 191 неожиданная СС 131 пресловутая БрК 308 простоватая и безответная СС 8 робкая Кт 25 редкая Ср 47 спокойная БрК 180 страдальческая ДП 26: 118; кротость мешала Кт 18; кротости похвалы СС 158; кротости ангел Бс 61; (робкой) кротости вид Кт 25 человек редкой кротости ЗМ 57; от кротости в восторге СС 129; кротость (кого-л., чью-л.) (в.п.) заимствовать ДП 22: 44 испытать СА 41 отличить Ср 47 постичь ДП 26: 118 узнать ДС 335; за кротость вознагражден (на том свете) Ид 344 пожалеть Пд 11; кротостью угодить СС 8 уврачевать раны СС 15 вымолить БрК 191; кротостию избегнуть беды ПН 310; с кротостью исполнять волю СС 137 поглядеть БрК 180.

      СЧТ2

ГЕНИАЛЬНЫЙ <...>
СЧТ2 Dотомстил самым простейшим, самым гениальнейшим образом ЗП 130 во всякой гениальной или новой человеческой мысли Ид 328 человеком гениальным и оригинальнейшим Ид 385 женщина может быть, гениальная, литературная Бс 277 идеи пошлые, скорые <...> считаются величайшими и гениальнейшими Пд 77 вещь гениальную, могучую Пб 20: 29 новой гениальной нации Пб 21: 236 романом "Жанна", произведением уже гениальным, представляющим собою светлое и, может быть, бесспорное разрешение исторического вопроса о Жанне д'Арк ДП 23: 35 многие из гениальнейших и либеральных мыслителей Европы ДП 25: 157 называется гениальною, творящею силою ДП 25: 199 каким-нибудь новым гениальным открытием ДП 26: 44 такому великому, гениальному и руководящему уму, как Пушкин ДП 26: 114 своим глубоко прозорливым и гениальным умом ДП 26: 129 гениальным новым словом Пс 29.1: 114 речь моя гениальная и пророческая Пс 30.1: 188D

      НСТ

ЗАСМЕЯТЬСЯ <...>
НСТ DЯ засмеялась ему [отцу], потому что не могла удержать своего чувства, когда его видела <...>... (НН 169) Ракитин не выдержал: | – Что ж, обратил грешницу? – злобно засмеялся он Алеше. – Блудницу на путь истины обратил? (БрК 324) Мало захотели! – засмеются мне, – где средства, и что получим: себе убыток и только. (ДП 27: 37) Нет, я другому засмеялся. А именно: вспомнились мне вдруг наши барыни и модные магазины наши. (ЗЗ 60) [Аглая князю Мышкину:] А вы не убежите? | Может быть, и не убегу, – засмеялся он наконец вопросам Аглаи. (Ид 293)D (см. также Кр 181 и, выше к зн. 2, Кт 27). DСловно демон его шепнул ему на ухо, что он [Ордынов] ее понял... И все сердце его засмеялось на неподвижную мысль Катерины... (Хз 310)D

      МРФ

ДЕЛИКАТНЫЙ <...>
МРФ Деликатный в зн. 1 и 3 Достоевский нередко использует в превосходной степени деликатнейший, а также в аналитической форме самый деликатный: в худож. прозе 12 раз из 67, в письмах – 9 из 22. Причем в художественной прозе преобладает употребление превосходной степени для зн. 3 (и обычно с ироническим оттенком), а в письмах – для зн. 1.

      ИРОН

ВЕЛИКОДУШИЕ <...>
ИРОН DОказывается, разумеется, что она чиста, как голубь, что она только пошалила, увлеклась Гюставом, и что брибри, раздавливающий своим великодушием, ей дороже всего. (ЗЗ 97) Блондинка, с своей стороны, заметив любовь брюнетки к Степану Трофимовичу, тоже заключилась сама в себя. И все трое, изнемогая от взаимного великодушия, промолчали таким образом двадцать лет, заключившись сами в себя. (Бс 495)D Иронично окрашены контексты со словосочетанием припадок великодушия: DНо Фома Фомич был в припадке необыкновенного великодушия. (СС 155) <...> генерал в припадке великодушия хотя и очень перепугался сам хотел не отходить всю ночь от "постели несчастной" [Ю.М. Лембке], но через десять минут заснул в зале, еще в ожидании доктора, в креслах, где мы его так и оставили. (Бс 393)D См. также НН 262 Ид 133

