БОГ


 

Бог
Благой (сущ.), Бог Дух Святой, Бог Отец, Бог Сын, Богоматерь, Богородица, Богочеловек, Бог-Творец, Боженька, Божественный младенец, Божество, Владыка, Всемогущий (сущ.), Всепрощающий (сущ.), Всесильный (сущ.), Господь, Господь Бог, Дух Божий, Запредельный (сущ.), Иисус, Иисус Христос, Матерь Божия, Мессия, Небесный (сущ.), Отец Небесный, Предвечный (сущ.), Пресвятая Дева, Пречистая (сущ.), Пречистая Матерь, Провидение, Промыслитель, Создатель , Спаситель, Судия, Судья Всевышний, Сын Божий, Сын Человеческий, Творец, Христос, Царь Небесный, Человекобог
Богов, Божеский, Божественный, Божий, Господень , Христов

 

 

I. Быть. Бытие Бога вечно, неизмеримо во времени. Бог вечен, бессмертен. Иисус Христос (Мессия, Сын Божий) рождён Богоматерью, жил среди людей, проповедуя веру, надежду и любовь, умер в крестных муках и воскрес из мёртвых. - Христос воскресе! - Воистину воскресе! (обмен приветствиями в день христианского праздника Пасхи). «Бог есть, но я в него не верю» (О. Брик). «Нет Бога для того, кто не знает Его в себе» (Л. Толстой).

s Хаоса бытность довременну / Из бездн Ты вечности воззвал, / А вечность, прежде век рожденну, / В себе самом Ты основал: / Себя собою составляя, / Собою из себя сияя, / Ты свет, откуда свет истек. / Создавый всё единым словом, / В твореньи простираясь новом, / Ты был, Ты есть, Ты будешь ввек! (Державин. Ода «Бог»). Едва только он, задумавшись серьёзно, поразился убеждением, что бессмертие и Бог существуют, то сейчас же, естественно, сказал себе: «Хочу жить для бессмертия, а половинного компромисса не принимаю». Точно так же, если б он порешил, что бессмертия и Бога нет, то сейчас бы пошёл в атеисты и в социалисты... (Достоевский). - Видишь, голубчик, был один старый грешник в восемнадцатом столетии, который изрёк, что если бы не было Бога, то следовало бы его выдумать, s'il n'existait pas Dieu il faudrait l'inventer. И действительно человек выдумал Бога. И не то странно, не то было бы дивно, что Бог в самом деле существует, но то дивно, что такая мысль - мысль о необходимости Бога - могла залезть в голову такому дикому и злому животному, каков человек, до того она свята, до того она трогательна, до того премудра и до того она делает честь человеку (Достоевский). - Ну говори же, с чего начинать, приказывай сам, - с Бога? Существует ли Бог, что ли? - С чего хочешь, с того и начинай, хоть с «другого конца». Ведь ты вчера у отца провозгласил, что нет Бога, - пытливо поглядел на брата Алёша (Достоевский). - <...> Да и тебе советую об этом никогда не думать, друг Алёша, а пуще всего насчёт Бога: есть ли он или нет? Всё это вопросы совершенно несвойственные уму, созданному с понятием лишь о трёх измерениях (Достоевский). Кто победит боль и страх, тот сам Бог будет. А тот Бог не будет. - Стало быть, тот Бог есть же, по-вашему? - Его нет, но он есть. В камне боли нет, но в страхе от камня есть боль. Бог есть боль страха смерти. Кто победит боль и страх, тот сам станет Бог (Достоевский). - Нет, нет! Её Бог защитит, Бог!.. - повторяла она, не помня себя. - Да, может, и Бога-то совсем нет, - с каким-то даже злорадством ответил Раскольников, засмеялся и посмотрел на неё (Достоевский). Он молился, просил Бога помочь ему, вселиться в него и очистить его, а между тем то, о чём он просил, уже совершилось. Бог, живший в нём, проснулся в его сознании (Л. Толстой). Друг мой, я видел весь земной шар - жизнь везде такова! Всё это ложь и вздор, чем будто бы живут люди: нет у них ни Бога, ни совести, ни разумной цели существования... (Бунин). Желтозубый старик с седой щетиной на щеках спорит с рабочим. - У вас, конечно, ничего теперь не осталось, ни Бога, ни совести, - говорит старик (Бунин). Я не прожил, я протомился / Половину жизни земной, / И, Господь, вот Ты мне явился / Невозможной такой мечтой (Гумилёв). Есть Бог, есть мир, они живут вовек, / А жизнь людей - мгновенна и убога. / Но всё в себе вмещает человек, / Который любит мир и верит в Бога (Гумилёв). Нет Бога? Что, ж... / Нас отогреют Музы, / Нет правды? - Пусть... / Сны жажду утолят. / Распятый дух срывает гневно узы / И всё безумней рвётся в Светлый Сад (Саша Чёрный). Есть мистика. Есть вера. Есть Господь. / Есть разница меж них. И есть единство. / Одним вредит, других спасает плоть. / Неверье - слепота, а чаще - свинство. / Бог смотрит вниз. А люди смотрят вверх. / Однако, интерес у всех различен. / Бог органичен. Да. А человек? / А человек, должно быть, ограничен (Бродский). Достоевский полагал, что если Бога нет, то всё дозволено, а раз дозволено, то можно и духом пасть, отчаяться. Но человек есть тайна, от себя самого тайна. Не верит ни в чёрта, ни в дьявола, тем не менее что-то его останавливает. Не дозволяет. Бога нет, страха нет, а - нельзя (Д. Гранин).

II. Кто. Что.

А. Бог - верховное всемогущее существо, управляющее миром (при многобожии - одно из высших божественных существ, предмет преклонения); в христианстве - триединое божество, творец и всеобщее мировое начало - Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой; Богочеловек: Иисус Христос; также о гении, необыкновенном таланте; вообще о том, кто (что) является решающей, главенствующей, определяющей силой в чём-н. «Бог - Творец, Создатель, Вседержитель, Всевышний, Всемогущий, Предвечный, Сущий, Сый, Господь; Предвечное Существо, Создатель вселенной» (Даль).

Б. Господь, Господь Бог - в христианстве: Бог. «Господь - Всевышний, Владыка, Бог, Создатель» (Даль).

Создатель, Творец - Бог, сотворивший всё сущее. «Создатель, разумея: мира, вселенной - Творец, Бог, всё создавший» (Даль).

Всевышний, Вседержитель - Бог, Господь как носитель высшей божественной силы. «Вседержитель - Господь, Создатель» (Даль).

Спаситель - Сын Божий Иисус Христос, Искупитель. «Спаситель - Иисус Христос, Бог во плоти, Богочеловек, Искупитель» (Даль).

Мессия - ниспосланный свыше божественный спаситель человечества. «Мессия - Помазанник; обещанный Ветхим Заветом Искупитель, которого верующие дождались во Христе, а евреи ещё ждут» (Даль).

Матерь Божия - Пресвятая Дева Мария, Матерь Иисуса Христа, Богоматерь, Богородица. «Богоматерь - Матерь Божия, Богородица, Пречистая» (Даль).

Божество - высшее божественное существо; также о предмете преклонения, восхищения, обожания. «Божество - божественность, в знач. сущности, божеского естества, божественной истоты, сути; олицетворённая сущность эта, Бог, по понятиям каждого народа, а потому и языческий бог или божок, идол, болван и всякий предмет поклонения» (Даль).

Провидение - высшая божественная сила, управляющая судьбами людей, Бог, Божество. «Провидение - промысл Божий, высшее промышление, предопределенье, управленье миром, вселенною, людьми и всею природою; рок, судьба» (Даль).

Бог - Вседержитель, Творец, Создатель мира, всего сущего, Вершитель человеческих судеб, Высший судия. «Бог есть любовь» (афоризм; слова из первого Соборного послания св. апостола Иоанна). «Объяснённый Бог - уже не Бог» (Зощенко). «Бог - это совесть, и главное - не потерять её» (Козаков).

s Бог есть ум бессмертный, высота недомыслимая, ипостась всех вещей (Апофегмата, 1716 г., перевод с польского). Боже Создатель, Владыка, Творец! / Ты мой питатель, Ты матерь, отец, / Ты покровитель (Державин). Бог есть синтетическая личность всего народа, взятого с начала его и до конца. Никогда ещё не было, чтоб у всех или у многих народов был один общий Бог, но всегда и у каждого был особый. Признак уничтожения народностей, когда боги начинают становиться общими. Когда боги становятся общими, то умирают боги и вера в них вместе с самими народами. Чем сильнее народ, тем особливее его Бог (Достоевский). - Кто научит, что все хороши, тот мир закончит. - Кто учил, того распяли. - Он придёт, и имя ему Человекобог. - Богочеловек? - Человекобог, в этом разница (Достоевский). То, что во мне не телесно, я называю душой; то, что не телесно во всём мире, я называю Богом (Л. Толстой). Да, одно очевидное, несомненное проявление божества - это законы добра, которые явлены миру Откровением и которые я чувствую в себе, и в признании которых я не то что соединяюсь, а волею-неволею соединён с другими людьми в одно общество верующих, которое называют церковью (Л. Толстой). <...> Я сердцем чувствовал Тебя. / И Ты открылся мне: Ты - мир. / Ты - всё. Ты - небо и вода, / Ты - голос бури, Ты - эфир, / Ты - мысль поэта, Ты - звезда... (Мережковский. Бог). Я знаю, что Бог и дьявол только символы, но мне кажется, что вся жизнь людей, весь её смысл в том, чтобы бесконечно, беспредельно расширять эти символы, питая их кровью и плотью мира (Андреев). И вот опять он странник. И опять / Глядит он вдаль. Глаза блестят, но строго / Его лицо. Враги, вам не понять, / Что Бог есть Свет. И он умрёт за Бога (Бунин). Пусть отчизны нет небесной / и чудес не ждёт земля - / всё Творение чудесно: / время, солнце, звёзды, я, / мысль моя, вот это слово, / прозвучавшее в веках, / свет и тени сна земного, /сон о райских берегах... / Коль обманет - что же, что же? / Здесь, во тьму из темноты, / этот луч сознанья, Боже, / этот луч сознанья - Ты (Маковский). - Что такое Христос? Это воплощённое добро, призванное уничтожить зло на земле. Две тыщи лет он присутствует среди людей как идея - борется со злом (Шукшин). Гармония материи и духа? / Слияние мечты и бытия? / Пока во мне всё это зреет глухо, / я глух и нем, и неразумен я. / <...> А Бог, на всё взирающий в тиши, - / гармония пространства и души (Окуджава). Если в исламе есть абсолютная преданность человека Богу, который является суверенным властелином космоса и человеческой судьбы, то это самое мы находим и в христианстве (А. Мень).

