тексты


<< к оглавлению

СЛОВАРЬ ЯЗЫКА РУССКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ШЕВЧЕНКО

I. ТИП СЛОВАРЯ

      <...> Как и "Словник мови Шевченка", данный Словарь представляет собой справочник филологического типа, дающий подробную, всестороннюю характеристику каждого зафиксированного в нем слова и устойчивого словосочетания автора. Основная задача Словаря состоит в систематизации всего лексико-фразеологического богатства художественных, публицистических и мемуарно-эпистолярных произведений Шевченко, написанных по-русски. В нем находят отражение как индивидуальные черты языка Шевченко, так и преломление в его творчестве основных тенденций в развитии русского и украинского литературных языков 40–60-х годов XIX в.
      "Словарь языка русских произведений Шевченко" является полным, исчерпывающим по составу словника, по характеристике значений и употреблений слов, по их грамматической и стилистической классификации, а также по цитации иллюстративного материала. Он раскрывает сложную семантико-стилистическую систему словоупотребления писателя во всем многообразии его художественно-изобразительных средств, дает исследователям-шевченковедам конкретные языковые данные для научного определения места словесно-художественного творчества Шевченко в русском литературном языке 40–60-х годов XIX в. и для решения общей проблемы взаимных контактов русского и украинского языков того периода. <...>

II. СОСТАВ И ПОСТРОЕНИЕ СЛОВНИКА

      В Словарь включена вся лексика и фразеология из основных и вариантных текстов русских произведений Т. Г. Шевченко.
      Русские слова и выражения, встречающиеся в украинских стихотворениях, поэмах и письмах Шевченко, помещены в Приложении № 1 к Словарю. В Приложении № 2 собраны те украинские слова и выражения из русских текстов автора, которые пропущены по разным причинам в "Словнику мови Шевченка". В Приложении № 3 даны слова и выражения из других языков, передаваемые в русских текстах латинским алфавитом, напр.: ceter... Лат. Иной; mauvais genre...Фр. Дурной тон; da capo... Итал. Сначала, наново.
      В Приложении № 4 зафиксированы употребленные в указанных выше произведениях: а) имена, отчества и фамилии персонажей произведений, напр.: Прохор, Зося, Дорота, Степан Мартынович, Софья Самойловна, Мария Ивановна Ячная, Курнатовский; б) имена, отчества и фамилии исторически реальных лиц, напр.: Айвазовский, Курганов, Остроградский, Гомер, Гораций, Дюма, Вальтер Скотт, Гребенка, Григорий Сковорода, Гоголь, Владимир Иванович Даль, Карл Брюллов, Гус, Наполеон, Данилович; в) прозвища людей, напр.: Бельведерский, Джон-Буль; г) библейские и мифологические имена, напр.: Давид, Моисей, Харон, Аполлон, Венера, Аврора, Веста, Орион, Меркурий; д) топонимические и гидронимические названия, напр.: Волынь, Подолия, Оренбург, Кронштадт, Севастополь, Дюссельдорф, Сан-Франциско, Будища, Потоки, Волга, Днепр; е) названия произведений, состоящие из собственных имен или образованные от них, напр.: "Давид Копперфильд", "Георгики", "Энеида".

      Примечания:
      1. Названия произведений, состоящие из нарицательных имен ("Козак-стихотворец", "Мертвые души" и др.) даются в основном тексте словника при каждом слове (кроме служебных) под рубрикой В назв. Напр., название "Мертвые души" приводится после указанной пометы на слова мертвый и душа.
      2. Названия произведений, состоящие из нарицательных и собственных имен ("Последний день Помпеи", "О подражании Христу", "Царь, или спасенный Новгород" и др.), фиксируются после пометы В назв. при каждом нарицательном имени в основном тексте словника, а при собственном — в Приложении № 4. Напр., название произведения М. Хераскова "Царь, или спасенный Новгород" приводится после указанной пометы в основном тексте словника на слова царь, спасенный, а в Приложении № 4 — на слово Новгород.
      3. Неоднословные топонимы и гидронимы (Белая Церковь, Царев Курган, Фроловский монастырь, Аральское море и под.) даются в статье полностью, напр.: Царев Курган... Название горы на левом берегу Волги. (Цитаты). Составные компоненты подобных наименований на соответствующих алфавитных местах каждый в отдельности не помещаются.
      4. Варианты собственного имени ставятся каждый на своем алфавитном месте с отсылкой на основной вариант, при котором кратко описывается денотат. Напр.: Василий см. Лазаревский; Василий Матвеевич см. Лазаревский; Лазаревский Василий Матвеевич... Василий Матвеевич..., Василий... Друг Шевченко по Петербургу с 1858 г. (Цитаты).
      5. Отдельным компонентам составных собственных имен, если они не употребляются самостоятельно, статьи не посвящаются. Напр., если компоненты сочетания Никифор Федорович (Никифор и Федорович) не встречаются в текстах, они не фиксируются в Словаре в отдельных статьях.
      Все слова в словнике располагаются в алфавитном порядке. Префиксальные и суффиксальные образования (напр.: француз, французик, французенок; хата, хатка; цветник, цветничок; касаться, прикасаться; обыкновенный, необыкновенный; зал, зала, зало; Ипполитенька, Ипполитушка) размещаются, таким образом, каждое на своем алфавитном месте и объясняются как самостоятельные лексические единицы.
      Фонетические и орфографические варианты, отражающие особенности произношения и написания слов (напр.: миньятюрный, Басарабия), также помещаются каждый на своем месте по алфавиту, но с отсылкой на более употребительный вариант, при котором дается подробное объяснение (напр.: миньятюрный см. миниатюрный, Басарабия см. Бессарабия). Если фонетический либо орфографический вариант не отделяются в словнике от основной формы другими словами, отсылка исключается. Фонетические и орфографические варианты слов получают лексикографическую разработку лишь в случае отсутствия в текстах соответствующего слова в нормативном для языка XIX в. написании (напр.: фиксируются в словнике лишь летущий, тюника, потому что в текстах Шевченко не употребляются летящий, туника).
      В отдельных статьях разрабатываются омофоны и омографы. Заглавные формы омофонов различаются цифрой, которая ставится после слова вверху справа, напр.: мир1 и мир2, хватать1 и хватать2, омографов — ударением, напр.: за'мок и замо'к, мука' и му'ка.
      В качестве отдельных единиц словника фиксируются некоторые формы (типа лета'), приобретшие специфическое значение, а также супплетивные формы (типа человек и люди, ребенок и дети) и слова, которые при общем значении различаются во всех формах и имеют заметную тенденцию к семантической и стилистической дифференциации, напр.: ворота и врата, дерево и древо. При этом отсылка одной формы к другой не дается.
      На своем месте в словнике помещаются личные местоимения я, ты, мы, вы, он, она, оно, они.
      Примечание. Формы его, ее, их с притяжательным значением разрабатываются в статье он, она, оно, они.
      Формы высшей и превосходной степеней сравнения прилагательных, причастий, наречий (напр.: меньший, малейший, наилучший, живее, искреннее, живописнее) выделяются в самостоятельные статьи.
      Сложные имена существительные, прилагательные и наречия (напр.: камер-юнкер, траги-шутка, цирк-театр, желто-багровый, задушевно-трогательный, страстно-чувственно-электризующий, естественно-зло, мало-мальски) выносятся в отдельную статью и разрабатываются как одно слово, если значения их нерасчленимы. Отсылки на вторую часть сложения не даются.
      Отдельные места в словнике занимают глаголы совершенного, несовершенного видов и двувидовые, а также причастия и формы на -но, -то, напр.: начать, начаться, велеть, наполненный, говорящий, взявшийся, сказано, задето.
      Слова, употребленные только в составе фразеологических выражений и устойчивых словосочетаний (напр.: факел из выражения факел Гименея, флорентийский из сочетания флорентийский изгнанник), разрабатываются следующим образом:
      факел:В соч. факел Гименея. (Толкование. Цитаты).
      флорентийский:В соч. флорентийский изгнанник. (Толкование. Цитаты).
      В статьях на слова Гименей, изгнанник дается отсылка на слова факел, флорентийский. Напр.: Гименей: В соч. факел Гименея (1) см. факел.
      Притяжательные прилагательные, образованные от имен собственных (напр.: Марков, Марисин, Сокырин, Зосин) помещаются в Приложении № 4.
      Изменяемые слова в заголовке словарной статьи приводятся в исходной форме:
      1. Для именных частей речи и местоимений, не изменяющихся по родам, — в именительном падеже единственного числа. Напр.: цель, фигура, я, ты, кто.
      Примечание. Для местоимений, не имеющих формы именительного падежа, берется форма родительного падежа: себя, некого, нечего.
      Имена существительные, употребляющиеся только во множественном числе, приводятся в заглавии словарной статьи в этой форме, напр.: ворота, хоромы, финансы. Названия парных предметов даются во множественном числе с указанием в скобках формы единственного числа, если она зафиксирована в текстах, напр.: сапоги, мн. (ед. сапог). Слово, имеющее единственное и множественное число, но употребляющееся в текстах только в форме множественного числа, в заглавии статьи помещается в воспроизведенной форме единственного числа с пометой перед толкованием Только мн. А само толкование дается во множественном числе. Напр.: горец (2). Только мн. Жители гор. (Цитата).
      2. Для именных частей речи и местоимений, изменяющихся по родам, — в именительном падеже единственного числа мужского рода, напр.: знакомый, жаждущий, мой, твой, наш.
      Примечание. В форме женского рода даются только прилагательные, не имеющие формы мужского рода, напр.: беременная, замужняя, покойницкая, передняя.
      Если прилагательное или причастие имеет в текстах полную и краткую формы, — обе они приводятся в заглавии статьи, одна после другой. Последовательность зависит от количества случаев их употребления, напр.: живой (97), жив (23); заперт (6), запертый (1). Кроме того, вторая форма помещается на своем месте в порядке алфавита с отсылкой на первую, напр.: жив см. живой, запертый см. заперт.
      3. Для глаголов — в инфинитиве.
      Примечание. Если исходная форма глагола зафиксирована в текстах, то она воспроизводится и в таком виде дается а заглавии словарной статьи.
      При наличии в текстах нескольких исходных форм поясняемого слова все они приводятся в заглавии словарной статьи. При этом на первом месте ставится их более активный вариант (по количеству случаев употребления), напр.: фортепьяно (19), фортепиано (12), целковый (11), цалковый (7).
      Ударение в заглавных словах и словосочетаниях (кроме омографов) не ставится.