      ТРП

БОЛЕЗНЬ <...>
ТРП В сравн. D[Доброселова] Болезнь, как червь, видимо подтачивала жизнь ее [Анны Федоровны] и близила к гробу. Я все видела, все чувствовала, все выстрадала: все это было на глазах моих! (БЛ 31) [Девушкин] Посмотришь, вот он [мальчик] уж и кашляет; тут недалеко ждать, и болезнь, как гад нечистый, заползет ему в грудь, а там, глядишь, и смерть уж стоит над ним, где-нибудь в смрадном углу, без ухода, без помощи – вот и вся его жизнь! (БЛ 87) Потому что этакая насильственная, дикая любовь действует как припадок, как мертвая петля, как болезнь, и – чуть достиг удовлетворения – тотчас же упадает пелена и является противоположное чувство: отвращение и ненависть, желание истребить, раздавить. (Пд 420) <...>D В метон. DНи одной минуты не принимаю тебя за реальную правду, – как-то яростно даже вскричал Иван. – Ты [гость] ложь, ты болезнь моя, ты призрак. Я только не знаю, чем тебя истребить, я вижу, что некоторое время надобно прострадать. (БКа 72)D В метаф. DИпполит был очень молодой человек, лет семнадцати, может быть и восемнадцати, с умным, но постоянно раздраженным выражением лица, на котором болезнь положила ужасные следы. Он был худ как скелет, бледно-желт, глаза его сверкали, и два красные пятна горели на щеках. (Ид 215) Ну как оправдать такого подсудимого? А ну как он убил и уйдет ненаказанным – вот что чувствует каждый в сердце своем почти невольно, инстинктивно. Да, страшная вещь пролить кровь отца, – кровь родившего, кровь любившего, кровь жизни своей для меня не жалевшего, с детских лет моих моими болезнями болевшего, всю жизнь за мое счастье страдавшего и лишь моими радостями, моими успехами жившего! О, убить такого отца – да это невозможно и помыслить! (БКа 168)D

УЛЫБКА <...>
ТРП <...> В зевгме DС саркастической улыбкой и со шляпой в руках, Мозгляков воротился в большую залу. (ДС 398) <...> увивалась около кресел одна личность в истасканном сюртуке, пестром жилете, в усах, держа картуз на отлете и с подобострастною улыбкой... (Иг 266) Она [Юлия Михайловна] с унижением и с улыбками, при всем своем высокомерии, пробовала заговорить с иными дамами <...>. (Бс 387) Через четверть часа уже усаживались в крытую бричку: он [С.Т. Верховенский] очень оживленный и совершенно довольный, она [Улитина] с своим мешком и с благодарною улыбкой подле него. (Бс 490)D ГАРМОНИЯ I <...>
ТРП В градации DО друзья мои! – иногда восклицал он [С.Т. Верховенский] нам во вдохновении, – вы представить не можете, какая грусть и злость охватывает всю вашу душу, когда великую идею, вами давно уже и свято чтимую, подхватят неумелые и вытащат к таким же дуракам, как и сами, на улицу, и вы вдруг встречаете ее уже на толкучем, неузнаваемую, в грязи, поставленную нелепо, углом, без пропорции, без гармонии, игрушкой у глупых ребят! Нет! (Бс 24)D

      Как уже отмечалось, отдельные разделы Комментария, помимо текста Достоевского, могут содержать пояснения составителя по поводу приведенного материала. Такие пояснения сведены в Примечания к этому разделу Комментария. Так, например, зона СЧТ1 Комментария к словарной статье УЛЫБОЧКА имеет, в свою очередь, примечания:

УЛЫБОЧКА <...>

СЧТ1 улыбочка замелькала (на устах) БКа 15 засветлела БЛ 13 показалась (на губах) БрК 34; улыбочка благоволения Дв 186; улыбочка блаженная Бс 485 добренькая БЛ 13 кисленькая СС 49 легкая Дв 201 милая, хотя и загадочная БКа 15 насмешливая БрК 55 неблагопристойная Дв 185 приветливая БЛ 13 самодовольная ЗМ 29 сладенькая ЗМ 79 тоненькая БКа 48 тонкая, молчаливая, не без хитрости БрК 34 хитренькая ЗМ 69 шутливая Бс 207; с улыбочкой бормотать Дв 185 вертеться Дв 201 глядеть БрК 244 заговорить ЗМ 29 обращаться Дв 135 отвечать СС 49 поддакивать Бс 485 поддакнуть ПН 93 подойти ЕС 98 следить БрК 55 слушать ЗМ 69; улыбочку адресовать Дв 169 вызвать БКа 48 наводить (на уста) Пб 18: 14 отпустить Дв 167 сорвать Дв 186; в улыбочку скривить рот Бс 207. Примечания. Отметим как особеность сочетаемости слова улыбочка использование прилагательных также с уменьшительными суффиксами: добренькая, кисленькая сладенькая, тоненькая, хитренькая.