III. Каков. Бог един в трёх лицах (триедин). Бог всемогущ, вездесущ, всеведущ, всесилен. Бог мудр, благостен, безгрешен. Бог справедлив, милостив, милосерд. Один Бог без греха. «Не в силе Бог, а в правде» (из «Лаврентьевской летописи»). Такова воля Божия. Промысел Божий неисповедим. «Богат Бог милостию» (Даль). «В Боге нет неправды» (Даль). «Не скор Бог, да меток» (Даль; посл.). «Каков Бог, такова ему и свеча» (Даль).

s Хотя всегдашними снегами / Покрыта северна страна, / Где мерзлыми борей крылами / Твои взвевает знамена; / Но Бог меж льдистыми горами / Велик своими чудесами: / Там Лена чистой быстриной, / Как Нил, народы напояет / И бреги наконец теряет, / Сравнившись морю шириной (Ломоносов. Ода на день восшествия на Всероссийский престол Её Величества Государыни Императрицы Елисаветы Петровны...). Велик Господь! Он милосерд, но прав: / Нет на земле ничтожного мгновенья; / Прощает он безумию забав, / Но никогда пирам злоумышленья (Баратынский). Но есть и Божий суд, наперсники разврата! / Есть грозный Судия [1]: он ждёт; / Он не доступен звону злата, / И мысли и дела он знает наперёд (Лермонтов). Он, умирая, сомневался, / Зловещей думою томим... / Но Бог недаром в нём сказался - / Бог верен избранным своим... (Тютчев). - Один Создатель ведает, что будет впереди... Бог милостив!..Авось, ещё поживёшь с нами (Григорович). - Велики грехи, велико и покаяние... А как велико Царя Небесного милосердие, того нам и помыслить нельзя... (Мельников-Печерский). Не ведаю, восстать иль покориться, / Нет смелости ни умереть, ни жить... / Мне близок Бог - но не могу молиться, / Хочу любви - и не могу любить (Гиппиус). Бытие сообразно целостной человечности, бытие - человечно, Бог - человечен. Потому только и возможно познание бытия, познание Бога. Без сообразности с человеком познание самой глубины бытия было бы невозможно. Это есть обратная сторона той истины, что человек сотворён по образу и подобию Божию (Бердяев). Он горстью мягкою земли / и кровь и слёзы многим вытер; / Он милосерден. В рай вошли / блудница бледная и мытарь (Набоков. Всепрощающий). Заботлива Божественная мощь. / Ей радостный дивится небожитель. / Оберегает мудро Промыслитель / волну морей и каждый листик рощ. / Земных существ невидимый Хранитель, / послушных бурь величественный Вождь; / от молнии спасает Он обитель / и на поля ниспосылает дождь. / И ангелы глядят, как зреет нива, / как луг цветёт. Когда ж нетерпеливо / мы предаёмся гибельным страстям / и поздняя объемлет нас тревога, / слетает в мир посланник чуткий Бога / и небеса указывает нам (Набоков). О, есть неповторимые слова, / Кто их сказал - истратил слишком много. / Неистощима только синева / Небесная и милосердье Бога (Ахматова). Эмоциональным центром картины является убранный в глубь холста Христос <...> вы сосредоточите взор на прекрасной голове Христа, высвеченной нимбом. Как кротко и задумчиво его лицо, как добра рука на плече припавшего к нему Иоанна! (Нагибин). He верю в Бога и судьбу, / молюсь прекрасному и высшему / предназначенью своему, / на белый свет меня явившему... / Чванливы черти, дьявол зол, / бессилен Бог - ему неможется. / О, были б помыслы чисты! / А остальное всё приложится (Окуджава). Задержимся на цифре 37! Коварен Бог - / Ребром вопрос поставил: или - или! / На этом рубеже легли и Байрон, и Рембо, -/ А нынешние - как-то проскочили (Высоцкий). Бог - есть Бог. Он не может быть людям равным, / Уподобясь хоть в чём-нибудь их судьбе. / Разве может он быть по-людски тщеславным / И вдыхать фимиам самому себе?! / И оттуда - из гордого великолепья, / Я не верю тому, что в людских глазах / С удовольствием видит ОН Божий страх / И униженно-жалкое раболепье! (Асадов).

IV. Какой. «Божественный - свойственный Богу, исходящий от Него; также о ком-чём-н. прекрасном: Ему подобный; высокий, превосходный, прекрасный, несравненный, недостижимый» (Даль).

Триединое Божество - Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой. Всемогущий, всесильный Бог. Всемилостивый Господь. Милостивый Боже! (Боже милостивый!); Боже милосердый! (в обращениях к Богу, часто расширительно как идиома). Божественная благодать. Божественная воля. Божественный глас. Божественный гнев. Божественная кара. Божественный дар.

s О Ты, пространством бесконечный, / Живый в движеньи вещества, / Теченьем времени превечный, / Без лиц, в трёх лицах Божества! / Дух всюду сущий и единый, / Кому нет места и причины, / Кого никто постичь не мог, / Кто всё собою наполняет, / Объемлет, зиждет, сохраняет, / Кого мы называем - Бог! (Державин. Ода «Бог»). ... Но он к заботам жизни бедной / Привыкнуть никогда не мог; / Скитался он иссохший, бледный, / Он говорил, что гневный Бог / Его карал за преступленье, / Он ждал: придёт ли избавленье. / И всё несчастный тосковал ... (Пушкин). [Сальери] Какая глубина! / Какая смелость и какая стройность! / Ты, Моцарт, бог, и сам того не знаешь... (Пушкин). Но лишь божественный глагол до слуха чуткого коснётся, / Душа поэта встрепенётся, / Как пробудившийся орёл (Пушкин). Составил краткую формулу своего верования: верую в единого, непостижимого, доброго Бога, в бессмертие души и в вечное возмездие за дела наши; не понимаю тайны Троицы и рождения Сына Божия, но уважаю и не отрицаю веру отцов моих (Л. Толстой). - Я ошибался! - кричал совсем охрипший Левий, - ты бог зла! Или твои глаза совсем закрыл дым из курильниц храма, а уши твои перестали что-либо слышать, кроме трубных звуков священников? (Булгаков). Мне чужд лик Божества всемогущего, властного и карающего, и близок мне лик Божества страдающего, любящего и распятого (Бердяев). Признание богов бессмертных необходимо человеческому уму, чтобы внести порядок и стройность во Вселенную (Брюсов).

V. Чей. Имя Божье. Сын Божий (Иисус Христос). Дух Божий. Лик Божий. На всё воля Божия (Господня). Промысл Божий (Божеский). «Слово Божье - Святое Писание, Ветхий и Новый Завет» (Даль). Глас Божий. Глас народа - глас Божий (афоризм). Божий суд. Гнев Божий (Господень). Божья (Божеская) кара. Божье благословение (благословение Всевышнего). Божье (Божеское) благоволенье. Божья (Божеская) милость. Милосердие Божие. Божья благодать (тишина, покой, полное благополучие). Искра Божия (талант, дар от Бога). Перст Божий (Божественное предопределение, воля Бога). Божий избранник (отмеченный Божественным перстом). Божий посланец (ангел, посланный Богом). Божий угодник (святой, в жизни творивший богоугодные дела). Божьи люди (богомольцы, странники по святым местам). Раб Божий (у верующих: любой человек). Божий мир (весь мир, весь белый свет). Длань Господня. Воля Господа (Всевышнего, Творца, Создателя). Благость Творца, Вседержителя. «Пути Творца необъяснимы, / Его судеб таинствен ход» (А. К. Толстой). Чудны дела твои, Господи! Пришествие Мессии (Спасителя). Благость Провидения. Воля Провидения. Рождество Христово (один из двунадесятых православных праздников, день рождения Иисуса Христа). Христова невеста (о монашенке). Христовым именем побираться (нищенствовать, христарадничать). Кесарю кесарево, а Богу Богово (пусть каждому даётся то, что ему предопределено [по евангельскому сказанию: ответ Иисуса Христа на вопрос о том, позволительно ли платить подать кесарю]). «Сознание нашего бессмертия - это голос живущего в нас Бога» (Л. Толстой). «Бог не есть Бог мёртвых, но живых» (Евангелие от Матфея). «Всё прекрасно, когда выходит из рук Творца, всё портится в руках человека» (афоризм; Руссо). У Бога милости много (посл). У Бога всего много (посл.). «У Бога правда одна» (Даль). «Для праведных у Бога места много» (Даль). «Великость гор и глубина морей - всё Божье дело» (Даль). «По Божьей земле Божья вода течёт» (Даль). «Божья роса Божью землю кропит» (Даль). «Божий дар - хлеб» (Даль). «Жива - наша, умерла - Богова» (Даль). Свету божьего (белого) не взвидел (о том, кому очень плохо). Страха божьего не знает (Бога не боится, бессовестен). Счастлив твой бог (тебе повезло, удалось избежать беды). Наказание (ты моё) божеское! (о том, с кем очень трудно, с кем никак не сладишь). «Богово дорого, бесово дёшево» (Даль).