III. СЕМАНТИКО-СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА 
ЗАГЛАВНОЙ ЛЕКСИЧЕСКОЙ ЕДИНИЦЫ

      В основной части каждой статьи словаря выделяются значения и семантические оттенки заглавной лексической единицы, а также стилистические ее употребления, обусловленные контекстом.
      В отличие от "Словаря мови Шевченка" в данном словаре объясняется каждая лексическая единица, вынесенная в заглавие словарной статьи или ее раздела. Семантика ее раскрывается кратко при помощи определений: а) описательных, напр.: хлебосол (1). Гостеприимный человек; живительный (2). Укрепляющий жизненные силы; б) синонимических, напр.: фанаберия (1). Кичливость, надменность; циклопический (2). Огромный, исполинский; в) отсылочных, напр.: наклонившийся (1). Прич. действ. прош. вр. от наклониться; естественнее (1). Сравн. ст. прил. естественный 3; факторша (1). Женск. от фактор; живее (1). Сравн. ст. нареч. живо 3; цветничок (1). Уменьш.-ласк. от цветник; зало (2). То же, что зала.
      Примечание. При отсутствии в словнике основного слова, к которому должна быть сделана отсылка, отсылочное толкование заменяется описательным либо синонимическим. Напр.: жалостливо (1). Трогательно.
      При толковании предлогов, союзов, частиц, междометий описываются выражаемые ими лексико-грамматические отношения, напр.:
      к (1725), ко (195). Предл. с дат. п. Употребляется: 1. При обозначении лица, предмета, по отношению к которым совершается действие, движение (1379). (Цитаты). 2.... 3....
      да1 (574). Союз. 1. Присоединительный. Употребляется для присоединения членов предложения или предложений, дополняющих, развивающих, уточняющих высказанную мысль (229). (Цитаты). 2.... 3....
      же1 (1086), ж1 (117). Употребляется: 1. Для уточнения того, о чем идет речь (при местоим. и нареч. в вопросит. и восклиц. предложениях) (654). (Цитаты). 2.... 3....
      фи (3). Междом. Употребляется для выражения презрения, отвращения. (Цитаты).
      В определении значений слов даются различного рода дополнения, относящиеся к уточнению понятий, предметов, явлений и т. п., к лексическим либо фразеологическим ограничениям употребления слова, к конструктивной ограниченности лексических значений или оттенков. Они помещаются обычно перед определением, отделяясь от него знаком тире (—), напр.: фавн (1). Мифол. У древних римлянбог полей и лесов, покровитель стад; либо точкой, напр.: жить (115), жити (1). 1. Где. Проживать, пребывать где-л (61). (Цитаты). 2. Как. Вести тот или иной образ жизни (19). (Цитаты)... 4. С кем. Быть в каких-л. отношениях, проживать совместно с кем-н. (9). (Цитаты).
      В случае, когда значение слова неясно из контекста и толкуется только приблизительно, перед определением его ставится знак ≈. Напр.: цейхвахтер (1). ≈ Воинская должность в артиллерии старой русской армии и человек, занимающий эту должность.
      Если слово употреблено в нескольких прямых значениях, на первом месте дается значение, наиболее часто встречающееся в текстах. При наличии прямого и переносного значений первым толкуется прямое. Переносное значение с пометой Перен. дается, как правило, под отдельной цифрой. Лишь иногда, при очень тесной связи его с прямым значением оно приводится в виде оттенка прямого значения после двух вертикальных наклонных параллельных линий (//). Таким же знаком выделяются в пределах каждого значения (прямого и переносного) его семантические оттенки. Очень тонкие семантические нюансы выделяются одной вертикальной наклонной линией (/).
      Стилистические и экспрессивные особенности слов и словосочетаний выделяются, главным образом, при помощи соответствующих помет (Жарг., Вульг., Фам., Славян., Церк., Рел., Библ., Эвфем., Иноск., Этн., Мифол., В обращ., Метон., Каламб., Ирон., Пренебр., Шутл., Олицетв., Повт., Постоян. эпит., В сравн. и др.), которые вводятся в текст статьи после точки. При наличии нескольких помет они размещаются в зависимости от количества словоупотреблений с данной пометой, а в случае одинакового цифрового показателя — по алфавиту. Иногда стилистическая или экспрессивная характеристика слова либо словосочетания может содержаться в его определении. В таком случае соответствующая помета не ставится. Напр.: елеосвящение (1). Церковное таинство, совершаемое священником над больным.
      В словаре фиксируются и объясняются все типы устойчивых словосочетаний и фразеологических единиц, в том числе крылатые выражения, формы, употребляемые при приветствии, прощании, обращении, в деловом письме, терминологических сочетаниях, устойчивые тавтологические обороты и т. д.
      Устойчивые метафорические и неметафорические словосочетания выделяются в конце словарной статьи с абзаца знаком ♦ и пометой В соч. Порядок размещения словосочетаний определяется количеством их употребления в текстах. Перед следующим словосочетанием ставится точка с запятой и соответствующая буква алфавита вместо порядкового номера.
      Примечание. Если имеется несколько фразеологизмов с одинаковым количеством случаев употребления, — они размещаются по алфавиту. Напр.: есть (27). 1.... 2.... 3....
      ♦ В соч. (5) а) даром хлеб есть (2) см. даром; б) святую вечерю есть — (церк.) употреблять специально приготовленное блюдо в канун праздника рождества (1) (Цитата); в) хоть волк траву ешь по комкому-л. все безразлично (1).(Цитата).
      Устойчивые тавтологические словосочетания с пометой В тавтол. соч. помещаются и объясняются после всех метафорических и неметафорических словосочетаний, отделяясь от них точкой с запятой.
      Примечание. Если в словарной статье имеется только тавтологическое словосочетание, то перед пометой В тавтол. соч. ставится знак ♦, напр.: звон (3)... ♦ В тавтол. соч. в звоны звонить — бить в колокола (1). (Цитата).
      Пословицы, поговорки, присказки, прибаутки выделяются в Словаре знаком □, который ставится перед соответствующей цитатой.
      Примечания: 1. Перед знаком □ точка не ставится.
      2. Поскольку пословицы, поговорки, присказки, прибаутки не имеют смыслового центра, цитаты с ними приводятся после знака □ при всех знаменательных словах, входящих в их состав. Этот знак переносится и в грамматический справочник.
      Устойчивые словосочетания разрабатываются при словах, являющихся их семантическим центром, напр.: ящик просто отпирался, хват (хватище, плут) на все руки — при словах отпираться, просто2, плут, рука. При остальных словах данные словосочетания приводятся только с отсылкой к указанным словам.
      Идиомы, не имеющие смыслового центра, а также устойчивые неметафорические словосочетания разрабатываются в статье на первое слово, напр.: ни жива, ни мертва, концы в воду — на слова живой, конец. При других словах даются отсылки к этим статьям.
      Фразеологизмы толкуются: а) предикативно, напр.: ♦ В соч. и с фонарем не найти — очень трудно или невозможно отыскать; б) субстантивно, напр.: ♦ В соч. царь царей — бог; в) адвербиально, напр.: ♦ В соч. не откладывая в длинный ящик (мешок) — без проволочек, не затягивая на долгое время; г) атрибутивно, напр.: одним миром мазаны — о людях с одинаковыми (часто отрицательными) свойствами; д) самостоятельным предложением, напр.: ♦ В соч. [разве] птичьего молока [нет]употребляется для выражения полного достатка; е) оборотом "форма выражения чего", напр.: ♦ В соч. вот (как) я тебе (вам) дам!форма выражения угрозы; ж) оборотом "форма обращения к кому" напр.: ♦ В соч. милостивый государь — форма обращения к мужчине.
      Значения полисемичных словосочетаний приводятся под цифрами 1), 2), 3) и т. д. Напр.: ♦ В соч. по крайней мере (93) — 1) во всяком случае, хотя бы (54). (Цитата); 2) самое меньшее (39). (Цитата). <...>

      АВТОМАТ (10). Перен. Человек, действующий бездумно, машинально. — Ничего лучшего быть не может для изучения алфавита малых детей, Никифор Федорович, — говорил Карло Осипович. — Для этого нужен только говорящий автомат, больше ничего. IV 33. В сравн. (2). Хотя тоже вроде автомата, но довольно внятно для Никифора Федоровича в пасике, под липою лежа, читал [учитель] Тита Ливия. IV 37. она готова неделю не есть, не пить, только бы сидеть автоматом и смотреть, как играют в ералаш или даже в три листика IV 267 // Равнодушный, безучастный человек (3). Зачем они детей родят, эти амфибии, эти бездушные автоматы? IV 268. Где у нас в России та великая академия, которая образовывает этих бездушных автоматов... как, например, Иван Иванович Бергоф? IV 337.
      ◊ Ед. И. автомат IV 74. В. Р. автомата IV 325, 370. Т. автоматом V 25, Мн. И. автоматы IV 266.
      АВТОМЕДОН (1). Шутл. Извозчик, кучер. Вышло то, что я в продолжение двадцати лет (со дня выезда моего из Прилуки) не только что не видел Киева, Чернигова, Нежина, Прилуки, и моего автомедона, и фермы, и всего, что я там видел прекрасного, я в продолжение двадцати лет не видел моей родины — ни даже звука родного не слыхал. III 243.
      АГЕНТ (4). 1. Лицо, исполняющее чьи-л. поручения (3). Во время последней войны он был при русском посольстве в Вене военным агентом. V 149. Мне фельдфебеля каждый вечер доносили подробнейше о всех движениях капитана, — каждый шаг его был виден, был на счету у моих верных агентов. III 394.
      2. Представитель пароходной компании (1). В 6 часов вечера приходил к капитану нашему нек[ий] гер Реннеекампф, агент компании фирмы "Меркурий". V 124.
      ◊ Ед. И. агент 1. V 75.
      АИСТ (2). Крупная перелетная птица, часто вьющая гнезда на крышах. Между крестьянскими хатками белела под почерневшей соломенной крышей с гнездом гайтра, или аиста, большая, о четырех окнах, панская хата III 360.
      ◊ Мн. Р. аистов IV 297.