6. Указания на использование слова в чужой речи

      Под чужой речью понимается дискурс, цитируемый в текстах Достоевского, независимо от того, к какому жанру они относятся. В данном словаре ее характеристика ограничена указанием адреса в текстах Достоевского и – в квадратных скобках – названием цитируемого произведения и его автора.
      Например,

АНГЕЛ <...>

Чужая речь Бс 497 Тх 11 [Откр 3, 14]; БрК 99 [Ф. Шиллер. "К радости". 1785, пер. Ф. Тютчева]; Бс 451 [Мт 22, 30]; ДП 21: 55 [Н. Лесков. "Запечатленный ангел"]

7. Из словообразовательного гнезда

      В этой зоне словарной статьи приводится фрагмент словообразовательного гнезда из текстов Достоевского, содержащий, кроме описываемой лексической единицы, как минимум непосредственно производные от нее, т. е. словообразовательную парадигму с вершиной, представленной данной лексической единицей. Состав соответствующего фрагмента парадигмы устанавливается с опорой на "Словообразовательный словарь русского языка" А. Н. Тихонова.
      В этом перечне в квадратных скобках строчными буквами полужиром указывается лемма, а далее следуют текстоформы, распределенные по жанрам. Как и в Словоуказателе, после текстоформы в пределах того или иного жанра приводится частота данной текстоформы. Слова, напечатанные прописными буквами в квадратных скобках, указывают на то, что текстоформы этих слов содержатся в соответствующих словарных статьях; прописными буквами полужиром выделено слово — вершина данной словообразовательной парадигмы.
      Например,

БЫСТРЫЙ <...>

Из словообразовательного гнезда [БЫСТРО] [быстрота] & быстрота Дв 186 Ид 416, 480 Пд 77 [4] быстротой НН 160 Ид 315, 323, 324, 324, 356, 493 Бс 507 Пд 240 БрК 8, 142, 346, 354 [13] быстротою УО 245, 429 ЗМ 12, 156 ПН 255 БрК 107 [6] быстроту Бс 303[1] быстроты Кр 182 [1] 4 быстроте ДП 23: 74[1] быстротой Пб 19: 78 ДП 21: 58 ДП 23: 120 ДП 25: 46[4] быстротою Пб 19: 84, 161 ДП 23: 80, 80, 94 ДП 24: 47 ДП 26: 22 [7] быстроту ДП 25: 56[1] * быстротой Пс 28.2: 120[1] быстротою Пс 30.1: 8[1] быстроту Пс 28.1: 152 [1] [БЫСТРЫЙ] [убыстрять] & убыстрять Пд 121[1]

      Зона "Из словообразовательного гнезда" отсутствует в том случае, если в текстах Достоевского нет производных данного слова.

УСЛОВНЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ

&

примеры из художественной прозы

4

примеры из публицистики

*

примеры из эпистолярного наследия (личные письма)

+

примеры из эпистолярного наследия (деловые письма и документы)

<...>

составительский пропуск в примере

|

граница между абзацами, объединяемыми в примере

///

в составе имени собственного

фразеологические выражения и идиомы

D... D

блок примеров, включенных в Примечания и Комментарии

Ú

указание на альтернативные квалификации

?

"знак сомнения" (указание на недостаточную уверенность составителей в предлагаемой квалификации материала)

!

знак смыслового подчеркивания

УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ НАЗВАНИЙ  
ПРОИЗВЕДЕНИЙ ДОСТОЕВСКОГО

      Бб

      Бобок

      БЛ

      Бедные люди

      БН

      Белые ночи

      БрК

      Братья Карамазовы (Т. 14)

      БКа

      Братья Карамазовы (Т. 15)

      Бс

      Бесы (Т. 10)

      ВМ

      Вечный муж

      ГП

      Господин Прохарчин

      Дв

      Двойник

      ДК

      Деловая корреспонденция

      ДП

      "Дневник писателя" (1873-1881 гг.)

      ДС

      Дядюшкин сон

      ЕС

      Елка и свадьба

      ЗЗ

      Зимние заметки о летних впечатлениях

      ЗМ

      Записки из Мертвого дома

      ЗП

      Записки из подполья

      Иг

      Игрок

      Ид

      Идиот

      Кр

      Крокодил

      Кт

      Кроткая

      МГ

      Маленький герой

      ММ

      Мужик Марей

      МХ

      Мальчик у Христа на елке

      НН

      Неточка Незванова

      Пб

      Статьи 1845-1864 гг., 1873-1878 гг.