s Твое созданье я, Создатель! / Твоей премудрости я тварь, / Источник жизни, благ податель, / Душа души моей и царь! / Твоей то правде нужно было, / Чтоб смертну бездну преходило / Мое бессмертно бытие; / Чтоб дух мой в смертность облачился / И чтоб чрез смерть я возвратился, / Отец! в бессмертие Твое (Державин. Ода «Бог»). Фелицы слава - слава Бога, / Который брани усмирил; / Который сира и убога / Покрыл, одел и накормил (Державин). Народ / Зрит Божий гнев и казни ждёт. / Увы! всё гибнет: кров и пища! / Где будет взять? / В тот грозный год / Покойный царь ещё Россией / Со славой правил. На балкон, / Печален, смутен, вышел он / И молвил: «С Божией стихией / Царям не совладеть» (Пушкин). [Григорий] Борис, Борис! всё пред тобой трепещет, / Никто тебе не смеет и напомнить / О жребии несчастного младенца, - / А между тем отшельник
в тёмной келье / Здесь на тебя донос ужасный пишет: / И не уйдёшь ты от суда мирского, / Как не уйдёшь от Божьего суда (Пушкин). Как труп в пустыне я лежал, / И Бога глас ко мне воззвал: / «Восстань, пророк, и виждь, и внемли, / Исполнись волею моей, / И, обходя моря и земли, / Глаголом жги сердца людей» (Пушкин). - Тебе предстоит путь, по которому отныне потечёт жизнь твоя. Путь твой чист, не совратись с него. У тебя есть талант; талант есть драгоценнейший дар Бога - не погуби его (Гоголь). И эта вера в правду Бога / Уж в нашей не умрёт груди, / Хоть много жертв и горя много / Ещё мы видим впереди... (Тютчев). Когда пробьёт последний час природы, / Состав частей разрушится земных: / Всё зримое опять покроют воды, / И Божий лик изобразится в них! (Тютчев). Я внял... я детски умилился... / И долго я рыдал и бился / О плиты старые челом, / Чтобы простил, чтоб заступился, / Чтоб осенил меня крестом / Бог угнетённых, Бог скорбящих, Бог поколений, предстоящих / Пред этим скудным алтарём! (Некрасов) ...Совершить не может совсем такого греха великого человек, который бы истощил бесконечную Божью любовь (Достоевский). Всякий народ до тех только пор и народ, пока имеет своего Бога особого, а всех остальных на свете богов исключает безо всякого примирения; пока верует в то, что своим Богом победит и изгонит из мира всех остальных богов (Достоевский). Он намекал на её «исцеление». - Об этом, конечно, говорить ещё рано. Облегчение не есть ещё полное исцеление и могло произойти и от других причин. Но если что и было, то ничьею силой, кроме как Божиим изволением. Всё от Бога (Достоевский). - Да ведь я Божьего промысла знать не могу... И к чему вы спрашиваете, чего нельзя спрашивать? К чему пустые вопросы? (Достоевский). - Коли каешься, так и любишь. А будешь любить, то ты уже Божья ... (Достоевский). - <...> Я не понимаю, за что меня полюбила ваша сестра <...>. Клянусь вам от глубины души, что я смотрю теперь на встречу с ней в Луге как на перст Провидения (Достоевский). Не голос ли это Божий слышится нам в этих знамениях? Не потому ли и жизнь старого пахаря протекла так беззаботно и мирно, что так покорно слушался он этого таинственного голоса?.. (Григорович) «Так что же, - говорю, - стало быть, мне из-за этой политики так тут целый век у них и пропадать?» «А что же, - говорят, - всё равно, сыне, где пропадать, а ты молись: у Бога много милости, может быть, он тебя и избавит». «Я, мол, молился, да уже сил моих нет и упование отложил». «А ты, - говорят, - не отчаивайся, потому что это большой грех!» (Лесков). - Кто же это чудо сделал, чтобы вас избавить? - Талафа. - Это кто же такой этот Талафа: тоже татарин? - Нет-с; он другой породы, индийской, и даже не просто индиец, а ихний Бог, на землю сходящий (Лесков). Вер много разных, но во всех верах учение о том, как надо жить людям, - одно и то же. Вот это одно и то же и есть закон Бога (Л. Толстой). <...> Его задержали в губернском городе, в приюте, в котором он ночевал с странниками, и как беспаспортного взяли в часть. На вопросы, где его билет и кто он, он отвечал, что билета у него нет, а что он раб Божий. Его причислили к бродягам, судили и сослали в Сибирь (Л. Толстой. Отец Сергий). Зачем сердишься? - сказал Кербалай, хватаясь обеими руками за живот. - Ты поп, я мусульман <...>. Только богатый разбирает, какой Бог твой, какой мой, а для бедного всё равно (Чехов). И снова молился, без слов, без мыслей, молитвою всего своего смертного тела, в огне и смерти познавшего неизъяснимую близость Бога (Андреев). Рассеянные огненные зёрна / Произрастают в мире без конца. / При виде звёзд душа на миг покорна: / Непостижим и вечен труд Творца. / Но к полночи восходит на востоке / Мертвец Сатурн - и блещет, как свинец. / Воистину зловещи и жестоки / Твои дела, Творец! (Бунин). «Я чувствую, что не выйду отсюда. Ты мой рок, моя судьба, Божья воля...» <...> - Вы думаете, что она этой фразой выразила свою беззащитность передо мной. А по-моему, она хотела сказать другое: что наша несчастная встреча с ней - рок, Божья воля, что она умирает не по своей, а по Божьей волe (Бунин). Это не лицемерие. Он, конечно, верит в Бога, как сам говорит, «уповает на крепкого в бранях Господа». Но иногда кажется, что Бог его - вовсе не христианский Бог, а древний языческий Марс или сам рок - Немезида (Мережковский). Ищите Царство Божие, и всё остальное приложится. Для христианина это остаётся последней религиозной истиной, перед которой меркнут все остальные истины. Всё непрочно и всё неверно, кроме Царства Божьего, всё для него должно быть исполнено и сотворено (Бердяев). Христианство - аристократическая религия, религия свободных сынов Божьих, религия даровой благодати Божьей... Христианское сознание сынов Божьих, а не рабов мира, детей свободы, а не детей необходимости - аристократическое сознание (Бердяев). Благодать Божья не нисходит на тех, которые прибегают к ней по соображениям утилитарным, из потребности к самосохранению (Бердяев). Царство Божье в этом мире в материальном природном порядке - невозможно. Царство Божье есть совершенное преображение мира, переход в иное измерение бытия (Бердяев). В ночи, когда уснёт тревога, / И город скроется во мгле - / О, сколько музыки у Бога, / Какие звуки на земле! (Блок). И тут же, у подножья древа, / Уста - как некий райский цвет, / Из-за какого матерь Ева / Благой нарушила завет. / Всё это кистью достохвальной / Андрей Рублёв мне начертал, / И этой жизни труд печальный / Благословеньем Божьим стал (Гумилёв). Храм, Твой, Господи, в небесах, / Но земля тоже Твой приют. / Расцветают липы в лесах, / И на липах птицы поют. / Точно благовест Твой, весна / По весёлым идёт полям, / А весною на крыльях сна / Прилетают ангелы к нам. / Если, Господи, это так, / Если праведно я пою, / Дай мне, Господи, дай мне знак, / Что я волю понял Твою (Гумилёв). Все мы, святые и воры, / Из алтаря и острога, / Все мы - смешные актёры / В театре Господа Бога (Гумилёв. Театр). Если ветер ты любишь и ветки сырые, / Божьи звёзды и Божьих зверьков, / Если видишь при сладостном слове «Россия» / Только даль и дожди золотые, косые / И в колосьях лазурь васильков, - / Я тебя полюблю... (Набоков). Улыбка вечера над низкой бахромой / туманно-гладких туч алеет сквозь ольшаник. / Иди себе да пой, упорный Божий странник, / к тебе навстречу ночь медлительно летит. / Всё глуше под листвой дорога шелестит... (Набоков). Как чёрный ангел на снегу / Ты показалась мне сегодня, / И утаить я не могу - / Есть на тебе печать Господня (Мандельштам). Думали: нищие мы, нету у нас ничего, / А как стали одно за другим терять, / Так, что сделался каждый день / Поминальным днём, - / Начали песни слагать / О великой щедрости Божьей / Да о нашем бывшем богатстве (Ахматова). Пусть дух твой будет тих и спокоен, / Больше не будет потерь. / Он Божьего воинства новый воин, / О нём не грусти теперь (Ахматова). Мать говорит Христу: / - Ты мой сын или мой / Бог? Ты прибит к кресту. / Как я пойду домой? / Как ступлю на порог, / не поняв, не решив: / ты мой сын или Бог? / То есть, мёртв или жив? / Он говорит в ответ: / - Мёртвый или живой, / разницы, жено, нет. / Сын или Бог, я твой (Бродский).

VI. Действие. Состояние. Отнесённость (связанность). «Мне отмщение и Аз воздам» (из послания апостола Павла, в изложении христианского учения: утверждение Бога о том, что единственно ему принадлежит право воздаяния за грехи человека). «Твои слова, деянья судят люди, / Намеренья единый видит Бог» (Пушкин). В животе и смерти Бог волен (в старой речи). Бог наделяет умом, талантом. «Твою печаль утешит Бог и время» (Пушкин). «Благословение Всевышнего явно ознаменовало юношу» (Карамзин). «Сам Бог ему покровительствует» (Гоголь). Уповать на Бога. «Надеяться на Бога есть единственный способ в Него верить» (Чаадаев). Бог услышал твои молитвы, внял твоей мольбе. Помощь Господь Бог послал. Звезда Вифлеема возвестила волхвам о пришествии Мессии (о том, что грядёт Мессия). Ожидание Мессии. «В огне и смерти познать неизъяснимую близость Бога» (Андреев). Внимать гласу Бога. Молить Бога о прощении. Молиться Всевышнему о ниспослании чуда.

У Даля: «Богом забытая деревня, забытый край (заброшенные, запустелые)». «Доброму Бог на помочь» (посл.). «Бог тому даёт, кто правдой живёт». «Никого не боюсь, только Бога боюсь». «Бог Богом, а люди людьми» (посл.). «Смелым Бог владеет, пьяным чёрт крутит».