      ВОЛОХАТЫЙ (1). Волосатый, лохматый. В ирон. конт. — Ну, скаже[шь], Лукие, какой это к нам улан приходил: рудый, серый и волохатый? А бодай же тебе, Лукие. От насмешила, так так! III 102.
      ВОЛЫНСКИЙ (4). Относящийся к Волыни. В составе титула. Его превосходительству господину... Волынскому генерал-губернатору Художника Шевченка Рапорт. VI 291 // Живущий и работающий на Волыни (1). Из Житомира послал я пачку огородных и садовых семян Степану Осиповичу, собранных мною у волынских... агрономов. IV 385.
      ◊ Ед. Р. волынского VI 297, Д. волынскому VI 288.
      ВОЛЫНЯНИН (1). Только мн. Жители Волыни. юным прекрасным друзьям моим [послал я] тетрадку малороссийских песень, записанных мною от подолян и волынян. IV 385.
      ВОЛЬНОСТЬ (1). Только мн. Привилегии, льготы. — Я полагаю, они трактуют о вольностях козацких, чтоб отстранить Хмельницкого. III 54.
      ВОЛЬНЫЙ (13), ВОЛЕН (1). 1. Только полн. ф. Свободный, независимый (10). То был не сон. То пел козак, Удалый, вольный гайдамак. I 186. — Пойдем с нами, с нами, вольными козаками, право слово, не будешь каяться! III 161. В обращ. (1). "Птицы вольные, сестрицы. Полетите в край далекий. Где мой милый кареокий" I 186. В конт. сравн. (1). Чему ж бы ей [слепой], как вольной птице, Туда, где лучше, не лететь И веселее не запеть? I 171. В образн. выраж. (1). И твердой, вольною стопою Пошел [друг]... I 209 // Демократичный (1). — Мы цепь неволи разорвем... И наши вольные законы В степях широких оживут! III 58.
      2. Только полн. ф. Не стесненный законами (2). Чиновники... отправляются компанией за десять верст на вольную (то есть вольную продажу водки) и, выпив по осьмушке, возвращаются по домам обедать. VI 38.
      3. Только кратк. ф., предик. Имеющий возможность. (1). Блажен тот на свете, кто малую долю, Кроху от трапезы волен уделить Голодному брату I 211.
      ♦ В тавтол. соч. вольная воля — полная свобода (1). Вздумалось тебе попробовать широкой, сладкой вольной воли, и ты залетел в Эдикуль (так обыкновенно называют солдаты Новопетровское укрепление). V 56.
      ◊ Ед. В. вольный 1. VII 39, Т. вольным 1. IV 319, вольной 1. I 212.
      ВОЛЬТ (1). Круг, описанный лошадью с всадником на манеже при обучении крутым поворотам. В образн. выраж. "Какую это ты книгу в карман спрятал?" — спрашиваю я свою. "Не покажу", — говорит она... Я сделал около своей искусный вольт да и выхватил из кармана книгу. IV 386.
      ВОЛЯ (60). 1. Состояние свободы, независимости; противоположно рабство (15). В юдоли рабства радость воли Безмолвно ты провозгласил. I 206. А там, что бог даст. Не погиб в неволе, не погибну на воле, — говорит малороссийская песня. VI 206. Повт. (2). — Свою волю, Девичью волю, берегла. I 177 // Свободная, радостная жизнь (4). "Тоску мою, печаль мою О прежней воле, прежней доле Немым стенам передаю". I 165 // Простор, раздолье (3). Не вспоминай меня, прости — И на просторе и на воле. С унылым ветром погрусти I 176. "уже близко и покрова, так пускай же они, мои голубята, хоть это малое время на воле погуляют". IV 31. Она [песня] меня переносила на берега Днепра, на волю, на мою милую родину. V 54.
      2. Желание, просьба (13). На смертном одре она... со слезами просила его исполнить ее последнюю волю, т. е. положить капитал в банк и на проценты его воспитывать трех сирот-девиц в Полтавском институте. III 252. у них все эти кровавые трагедии были делом всей нации и никогда не разыгрывались по воле одного какого-нибудь пройдохи, вроде Екатерины Медичи IV 273. теперь я снова свободный художник, теперь я независимо ни от чьей воли строю свое радужное будущее VI 169 // Указание (4). просил я коменданта дать мне пропуск через Астрахань до Петербурга, но он без воли высшего начальства не может этого сделать. V 85.
      3. Власть, сила, право распоряжаться (11). Блажен тот на свете, кто злобного волю Хоть властью суровой возмог укротить! I 211. Теперь только она почувствовала над собою волю немилого и чуждого ей человека IV 332. Как быстро и горячо исполняется приказание арестовать, так, напротив, вяло и холодно исполняется приказание освободить. А воля одного и того же лица. V 21.
      4. Одно из свойств психики человека (4). я таки не отстал от своих земляков в этой добродетели, т. е. в упрямстве, что мы из вежливости называем силою воли. III 344. В одном месте он [Либельт] доказывает, что воля и сила духа не может проявиться без материи. V 60.
      ♦ В соч. (17): а) против воли — вопреки желанию (4). я против воли заглянул в другую комнату IV 280; б) не давать воли (3) см. давать; в) волею или неволеюто же, что волею-неволею (1). "волею или неволею вы меня жестоко обманули, мой незабвенный благодетель". IV 222; г) вооружиться силою воли (1) см. вооружиться; д) выкупаться на волю — освобождаться от крепостной зависимости (1). Управитель выкупается на волю. IV 392; е) господы, твоя воля! — форма выражения удивления (1). "Господы, твоя воля! А, кажется, такая тихая, такая смирная была! А вот же одурила, одурила мою седую голову!" III 98; ж) да будет воля божия — форма выражения покорности своей судьбе (1). Пишите, еще март месяц наш, а там — да будет воля божия! VI 50; з) на волю чегово власть чего-л. (1). Из письма узнал я, что я не забыт, не покинут на волю меня карающей судьбы. VI 128; и) на все те воля божия — форма утешения в горе (1). — Та годи вам плакать, Микитовна, — сказал хозяин с участием. — На все те воля божия, слезами только бога гнивыте. III 188; й) на все его святая воля — форма покорного примирения с судьбой (1). — Заплакала я, грешная, глядя на это пожарище. Что будешь делать! На все его святая воля! III 206; к) отпустить на волю — освободить от крепостной зависимости (1). приезжал Глинка, слушал мою игру на скрипке и на виолончели, хвалил меня и просил барина, чтобы отпустил меня на волю. III 223; в тавтол. соч. вольная воля (1) см. вольный.
      ◊ Ед. И. воля 1. I 185, 195, Р. воля 1. I 186, 207, 4. IV 201, 247, в соч. б) IV 322 (2 p.), V 15 в соч. г) IV 171, в тавтол соч. V 55, без воли 3. VI 169, от воли 2. V 85, против воли в соч. а) III 143, IV 173, 270. Д. воле 2. IV 312, по воле 2. IV 75, 380, V 29 (3p.), VI 309. 3. VI 293, В. волю 1. I 188, 2. III 252, 3. I 205, 211. на волю 1. I 214, Т. волей 3. I 215, волею 3. V 121, 332. П. на воле 1. I 179, о воле 3. VI 260.
      ВОМЕСТО (1). Предл. с род. п. Употребляется: при указании на то, взамен чего что-л. используется. воместо злата-серебра нетленного, посылаю вам тленное дело рук моих VI 256.

      КРЕСТИТЬ (2). Делать знак креста над кем-л. взявши Марка на руки, цаловала его [Лукия], крестя и приговаривая: — Укрой и сохрани тебя матерь божия от всякой злой напасти. III 100.
      ♦ В соч. не детей крестить (1) см. дети.
      КРЕСТИТЬСЯ (13). Делать перед собой знак креста. — Я крестилась, Я горько плакала, молилась. Но бог отверг Мои сердечные молитвы. I 193.
      ◊ креститься III 90, 118, 309, крестятся III 260, крестилися III 260 (2 р.), 313, крестясь I 195, III 103, IV 10, крестяся III 84, IV 63.

ТВОРЧЕСТВО В. М. ШУКШИНА

Опыт энциклопедического словаря-справочника

ПРЕДИСЛОВИЕ

      Идея создания Энциклопедического словаря-справочника "Творчество В. М. Шукшина" (далее: словарь-справочник) возникла при подведении итогов III Всероссийской научно-практической конференции "В. М. Шукшин. Жизнь и творчество" на заседании регионального научно-практического Шукшинского семинара (ноябрь 1994 г.), постоянно работающего при Алтайском государственном университете. Эта идея была с удовлетворением воспринята научной общественностью, а ее реализация объединила исследователей-гуманитариев, работающих в Алтайском государственном университете, в других вузах и научных учреждениях России и зарубежья. <...> Результатом творческой работы коллектива на данном этапе выступает предлагаемый вниманию читателей Опыт энциклопедического словаря-справочника "Творчество В. М. Шукшина" (далее: Опыт).
      Опыт продолжает серию предварительных публикаций, связанных с подготовкой словаря-справочника <...> ставит своей задачей показать промежуточный результат и внести определенную корректировку в ранее разработанные положения.
      Цель словаря-справочника состоит в том, чтобы дать в систематизированном виде краткие сведения о творчестве В. М. Шукшина в целом и о литературно-художественном творчестве в частности. Такой подход объясняется и степенью изученности разных сторон творчества Шукшина — писателя, публициста, актера и режиссера, и фактом доступности результатов названных сторон творчества, и наконец значимостью литературно-художественного творчества Шукшина. Содержащиеся в словаре-справочнике сведения рассчитаны прежде всего на гуманитарно-образованных читателей — преподавателей-филологов высшей, средней школы разных уровней и типов, научных работников, студентов и учащихся, работников культуры и др. Словарь-справочник также будет полезен любому отечественному и зарубежному читателю, интересующемуся творчеством Шукшина.
      Вместе с тем словарь-справочник в известном смысле подводит итог исследования творчества В. М. Шукшина. Он выполнен на основе современных воззрений на проблемы творчества как такового, литературно-художественного творчества Шукшина, хотя, естественно, не может не представить в соответствующих словарных статьях данных об основных направлениях исследования творчества Шукшина, как впрочем, не может не содержать, в ряду других, субъективные взгляды составителя словарных статей. В необходимых случаях словарь-справочник отсылает читателя к литературе по общим и частным вопросам исследования творчества Шукшина.
      Сказанное определило, что за пределами словаря-справочника остаются биографические сведения о Шукшине (впрочем, в итоговом издании предполагается поместить Летопись жизни и творчества В. М. Шукшина), описание окружения писателя, мемориальная и пропагандистская деятельность музеев и центров Шукшина, информация об образе Шукшина в литературе и искусстве.
      Словарные статьи словаря-справочника принадлежат трем тематическим блокам. В первый блок входят статьи, содержащие описание литературно-художественных произведений Шукшина. В этих статьях читатель найдет сведения о жанре, истории написания и прижизненных публикациях, проблематике, художественном мире произведения, а также оценку критики и исследовательскую историю произведения. К первому блоку примыкают также обобщающие статьи, посвященные публицистическому, кино- и театральному творчеству Шукшина. Второй блок составляют статьи проблемно-аналитического характера, рассматривающие разные стороны литературно-художественного творчества Шукшина: проблематику и вопросы мировоззрения, поэтику, символы, мотивы и образы, язык, интертекст произведений писателя. В третий блок входят статьи, представляющие шукшиноведение как формирующуюся отрасль филологии (правда, составители не сочли необходимой публикацию статей об отдельных исследователях). К нему примыкают статьи об изучении творчества Шукшина в вузе и средней школе.
      Статьи словаря-справочника располагаются в алфавитном порядке; в приложении № 3 содержится перечень статей по алфавиту. Там же можно найти сведения об авторах статей.
      Еще об одном принципиальном вопросе: об источнике "канонических" текстов В. М. Шукшина. Обычно таковым признается академическое собрание сочинений. При отсутствии академического собрания сочинений В. М. Шукшина составители словаря-справочника сочли целесообразным использовать издания литературно-художественных произведений, вышедшие под редакцией В. Ф. Горна, и том публицистики 1981 года.
      Опыт помимо предисловия включает в себя словарные статьи, представляющие все блоки и тематические группы, а также приложения, среди которых — фрагмент составленного И. А. Воробьевой диалектного словаря по произведениям В. М. Шукшина.

      БЕЛИНСКИЙ Виссарион Григорьевич (1811–1848), русский критик. Прямая апелляция к авторитету "духовного отца русской интеллигенции" (С. Н. Булгаков) содержится в статье Ш. "Монолог на лестнице": "Более ста лет назад Виссарион Белинский достаточно верно и убедительно сказал, как русский мужик относится к богу: годится так годится, а не годится — тоже не беда". Первая странность процитированного выше фрагмента статьи Ш. — это крайняя небрежность цитирования Б., неточность, сводящая чужой текст почти к абсурду. На самом деле в первоисточнике мысль Б. была сформулирована так: "По-Вашему, русский народ — самый религиозный в мире: ложь! Основа религиозности есть пиетизм, благоговение, страх божий. А русский человек произносит имя божие, почесывая себе задницу. Он говорит об образе — годится молиться, не годитсягоршки покрывать. Приглядитесь пристальнее, и Вы увидите, что это по натуре своей глубоко атеистический народ. В нем еще много суеверия, но нет и следа религиозности" (Письмо к Н. В. Гоголю 15 июля 1847 г.). Странным является и то, что Ш. по сути цитирует не Б., а широко известную поговорку. Отсылка к "сакральному" для русской демократии тексту — "Письму Б. к Гоголю", таким образом, носит безличный, ритуальный характер. И все же имя "неистового Виссариона" появляется в статье Ш. не случайно: оно актуализирует подключение широкого контекста произведений, связанных с решением проблемы веры и безверия ("Выбранные места из переписки с друзьями" Гоголя, статьи славянофилов, Б., Герцена и др.). Позиция самого Ш. в публицистике середины 60-х гг. отмечена двойственностью: с одной стороны, проповедь атеизма, с другой — постоянное обращение к языческой и христианской образности.
      А. И. Куляпин, О. Г. Левашова

      БИБЛИОТЕКАРЬ, -РША. В литературной традиции, прежде всего, русской — образ хранителя культурных ценностей, носителя духовности, подвижника своего дела. В творчестве Ш. образ Б. первоначально был связан с автобиографическим моментом приобщения к культуре, формирования эстетического вкуса ("Гоголь и Райка", "Книги настраивают целые судьбы"). В упомянутом рассказе с образом Б-ши связан мотив недоверия, едва не повлекший за собой "отлучение" героя от чтения и подтолкнувший его на воровство книг из школьного шкафа.
      Пожилая Б-ша из офицерской библиотеки в Севастополе поставлена Ш. в один ряд с людьми, оказавшими большое влияние на формирование его личности и приобщившими его к настоящей литературе (ленинградская эвакуированная учительница; М. И. Ромм).
      Не случайно и поиск героем женского идеала (рассказ "Классный водитель", киноповесть "Живет такой парень") связывается ранним Ш. с образом сельской Б-ши. Однако в дальнейшем Ш. переосмысливает образ Б. В рассказе "Психопат" (1973) герой Б. Под видом подвижничества и правдолюбия скрывает злобный и агрессивный тип социального демагога, "демагога чувств", выявленного Ш. в Глебе Капустине ("Срезал") и Князеве ("Штрихи к портрету").
      В гротескно-сатирическом плане изображена Ш. Б-ша Галка ("До третьих петухов"), своеобразный двойник героини рассказа "Привет Сивому".
      Эпизодический образ сельской Б-ши встречается также в рассказе Ш. "Крыша над головой".
      БИБЛИОГРАФИЯ: Равинский Д. К. Ловушка для интеллигента: замечания по поводу образа библиотечного работника в советской литературе // Профессиональное сознание библиотекарей: необходимость перемен в переходный период. М., 1994.