      Пд

      Подросток

      Пл

      Ползунков

      ПН

      Преступление и наказание

      Пс

      Письма (личная переписка)

      РП

      Роман в девяти письмах

      СА

      Скверный анекдот

      Ср

      Слабое сердце

      СС

      Село Степанчиково и его обитатели

      СЧ

      Сон смешного человека

      Тх

      Бесы (Глава "У Тихона". Т. 11)

      УО

      Униженные и оскорбленные

      Хз

      Хозяйка

      ЧВ

      Честный вор

      ЧЖ

      Чужая жена и муж под кроватью

ДВОЙНИК <41:20,5,15,1>

1. Кто-л. воображаемый, имеющий полное внешнее сходство с кем-л. другим.

& Господин Голядкин совершенно узнал своего ночного приятеля. Ночной приятель его был не кто иной, как он сам, – сам господин Голядкин, другой господин Голядкин, но совершенно такой же, как и он сам, – одним словом, что называется, двойник его во всех отношениях................. (Дв 143) Тут Крестьян Иванович с одной стороны, а с другой – Андрей Филиппович взяли под руки господина Голядкина и стали сажать в карету; двойник же, по подленькому обыкновению своему, подсаживал сзади. (Дв 229) [Версилов:] Знаете, мне кажется, что я весь точно раздваиваюсь <...>. Право, мысленно раздваиваюсь и ужасно этого боюсь. Точно подле вас стоит ваш двойник; вы сами умны и разумны, а тот непременно хочет сделать подле вас какую-нибудь бессмыслицу, и иногда превеселую вещь, и вдруг вы замечаете, что это вы сами хотите сделать эту веселую вещь, и бог знает зачем, то есть как-то нехотя хотите, сопротивляясь из всех сил хотите. (Пд 408) [А. Долгорукий] Впрочем, настоящего сумасшествия я не допускаю вовсе, тем более что он [Версилов] – и теперь вовсе не сумасшедший. Но "двойника" допускаю несомненно. Что такое, собственно, двойник? Двойник, по крайней мере по одной медицинской книге одного эксперта, которую я потом нарочно прочел, двойник – это есть не что иное, как первая ступень некоторого серьезного уже расстройства души, которое может повести к довольно худому концу. Да и сам Версилов в сцене у мамы разъяснил нам это тогдашнее "раздвоение" его чувств и воли с страшною искренностью. Но опять-таки повторю: та сцена у мамы, тот расколотый образ хоть бесспорно произошли под влиянием настоящего двойника, но мне всегда с тех пор мерещилось, что отчасти тут и некоторая злорадная аллегория, некоторая как бы ненависть к ожиданиям этих женщин, некоторая злоба к их правам и к их суду, и вот он, пополам с двойником, и разбил этот образ! "Так, дескать, расколются и ваши ожидания!" Одним словом, если и был двойник, то была и просто блажь... Но все это – только моя догадка; решить же наверно – трудно. (Пд 446)

2. О ком-, чем-л., имеющем большую степень сходства с кем-, чем-л. другим.

& И вдруг какое-то знакомое и в высшей степени зовущее чувство сотрясло меня: я увидел вдруг наше солнце! Я знал, что это не могло быть наше солнце, породившее нашу землю, и что мы от нашего солнца на бесконечном расстоянии, но я узнал почему-то, всем существом моим, что это совершенно такое же солнце, как и наше, повторение его и двойник его. (СЧ 111)

4 У Александра Дюма есть между нашими художниками не менее знаменитый двойник-живописец [речь идет об Айвазовском]; но об этом после. (Пб 19: 152)

Примечания. (1) Зн. 2 исчерпывается двумя приведеными контекстами. (2) Для пояснения употребления слова двойник в контексте Пб 19: 152 приведем последующий текст: DТалант Айвазовского всеми признан, несомненно, точно так же, как и талант Александра Дюма-отца; и между этими двумя художниками чрезвычайно много общего. Г-н Дюма пишет с необычайною легкостью и быстротою, и г-н Айвазовский тоже. Г-н Дюма написал ужасно много, г-н Айвазовский тоже. И тот и другой художник поражают чрезвычайною эффектностью <...>. (Пб 19: 162)D