В устойчивых выражениях: Бог тебе судья (т. е. не мне тебя осуждать, тебя будет судить Бог). Бога забыл (о том, кто ведёт себя не по-божески). Видно, чем-то ты Бога прогневил. Угощу, чем Бог послал (т. е. тем, что есть). - Прости ты меня, ради бога. - Бог простит (обмен репликами). Благодари Бога, что жив остался. Бог дал, Бог и взял (в старое время - обычно о примирении со смертью ребёнка). Отдать Богу душу (умереть). Бог по душу послал (об умершем). Бог веку не дал (о том, кто рано умер). Он здесь царь и бог (всем распоряжается, все от него зависят). Этот юноша - Богом рождённый музыкант (музыкант от Бога, в нём искра Божья). Артиллерия - бог войны (афоризм).

В пословицах: Бог даст день, Бог даст пищу. Человек предполагает, а Бог располагает. Христос терпел и нам велел. Бог правду видит, да не скоро скажет. Бог труды любит. Бог троицу любит (всё так или иначе происходит трижды, всякое дело завершается не с первого или второго, а только с третьего раза). Бог напитал, никто не видал, а кто и видел, тот не обидел. Господь не выдаст - свинья не съест (шутл.). Ни богу свечка ни чёрту кочерга (ни то ни сё, так себе, нечто неопределённое).

В идиомах - с ослаблением смысла или при контаминации смыслов либо с общим смыслом отношения, оценки: Слава богу! Слава тебе господи! Ради бога! Ради господа бога! Ради Христа! О господи! Христа ради! Господи боже! Господи боже мой! Боже мой! Господи ты мой боже! Ах мой творец! Ах мой создатель! Христом Богом прошу. Христом Богом клянусь, заклинаю. Бог с тобой! Господь с тобой! Христос с тобой! Видит бог! Бог свидетель! Один бог знает. Один бог ведает. Бог знает кто. Бог знает что. Бог знает какой. Бог знает чей. Бог знает как. Бог знает сколько. Бог знает когда. Бог знает зачем. Бог знает почему. Бог принёс (кого). Дай бог. Бог даст. Избави бог, избави боже. Боже избави. Боже упаси. Упаси господи. Не дай бог. Не приведи господи. Боже правый! Истинный бог! Как бог свят! Господи Иисусе Христе! Бог привёл (сделать, случиться чему-н.). Сам Бог велел. Храни господи! Оборони бог! Бог миловал. Дай бог каждому. Господь помилуй и спаси. Спаси тебя Христос. С богом! Бог на помощь! Бог помощь (в помощь)! Помогай тебе Бог! С нами Бог! Помоги (помогай) тебе Господь! Помилуй бог. Прости господи. Побойся Бога! Суди тебя Бог. Ни боже мой!..