      ДИАЛЕКТНАЯ ЛЕКСИКА В ПРОЗЕ Ш. В научной литературе к диалектной лексике относятся слова, не входящие в словарный состав литературного языка, распространение которых ограничено той или иной территорией (Ф. П. Филин, М. И. Фомина, Н. М. Шанский). В соотношении с лексикой литературного языка выделяются общие группы диалектизмов.
      Собственно-лексические — местные слова, корни которых отсутствуют в литературном языке, или производные от корней, представленных в литературном языке, имеющие в городах особое значение; лексико-словообразовательные — слова, отличающиеся от соответствующих эквивалентов литературного языка своим морфологическим составом (аффиксами); лексико-фонетические (фонематические) — слова, совпадающие по значению с соответствующими словами литературного языка, но отличающиеся от них одной фонемой; лексико-семантические — слова, имеющие одинаковый морфемный состав со словами литературно языка, но отличающиеся от них своим значением.
      Кроме того, выделяются грамматические (морфологические) диалектизмы, отличающиеся от литературного языка нормами словоизменения, и этнографические, распространенные только в одном говоре и называющие предметы быта и трудовой деятельности.
      В языке художественной литературы диалектная лексика используется как своеобразные языковые инкрустации в определенных стилистических целях: для изображения местных географических особенностей, специфики быта, помогает ярче охарактеризовать героев, передать индивидуальность речи. Основные требования к употреблению диалектизмов в художественных текстах — уместность, понятность (А. В. Калинин).
      Традиции использования элементов диалектной речи при изображении жизни крестьян существуют в русской литературе с XVIII в. В русле этих традиций можно рассматривать и творчество Ш. В последнее десятилетие интерес исследователей к использованию Ш. диалектной лексики повысился. Однако работы такого плана немногочисленны, охватывают не все творчество писателя. Окончательный ответ на вопрос, какое место занимают диалектизмы в общем богатстве лексических средств, используемых Ш., станет возможным дать только после полного издания словаря писателя.
      Анализ языка прозы Ш. позволяет сделать вывод, что употребляется диалектная лексика только при описании жизни сельчан. Отразить материальную и духовную культуру крестьянства нельзя без использования специфических для народной речи слов. И в этом отношении алтайская народная деревня нашла в лице Ш. своего самого лучшего выразителя (И. А. Воробьева). Народную речь он знал с детства, любил и понимал ее значение для литературы: "Выше пупа не прыгнешь, лучше, чем сказал народ (обозвал ли кого, сравнил, обласкал, послал куда подальше), не скажешь" (Ш.). Поэтому и включает писатель в произведения о жизни крестьян не только разговорную и просторечную лексику, но и диалектизмы, характерные для говоров Сибири, воссоздавая тем самым живую народную речь с присущей ей естественностью, образностью, экспрессией.
      В прозе Ш. многообразие речевых систем обусловлено усилием роли повествователя, независимо от того, в каком качестве — автора или героя — он выступает, что в конечном итоге приводит к демократизации речи. Диалектная лексика выполняет определенную стилистическую функцию, и в зависимости от этого используются различные ее типы.
      Наиболее часто в рассказах Ш. встречаются собственно-лексические диалектизмы. Они называют явления природы, предметы быта, действия и т. п. Например, в рассказе "Охота жить": "Собьют камелек и трубу на крышу выведут"; "На стенах и пазах куржак в ладонь толщиной"; "...и лесины-то у него с душой"; "Недалеко тут скит кержацкий стоял, за согрой"; "Я вон лонись нашел одного"; "Шибко морозно-то?". Из других рассказов: "Чего заполошничать"; "...нет подождать — заусились в Краюшкино"; "Он мог такой шкаф изладить..."; "...лучше глянется работать"; "...разболокся до нижнего белья"; "Таисия... открыла ящик, усунулась под крышку".
      Среди собственно-лексических диалектизмов преобладают глаголы: расхлобыснуть (разбить вдребезги), наторкать (натолкать небрежно), кафыркать (кашлять), натиснуть (надеть с трудом), навяливать (навязывать), базланить (громко кричать) др. Частотность глаголов объясняется их ведущей текстообразующей ролью в динамичном повествовании. Другие части речи фиксируются реже, но тоже выполняют определенную лексическую функцию. Так, прилагательные доходной (болезненный), дубинистый (бестолковый), зазнавитый (высокомерный), малахольный (неудачник, горемыка), заполошный, шалавый, трепучий, дошлый, хворый, справный служат для оценочной характеристики персонажей (Л. И. Моисеева). Они обычно употребляются в речи действующих лиц.

ПРИЛОЖЕНИЯ

1. УКАЗАТЕЛЬ ИСТОЧНИКОВ ПРОИЗВЕДЕНИЙ 
В. М. ШУКШИНА

      Киноповести. Повести / Сост. и коммент. В. Ф. Горна. Барнаул, 1986.
      Любавины: Роман. Кн. 1. Сельские жители: Ранние рассказы / Сост. и коммент. В. Ф. Горна. Барнаул, 1987.
      Любавины: Роман. Кн. 2. Рассказы / Коммент. В. Ф. Горна. Барнаул, 1988.
      Рассказы / Сост. и коммент. В. Ф. Горна. Барнаул, 1989.
      Я пришел дать вам волю: Роман. Публицистика / Сост. и авт. послесл. В. Ф. Горна. Комментарии Л. А. Аннинского и Л. Н. Федосеевой-Шукшиной. Барнаул, 1991.
      Вопросы самому себе: [сб.] / Вступ. Ст. Л. А. Аннинского; Коммент. Л. Н. Федосеевой-Шукшиной, Л. А. Аннинского. М., 1981.

2. МОНОГРАФИИ, ПОСВЯЩЕННЫЕ ТВОРЧЕСТВУ 
В. М. ШУКШИНА

      Аннинский Л. Василий Шукшин. М., 1976.
      Апухтина В. А. Проза В. Шукшина. М., 1981.
      Апухтина В. А. Проза В. Шукшина М., 1986.

3. УКАЗАТЕЛЬ СЛОВАРНЫХ СТАТЕЙ

      Автомашина (С. М. Козлова)
      Белинский Виссарион Григорьевич (А. И. Куляпин, О. Г. Левашова)
      Библиотекарь, -рша (Р. С. Смирнов)
      Больница (О. В. Тевс)
      "Ваня, ты как здесь?!" (С. М. Козлова)
      Волосы (О. В. Тевс)
      Вулкан (В. В. Десятов)
      Город (О. А. Скубач)
      Дверь (А. И. Куляпин)
      "Двое на телеге" (С. М. Козлова)
      Движение (А. И. Куляпин)
      "Демагоги" (С. М. Козлова)
      Диалектная лексика в прозе Ш. (Т. Ф. Байрамова)
      Дом (О. А. Скубач)
      Дыхание (О. В. Тевс)
      В. М. Ш. Жизнь и творчество (А. А. Чувакин)
      "Заревой дождь" (Ю. Ю. Бровкина, О. Г. Левашова)
      "Игнаха приехал" (С. М. Козлова)
      Издание произведений Ш. (В. А. Чеснокова)
      Изучение творчества Ш. в зарубежной школе (Н. И. Стопченко)
      Исследование языка Ш. (А. А. Чувакин)
      "Калина красная" (Е. И. Конюшенко)
      "Капроновая ёлочка" (О. Г. Левашова)
      "Коленчатые валы" (В. В. Десятов)
      Колодец (А. И. Куляпин)
      Корова (А. И. Куляпин)
      "Крепкий мужик" (О. Г. Левашова)
      Лермонтов Михаил Юрьевич (А. И. Куляпин, О. Г. Левашова)
      Лесков Николай Семенович (А. И. Куляпин, О. Г. Левашова)
      "Лида приехала" (С. М. Козлова)
      Луна (О. А. Скубач)
      Молчание (О. В. Тевс)
      Мудрец (В. В. Десятов)
      Научно-исследовательский центр-музей В. М. Ш. (А. А. Чувакин)
      Некрасов Николай Алексеевич (А. И. Куляпин, О. Г. Левашова)
      "Ноль-ноль целых" (О. Г. Левашова)
      Огонь (А. И. Куляпин)
      Окно (А. И. Куляпин)
      Пейзаж (С. М. Козлова)
      Переводы произведений Ш. (А. А. Чеснокова)
      Погоня (А. И. Куляпин)
      Полати (О. А. Скубач)
      Просторечная лексика (А. Д. Соловьева)
      Пушкин Александр Сергеевич (А. И. Куляпин, О. Г. Левашова)
      Разин Степан Тимофеевич (Е. И. Конюшенко)
      Размер предложения и абзаца в прозе Ш. (Г. Г. Москальчук)
      Самолет (С. М. Козлова)
      "Светлые души" (В. К. Сигов, В. В. Десятов, А. И. Куляпин)
      "Свояк Сергей Сергеевич" (С. Н. Пешкова, Л. И. Толстых)
      Сердце (О. В. Тевс)
      "Сильные идут дальше" (В. В. Десятов)
      "Солнце, старик и девушка" (О. Г. Левашова, В. К. Сигов)
      "Стенька Разин" (Т. Г. Плохотнюк, В. В. Десятов)
      "Страдания молодого Ваганова" (В. В. Десятов)
      Танец (Е. А. Будникова)
      Творчества проблемы в произведениях Ш. (И. Н. Дубина)
      Телега (А. И. Куляпин)
      Техника (С. М. Козлова)
      Тургенев Иван Сергеевич (А. И. Куляпин, О. Г. Левашова)
      Тынянов Юрий Николаевич (О. И. Плешкова)
      Фразеология (А. Д. Соловьева)
      Человека проблемы (Л. А. Кощей)
      Шива (А. И. Куляпин)
      Шляпа (О. В. Тевс)
      "Я пришел дать вам волю" (Е. И. Конюшенко, В. В. Десятов)

4. СЛОВАРЬ ДИАЛЕКТИЗМОВ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ В. М. ШУКШИНА