/// В составе имени собств. "Двойник" [повесть Ф. М. Достоевского] 4 Появилось это слово ["стушеваться"] в печати, в первый раз, 1-го января 1846 года, в "Отечественных записках", в повести моей "Двойник", приключения господина Голядкина". (ДП 26: 65) <...> я и уговорился, что эту новую повесть "Двойник" я, по окончании, дам ему [А. А. Краевскому] в "Отечественные записки" для первых месяцев наступающего 46-го года. Повесть эта мне положительно не удалась, но идея ее была довольно светлая, и серьезнее этой идеи я никогда ничего в литературе не проводил. (ДП 26: 65) * [М. М. Достоевскому, октябрь 1846 г.] Но чтоб жить, я решаюсь издать "Бедных людей" и обделанного "Двойника" отдельными книжками. Я не ставлю, например, на них 1-я часть, 2-я часть, это просто будет "Бедные люди" отдельно и "Двойник" тоже – вся деятельность моя за год. (Пс 28.1: 137) [М. М. Достоевскому, октябрь 1859 г.] Между тем к половине декабря я пришлю тебе (или привезу сам) исправленного "Двойника". Поверь, брат, что это исправление, снабженное предисловием, будет стоить нового романа. Они увидит наконец, что такое "Двойник"! Я надеюсь слишком даже заинтересовать. Одним словом, я вызываю всех на бой (и наконец, если я теперь не поправлю "Двойника", то когда же я его поправлю? Зачем мне терять превосходную идею, величайший тип, по своей социальной важности, который я первый открыл и которого я был провозвестником?). (Пс 28.1: 340) См. также ДП 26: 66 Пс 28.1: 132, 133, 174 Пс 28.1: 314, 326, 350 ДК 29.1: 379

Словоуказатель & двойник Дв 143, 229 Пд 408, 410, 411, 412, 412, 413, 441, 441, 442, 446, 446, 446, 446 СЧ 111[16] двойника Пд 446, 446[2] двойнике Пд 410[1] двойником Пд 446[1] 4 двойник Пб 19: 152 ДП 26: 65, 65, 65[4] двойнике ДП 26: 66[1] * двойник Пс 28.1: 137, 133, 174, 340, 340, 350[6] двойника Пс 28.1: 137, 132, 132, 314, 326, 340, 340, 340, 350[9] + двойник ДК 29.1: 379[1]

Комментарий

АФРЗ D<...> двойник – это есть не что иное, как первая ступень некоторого серьезного уже расстройства души, которое может повести к довольно худому концу. (Пд 446)D

АВТН См. АФРЗ Пд 446.

АССЦ аллегория, бояться, воля, другой, душа, замечать, исступление, медицинский, образ, повесть, повторение, пополам, раздваиваться, раздвоение, расколоть, расстройство (души), сам, сойти с ума, сумасшествие, такой же, точно, узнать, чувства.

СЧТ1 двойник настоящий Пд 446; двойник во всех отношениях Дв 143; двойник ваш Пд 408 его Дв 143; двойник подсаживал сзади Дв 229; двойника допускать Пд 446; двойника под влиянием Пд 446; с двойником пополам Пд 446.