s Тот, кто надеется на Господа, не дрогнет вовек, как гора Сион (Слово Даниила Заточника). Создатель вселенной возвестил волю свою Духам, которым поручил Он управлять светилами («Московский журнал», 1792 г.). Устами движет Бог; я с ним начну вещать. / Я тайности свои и небеса отверзу ... (Ломоносов). Хаоса бытность довременну / Из бездн Ты вечности воззвал, / А вечность, прежде век рожденну, / В себе самом Ты основал: <...> / Ты цепь существ в себе вмещаешь, / Её содержишь и живишь; / Конец с началом сопрягаешь / И смертию живот даришь (Державин. Ода «Бог»). [Пимен] <...> Ещё одно, последнее сказанье - / И летопись окончена моя, / Исполнен долг, завещанный от Бога / Мне, грешному. Недаром многих лет / Свидетелем Господь меня поставил / И книжному искусству вразумил... (Пушкин). [Патриарх] Благословен Всевышний, поселивший / Дух милости и кроткого терпенья / В душе твоей, великий государь ... (Пушкин). [Царь] <...> Бог насылал на землю нашу глад, / Народ завыл, в мученьях погибая ... (Пушкин). Странная мысль пришла мне в голову: мне показалось, что Провидение, вторично приведшее меня к Пугачёву, подавало мне случай привести в действо моё намерение (Пушкин). «<...> Ты позабыла Бога... да, / Не ходишь в церковь никогда; / Поверь, кто Господа оставит, / Того оставит и Господь; / А он-то духом нашим правит, / Он охраняет нашу плоть!» (Баратынский). Выхожу один я на дорогу; / Сквозь туман кремнистый путь блестит; / Ночь тиха, пустыня внемлет Богу, / И звезда с звездою говорит (Лермонтов). Вот - у ног Ерусалима, / Богом сожжена, / Безглагольна, недвижима / Мёртвая страна... (Лермонтов). Не хочу я пред Небесным / О спасенье слёзы лить / Иль спокойствием чудесным / Душу горькую омыть (Лермонтов). Ты погибал... / и он явился, с строгим взором, / Отмеченный божественным перстом, / И признан за вождя всемирным приговором, / И ваша жизнь слилася в нём ... (Лермонтов). Всевышний произнёс свой приговор, / Его ничто не переменит; / Меж нами руку мести он простёр / И беспристрастно всё оценит (Лермонтов). Не забыть мне, как в последний раз / Я сказал ей: «Прости, милая! / Так, знать, Бог велел - расстанемся, / Но когда-нибудь увидимся...» (Кольцов). Нет, не бывать тому! Бог поможет мне, Смоленская Божия Матерь будет моей заступницей и подаст мне силы обуздать мой вспыльчивый нрав... (С. Аксаков). Войди! Христос наложит руки / И снимет волею святой / С души оковы, с сердца муки / И язвы с совести больной (Некрасов). Целую ночь проревели ребятушки: / «Нет у нас матушки! нет у нас матушки! / Матушку на небо Боженька взял!» (Некрасов). Стала скотинушка в лес убираться, / Стала рожь-матушка в колос метаться, / Бог нам послал урожай! / Нынче солома по грудь человеку, / Бог нам послал урожай! (Некрасов). Люби, покуда любится, / Терпи, покуда терпится, / Прощай, пока прощается, / И - Бог тебе судья! (Некрасов). ... - Так ты очень молишься Богу-то, Соня? - спросил он её. Соня молчала, он стоял подле неё и ждал ответа. - Что ж бы я без Бога-то была? - быстро, энергически прошептала она. <...> - А тебе Бог что за это делает? - спросил он, выпытывая дальше. Соня долго молчала <...>. - Всё делает! - быстро прошептала она, опять потупившись (Достоевский). - С Полечкой, наверно, то же самое будет, - сказал он вдруг. - Нет! нет! Не может быть, нет! - как отчаянная, громко вскрикнула Соня, как будто её вдруг ножом ранили. - Бог, Бог такого ужаса не допустит!.. - Других допускает же. - Нет, нет! Её Бог защитит, Бог!.. - повторяла она, не помня себя (Достоевский). - Я верую в Россию, я верую в её православие... Я верую в тело Христово... Я верую, что новое пришествие совершится в России... Я верую... - залепетал в исступлении Шатов. - А в Бога? В Бога? - Я... я буду веровать в Бога (Достоевский). - Вы как-то сказали сию минуту, что я монах? - Да, сказала. - А я в Бога-то вот, может быть, и не верую (Достоевский). ... Я <...> удостоился Господом Богом стать на путь твёрдый и благолепный, благословляя перст невидимый, мне столь явно сей путь указавший (Достоевский). Был у Христа-младенца сад, / И много роз взрастил Он в нём; / Он трижды в день их поливал, / Чтоб сплесть венок Себе потом. / Когда же розы расцвели, / Детей еврейских созвал Он; / Они сорвали по цветку, / И сад был весь опустошён. / «Как Ты сплетёшь теперь венок? / В Твоём саду нет больше роз!» - / Вы позабыли, что шипы / Остались Мне, - сказал Христос. / И из шипов они сплели / Венок колючий для Него, / И капли крови вместо роз / Чело украсили Его (Плещеев. Легенда, перевод с англ.). Одно из самых путающих все наши метафизические понятия суеверий есть суеверие о том, что мир сотворён, что он произошёл из ничего и что есть Бог творящий... Бог-Творец равнодушен и допускает страдание и зло; Бог-Дух избавляет от страданий и зла и есть всегда совершенное благо (Л. Толстой). Повторяя молитвы, которые в первый раз лепетали детские уста мои за любимой матерью, любовь к ней и любовь к Богу как-то странно сливались в одно чувство (Л. Толстой). Наташа <...> глядя на чёрный лик Божией Матери, освещённый и свечами, горевшими перед ним, и светом утра, падавшим из окна, слушала звуки службы, за которыми она старалась следить, понимая их. Когда она понимала их, её личное чувство со своими оттенками присоединялось к её молитве; когда она не понимала, ей ещё сладостнее было думать, что желание понимать всё есть гордость, что понимать всего нельзя, что надо только верить и отдаваться Богу, который в эти минуты - она чувствовала - управлял её душою. Она крестилась, кланялась и, когда не понимала, то только, ужасаясь перед своею мерзостью, просила Бога простить её за всё, за всё, и помиловать (Л. Толстой).- Бог всё видит и всё знает, и на всё его святая воля, - сказал он, выпрямляясь во весь рост и тяжело вздыхая <...> Моя судьба быть несчастливым с самого моего детства и по гробовую доску. Мне всегда платили злом за добро, которое я делал людям, и моя награда не здесь, а оттуда, - сказал он, указываю на небо (Л. Толстой). - Господи, создатель мой! Внял ты молитве нашей... - дрожащим голосом сказал он, сложив руки. - Спасена Россия. Благодарю тебя, Господи! - И он заплакал (Л. Толстой). ...Я мог бы отказаться от даров, от литературы, от будущности своего я... слишком мог бы... Но от Бога я никогда не мог бы отказаться <...> Я только живу для Него, через Него. Вне Бога - меня нет (Розанов). ... О Боже мой, благодарю / За то, что дал моим очам / Ты видеть мир, Твой вечный храм, / И ночь, и волны, и зарю... / Пускай мученья мне грозят, - / Благодарю за этот миг, / За всё, что сердцем я постиг, / О чём мне звёзды говорят... / Везде я чувствую, везде, / Тебя, Господь, - в ночной тиши, / И в отдалённейшей звезде, / И в глубине моей души. / Я Бога жаждал - и не знал; / Ещё не верил, но любя, / Пока рассудком отрицал, - / Я сердцем чувствовал Тебя. <...> / Пока живу - Тебе молюсь, / Тебя люблю, дышу Тобой, / Когда умру - с Тобой сольюсь, / Как звёзды с утренней зарёй. / Хочу, чтоб жизнь моя была / Тебе немолчная хвала. / Тебя за полночь и зарю, / За жизнь и смерть - благодарю!.. (Мережковский. Бог). Путник с печального Севера к вам, Олимпийские боги, / Сладостным страхом объят, в древний вхожу Пантеон. / Дух ваш, о, люди, лишь здесь спорит в величьи с богами. / Где же бессмертные, где - Рима всемирный Олимп? / Ныне кругом запустение, ныне царит в Пантеоне / Древнему сонму богов чуждый, неведомый Бог! / Вот Он, распятый, пронзённый гвоздями, в короне терновой. / Мука - в бескровном лице, в кротких очах Его - смерть. / Знаю, о, боги блаженные, мука для вас ненавистна. / Вы отвернулись, рукой очи в смятеньи закрыв. / Вы улетаете прочь, Олимпийские светлые тени!.. / О, подождите, молю! Видите: это - мой Брат, / Это - мой Бог!.. Перед Ним я невольно склоняю колени... / Радостно муку и смерть принял Благой за меня... / Верю в Тебя, о Господь, дай мне отречься от жизни, / Дай мне во имя любви вместе с Тобой умереть!.. (Мережковский). Я люблю тебя, Дьявол, я люблю Тебя, Бог, / Одному - мои стоны, а другому - мой вздох, / Одному - мои крики, а другому - мечты, / Но вы оба велики, вы восторг Красоты (Бальмонт). И мы простим, и Бог простит. / Мы жаждем мести от незнанья. / Но злое дело - воздаянье / Само в себе, таясь, таит. <...> Простим и мы, и Бог простит, / Но грех прощения не знает, / Он для себя - себя хранит, / Своею кровью кровь смывает, / Себя вовеки не прощает - / Хоть мы простим, и Бог простит (Гиппиус). Любовь к Христу, личная, верная, страстная - была куском розановской души, даже не души - всего существа его (Гиппиус). Он принял скорбь земной дороги, / Он первый, Он один, / Склонясь, умыл усталым ноги / Слуга - и Господин. / Он с нами плакал - Повелитель / И суши, и морей. / Он царь и брат нам, и Учитель, / И Он - еврей (Гиппиус. «Он»). Не Ты ли душу оживишь? / Не Ты ли ей откроешь тайны? / Не Ты ли песни окрылишь, / Что так безумны, так случайны?.. / О, верь! Я жизнь Тебе отдам, / Когда бессчастному поэту / Откроешь двери в новый храм, / Укажешь путь из мрака к свету!.. / Не Ты ли в дальнюю страну, / В страну неведомую ныне, / Введёшь меня - я вдаль взгляну / И вскрикну: «Бог! Конец пустыне!» (Блок. Неведомому Богу). В огне и холоде тревог - / Так жизнь пройдёт. Запомним оба, / Что встретиться судил нам Бог / В час искупительный - у гроба (Блок). Господь не внял моей молитве, / Но чую - силы страстных дней / Дохнули раненому в битве, / Вновь разлились в душе моей (Блок). Он идёт путём жемчужным / По садам береговым, / Люди заняты ненужным, / Люди заняты земным. / «Здравствуй, пастырь! Рыбарь, здравствуй! / Вас зову я навсегда, / Чтоб блюсти иную паству / И иные невода. / Лучше ль рыбы или овцы / Человеческой души? / Вы, небесные торговцы, / Не считайте барыши! / Ведь не домик в Галилее / Вам награда за труды, - / Светлый рай, что розовее / Самой розовой звезды. / Солнце близится к притину, / Слышно веянье конца, / Но отрадно будет Сыну / В Доме Нежного Отца». / Не томит, не мучит выбор, / Что пленительней чудес?! / И идут пастух и рыбарь / За искателем небес (Гумилёв. Христос). Меркнут гор прибрежные отроги, / Пахнет пылью, морем и вином. / Запоздалый ослик на дороге / Торопливо плещет бубенцом... / Не в такой ли час, когда ночные / Небеса синели надо всем, / На таком же ослике Мария / Покидала тесный Вифлеем? / Топотали частые копыта, / Отставал Иосиф, весь в пыли... / Что еврейке бедной до Египта, / До чужих овец, чужой земли? / Плачет мать. Дитя под чёрной тальмой / Сонными губами ищет грудь, / А вдали, вдали звезда над пальмой / Беглецам указывает путь (Ходасевич). От гумен тянет росным мёдом, / Дробь молотьбы - могучий рог. / Нас подарил обильным годом / Сребробородый, древний Бог (Клюев). Вот я богохулил. / Орал, что Бога нет, / а Бог такую из пекловых глубин, / что перед ней гора заволнуется и дрогнет, / вывел и велел: / люби! (Маяковский). [Игумен] <...> Владыко! Западноевропейскими державами покинутые, коварными поляками обманутые, в этот страшный час только на милосердие Божие уповаем! [Главнокомандующий] Помолитесь, владыко святой! [Африкан] (перед Георгием Победоносцем). Всемогущий Господь! За что? За что новое испытание посылаешь чадам своим, Христовому именитому воинству? <...> [Хлудов] Ваше высокопреосвященство, простите, что я вас перебиваю, но вы напрасно беспокоите Господа Бога. Он уже явно и давно от нас отступился (Булгаков). «О Господи, как совершенны / Дела твои,- думал больной, - / Постели, и люди, и стены, / Ночь смерти и город ночной. / Я принял снотворного дозу / И плачу, платок теребя. / О Боже, волнения слёзы / Мешают мне видеть тебя. / Мне сладко при свете неярком, / Чуть падающем на кровать, / Себя и свой жребий подарком / Бесценным твоим сознавать. / Кончаясь в больничной постели, / Я чувствую рук твоих жар. / Ты держишь меня, как изделье, / И прячешь, как перстень, в футляр» (Пастернак). Что теперь мне смертное томленье! / Если ты ещё со мной побудешь, / Я у Бога вымолю прощенье / И тебе, и всем, кого ты любишь (Ахматова). Ну, теперь иди домой / Да забудь про нашу встречу, / А за грех твой, милый мой, / Я пред Господом отвечу (Ахматова). Мне меньше полувека - сорок с лишним, - / Я жив, двенадцать лет тобой и Господом храним. / Мне есть что спеть, представ перед Всевышним, / Мне есть чем оправдаться перед Ним (Высоцкий). Ощущение лёгкости и чистоты охватило его. Он сидел в спокойной задумчивости. Он не верил в Бога, но почему-то в эти минуты казалось, - Бог смотрит на него. Никогда в жизни не испытывал он такого счастливого и одновременно смиренного чувства (Гроссман). Обаяние Христа в его великой человечности, доступности; он мыл ноги своим ученикам, беседовал с ними, рыбачил, преломлял хлеб, ел рыбу, мясо, пил вино, он был внимателен к хлопотливой Марте и сосредоточенной Марии, находил для каждого особое слово, врачевал тела и души, он поднял упавшую перед ним во прах блудницу из Магдалы, но Сын Человеческий был и Сыном Божьим. Он принёс новую веру, новую религию, дал новое сердце людям (Нагибин). Страницу и огонь, зерно и жернова, / секиры остриё и усечённый волос - / Бог сохраняет всё; особенно - слова / прощенья и любви, как собственный свой голос (Бродский). Бог и человек соединяются уже не в реальной физической крови, но в символической крови земли, ибо виноградный сок, вино - это есть кровь земли, а хлеб - это есть плод земли, это природа, которая нас кормит, это Бог, который отдаёт себя людям в жертву (А. Мень). И в ветхозаветной библейской религии <...> возникло вот это понятие о вере-доверии. Не вере как некоем теоретическом, философском или религиозном убеждении, а вере как акте порыва через мертвящую, абсурдную действительность, когда человек говорит Богу: да, я принимаю и внимаю. Так возник древний Завет между Богом и человеком, древний союз (А. Мень). Религия появилась как результат ослабления непосредственной связи человека с Богом. В сущности, она была вызвана к жизни стремлением людей перебросить мост между ними и Запредельным (А. Мень). Бог верен своему обещанию, человек верен Богу; слабый, грешный, он всё-таки верен Богу. Но Богу какому? Сокровенному, грозному, как мироздание, порой далёкому от человека, как океан. Христос открывает иной вид Бога: через себя. Он не иначе называет Его, как «Отец». Иисус Христос почти никогда не произносит слово «Бог». Он всегда называет Его Отец. И в своей земной жизни он употребляет для этого такое слово, нежное и ласковое, которое дети употребляют на Востоке, обращаясь к отцу. Это непереводимо, но это так. Христос открывает Бога как нашего небесного Отца, - и тем самым создаёт братьев и сестёр, ибо братья и сёстры возможны лишь когда у них есть общий отец. И вот общий духовный Отец - это Бог. А открытость сердца вести Иисуса Христа - это и есть тайна Евангелия (А. Мень).