Предисловие

      Основой индивидуального стиля В. М. Шукшина несомненно выступает разговорно-обиходный язык. В своем творчестве писатель опирался не только на разговорную стихию литературного языка, но и на просторечие и диалектную речь, которую он знал с детства, впитав ее, по собственному выражению, "с молоком матери". Хорошо понимая значение народной речи для писателя, Шукшин сказал, отвечая на анкету журнала "Вопросы литературы": "Вообще все системы хороши, только бы не забывался язык народный. Выше пупа не прыгнешь, лучше, чем сказал народ (образовал ли кого, сравнил, послал куда подальше), не скажешь".
      Предлагаемый словарь включает в себя этнографизмы и диалектизмы всех типов (собственно лексические, лексико-фонетические, лексико-словообразовательные и лексико-семантические), встречающиеся в произведениях В. М. Шукшина. Часть этого материала представлена в сибирских диалектных словарях, а также в Диалектном словаре Алтая, что в дополнение к фонетическим и морфологическим чертам свидетельствует о принадлежности говора села Сростки к сибирским старожильческим акающим говорам Обь-Енисейского междуречья. Даже в историческом романе "Я пришел дать вам волю" казаки говорят у автора на том языке, который он сам знал с детства. Другими словами, и в этом произведении отразился тот же самый говор села Сростки.
      Однако диалектизмы в художественном произведении играют иную стилистическую роль, чем в живой речи. Их использует мастер слова, выявляя и подчеркивая выразительные свойства этих единиц. Поэтому в художественном контексте у них проявляются новые коннотативные значения (созначения). Словарь не предполагает в каждом случае их выявления: как правило, в словарной статье даётся общее значение, формулируемое по алтайскому и сибирским диалектным словарям. Часть слов, отсутствующих в данных источниках, была обнаружена в словаре В. И. Даля, например, пасдерать, утезенить, осаденить. Оставшаяся же часть (в большинстве своем производные слова) либо не зафиксированы диалектологами, но были известны В. М. Шукшину как знающему говор изнутри, либо были образованы самим писателем по характерным для диалекта моделям. О том, что Шукшин хорошо знал диалектное словообразование, свидетельствует широкое употребление им слов с суффиксами субъективной оценки, квалифицируемых сибирскими диалектологами как снисходительные. К примеру, в романе "Любавины" встречается множество подобных слов: молочишко, клубишко, пивишко, кинишко, инженеришко, неводишко, шоферишко и т. д., которые мы, отмечая их диалектный характер, тем не менее не включили в словарь в связи с полной ясностью значений.
      Особенностями диалектного словообразования являются:
      Отсутствие строгих норм присоединения к корню словообразовательного аффикса и как результат — множество однокоренных слов с разными аффиксами, что дает возможность выявить наиболее тонкие смысловые оттенки (ср. литературные звать, позвать, созвать, сплавить, спросить и диалектные узвать, приплавить, наплавить, приспросить).
      Большая свобода образования отыменных глаголов: шоферить, главарить, атаманить, плотить (от плот).
      Частотное использование суффикса -ну- для называния однократного действия с усилительным оттенком: ливануть, чесануть, хокнуть.
      Широкое применение в говоре суффиксов -аст-, -чат-, -лив- для образования прилагательных (см. у Шукшина: игралистый, цаганистый и т. д.).
      Некоторые производные слова ставят перед нами вопрос — не являются ли они новообразованиями самого В. М. Шукшина. И хотя исследователи указывают на отсутствие у писателя особого стремления создавать новые слова, полностью исключить такую возможность нельзя. Думается, что Шукшин как тонкий знаток диалекта мог их создавать по моделям диалектного словообразования, как часто поступают и диалектоносители, создавая в своей речи новые слова. Поскольку подобные слова у Шукшина чаще всего встречаются в речи персонажей и созданы по диалектным моделям, мы сочли возможным включить их в словарь. При этом мы выделяем их звездочкой (*), указывающей на то, что в имеющихся словарях данные слова не обнаружены, и значение их определяется только из контекста. Кроме того, те из подобных слов, которые явно связаны только с конкретным контекстом, даются в словаре с пометой "окказиональное".
      В словарь также было включено небольшое число жаргонных слов, особенно из тюремного арго, которые известны диалектоносителям, хотя к диалекту и не принадлежат. Они даны с пометой "жаргонное": замастырить, шалашовка и т. д. Включение подобных слов в словарь вызвано справочным характером словаря, которым могут и должны пользоваться все читатели, в том числе и не осознающие различий между территориальными и социальными диалектами. Исходя из этих же соображений, мы не поместили в словарь большинство просторечных слов в силу их широкого распространения и наличия в словарях литературного языка. Иллюстрации из произведений В. М. Шукшина в словарных статьях даны в ограниченном количестве. Цифры в скобках указывают названия произведений, расположенных в алфавитном порядке в приложении.

      ава'нец, -нца, м. Аванс. — Я получил аванец... Я его должен отработать ("Сураз").
      акти'вничать, -чаю, -чаешь, несов., неперех. Проявлять активность в решении общественных дел (быть членом деревенского актива). — Активно включился в новую жизнь, активничал с колхозами... ("Осенью").
      а'ли, союз. Или. — Ты самый главный али повыше тебя есть? ("Материнское сердце"); Николай, да тебе велели али как?спрашивали. ("Крепкий мужик").
      анады'сь, наречие. Недавно, на днях. — С Феклой анадысь зашли, посидели ("Любавины").
      аржано'й, а'я, о'е. Ржаной. — Вань, ты бы сейчас аржаных лепешек поел? ("Далекие зимние вечера").
      а'ж, а'жник, усилит. частица. Даже. — Вот загнул! У меня ажник дыхание остановилось ("Живет такой парень"); Ох и полосовались же. Аж спомнить, — и то весело ("Наказ"); У меня ажник стёкла задребезжали ("Калина красная").

      ба'ба, ы, ж. 1. Жена. — Егорка Любавин бабу свою решил ("Любавины"); 2. Замужняя женщина, женщина вообще. — На крыльце с клюкой или ухватом в руке появилась Хавронья, бойкая, крупная баба ("Любавины"); Не лапай, я не баба ("Любавины").
      бабёнка, и, ж. Пренебреж. К ба'ба. — Может, уж заколотить избёнку да к Петьке уехать? Опасно: он сам ничо бы, да бабёнка-то у его... сама знаешь... ("Горе").
      ба'бка, и, ж. Женщина, занимающаяся народным лечением. — Где они были, доктора-то не было раньше. А бабка, бывало, пошепчети как рукой снимет ("Позови меня в даль светлую").
      ба'бки, мн. Кости из ног крупного рогатого скота, используемые в игре. — Он рос вместе с другими ребятами, лазал по чужим огородам, играл в бабки ("Нечаянный выстрел").
      бадья', и', ж. Ведро для подъёма воды из колодца, железное или деревянное. — Колодезный вал с визгом стал раскручиваться. Глубоко внизу гулко шлёпнулась в воду тяжелая бадья. Забулькала, залопотала вода, заглатываемая железной утробой бадьи ("Любавины").
      баде'йка, уменьшит. к бадья'. — Вот так и с любовью, — думал Кузьма Николаевич. — Черпает иной человек целую бадейку, глотнет пару раз, остальное в грязь ("Любавины").
      база'рничать, чаю, чаешь, несов., неперех. Торговать на базаре, продавая излишки своих продуктов. — Колхозупотому что колхозники не "базарничают", а работают на общественных работах ("Любавины").
      базла'нить, ню, нишь, несов., неперех. Сильно, громко кричать, ругаться. — Жена вамскандал? Не, она у меня не базланит ("Печки-лавочки"); Она видит, дело плохо, давай базланить ("Страдания молодого Ваганова").
      базла'ть, а'ю, а'ешь, несов., неперех. Громко ругаться, кричать. — А что тебе моя тёща?зловеще тихо спросил Иван. — Что тебе моя жена? Она спокойна, никогда не базлает ("Печки-лавочки").
      балабо'нить, ню, нишь, несов., неперех. Неодобрит. Говорить много попусту, болтать. — Емельян Спиридоныч подошел к Макару, стеганул его по лицу портянкой. — Балабонишь много! ("Любавины").
      балага'н, а, м. Шалаш, временная легкая постройка в лесу, на покосе, в поле. — Будто мы на покосе. А покос вроде не колхозный, единоличный. Балаган такой стоит, таганок возле балагана ("Любавины").
      банде'ровец, вца, м. Бранное слово по отношению к украинцам. От фамилии Бандера — вождь украинской националистической организации во время войны. — Ты знаешь, они с Украины приехали: Мыкола... Как увидит, что я к ней пошел, надевает, бандеровец, бостоновый костюм, приходит и сидит ("Брат мой").
      бан'ёшка, и, ж. Уменьшит. к ба'ня. — Банёшку-то надо, наверно, протопить ("Свояк Сергей Сергеевич").
      ба'нить, ню, нишь, несов., неперех. Мыть горячей водой. — Егор ушел от отца с нетерпеливым желанием увидеть Марью. Она банила посуду ("Любавины").
      баро'нка*, и, ж. Бранное слово со значением "барыня", "госпожа". — Он не то, чтобы обиделся, а захотелось, чтобы этой "баронке" так прямо и сказали... ("Суд").

М. C. Ольминский

ЩЕДРИНСКИЙ СЛОВАРЬ

      <...> У меня было двенадцать томов сочинений Щедрина издания 1891–93 годов, книжка Н. Михайловского о Щедрине и Скабичевского по истории русской литературы. Раньше читал Пыпина и Арсеньева — умеренно литературных писателей. <...>
      Словарь представляет собою особый вид именного и предметного указателя. Отсылать от одного слова к другому заставляла необходимость: иначе получился бы или конспект или распыление и повторения. Кроме того, соединить в одно указатель предметный и именной вынуждало то обстоятельство, что часто приходилось отсылать от имени к предмету и обратно. Мне говорили, что это не словарь, а щедринская энциклопедия. О словах не стоит спорить.
      Из собственных имен опущено то, что является только обстановкой (названия городов, улиц, рек, трактиров, а также фамилии портних, куаферов и т. п.), если они являлись только обстановкой.
      Я брал буквальные слова Щедрина. Например — "мальчишки". Так крепостники-старики прозвали презрительно молодежь, стремящуюся к новому быту. И в словаре нужно смотреть не только "молодежь", но и "мальчишки" и "молодое поколение". И я упустил из виду под словом "молодежь" поставить: "См. Мальчишки"; упустил из виду и типы такой молодежи суммировать здесь же ссылкой: "См. такой-то персонаж" (например, см. Коронат, Разумов Степан, Молчалин Павел).
      Большинство рассказов ведется от первого имени: "я" — думал, говорил, делал то-то и то-то. В этом был отчасти способ обходить цензуру, а отчасти — довольно распространенный прием (ср. Лермонтова "Герой нашего времени" и т. п.). И, конечно, никому не придет в голову смешивать Лермонтова с Печориным. Так же нелепо смешивать "я" Щедрина-Салтыкова с "я" его рассказов. В рассказах более ранних определенно выступает Щедрин-чиновник как герой рассказа. И в словаре он фигурирует под этим именем — "Щедрин-чиновник".
      Позже, особенно с 70-х годов, в рассказах лишь случайно упоминается имя Щедрина как Автора рассказа. Этот "Автор" появляется в самых разнообразных видах, хотя общую тенденцию типа можно подменить (исходным пунктом для этого см. в словаре "Фрондер").
      Далее пришлось выделить то, что Щедрин говорит о себе как о писателе, говорит именно как Салтыков-Щедрин, а не как персонаж рассказа. Эти места фигурируют в словаре под именем "Щедрин-писатель". Необходимо только помнить, что "Автор" и "Щедрин-писатель" иногда в тексте незаметно переходят один в другого, так что разделение их в словаре может быть спорным.
      Персонажи Щедрина выписывались все безусловно, хотя бы иной только упоминался вскользь. Само собой разумеется, что выписывались и персонажи Грибоедова, Гоголя, Тургенева, Гончарова и прочих, которых Щедрин заставлял действовать в новой обстановке. Точно также выписывались имена авторов, даже если они только упоминаются. Персонажи выписывались раздельно, если было сомнение в том, что одно имя носят разные лица (пример — Крамольников).
      Главное же внимание я обращал на то, что я особенно ценил и ценю в Щедрине, — это на его борьбу за необходимость выработки идеалов и борьбы за эти идеалы. В словаре читатель найдет все (иногда — сокращенно, иногда — цитаты), что говорит по этому вопросу Щедрин как в образах, так и публицистически. Надо смотреть Идеалы, Идеалисты, Сознательность, Будущее, Убежденность, Мечтания, Утопии, Утописты, Бредни, Широта взглядов и т. д. А с другой стороны — Бессознательность, Компромисс, Уступки, Лгуны, Мелочи, Подробности, "Наше время — не время широких задач", Сужение задач и т. д.
      Многие знают Щедрина только как автора метких словечек и названий. Конечно, и эти словечки выписывались мною, когда были нужны, но они тонут в общей массе словаря. Специально искать их — безнадежное дело.

      Взятка. — Филоверитов находит, что угощение, принимаемое чиновниками от купцов, хуже взятки. "Взятку берет чиновник с осмотрительностью, а иногда и с угрызением совести, а едучи на обед, он не ощущает ничего, кроме угрызения... Деньги можно назад отдать, если дело оказывается чересчур сомнительным, а невесомые, моральные взятки навеки на совести чиновника и рано или поздно вылезут из него или подлостью, или казнокрадством". Оч 22. — См. Обличения — С 8. — Подкупность — С 10.