СЧТ2 К зн. 1: Dтут могло быть исступление, тот же "двойник" Пд 411 если и был двойник, то была и просто блажь Пд 446D К зн. 2: Dповторение его и двойник его СЧ 111D Примечания. (1) В художественной прозе слово двойник в зн. 1 встречается лишь в двух произведениях: в "Двойнике" (1846 г.) – 2 раза и в "Подростке" (1875 г.) – 17 раз. На зн. 2 приходится одно употребление в рассказе "Сон смешного человека" (1877 г.) и одно – в публицистике (статья "Выставка в Академии художеств за 1860-1861 год"). В публицистике и письмах слово двойник в зн. 1 не встречается, а упоминается только "Двойник" как имя собственное – название повести Достоевского (20 употреблений). (2) При том, что тема двойничества обычно ассоциируется с творчеством Достоевского, слово это оказывается малочастотным в его произведениях. Однако, зная содержание всех произведений, можно сказать, что слово двойник является сквозным для его творчества. (2.1.) В одноименной повести (или "поэме") слово двойник встречается лишь дважды при обозначении второго господина Голядкина (в начале и в конце, "кольцуя" повествование); вообще же второй господин Голядкин именуется очень разнообразно, чаще всего Голядкин-младший, а также Голядкин второй, пришелец, гость, близнец, тезка, однофамилец, неприятель и смертельный враг, ложный друг и др. Тем самым предлагается поверить в реально существующего, физического двойника с полным внешним сходством. Но есть и другие контексты, где Голядкин второй называется иллюзией или же ужасом, стыдом, кошмаром, и эти контексты помогают раскрыть другую сторону значения слова, – двойничество как явление психологического (или даже психопатического) свойства, когда имеется в виду образ, порожденный самоотстранением человека от себя: DТот, кто сидел теперь напротив господина Голядкина, был – ужас господина Голядкина, был – стыд господина Голядкина, был – вчерашний кошмар господина Голядкина, одним словом, был сам господин Голядкин, – не тот господин Голядкин, который сидел теперь на стуле с разинутым ртом и с застывшим пером в руке; не тот, который служил в качестве помощника своего столоначальника; не тот, который любит стушеваться и зарыться в толпе; не тот, наконец, чья походка ясно выговаривает: "Не троньте меня, и я вас трогать не буду", или: "Не троньте меня, ведь я вас не затрогиваю", нет, это был другой господин Голядкин, совершенно другой, но вместе с тем и совершенно похожий на первого, – такого же роста, такого же склада, так же одетый, с такой же лысиной, – одним словом, ничего, решительно ничего не было забыто для совершенного сходства, так что если б взять да поставить их рядом, то никто, решительно никто не взял бы на себя определить, который именно настоящий Голядкин, а который поддельный, кто старенький и кто новенький, кто оригинал и кто копия. (Дв 146-147) Надеясь, впрочем, что предмет его страха просто иллюзия, открыл он наконец глаза и робко покосился направо. Нет, не иллюзия!.. Рядом с ним семенил утренний знакомец его, улыбался, заглядывал ему в лицо и, казалось, ждал случая начать разговор. (Дв 152)D (2.2.) В романе "Подросток" слово двойник встречается 17 раз (из них 7 раз – в пределах одного абзаца, см. выше Пд 446 к зн. 1), и все употребления сконцентрированы в финале романа, в сцене, когда Версилов разбивает образ, и в "Заключении", где Аркадий Долгорукий анализирует этот его поступок. В "Подростке" (по сравнению с "Двойником") двойничество описывается исключительно как явление психологической природы человека. И будучи феноменом психологическим, оно имеет важную особенность, которая и выявлена Достоевским: в поступках двойник как раз не похож на субъекта, скорее он его противоположность. Это касается и двойника господина Голядкина, и в какой-то степени Версилова.

А. В. КОЛЬЦОВ: УКАЗАТЕЛЬ СЛОВ И ФОРМ СЛОВ 
В ПОЭТИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ

      <...> "Указатель..." является систематизированным источником, который дает возможность определить словарь языка А. В. Кольцова, зафиксированный в его поэтических произведениях, проследить употребление им диалектных, народно-разговорных слов и форм, легко установить вариантные формы, характерные устойчивые сочетания и фразеологизмы. Количественные характеристики слов представляют объективную информацию об индивидуальном стиле автора.
      "Указатель..." можно эффективно использовать при проведении учебной и исследовательской работы по изучению разных аспектов языка А. В. Кольцова (лексики, словообразования, морфологии), при сравнительно-сопоставительных исследованиях языка Кольцова с языком других писателей и языком фольклора.
      В "Указатель..." включены все слова и формы слов основного текста Полного собрания стихотворений А. В. Кольцова1 . Не вошли в него слова, помещенные в разделах "Опыт малороссийской поэзии" и "Стихотворения, приписываемые Кольцову".
      "Указатель..." состоит из двух частей: 1) "Алфавитно-частотного словника и формоуказателя", 2) "Частотного словника".
      Первая часть наиболее важная и объемная. В ней представлены все слова, встретившиеся в текстах источника, как самостоятельные, так и служебные (4141 слово, 19973 cловоупотреблений), названо число употреблений каждого слова, перечислены все формы данного слова с указанием их адресов, т. е. страниц употребления, выделены устойчивые сочетания и разные типы фразеологизмов с данными словами, например: белый свет, божий день, божья воля, глухая ночь, лицо белое, слезы горькие, как глазом моргнуть, сложить голову, убить жизнь, век коротать, бог весть куда и проч.
      В качестве форм одного слова рассматриваются:
      1. Формы числа и падежа имен существительных.
      Примечание. Супплетивные формы существительных, соотносящиеся друг с другом как формы одного слова, например, ГОД и ЛЕТА (ср. три года и пять лет) или ЧЕЛОВЕК и ЛЮДИ подаются как отдельные слова.
      2. Формы рода, числа и падежа, а также краткие и усеченные формы имен прилагательных.
      3. Формы падежа у имен числительных.
      4. Формы рода, числа и падежа у местоимений.
      Примечание. а) личные местоимения Я, МЫ, ТЫ, ВЫ, ОН, ОНА, ОНО, ОНИ рассматриваются в качестве отдельных слов; б) формы ЕГО, ЕЕ, ИХ с притяжательным значением рассматриваются в качестве форм родительного падежа местоимений ОН, ОНА, ОНО, ОНИ.
      5. Формы инфинитива, наклонений, времени, лица, числа, рода у глагола.
      Прилагательные в простой сравнительной степени и в превосходной, причастия и деепричастия слова категории состояния представлены как самостоятельные слова.
      Каждое слово, входящее в устойчивое, фразеологическое сочетание, дано в алфавитном перечне с последующим указанием сочетания с данным словом и страницы употребления. При словах, не имеющих форм словоизменения, дается только указание на число употреблений и страницу (-ы), например: НАВСЕГДА (3) — 56 93 165.
      Слова, написанные через дефис, например: девушка-красавица, туча-буря, житьё-бытьё, богу-господу, огнем-молнией, горит-горма, мал-мала, сам-друг и др., даны в алфавитном перечне дважды (и по первому слову, и по второму).
      Варианты форм стоят рядом и разделены запятой, например: видение, виденье; неволей, неволею; поскорее, поскорей; ужели, ужель.
      Учитывалась функциональная oмонимия: 1) омонимы самостоятельных слов: легко (нар.), легко (кат. сост.); поздно (нар.), поздно (кат. сост.); 2) омонимия самостоятельного и служебного слова: уж (нар.), уж (част.); мимо (нар.), мимо (предл.); пока (нар), пока (союз); 3) омонимы служебных слов: хоть (союз), хоть (част.); что (союз), что (част.). Лексические омонимы различаются цифровым показателем, помещенным вверху с правой стороны слова, например: коса 1, коса 2; мочь 1, мочь 2; зреть 1, зреть 2. Цифры под каждой страницей обозначают число употреблений данной формы на этой странице, например: один 199/2, одна 97/2 141/3.
      Пометы к словам и формам слов даются при необходимости различать омонимию, случай субстантивации, использование слов в качестве вводных.
      Ударение в слове ставится при необходимости разграничить значение слов (по'дать, пода'ть) или в случае, когда оно не соответствует литературной норме, например: смогу'т, работа'ть, работа'й.
      "Частотный словник" содержит слова с частотой 5 и выше, всего 609 слов. Они расположены по убывающей степени употребительности.