VII. Необходимость. Доvлжность. Возможность. Желаемость. Существование Бога непостижимо уму человека. «Для мыслителя путь к Богу не обязательно лежит через религию» (Шевелёв). «Надо найти себе Бога и поверить в мудрость его» (Андреев). Неисповедимы пути Господни. «... Кто ведает пути Всевышнего?» (Пушкин). Так было Богу угодно (такова была Божья воля). «От человека невозможно, а от Бога всё возможно» (Гоголь). Моли Бога о прощении своих грехов. Господи, спаси и помилуй меня грешного! Дай тебе Бог счастья! Уповай на Бога, он обязательно поможет. «Дай вам бог поверить в Бога» (Высоцкий). Незачем (нечего) на Бога роптать. Не надо Бога гневить. Явите божескую милость, заставьте за себя Бога молить! (униженная и настойчивая просьба). Подайте Христа ради! (просьба о подаянии). Накажи меня бог!, убей меня бог! (клятвенные уверения). Видно, Бог его наказал. «Нельзя служить и Богу, и мамоне» (афоризм [по евангельской притче, слова Христа: невозможно быть истинным христианином и в то же время гнаться за богатством, быть себялюбцем, стяжателем]). Суда Божьего никому не избыть (старая посл.). На всё будь Божья воля (посл.). Не боги горшки обжигают (посл.: трудно, но справимся, сумеем сами). Бог-то Бог, да и сам не будь плох (посл.). На Бога надейся, а сам не плошай (посл.). Богу молись, а к берегу гребись (посл.). «И Бог на всех не угодит» (Даль; посл.). «Только Богу и плакаться» (Даль). «Помни Бога, бойся греха» (Даль). «От людей скроешься, от Бога не скроешься» (Даль).

s Ему [Богу] надлежало б быть мудрым и правосудным, и на Земле не стенали бы злосчастные («Московский журнал», 1792 г.). Услыши, Господи, мой глас, / Когда к Тебе взываю, / И сохрани на всякий час: / К Тебе я прибегаю (Ломоносов). Понятие и сведение о необходимости бытия Божия может иметь Бог един (Радищев). Неизъяснимый, непостижный! / Я знаю, что души моей / Воображении бессильны / И тени начертать Твоей; / Но если славословить должно, / То слабым смертным невозможно / Тебя ничем иным почтить, / Как им к Тебе лишь возвышаться, / В безмерной разности теряться / И благодарны слёзы лить (Державин. Ода «Бог»). Не обвиняй меня, Всесильный, / И не карай меня, молю, / За то, что мрак земли могильный / С её страстями я люблю; / За то, что редко в душу входит / Живых речей Твоих струя; / За то, что в заблужденье бродит / Мой ум далёко от Тебя; / За то, что лава вдохновенья / Клокочет на груди моей; / За то, что дикие волненья / Мрачат стекло моих очей; / За то, что мир земной мне тесен, / К Тебе ж проникнуть я боюсь, / И часто звуком грешных песен / Я, Боже, не Тебе молюсь. / Но угаси сей чудный пламень, / Всесожигающий костёр, / Преобрати мне сердце в камень, / Останови голодный взор; / От страшной жажды песнопенья / Пускай, Творец, освобожусь, / Тогда на тесный путь спасенья / К Тебе я снова обращусь (Лермонтов. Молитва). Я не хочу, чтоб свет узнал / Мою таинственную повесть; / Как я любил, за что страдал, / Тому судья лишь Бог да совесть (Лермонтов). Господь! Твори добро народу! / Благослови народный труд, / Упрочь народную свободу, / Упрочь народу правый суд! (Некрасов). Если приказчик <...> со слезами ссылался на град, засуху, неурожай, старик Обломов крестился и тоже со слезами приговаривал: «Воля Божья; с Богом спорить не станешь! Надо благодарить Господа и за то, что есть» (Гончаров). Уже вступил Иисус в Иерусалим на осляти, и, расстилая одежды по пути его, приветствовал его народ восторженными криками: - Осанна! Осанна! Грядый во имя Господне! (Андреев). Спаси, спаси меня! Я жду, / Я верю, видишь, верю чуду, / Не замолчу, не отойду / И в дверь Твою стучаться буду. / Во мне горит желаньем кровь, / Во мне таится семя тленья. / О, дай мне чистую любовь, / О, дай мне слёзы умиленья. / И окаянного прости, / Очисти душу мне страданьем - / И разум тёмный просвети / Ты немерцающим сияньем! (Мережковский). Ни воли, ни умелости, / Друзья мне - как враги... / Моей безмерной смелости, / Господь, о помоги! / Ни ясности, ни знания, / Ни силы быть с людьми... / Господь, мои желания, / Желания прими! / Ни твёрдости, ни нежности... / Ни бодрости в пути... / Господь, мои мятежности / И дерзость освяти! / Я в слабости, я в тленности / Стою перед Тобой. / Во всей несовершенности / Прими меня, укрой. / Не дам Тебе смирения, - / Оно - удел рабов, - / Не жду я всепрощения, / Забвения грехов, / Я верю - в Оправдание... / Люби меня, зови! / Сожги моё страдание / В огне Твоей Любви! (Гиппиус). Господь. Отец. / Моё начало. Мой конец. / Тебя, в Ком Сын, Тебя, Кто в Сыне, / Во Имя Сына прошу я ныне / И зажигаю пред Тобой / Мою свечу. / Господь. Отец. Спаси, укрой - / Кого хочу. / Тобою дух мой воскресает. / Я не о всех прошу, о Боже, / Но лишь о том, / Кто предо мною погибает, / Чьё мне спасение дороже, / О нём, - одном. / Прими, Господь, моё хотенье! / О, жги меня, как я - свечу, / Но ниспошли освобожденье, / Твою любовь, Твоё спасенье - / Кому хочу (Гиппиус). - Уходи, - сказал он, отворачиваясь и подходя к окну. - Уходи, пожалуйста. И, вынув платок и прижав его к глазам, скороговоркой прибавил: - Лишь бы Бог меня простил. А ты, видно, простила (Бунин). Тружеников, медленно идущих / На полях, омоченных в крови, / Подвиг сеющих и славу жнущих, / Ныне, Господи, благослови. / Как у тех, что гнутся над сохою, / Как у тех, что молят и скорбят, / Их сердца горят перед Тобою, / Восковыми свечками горят. / Но тому, о Господи, и силы / И победы царский час даруй, / Кто поверженному скажет: «Милый, / Вот, прими мой братский поцелуй!» (Гумилёв). Ночь приближается, и сердце суеверней. / Уж постлана постель, потушены огни. / Я слышу над собой: Господь тебя храни... (Набоков). О Боже! Я готов за вечными стенами / неисчислимые страданья восприять, / но дай нам, дай нам вновь под теми деревцами / хоть миг, да постоять (Набоков). - Господи, прости и помилуй <...> Я верю в тебя! <...> Верю и прибегаю только к тебе, потому что нигде на свете нет никого, кто бы мог мне помочь (Булгаков). Благодарю, о Господь, / За Океан и за Сушу, / И за прелестную плоть, / И за бессмертную душу (Цветаева). Что мы можем сказать о Боге? Ничего. Что мы можем сказать Богу? Всё (Цветаева). Лёгкой жизни я просил у Бога: / Посмотри, как мрачно всё кругом. / Бог ответил: подожди немного, / Ты меня попросишь о другом. / Вот уже кончается дорога, / С каждым годом тоньше жизни нить - / Лёгкой жизни я просил у Бога, / Лёгкой смерти надо бы просить (Тхоржевский). Бесшумно ходили по дому, / Не ждали уже ничего. / Меня привели к больному, / И я не узнала его. / Он сказал: «Теперь слава Богу», - / И ещё задумчивей стал. / «Давно мне пора в дорогу, / Я только тебя поджидал. / Так меня ты в бреду тревожишь, / Все слова твои берегу. / Скажи: ты простить не можешь?» / И я сказала: «Могу». / <...> «Хорошо, что ты отпустила, / Не всегда ты доброй была». / И стало лицо моложе, / Я опять узнала его / И сказала: «Господи Боже, / Прими раба твоего» (Ахматова). Не сгорая, Над Берлином бушует закат. / Канонада то громче, то глуше... - / Матерь Божья, спаси наши души, / Матерь Божья, помилуй солдат (Д. Самойлов). Я в этой жизни милой / Изведал все пути. / Господь меня помилуй, / Господь меня прости. / Но суеты унылой / Не мог я побороть... / Господь меня помилуй, / Прости меня, Господь (Д. Самойлов). Пока Земля ещё вертится, / пока ещё ярок свет, / Господи, дай же ты каждому, / чего у него нет: / мудрому дай голову, / трусливому дай коня, / дай счастливому денег.../ И не забудь про меня. / Пока Земля ещё вертится - / Господи, твоя власть! - / дай рвущемуся к власти / навластвоваться всласть, / дай передышку щедрому, / хоть до исхода дня. / Каину дай раскаяние... / И не забудь про меня. / Я знаю: ты всё умеешь, / я верую в мудрость твою, / как верит солдат убитый, / что он проживает в раю, / как верит каждое ухо / тихим речам твоим, / как веруем и мы сами, / не ведая, что творим! / Господи мой Боже, / зеленоглазый мой! / Пока Земля ещё вертится, / и это ей странно самой, / пока ей ещё хватает / времени и огня, / дай же ты всем понемногу... / И не забудь про меня (Окуджава. Молитва). - Но всё-таки, представьте себе, что вы Бог... Будах засмеялся. - Если бы я мог представить себя Богом, я бы стал им! - Ну, а если бы вы имели возможность посоветовать Богу? <...> Но что же вы всё-таки посоветовали бы Всемогущему? Что, по-вашему, следовало бы сделать Всемогущему, чтобы вы сказали: вот теперь мир добр и хорош?.. - Что ж, - сказал он, - извольте. Я сказал бы Всемогущему: «Создатель, я не знаю твоих планов, может быть, ты и не собираешься делать людей добрыми и счастливыми. Захоти этого! Так просто этого достигнуть! Дай людям вволю хлеба, мяса и вина, дай им кров и одежду. Пусть исчезнут голод и нужда, а вместе с тем и всё, что разделяет людей» (А. Стругацкий, Б. Стругацкий). <...> Наш лоцман - Бог. / И только Ему мы должны внимать. / А воля к спасенью - смиренья мать (Бродский). ... Русские всегда одобряли смирных, смиренных, юродивых; <...> вообще вера как главная опора характера; роль молитвы; «Русский человек не способен обходиться без сердечного общения с Богом» (Л. Тихомиров) <...> (Солженицын).

Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли (Начало молитвы). Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою; благословенна ты в женах и благословен плод чрева Твоего... (Начало молитвы).

VIII. Каково. Таково, видно, было угодно Богу. Летом в лугах божья благодать! Ему хорошо живётся, как у Христа за пазухой.

s Один он громко разговаривал в церкви, спокойно торговал свечами и дважды посылал сторожа и мальчиков собирать деньги. <...> Когда все валились на колени, он только наклонял голову и крестился; и видно было, что он считает себя близким и нужным Богу человеком и знает, что без него Богу было бы трудно устроить всё так хорошо и в таком порядке (Андреев). Ах! какая смешная потеря! / Много в жизни смешных потерь. / Стыдно мне, что я в Бога верил. / Горько мне, что не верю теперь (Есенин).

IX. Как. Поступил по-божески, не по-божески. Сделаем с Божьей помощью. Говорю тебе как перед Богом (честно, откровенно). Ясно как божий (белый) день (совершенно понятно). Так Богу угодно было. Как Бог даст, так и будет. Клясться Богом. Заклинать Господом Богом. Как Бог на душу положит. Сердит не дай бог как! Приходилось сироте побираться Христа ради. Голубое небо божественно прекрасно. Сказано, что человек создан по образу и подобию Божию. «Простой народ ещё держится кое-как русским Богом» (Достоевский). «Не нашим умом, а Божьим судом» (Даль; посл.).

s О ты, что в горести напрасно / На Бога ропщешь, человек, / Внимай, коль в ревности ужасно / Он к Иову из тучи рек! (Ломоносов). «Смотрите: вот пример для вас! / Он горд был, не ужился с нами: / Глупец, хотел уверить нас, / Что Бог гласит его устами!..» (Лермонтов). ...Прасковья Ивановна стояла на коленях и со слезами молилась Богу на новый церковный крест, который горел от восходящего солнца перед самыми окнами дома... (С. Аксаков). - Так-то, други мои! Разбредёмся все по своим местам, помолимся, ан сердце-то у нас и пройдёт. И все какие у нас дурные мысли были - все сном Бог прогонит! (Салт.-Щедрин). В Бога учитель наш веровал. - Не понимаю, почему меня все здесь выставляют безбожником? - говаривал он иногда, - я в Бога верую, mais distinguons, я верую, как в существо, себя лишь во мне сознающее (Достоевский). Веруй, что Бог тебя любит так, как ты и не помышляешь о том, хотя бы со грехом твоим и во грехе твоём любит (Достоевский). ... Жена Василия Андреича, провожая его, стояла за ним в сенях. - Право, Никиту бы взял, - говорила она, робко выступая из-за двери. <...> - С деньгами поедешь, - продолжала тем же жалобным голосом жена. - Да и погода не поднялась бы, право, ей-богу. <...> - Ну, право, взял бы. Богом тебя прошу! - повторила жена, перекутывая платок на другую сторону (Л. Толстой). Бога милого, крылатого / Осторожнее зови. / Бойся пламени заклятого / Сожигающей любви. / А сойдёт путём негаданным, / В разгораньи ль ясных зорь, / Или в томном дыме ладанном, - / Покоряйся и не спорь (Ф. Сологуб). Вся мудрость в том, чтоб радостно / Во славу Богу петь. / Равно да будет сладостно / И жить, и умереть (Мережковский). ... И идут без имени святого / Все двенадцать - вдаль. / Ко всему готовы, / Ничего не жаль... (Блок. Двенадцать). Бог создал мир из ничего. / Учись, художник, у него, - / И если твой талант крупица, / Соделай с нею чудеса... (Бальмонт). <...> Ассоль была всё ещё той маленькой девочкой, которая молилась по-своему, дружелюбно лепеча утром: - «Здравствуй, Бог!», а вечером: - «Прощай, Бог!». По её мнению, такого короткого знакомства с Богом было совершенно достаточно для того, чтобы он отстранил несчастье. Она входила и в его положение: Бог был вечно занят делами миллионов людей, поэтому к обыденным теням жизни следовало, по её мнению, относиться с деликатным терпением ... (А. Грин). В дремотной темноте ночной / Мне слабо видится сквозь что-то, / Как ты склонилась надо мной, / Обуреваема заботой. / Как охраняешь мой покой, / Мой отдых над отверстой бездной. / Бог наградил меня тобой, / Как говорится, безвозмездно (Межиров).

X. Сколько. Бог один для всех. «Един Бог для всех людей, для всякой твари» (Даль). «Всё один Бог, что у нас, что у них (у иноверцев)» (Даль).

s - Иешуа Га-Ноцри, веришь ли ты в каких-нибудь богов? - Бог один, - ответил Иешуа, - в него я верю. - Так помолись ему! Покрепче помолись! Впрочем, - тут голос Пилата сел, - это не поможет (Булгаков).

XI. Насколько. Что Бог ни делает, всё к лучшему (посл.). «Нет ничего свыше имени Божьего» (Даль).

s И вот, может быть, с другого конца земли вознесётся ко Господу за упокой его и твоя молитва, хотя бы ты и не знал его вовсе, а он тебя. Сколь умилительно душе его, ставшей в страхе пред Господом, почувствовать в тот миг, что есть и за него молельщик, что осталось на земле человеческое существо и его любящее. Да и Бог милостивее воззрит на обоих вас, ибо если уже ты столь пожалел его, то кольми паче пожалеет Он, бесконечно более милосердый и любовный, чем ты. И простит его тебя ради (Достоевский). - Велики грехи, велико и покаяние... А как велико Царя Небесного милосердие, того нам и помыслить нельзя (Мельников-Печерский). Не могу доказать существование Бога, не нахожу ни одного дельного доказательства и нахожу, что понятие не необходимо. Легче и проще понять вечное существование всего мира с его непостижимо прекрасным порядком, чем существо, сотворившее его (Л. Толстой). ... Он не вернулся в Петербург, а поехал в монастырь и поступил в него монахом. Мать писала ему, отговаривая от такого решительного шага. Он отвечал ей, что призвание Бога выше всех других соображений, а он чувствует его (Л. Толстой. Отец Сергий). ... Касатскому особенно радостна была эта встреча, потому что он презрел людское мнение и сделал самое пустое, лёгкое - взял смиренно двадцать копеек и отдал их товарищу, слепому нищему. Чем меньше имело значение мнение людей, тем сильнее чувствовался Бог (Л. Толстой). ...У княжны Марьи была в самой глубокой тайне её души скрытая мечта и надежда <...> Оставить семью, родину, все заботы о мирских благах для того, чтобы не прилепляясь ни к чему, ходить в посконном рубище, под чужим именем с места на место, не делая вреда людям, и молясь за них <...> Но потом, увидав отца и особенно маленького Коко, она ослабевала в своём намерении, потихоньку плакала и чувствовала, что она грешница: любила отца и племянника больше, чем Бога (Л. Толстой). Розанов органически боялся холода, любил тепло греющее. «С Богом я всегда. С Богом мне теплее всего» (Гиппиус). Ничего я в жизни не пойму, / Лишь шепчу: «Пусть плохо мне приходится, / Было хуже Богу моему / И больнее было Богородице» (Гумилёв).

XII. Который (среди подобного). «Каждое время верует в того Бога, который ему соответствует» (Брюсов). Господь воздаёт каждому по его делам. Все под Богом ходим (посл.). «Кто рано встаёт, тому Бог подаёт» (Даль; посл.). «Перед Богом все равны» (Даль). «Кто Богу не грешен, царю не виноват?» (Даль). «Всяк про себя, а Господь про всех» (Даль).

s «И зачем вам, сударь, на старости ехать в Киев? Останьтесь здесь да молитеся; тот же Бог и здесь, который в Киеве» (Сумароков). [Пимен] <...> Подумай, сын, ты о царях великих. / Кто выше их? Единый Бог (Пушкин). Я добьюсь того, я настою на том, что наконец он узнает меня и будет передавать мне всё не стыдясь! - воскликнула она как бы в исступлении. - Я буду Богом его, которому он будет молиться... (Достоевский). - Что говорить, все под Богом ходим... Ох-тех-те... - проговорила Варвара и покачала головой (Чехов). «Прощай...» / Прощаю, чтоб не вышло боком. / Сосуд добра до дна не исчерпать. / Я чувствую себя последним богом, / единственным умеющим прощать (Окуджава). Каждый перед Богом / наг. / Жалок, / наг / и убог. / В каждой музыке / Бах, / В каждом из нас / Бог (Бродский).

XIII. Где. «Царство Божие внутри нас» (афоризм [по Евангелию от Луки: слова Иисуса Христа «Царство Божие внутри вас есть» из ответа на вопрос фарисеев, когда придёт Царство Божие?]). «Христианство есть возможность раскрытия божественного в человеке» (Бердяев). «В ком есть Бог, в том есть и стыд (и страх)» (Даль). Вот Бог, а вот порог (предложение уйти; Бог здесь в знач. икона). Целыми днями болтается бог знает где (неизвестно где). Дьявол искушает, когда Бог далеко (афоризм). «Где жить, тем богам и молиться» (Даль). В своём деле этот человек - просто бог.