      Взяточник. — C этим словом раньше соединялось представление о язве, разъедающей русское чиновничество. Казалось, что не будет взяток — и наступит век правды. Ныне взятка утратила свою наглую форму, и напоминание о ней считается назойливостью: на смену ее давно пришел куш. M 8. — Теперь он не может быть признаваем начальством за вредного человека. "Новейшие веяния времени учат всего более ценить в человеке не геройство и способность претерпевать лишения, сопряженные с ограниченным казенным содержанием, а покладистость, уживчивость и готовность. Но что же может быть покладистее, уживчивее и готовее хорошего, доброго взяточника? Ради возможности стянуть лишнюю копеечку он готов ужиться с какою угодно внутренней политикой, уверовать в какого угодно бога". M 8. — Cм. Государство — Р 16.

      Грибоедов возвел в перл создания, в лице Молчалина, известный тип. A 1. — O нем как о писателе отзывается А. C. Молчалин. A 3. — Cм. Пестрые люди — Пп 9.

      Мысль. — Раз у вас имеется жизненная мысль, нужно не сидеть сложа руки и не прятать ее, потому что это было бы бессмысленно, да и невозможно: "у мысли есть сила особенная, которая так и подталкивает человека: "Расскажи да расскажи". "Мысль, сделавшаяся страстной, мысль, доведенная до энтузиазма, — вот та вулканическая сила, которая из сокровенных недр толпы выбрасывает исторических деятелей; вот та неистощимая струя, которая капля по капле, неотступно долбит камни невежества или предрассудков"... "Да, только доведенная до героизма мысль может породить героизм в действиях! Да, только непреклонности логики дана роковая тайна совершать чудеса" (см. также Увлечение мысли). "Мысль обмирщилась, семя брошено, и как ни хлопочите вы, оно фаталистически должно пройти все фазисы своего развития". C1. — Cм. Легковесные — В3. — "Не может мысль иметь в глазах наших особенной привлекательности уже по тому одному, что, забравшись однажды в голову, она тревожит и понуждает". — Cм. Литератор, Литература, Сороковые годы — В4. — Увлечения, Утопия, Центры — Пр1. — Мысли самые простые и естественные всегда кажутся и самыми страшными. Пр7. — "Люди и даже дела их исчезают на наших глазах поистине беспримерно... Не только из жизни, но даже из хрестоматий и курсов словесности исчезают люди. И за каждым исчезновением — молчок. Грады и веси продолжают процветать: некоторые из них постепенно познают пользу употребления картофеля, другие — постепенно же привыкают к мысли о необходимости оспопрививания и проч. Но нигде, наверное, не скажется потребность освобождения мысли, того освобождения, без которого немыслимо никакое умственное и материальное совершенствование". Пр12. — Cм. История новая — Тк 1. — "Как можно требовать от мысли, чтобы она работала правильно, когда кругом царит кромешная тьма? Когда нельзя отличить надежды от отчаяния, лекарства от отравы? Я знаю, что заставить человека не мыслить, не волноваться, не негодовать, не любить — нельзя; но я знаю также, что рядом с этим "нельзя" стоит отрава, гласящая: бесплодно!" А 8. — Cм. Негодяй — Ид 20. — В ней видит источник всех угроз газета "Словесное Удобрение". Ид 29. — "Кто, не всуе носящий имя человека, не испытал священных экзальтаций мысли? Кто мысленно не обнимал человечество, не жил одной с ним жизнью? Кто не метался, не изнемогал, чувствуя, как существо его загорается под наплывом сладчайших душевных упоений? Кто хоть раз, в долгий или короткий период своего существования, не обрекал себя на служение добру и истине? И кто не пробуждался, среди этих упоений, под окрик: цыц... вредный мечтатель!" З 6. — "Ежели даже о словах говорится: Verba volant, — то для мыслей-то у нас и крыльев не заведено: где родятся, там и умирают"... "Так как мысль не может окончательно умереть, то она и под игом всевозможных недоумений продолжает работу. Но, очутившись вне живоносной струи руководящих начал, она исключительно устремляется к мелочам обыденной жизни, и в них ищет утолить присущую ей потребность творчества. Отсюда — громадная масса проектов и проектцев, удручающая нашу современность". Пп 3.

      Община. — "Состоя под ярмом общинного управления, они (т. е. крестьяне) всякую меру, всякое распоряжение, а стало быть и всякое злоупотребление закона ощущают живее, ибо ощущают его, во-первых, лично каждый за себя и, во-вторых, за всю общину... Их связывает общинное начало, которому дело до всего, даже до коробьи крестьянской девки". Пр 8. — Хороша она или дурна — вопрос спорный, и решение его нужно предоставить лицам заинтересованным (мнение Глумова). M 10. — "Теперь большинство славянофилов убедилось, что есть община и община; что община, на которой они созидали благополучие и силу России, не обеспечивает ни от пролетариата, ни от обид, приходящих извне; что наконец будущая форма общежития, наиболее удобная для народа, стоит еще для всех загадкою. Напротив, по странной случайности, бывшие западники, ставши ближе к кормилу, примирились с общиной, потому что с нею сопряжена круговая порука. Не нужно сложной мозговой работы, чтобы управлять". Пп 9. — "Не только не защищает деревенского мужика от внешних и внутренних неурядиц, но сковывает его по рукам и ногам. Она не дает простора ни личному труду, ни личной инициативе, губит в самом зародыше всякое проявление самостоятельности и в заключение отдает в кабалу или выгоняет на улицу слабых, не успевших заручиться благорасположением мироеда. Было время, когда надеялись, что община обеспечит хоть кусок хлеба слабому члену, но нынче и эти надежды рассеялись". Ж 1. — "Ни в каком другом отношении (кроме круговой поруки) эта новоявленная община ни обеспечения, ни ручательства не представляла. Для захудалого мужика"... она не служила даже средством равномерного распределения податей, для сильного — была полезна только порабощением слабых. "Человеку сильному и предприимчивому тяжело подчиниться общинным порядкам, которые прежде всего обезличивают его, налагают путы на всю его деятельность, вторгаются в его жизненную обстановку и вообще держат под угрозой "сравнения с прочими". — См. Февраля 19-е — Ж5. — Россия — З 1.

      Пестрые люди. — Общий их признак в том, что они свою совесть до дыр износили и беспощадно лгут; всем они бывали: и либералами, и западниками, и социалистами, и поборниками ежовых рукавиц; у них, что ни шаг, то вероломство или измена. Есть три сорта пестрых людей. Первый — сами выработавшие себе пестрое сердце; это — коноводы и зачинщики; по наружности кажутся фанатиками убеждения, а на деле — фанатики казенного пирога; злы они неимоверно, ибо иногда доходит до них шепот о их предательстве; они опасны особенно потому, что сами были когда-то сочувствователями. Пример — см. Скорняков — Пп 9. — Пестрые люди второго сорта — несчастные люди. Помните как Свинья Правду чавкала, а Правда перед Свиньей запиралась, изворачивалась и бормотала? Таким же процессом измучены и эти люди. Причиной их измены бывают: 1) материальные лишения; 2) жизненные ошибки, которые мешают им вернуться на правый путь; 3) охватившая со всех сторон паника. Третий сорт — это plebs; они восхищаются стилем и остротой пера. Грибоедов воспроизвел этот тип в своем бессмертном Молчалине. Все три сорта пестрых людей вредны, но последние два заслуживают некоторого сожаления, ибо не пользуются материальными благами отступничества; в награду за эту отрицательную заслугу суд истории пройдет о них молчанием. Пп 9.

      Тургенев — см. Конфуз — С1. — Красноречие сельское — С6. — Пустил в ход слово "нигилисты". В5. — Выведены его персонажи. — См. Веретьев, Кирсанов, Рудин, Берсенев, Лаврецкий — Д 8. — Его непременно хотела посмотреть Марья Дерунова. P 7. — "Правдивейший и художественнейший описатель наших бывших дворянских гнезд, у которого на каждого помещика (молодого и образованного) непременно приходилась соответствующая помещица". У 1. — О нем рассказывал анекдоты Филипп Филиппыч Каширин. C64.

      Умеренность (и Аккуратность). — Время торжества этих принципов иные называли "переходными эпохами". "Бессилие", забитость, приниженность и робость — плохие помощники в деле жизнестроительства, но они в замечательной степени изощряют в человеке одну способность: исключительно, почти болезненно, сосредоточиваться на мелочах своего личного я... Пускай кровь льется потоками, пусть человечество погрязнет в пучине духовной и нравственной нищеты, — ни до чего нет дела этому "я", до тех пор, пока привычная обстановка остается неприкосновенною, пока не затронуты те интересы, которых совокупность составляет область умеренности и аккуратности... Дешевизна или дороговизна квартир, съестных припасов и т. п. — вот обыкновенная их канва. Но в них заключено все внутреннее содержание забитого человека, и потому в его глазах они представляют единственное мерило для великих и малых событий, совершающихся на всемирной арене". Для защиты их неприкосновенности считаются возможными и законными все средства: унижение, злоба, предательство, месть. Это идеалы Молчалиных. A1. — См. Индиферентизм — А8. — Аккуратность — Ск 5.

      Утопии. — "Мы не можем сослаться на какие-нибудь утопии (Ух, слава богу!)". В 5. — Всякая утопия — нелепость в том случае, если не может указать, каким образом нужно вести человека к его будущим судьбам. Бр 1. — "Как ни восставайте против так называемых утопий, без них истинно плодотворная умственная жизнь все-таки невозможна. Разум человеческий не удовлетворяется безвозвратно, но испытует все дальше и дальше. В этом вся тайна успеха человеческих обществ, и ежели правда, то утопия не имеет права заявлять претензии на немедленное практическое осуществление, то несомненно и то, что плодотворное ее действие на инициаторские силы человеческого разума все-таки остается вне всякого спора". Пр 1. — "Наделите самого ограниченного человека некоторым количеством фантазии, он непременно устроит себе уголок, в котором будет лелеять какую-нибудь заветную мечту... Пенкосниматель не только свободен от всех мечтаний, но даже горд этой свободой. Он не понимает, что утопия точно так же служит цивилизации, как и самое конкретное научное открытие. Он уткнулся в забор и ни о чем другом, кроме забора, не хочет знать..." "Слову "утопия" суждено наводить страх на всех, кому нужны страшные слова, чтоб замаскировать ими духовную нищету". Д 7. — "Кто в двадцать лет не желал и не стремился к общему возрождению, про того трудно даже сказать, что у него было когда-нибудь сердце, способное сочувствовать и сострадать". Л 11. — По адресу публицистов-охранителей говорится: "Отрицайте разум, прогресс, правду, человеческое право на счастье — прекрасно! Называйте все это опасной утопией, источником заблуждений и потрясений — еще того лучше! Утверждайте, что завтрашнего дня нет, что перспектив не полагается, а есть только то, что торчит под носом — и это хорошо!" Но в таком случае эти публицисты не должны ссылаться на разум и пугать завтрашним днем". Б 9. — "Молчаливое признание, что утопия может вечно витать в пространстве, не обнаруживая ни на чем своих прикладных свойств, — вот основа всех наших (то есть Автора и его сверстников — людей сороковых годов) порывов и устремлений. Утопия для утопии — разве это не одно из приятств жизни?" А 10. — "Во всяком благоустроенном обществе по штатам полагаются: воры, неисправные арендаторы, доносчики, издатели "Помой", прелюбодеи, кровосмесители, лицемеры, клеветники, грабители. А прочее — все утопия". Ид 24. — "Призовите на помощь самую крайнюю утопию, и вы не найдете ничего, что могло бы сравниваться с утопией, ежедневно развертывающейся перед нашими глазами... Нас стращают именами Кабе и Фурье, нам представляют какое-то пугало в виде фаланстера, а мы спокон веку живем в фаланстере и даже не чувствуем этого... То нравственное равновесие, которое по предположению Фурье достигается при посредстве гармонической игры страстей, давным-давно нами достигнуто и воплощено путем... крепостного права... Страсти не играли; но взамен того регулировались... в одном лице (помещика)... для прочих членов крепостного фаланстера оставалось одно: равновесие души... Это была действительная гармония тишины, порядка и беспечности... Несчастье человека, стоящего между двумя фаланстерами, крепостным и гармоническим, в том собственно и заключается, что в нем уже поколебалась уверенность, что он уже может нечто подозревать и о чем-то беспокоиться... Крепостной фаланстеризм продолжает проникать собой все явления общественной жизни; он только лишился прежнего плотного центра, но в разлитом виде едва ли не представляет еще больше угроз ... Объект теоретической мысли — не хаос и случайность, а порядок и закон. Даже вырабатывая так называемую утопию, она имеет в виду именно эту, а не другую какую-нибудь цель. Притом общество достаточно обеспечено от чрезмерного наплыва утопий тем одним, что последние не только никогда не господствуют безраздельно, но, напротив того, всегда состоят под самым строгим контролем всевозможных уличных опасений и тревог". Ит 4. — См. Бредни — Т3.