АЛФАВИТНО-ЧАСТОТНЫЙ СЛОВНИК 
И ФОРМОУКАЗАТЕЛЬ

      АЛЕКСАНДРОВСКАЯ (1) — Ед. П. в Александровской слободке 194
      АНГЕЛ (9) — Ед. Им. ангел 66 78 96 120 165 Ю 206 Ю 208 В. ангела-младенца 123 Мн. Им. ангелы 54

      БЕДНЫЙ (12) — Ед. Им. беден Ю 215 бедный 152 194 бедная 147 бедное 113 Р. бедного (субстант.) 87 В. бедный 65 Д. бедной 84 Ю 207 Т. бедным (субстант.) 65 Мн. В. бедных 175 (субстант.) 85
      БЕЛЫЙ (23) — Ед. Им. белый 190 белый день 49 148 белый свет 93 179 белый русский царь 125 лицо белое 113 115 Р. белова 167 света белова 179 193 света белого 107 В. белый свет 149 (на) белый свет 159 белу грудь 185 грудь белую 146 шейку белую 201 Т. белым 52 176 белою 177 П. (на) белом свете 138 177 Мн. В. груди белые 201
      БОГ (31) — Ед. Им. бог 65 79/2 87 90 102 131 155 172 176 180 182 бог с нами 71 бог с тобой 127 бог их знает 130 бог ведает как 155 бог дал силу 184 бог весть куда 193 Р. бога 84 170 182 от бога 104 174 у бога 65 102 Д. богу 102 121 богу-господу 108 Т. всевышним богом 49 50 пред богом 85
      БУРЯ (20) — Ед. Им. буря 136 139 142 150 туча-буря 153 Р. бури Ю 213 жизни-бури Ю 212 Т. бурей 105 громом-бурею 107 (под) бурей 142 (с) бурею 136 тучей-бурею 135 П. (в) буре Ю 211 Мн. Им. бури 54 159 Мн. Р. бурь 66 141 173 (от) бурей Ю 210 бурей-непогодою Ю 211
      БЫ (6) част. — 52 55 56 61 100 184
      БЫ (4) в сост. союзах — если бы 56 как бы 72 хоть бы 176 180
      БЫТЬ (191) — быть 60 61/3 80 96 100 129 130 157 158 150 160 171 190 может быть 57 77 168 быть может 67 76 84 142/2 есть 46 64 67

      ГОРЕТЬ (26) — горю 48 110 горю огнем 78 славой гибельной горю 66 горишь 46 любовью горишь 87 горит 48 49 52 133 140 156 187 любовь горит 61 огонь горит 110 горит огнем 141 193 198 горит-горма 113 горят 146 187 200 очи горят 56 горел огонь любви 176 горели 58 106
      ГОРЬКИЙ (16) — Ед. Им. горек корм 155 горек белый хлеб 190 горькая нужда 125 горькая доля 126 горе горькое 157 158 Р. (для) горького меня 87 чашу горького (субстант.) 90 В. долю горькую 190 (в) горькую печаль 192 Т. горьким горем слез 88 Мн. Им. горьки слезы 56 горькие слезы 121 Р. горьких испытаний 155 В. мученья горькие 199 слезы горькие 143
      ГОСПОДЬ (6) — Ед. Им. господь 180 господь посылает (послал) 102 109 бог и господь хлеб уродит 90 господь с тобой 168 Д. богу-господину108
      ГОСТЬ (19) — Ед. Им. названный гость 50 божий гость 109 недобрый гость 152 неведомый гость 188 Р. дочка гостя новгородского 151 Мн. Им. гости 89/2 90/2 147 Ю 212 Р. (для) гостей 162 Д. гостям 90 В. (в) гости 112 116 144 157 200/2
      ГРУСТИТЬ (7) — грустить 96 грущу 183 Ю 208 Ю 209 грустит 68 грустила 64 грусти 167
      ГРУСТНЕЙ (2) прилаг. — Ю208 Ю 211
      ГРУСТНО (1) нар. — 172
      ГРУСТНО (7) кат. сост. — 82 112 114 124 146/2 152
      ГРУСТЬ (18) — Ед. Им. грусть 65 77 140 158 165 173 185 Ю 216 грусть-тоска 141 Р. (без) грусти Ю 216 В. грусть 74 176/2 Т. грустью 135 190 (с) грустью 103 154 П. (в) грусти 168

ЧАСТОТНЫЙ СЛОВНИК

 

      частота

 

      частота

      И

      651

      МОЙ

      191

      Я

      590

      ВЕСЬ

      185

      В (ВО)

      588

      ОНА

      182

      НЕ

      407

      КАК

      179

      С (СО)

      376

      ДУША

      132

      НА

      311

      К (КО)

      124

      ТЫ

      301

      ОНИ

      122

      ЧТО

      206

      ЖЕ (Ж)

      120

      ОН

      202

      НО

      110

      БЫТЬ

      191

      МЫ

      112

      БЕЗ

      80

      СВЕТ

      61

      ОДИН

      79

      ДЛЯ

      58

      ТАК

      78

      О (ОБО)

      58

      ВЫ

      77

      У

      58

      ЖИТЬ

      76

      МИР

      55

      ЛЮДИ

      73

      ГРУДЬ

      53

      А

      72

      ДА

      51

      МИЛЫЙ

      71

      КТО

      51

      СВОЙ

      67

      НОЧЬ

      51

      ТВОЙ

      67

      СЕБЯ

      50

      ПЕСНЯ

      66

      СТАТЬ

      19

      ДЕНЬ

      65

      ЧУВСТВО

      19

      СЕРДЦЕ

      65

      КАКОЙ

      15

      ГДЕ

      63

      КРАСАВИЦА

      15



1 Кольцов А. В. Полное собрание стихотворений. Л., 1958. (Б­ка поэта: Большая серия.)

 

 
Свидетельство о регистрации в средствах массовой информации: Эл № ФС 77-20427 от 3.03.2005
Дизайн и разработка сайта МЦДИ «Бинек»

amoxil without prescription

amoxicillin prescription no insurance

buy abortion pill

buy abortion pill go

buy mirtazapine

buy mirtazapine open

amoxil

amoxil

bactroban

bactroban redirect

remeron

remeron

elavil

elavil aethelruna.co.uk

risperdal

risperdal read here

clomid

clomid informedu.com.au

clomid

clomid redirect

where to get abortion pill

abortion pill

prescription transfer coupon

prescription drugs discount cards celticcodingsolutions.com

fluoxetine 20mg capsules

fluoxetine 20mg thiscodebytes.com

abortion options at 2 weeks

options besides abortion online

over the counter abortion pill walgreens

can i buy the abortion pill over the counter go

venlafaxine to buy

buy venlafaxine online uk

Cialis Coupon

This text contains collection regarding cialis coupon card. Study this conscientiously.
Immediately view link concerning cialis coupon also.
This document contains collection about online cialis coupons. Here goes recent document

antepsin mode of action

antepsin dosering hund forsendelsehvor.website antepsin tablet

abortion pill

abortion