      Утописты — см. Семен Григорьевич — Т 10. — "Были вполне правы, утверждая, что для новой жизни и основания должны быть даны новые... Они наглядно рисовали картины новой жизни, вводили в самые недра ее, показывали ее в полном действии... Ошибка утопистов состояла в том, что они, так сказать, учитывали будущее, уснащая его мельчайшими подробностями. Стоя почти исключительно на почве психологической, они думали, что человек сам собой, независимо от внешней природы и ее тайн, при помощи одной доброй воли, может создать свое конечное благополучие... Тем не менее, идея новых оснований для новой жизни, идея освобождения жизни... от мелочей... продолжает волновать мыслящие умы. Но к ней прибавилась и еще бесспорная истина, что жизнь не может и не должна оставаться неподвижною". Идет какая-то знаменательная внутренняя работа, народились новые подземные ключи; исконное течение жизни все больше заглушается этим подземным гудением; трудная пора еще не наступила, но близость ее признается уже всеми. Современные политиканы признают утопии вредными; но если и случалось, что они производили переполох, то это объясняется стеснениями в их обсуждении. Ж1.

УЧЕБНЫЙ СЛОВАРЬ-КОММЕНТАРИЙ  
К "СКАЗКАМ" М. E. САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА

ПРЕДИСЛОВИЕ

ТИП СЛОВАРЯ

      Язык сатирических произведений М. Е. Салтыкова-Щедрина довольно сложен и труден для понимания, особенно для современного юного читателя. Наиболее ярко "эзопова" манера письма сатирика проявляется в "Сказках", нарочито архаизированных и аллегоричных. <...> В "Сказках" отражена целая историческая эпоха, ушедшая от нас в далекое прошлое. Как отмечает В. В. Прозоров, "с великой болью он <Щедрин> замечал, что детям и внукам его "без комментариев шагу ступить будет нельзя"".
      Задача предлагаемого пособия — учебного словаря-комментария объяснительного типа к циклу произведений одного писателя — дать такой лингвистический и исторический комментарий. Данное пособие является особым, новым словарем, которому нет аналогов в лингвистической традиции. Условно его можно назвать словарем синтетического типа, поскольку он включает не только лингвистическую информацию о том или ином слове, но также литературоведческую, энциклопедическую и культурно-историческую. Все это естественно, поскольку данный словарь — обучающий, и его главная задача — не только способствовать адекватному пониманию конкретного места текста, но и пониманию всего произведения в целом, а также развитию языкового чутья учащихся, их вниманию к художественному слову. <...>

СОСТАВ СЛОВАРЯ. СЛОВНИК

      <...> В учебном словаре-комментарии представлена лексика, понимание которой затруднено в силу тех или иных причин: архаичности, узости использования, стилистической маркированности, особой роли в произведении и т. д.
      Словник словаря составлен на материале 11 сказок, рекомендованных для изучения в школе.
      В словнике представлен большой пласт устаревшей лексики — устаревшие названия ныне существующих реалий и названия существовавших в прошлом явлений и институтов государственной и общественной жизни (органов управления, общественных организаций, бытовой утвари, чинов, званий и т. д.).
      В словник включены имена собственные, в кругу которых широко представлены известные исторические, мифологические, литературные имена, тесно взаимодействующие с контекстом русской и мировой культуры.
      В словарь включена лексика, находящаяся за пределами кодифицированного литературного языка (диалектизмы, просторечные слова и т. д.), представляющие трудность для понимания, слова и выражения из иностранных языков, варваризмы, поданные в тексте сказок в русской транскрипции. <...>

СТРУКТУРА СЛОВАРНОЙ СТАТЬИ

      1. Заголовочное слово.
      В качестве заголовочного слова используется его исходная начальная грамматическая форма, которая при необходимости восстанавливается с указанием ударения.

      2. Грамматические и стилистические характеристики заголовочного слова.

Имена существительные

      Имена существительные подаются в им. п. ед. ч. и имеют следующую грамматическую характеристику:
      а) у имен существительных, образующих обе формы числа, указывается грамматический род и форма род. п. ед. ч.;
      б) у существительных, имеющих две формы им. п. мн. ч., указываются обе формы;
      в) несклоняемые имена существительные имеют помету "нескл.";
      г) имена существительные с суффиксами субъективной оценки даются в качестве самостоятельных слов.

Имена прилагательные

      Имена прилагательные подаются в форме им. п. ед. ч. м. р. (с указанием окончаний ж. р. и ср. р.).
      Имена прилагательные с суффиксами субъективной оценки подаются как самостоятельные слова.

Глаголы

      Глаголы приводятся в форме инфинитива соответствующего вида и залога с указанием форм 1 и 2 лица ед. ч., за которыми приводятся остальные глагольные формы, если они имеют особенности в образовании и ударении.
      Причастия и деепричастия подаются как отдельные слова.

Наречия

      Наречия подаются в текстовой форме употребления, которая является их заголовочной формой, с пометой "нареч."
      Наречия, употребляющиеся в значении сказуемого, подаются с пометой "безл., в знач. сказ."
      При всех неизменяемых частях речи после заголовочного слова ставятся обозначения: нареч. <наречие>, межд. <междометие>, предл. <предлог>, част. <частица>, союз.
      Употребление слова одной части речи в значении другой части речи сопровождается пометой "в знач...".

Система стилистических помет в словаре

      Стилистические пометы в словаре служат для характеристики той части лексики, которая по тем или иным причинам ограничена в своем употреблении.
      а) Пометы, указывающие на принадлежность слова к разным пластам лексики русского языка: обл., т. е. областное слово или значение, указывает на то, что это слово или значение употребляется в народных говорах и сохраняет свой областной характер: например, теперича; прост., т. e. просторечное слово или значение, указывает на то, что это слово или значение стоит на границе литературного языка, употребляется в обиходной и бытовой речи: например, приесть.
      б) Пометы, указывающие на специальную область применения слова: спец., т. е. специальное, например, пойти в трубку.
      в) Пометы, указывающие на принадлежность слова к определенному языковому стилю: разг., т. е. разговорное слово или значение, которое употребляется в живой, непринужденной устной речи: например, рассыпчатый; книжн., т. е. книжное слово или значение, указывает на то, что это слово или значение характерно преимущественно для письменной речи (в основном научной и публицистической): например, клик; офиц. указывает на то, что слово или значение с этой пометой характерно для официальных текстов различного характера: например, циркуляр.
      г) Пометы, указывающие на эмоционально-экспрессивную окраску слова или значения: бран., т. е. бранное слово или значение: например, курицын сын.
      д) Пометы к словам, вышедшим из употребления в современном русском языке, безотносительно к их положению в стилистической системе литературного языка середины XIX в. и предшествующих периодов: устар., т. е. устарелое слово. Указывает на то, что слово в современном языке почти не употребляется: например, исправник, жуировать.
      е) Пометы, указывающие на связь слова с традициями культуры и искусства: языч., т. е. языческое: например, идол; библ., т. е. библейское: например, вавилонское столпотворение, Ева; нар.-поэт., т. е. народно-поэтическое: например, по щучьему велению, по моему хотению; автор., т. е. авторское: например, архиорел, антивегетарианец.

      3. Иллюстрации.

      После грамматических и стилистических помет следуют иллюстрации. Размеры цитат определяются условием достаточности контекста для правильного понимания соответствующего слова и выражения, для сокращения в цитатах используется отточие.

      4. Смысловая характеристика слов и устойчивых сочетаний.

      Данный блок информации является наиболее важным. В соответствии с типом словаря он включает четыре раздела: толкование значения слова, энциклопедическую информацию, описание специфики содержания слова в контексте и этимологическую информацию.

Толкование значения слова

      В предлагаемом словаре объясняются только контекстные значения слов и фразеологизмов. В качестве основных способов толкования используются описательный и синонимический. Значения историзмов и архаизмов описываются так же, как и в толковых словарях современного русского языка. Фонетические и морфологические архаизмы толкуются отсылкой к соответствующему нейтральному слову современного русского литературного языка по формуле: то же, что... Определенную трудность представляют толкования индивидуально-авторских образований (типа архиорел). Наиболее приемлемым в данном случае является способ толкования, основанный на семантизации частей или словообразовательных морфем слова с учетом контекста. Толкование значений слова опирается на материалы общей и авторской лексикографии. <...>

Энциклопедическая информация (¤)

      При объяснении историзмов, имен собственных, наименований культурных и исторических объектов и понятий широко привлекаются энциклопедические сведения. <...>

Описание специфики содержания слова в контексте (^)

      Описание специфики употребления слова в контексте сказки может включать информацию об особом смысловом содержании, вложенном автором в то или иное слово в структуре художественного произведения (учитель каллиграфии, школа военных кантонистов) или о самом авторе как конкретном историческом лице (вице-губернатор, действительный статский советник).

Этимологическая информация ([])

      Этимологическая информация дается к заимствованным словам (отмечается язык-источник и исконное значение) или в том случае, когда этимология дает дополнительную информацию о смысловом содержании слова: например, Урус-Кучум-Кильдибаев: Урус — русский; Кучум — имя сибирского хана, владевшего землями сибирского царства; Кильдибаев — geldi 'приходить' + baj 'богатый господин' + русский суффикс 'ев'. <...>

ПОВЕСТЬ О ТОМ, КАК ОДИН МУЖИК ДВУХ ГЕНЕРАЛОВ ПРОКОРМИЛ

      ГЕНЕРАЛ, -a, м.
      "Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил".
      Общее обозначение высших военных и гражданских чинов 1–4 классов Табели о рангах. ¤ Табель о рангах — закон о порядке государственной службы, изданный в России Петром I в 1722 году, по которому были установлены 14 классов.

      РЕГИСТРАТУРА, -ы, ж.
      Служили генералы всю жизнь в какой-то регистратуре...
      ¤ В России того времени: часть канцелярии правительственных учреждений, которая вела учет входящих и исходящих бумаг.
      По Табели о рангах (см. выше) должность регистратора относилась к 14 классу. В рукописи первоначально упоминался Инспекторский департамент — учреждение более высокого ранга.
      ^Выполнение генералами обязанностей чиновников низшего класса свидетельствует о сатирическом отношении автора к персонажам сказки.

      ВАШЕ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО.
      Странный, ваше превосходительство, мне нынче сон снился.
      ¤ В России того времени: форма почтительного обращения к чиновным лицам.
      Согласно принятым официальным правилам к военным и гражданским чинам положено было обращаться следующим образом: к чинам 1 и 2 класса — ваше высокопревосходительство; к чинам 3 и 4 класса — ваше превосходительство; к чинам 5–7 классов — ваше высокоблагородие; к чинам 8–13 классов — ваше благородие.
      ^Обращение двух генералов друг к другу в неофициальной обстановке с использованием данной формулы не являлось необходимым.

      КАНТОНИСТ, -a, м. Устар.
      ...сказал один генерал, который, кроме регистратуры, служил еще в школе военных кантонистов учителем каллиграфии...
      ¤ В России до середины XIX в.: солдатский сын, со дня рождения числившийся за военным ведомством и готовившийся к несению военной службы в особой низшей военной школе.
      В таких школах ученики получали лишь элементарные общеобразовательные знания.
      [От нем. kantonist — новобранец].

      НУМЕР, -a, м. Устар.
      Да вот нашел старый нумер "Московских ведомостей"...
      То же, что номер. Что-то, обозначенное определенным порядковым числом.
      Здесь: экземпляр газеты.

      ОСТЕРВЕНИТЬСЯ, -нюсь, -нишься. Разг.
      Они начали медленно подползать друг к другу и в одно мгновение ока остервенились.
      Прийти в состояние крайней ярости, рассвирепеть.

      ДРЕВНЯЯ СТОЛИЦА.
      Вчера... у почтенного начальника нашей древней столицы был парадный обед.
      ¤ Имеется в виду Москва, столица Российского государства до 1712 года (с 1712 по 1918 г. столицей России был Санкт-Петербург).

      ВЯТКА, -и, ж.
      Из Вятки пишут...
      Русский губернский город.
      ^М. Е. Салтыков-Щедрин был сослан в Вятку из Петербурга после публикации его повести "Запутанное дело" (1848). По существу, именно в Вятке начинается долгая служебная карьера сатирика.

      ДОПОТОПНЫЙ, -ая, -ое.
      И потоп был, потому что, в противном случае, как же было бы объяснить существование допотопных зверей?
      Вымерший, чрезвычайно древний (букв.: существовавший до мифического библейского потопа).

      ОСОБЛИ'ВО, нареч. Устар. и прост.
      Особливо, как четвертого класса, так на одно шитье посмотреть, голова закружится!
      То же, что особенно.

      НУДИТЬ, нужу, нудишь. Устар. и прост.
      И начали они нудить мужика: представь да представь их в Подьяческую!
      Принуждать, заставлять с помощью постоянных назойливых просьб.

Р. У. Таич

ОПЫТ АНТРОПОНИМИЧЕСКОГО СЛОВАРЯ ПИСАТЕЛЯ

      Блестящим мастером поэтической антропонимии был великий русский сатирик М. Е. Салтыков-Щедрин. Имена собственные занимают почетное место в словарном богатстве его произведений, являются одним из существенных элементов сатиры. Между тем система их настолько сложна, что изучение ее не может считаться законченным. Детальный анализ антропонимии художественного текста требует прежде всего, чтобы она была собрана и описана. В связи с этим представляется своевременным создание словаря личных имен произведений великого сатирика.
      В качестве первой такой попытки нами составлен словарь антропонимов романа "Господа Головлевы".
      Основная задача словарей такого типа — показать, что' из массы имен отобрал писатель, каково отношение отобранного к общенародному. В словаре должна быть отражена стилистическая функция антропонимов у писателя: в речи автора и в речи действующих лиц, где имя может получить дополнительные оттенки значения. Наконец, в словаре должны быть отражены те средства усиления экспрессии имени, к которым прибегает автор.
      Этими задачами определяется состав и объем словника, объем и характер лингвистических комментариев, построение словарной статьи.
      В словник вошли все антропонимы, включая и варианты одного и того же имени, которые объединяются в одной словарной статье для показа динамики антропонима. Встречаются случаи своеобразной полинимии, когда одно и то же лицо названо по-разному: ПорфирийИудушкаКровопивушка. Это не варианты одного и того же имени, а разные имена, которые связаны между собой лишь тем, что относятся к одному и тому же персонажу. Поэтому они входят в разные словарные статьи.
      В качестве заглавного слова берется не официальное именование, а наиболее частотное, поскольку речь идет не об употреблении имен в жизни, а о том, что есть в произведении.
      Имя получает следующие основные комментарии: 1) кому принадлежит; 2) структура; 3) грамматическое и фонетическое оформление; 4) характер минимального языкового контекста; 5) этимологическая справка; 6) сведения о стилистической сфере употребления и эмоционально-экспрессивной окрашенности; 7) указание, в чьей речи употреблено (с данными о частоте употребления).

      Несколько слов о каждом из комментариев в отдельности.

      1. Кому принадлежит имя. Смысловые оттенки имени могут меняться в зависимости от того, кто является его носителем. Так, например, личное имя Анютка выступает в романе "Господа Головлевы" и как морально-уничижительное (когда так названа дочь помещицы Арины Петровны), и как социально-уничижительное (когда речь идет о дворовой девушке). Поэтому этот комментарий весьма существен.
      2. Структура именования. В тексте антропоним может быть и одночленным, и двучленным, и трехчленным (ПорфирийПорфирий ВладимировичПорфирий Владимирович Головлев). Когда речь идет об экспрессивности имени, нельзя во что бы то ни стало рассматривать отдельно его составные структурные части. Известно, что различные комбинации этих частей или употребление только одного из компонентов (отдельно от других) делают именование дополнительно окрашенным, независимо от степени выразительности каждого (или одного из компонентов) в отдельности. Соответственно с этим в словаре не собраны отдельно личные имена, отдельно отчества и отдельно фамилии, именование представлено так, как оно дано в тексте, и в случае необходимости (т. е. когда структура является средством усиления эмоциональности и экспрессивности антропонима и когда надо обратить внимание на эту сторону имени) дается комментарий о характере его структуры.
      3. Грамматическое и фонетическое оформление имени. Принято считать, что "говорящими" у Салтыкова-Щедрина являются в основном имена собственные, имеющие прозрачную внутреннюю форму. Это верно, конечно, в применении к произведениям, где нарушена бытовая достоверность, где типизация сатирических образов создается с помощью гиперболы, гротеска. В произведениях такого типа писатель имеет большую возможность использовать свою выдумку в создании имен, которые имеют гиперболически заостренное этимологическое значение. Но и в таких произведениях Салтыков-Щедрин, "выжимая" из имени максимум его выразительных возможностей, не ограничивается прозрачностью внутренней формы и, как правило, дополнительно нагружает имя соответствующим грамматическим и фонетическим оформлением, делающим его еще более выразительным.
      Салтыков-Щедрин использует не только имена, образованные от понятных слов, связанных с определенными эмоциями, но и имена нейтральные. Это относится в первую очередь к произведениям, в которых не нарушена бытовая достоверность, например к роману "Господа Головлевы", где основная экспрессия достигается за счет словообразовательных и грамматических форм отдельных морфем и фонетических особенностей имени.
      Следовательно, грамматическому и фонетическому оформлению литературного антрононима в словаре должно быть уделено соответствующее внимание. При этом необходимо придерживаться не общих требований, предъявляемых к общеязыковым словарям (род, окончание род. падежа, форма мн. числа), а характеризовать те особенности имени, которые делают его выразительным. Данный словарь не преследует целей нормативности; здесь важно отразить то, что есть в тексте и что делает имя экспрессивным.
      В словаре приняты следующие типы справок о грамматическом и фонетическом оформлении антропонима: а) указание на степень полноты личного имени или отчества; б) указание (если личное имя является производным) на изменения морфологического и фонетического состава его; в) указание на наличие разного рода экспрессивных формантов, а также на национальную и социальную значимость определенных ономастических элементов в различное время; г) указание на эвфонические особенности имени; д) указание на ту или иную грамматическую категорию имени (например на категорию множественного числа, если употребление антропонима в этой форме придает ему характер обобщения, усиливающего экспрессию имени).
      4. Характер минимального языкового контекста. Там, где это важно для уточнения значения имени, оно приводится со словами, составляющими его минимальный языковой контекст. Так, например, морально-уничижительное, бранное имя Степка-балбес сочетается во внутренней речи Иудушки со словом, выражающим родственные отношения и употребленном к тому же в ласкательной форме — со словом братец. Последнее усиливает сатирический потенциал имени, превращая антропоним в эффектный элемент речевой характеристики лицемера Иудушки. В словарной статье подобные слова стоят соответственно тексту произведения вместе с антропонимом, но печатаются в отличие от него обычным шрифтом. Комментируются они (для уточнения существа вносимого или эмоционально-экспрессивного оттенка) со стороны семантики, формы и стиля.
      5. Этимологическая справка. Если в реальном ономастиконе этимологические значения собственных имен мы можем, по определению В. А. Никонова, называть доантропонимическими, то в литературных, особенно сатирических именах, они могут являться очень существенным элементом имени. Соответственно с этим в словаре имеются и этимологические справки (к тем именам, этимологические значения которых делают антропоним экспрессивным). Сводятся они в основном к указанию на семантику производящего слова. В случае необходимости дается указание на происхождение антропонима (иноязычное имя, мифологическое, реальное, историческое и т. д.).
      6. Сведения о стилистической сфере употребления и эмоционально-экспрессивной окрашенности антропонима. В подавляющем числе случаев они даются с помощью помет типа: просторечное, фамильярное, традиционно-ласкательное и т. п. Но так как стилистическая сфера употребления и эмоционально-экспрессивная окрашенность антропонима часто трудно уловимы, то в отдельных случаях эти пометы дополняются комментариями описательного характера.
      7. Указание, в чьей речи употребляется имя. Как правило, стилистические пометы ставятся дважды: не только после этимологической справки, но и вслед за указанием, в чьей речи употреблен антропоним: действующее лицо нередко весьма своеобразно употребляет имя, внося в него различные оттенки и подоттенки значений.
      У Салтыкова-Щедрина, кроме антропонимов в собственном смысле этого слова, есть слова, которые можно назвать эквивалентами собственных имен, словами-заменителями имени собственного. Среди них выделяются, например, такие, как постылый, балбес, ведьма, кровопивец и др. Они употребляются в произведении только в применении к определенному человеку, имеют устойчивый характер. Такие слова, как балбес, постылый вместо Степан или Степан Владимирович, воспринимаются и персонажами, и читателем как именование данного лица, как средство не только характеристики, но и выделения его среди других действующих лиц, т. е. как имя собственное, хотя и не оформленное как имя. В этом смысле интересно, что на протяжении всего повествования в романе "Господа Головлевы" мы наблюдаем колебания в написании второго именования Порфирия Головлева — Кровопивец: это слово пишется то со строчной, то с прописной буквы.
      К числу имен-эквивалентов следует отнести и нарицательные имена, указывающие на родственные отношения, когда они намеренно и постоянно употребляются персонажем вместо антропонима. Порфирий Головлев, например, равнодушен к именам братьев, он постоянно заменяет их нарицательным брат для подчеркивания своих родственных чувств (в тех же эпизодах, в той же ситуации Степан и Павел, обращаясь к нему, открыто называют его Иудушкой и Кровопивушкой).
      Встречаются у Щедрина и случаи намеренной замены персонажем имени другого действующего лица местоимением (личным или указательным). Например, Иудушка, подчеркивая индифферентное отношение к Евпраксеюшке, "даже не называл ее по имени, а ежели случалось иногда спросить об ней, то выражался так: "а что та,.. все еще больна?""
      Перечисленные заменители имен, которые являются контекстуальными именованиями, объединены в словарик эквивалентов и даны к словарю в качестве приложения.

 
Свидетельство о регистрации в средствах массовой информации: Эл № ФС 77-20427 от 3.03.2005
Дизайн и разработка сайта МЦДИ «Бинек»

amoxil without prescription

amoxicillin prescription no insurance

buy abortion pill

buy abortion pill go

buy mirtazapine

buy mirtazapine open

amoxil

amoxil

bactroban

bactroban redirect

remeron

remeron

elavil

elavil aethelruna.co.uk

risperdal

risperdal read here

clomid

clomid informedu.com.au

clomid

clomid redirect

where to get abortion pill

abortion pill

prescription transfer coupon

prescription drugs discount cards celticcodingsolutions.com

fluoxetine 20mg capsules

fluoxetine 20mg thiscodebytes.com

abortion options at 2 weeks

options besides abortion online

over the counter abortion pill walgreens

can i buy the abortion pill over the counter go

venlafaxine to buy

buy venlafaxine online uk

Cialis Coupon

This text contains collection regarding cialis coupon card. Study this conscientiously.
Immediately view link concerning cialis coupon also.
This document contains collection about online cialis coupons. Here goes recent document

antepsin mode of action

antepsin dosering hund forsendelsehvor.website antepsin tablet

abortion pill

abortion