s У кого чаще всех Господь на языке, у того чёрт на сердце (Фонвизин). [Чацкий] <...> Теперь пускай из нас один, / Из молодых людей, найдётся - враг исканий, / Не требуя ни мест, ни повышенья в чин, / В науки он вперит ум, алчущий познаний; / Или в душе его сам Бог возбудит жар / К искусствам творческим, высоким и прекрасным, - / Они тотчас: разбой! пожар! / И прослывёт у них мечтателем! опасным!! (Грибоедов). Тогда смиряется души моей тревога, / Тогда расходятся морщины на челе, / И счастье я могу постигнуть на земле, / И в небесах я вижу Бога (Лермонтов). «<...> Внимай же! Приидет возмездия час, / Писанием нам предреченный, / И аз, иже кровь в непрестанных боях / За тя, аки воду, лиях и лиях, / С тобой пред Судьёю предстану!» / Так Курбский писал Иоанну (А. К. Толстой). ... В каждый час и каждое мгновение тысячи людей покидают жизнь свою на сей земле и души их становятся пред Господом ... (Достоевский). - Ты что же, старый, не молишься? - сказал нехлюдовский ямщик, надев и оправив шапку. - Аль некрещёный? - Кому молиться-то? - решительно наступающе и быстро выговаривая слог за слогом, сказал лохматый старик. - Известно кому, Богу, - иронически проговорил ямщик. - А ты покажи мне, и где он? Бог-то? (Л. Толстой). Если тебе тяжело, углубись в себя, и на известной глубине ты найдёшь Бога; а как только познаешь его в себе, всё тяжёлое станет лёгким, почувствуешь любовь и радость (Л. Толстой). В каждом из нас - частица Бога. Неверие в Бога - это неверие в самого себя (Шевелёв). О, жизнь моя без хлеба, / Зато и без тревог! / Иду. Смеётся небо, / Ликует в небе Бог. <...> Хоть мне ничто не мило, / Всё душу веселит. / Близка моя могила, / Но это не страшит (Ф. Сологуб). ... Так идут державным шагом - / Позади - голодный пёс, / Впереди - с кровавым флагом, / И за вьюгой невидим, / И от пули невредим, / Нежной поступью надвьюжной, / Снежной россыпью жемчужной, / В белом венчике из роз - / Впереди - Исус Христос (Блок). Повторяй мне, душа, / что сегодня весна, / что земля хороша, / что и смерть не страшна, / что над первой травой / дышит горный цветок, / наряжённый в живой / мягко-белый пушок, / что лепечут ручьи / и сверкают кругом / золотые струи, / что во всех и во всём / тихий Бог, тайный Бог / неизменно живёт, / что весенний цветок, / ветерок, небосвод, / нежных тучек кайма, / и скала, и поток, / и, душа, ты сама - / всё одно, и всё - Бог (Набоков). Твой Бог в тебе, / И не ищи другого / Ни в небесах, ни на земле: / Проверь / Весь внешний мир: / Везде закон, причинность, / Но нет любви: / Её источник - Ты! (Волошин). Вечер. Лёгкий туман. Небо задёрнуто золотисто-молочной тканью, и не видно: что там - дальше, выше. Древние знали, что там их величайший, скучающий скептик - Бог. Мы знаем, что там хрустально-синее, голое, непристойное ничто (Е. Замятин). В каждом древе - распятый Господь, / В каждом колосе - тело Христово, / И молитвы пречистое слово / Исцеляет болящую плоть (Ахматова). А дерево опять: - Ступай, ступай, / Не оборачивайся. - / А дорога: / - Топчи пятой, подошвою строгай. / Я пыльная, но я веду до Бога! - / Где пыль, там Бог. / Где Бог, там дух и прах (Д. Самойлов). Мы ходим под Богом, под Богом войны / - Артиллерия нас накрывала. / Но смертельная рана нашла со спины, / И изменою в сердце застряла (Бродский). В деревне Бог живёт не по углам, / как думают насмешники, а всюду. / Он освящает кровлю и посуду / и честно хлебы делит пополам. / В деревне Он - в избытке. В чугуне / Он варит по субботам чечевицу, / приплясывает сонно на огне, / подмигивает мне, как очевидцу (Бродский).

XIV. Куда. «К Богу приходят не экскурсии с гидом, а одинокие путешественники» (Набоков). Добрые дела ведут в Царство Божие (афоризм). «Без Бога - ни до порога» (Даль; посл.). Один бог знает куда делся (неизвестно куда).

s ... Для успокоения и примирения всех нисходит в мир высокое созданье искусства. Оно не может поселить ропота в душе, но звучащей молитвой стремится вечно к Богу (Гоголь). - Вот теперь вы - паинька! - сказал он, - ах! хорошо, голубушка, коли кто с Богом в ладу живёт! И он к Богу с молитвой, и Бог к нему с помощью. Так-то, добрый друг маменька! (Салт.-Щедрин). Смерть Нади, первая, которую я видел воочию, надолго лишила меня чувства жизни <...>. И моя устрашённая и как будто чем-то глубоко опозоренная, оскорблённая душа устремилась за помощью, за спасением к Богу. Вскоре все мои помыслы и чувства перешли в одно - в тайную мольбу к Нему, в непрестанную безмолвную просьбу пощадить меня, указать путь из той смертной сени, которая простёрлась надо мной во всём мире (Бунин). Она и сыном («наследником») дорожит не только как сыном, а как одним из воплощений царского бытия. Цепляется за «наследника», почти смешивает их обоих в слепом надрыве и, не разбираясь, бросается вместе с ними, - куда же ещё? К Богу, конечно. Уж Бог-то не может не помочь и её правду не поддержать, - ведь это Его, Божья, правда! (Гиппиус). Распутин <...> с юности томится тяжёлыми страстями своих желаний. Бросается в «божественность» (это одно - доступно, одно - рядом: и монастыри, и странники, и «святость») (Гиппиус). Мы все стремимся к Богу, мы тянемся к нему, / Но Бог всегда уходит, всегда к себе маня, / И хочет тьмы - за светом, и после ночи - дня. / И маятник всемирный, незримый для очей, / Ведёт по лабиринту рассветов и ночей. / И сонмы звёзд несутся по страшному пути. / И Бог всегда уходит. И мы должны идти (Бальмонт). Разверзлось утреннее око, / Сиянье льётся без конца. / Мой дух летит туда, к Востоку / Навстречу помыслам Творца (Блок). И пусть над нашим смертным ложем / Взовьётся с криком вороньё... / Те, кто достойней, Боже, Боже, / Да внидут в Царствие Твоё! (Блок). Послушайте! / Ведь, если звёзды зажигают - / значит - это кому-нибудь нужно? / Значит - кто-то хочет, чтобы они были? / <...> И, надрываясь / в метелях полуденной пыли, / врывается к Богу, / боится, что опоздал, / плачет, / целует ему жилистую руку, / просит - / чтоб обязательно была звезда! (Маяковский). Мы успели: в гости к Богу не бывает опозданий, - / Что ж там ангелы поют такими злыми голосами?! / Или это колокольчик весь зашёлся от рыданий ... (Высоцкий).

XV. От - До (в пространстве). «Понятие о Боге проистекает из сознания слабости человека» (Л. Толстой). «Всё от Бога» (Даль). Только от Бога приходится ждать помощи. До Бога высоко, до царя далеко (посл.). Явился бог знает откуда (неизвестно откуда). Талант от Бога (дан самим Богом).

s «Господи!» - сказал я по ошибке, / Сам того не думая сказать. / Божье имя, как большая птица, / Вылетало из моей груди. / Впереди густой туман клубится, / И пустая клетка позади (Мандельштам). Боже! Воистину мир Твой чудесен! / Молча, собрав полевую росу, / сердце моё, сердце, полное песен, / не расплескав, до Тебя донесу... (Набоков). Ты полночи мечешься в постели, / Просыпаясь со слезой... / Хорошо ли быть на самом деле / Королевой Франции чужой? / Храмы там суровы и стрельчаты, / В них святые - каменная рать. / Своевольны лысые прелаты. / А до Бога не достать! (Д. Самойлов).

XVI. Когда. Пусть никогда не произносится имя Божие всуе. Никогда не поздно обрести веру в Бога. «Давно не был он в церкви, давно не обращался к Богу» (Тургенев).

s Когда великое свершалось торжество, / И в муках на кресте кончалось Божество, / Тогда по сторонам животворяща древа / Мария-грешница и Пресвятая Дева / Стояли, бледные, две слабые жены, / В неизмеримую печаль погружены (Пушкин). ... - Здесь, в этом сердце накипело столько, столько, что удивится сам Бог, когда обнаружится на Страшном суде! (Достоевский). Русский народ взывает к Богу только в горе великом. Сейчас счастлив - где эта религиозность! (Бунин). Ax, как хорошо сделал Господь Бог, создавши свет! Сколько раз в жизни говорил я эти слова, открывая глаза после тяжких ночных сновидений! (Бунин). Нет, ничего не изменилось / В природе бедной и простой, / Всё только дивно озарилось / Невыразимой красотой. / Такой и явится, наверно, / Людская немощная плоть, / Когда её из тьмы безмерной / В час судный воззовёт Господь (Гумилёв). В оный день, когда над миром новым / Бог склонял лицо Своё, тогда / Солнце останавливали словом, / Словом разрушали города. / И орёл не взмахивал крылами, / Звёзды жались в ужасе к луне, / Если, точно розовое пламя, / Слово проплывало в вышине. <...> / Но забыли мы, что осиянно / Только слово средь земных тревог, / И в Евангельи от Иоанна / Сказано, что Слово это Бог (Гумилёв. Слово). Я понимаю, что Толстой - «материалист». Но я понимаю (утверждаю это и теперь), что Толстой - совершенно такой же «материалист», как и другие русские люди его поколения, религиозно-идеалистические материалисты. Только он, как гениальная, исключительной силы личность, довёл этот идеалистический материализм до крайней точки, где он: уже имеет вид настоящей религии и отделён от неё лишь одной неуследимой чертой. Переступил ли её Толстой? Переступал ли в какие-нибудь мгновения жизни? Вероятно, да. Думаю, что да. Мы говорили о воскресении, о личности. И вдруг Толстой произнёс, ужасно просто, - потрясающе просто: - Когда умирать буду, скажу Ему: в руки Твои предаю дух мой. Хочет Он - пусть воскресит меня, хочет - не воскресит, в волю Его отдамся, пусть Он сделает со мной, что хочет... (Гиппиус). Человек прежде всего хочет жить и наслаждаться радостями жизни и лишь после того думает о Боге, о своём служении ему (Брюсов). Лишь однажды встретилось мне такое же душевное, интимное, трогательно-нежное отношение к Христу - мятежного протопопа Аввакума, знаменитого раскольника семнадцатого века (Нагибин).

XVII. От - До (во времени). Христианская (новая) эра начинается от даты рождения Иисуса Христа.

s [Пимен] <...> Я долго жил и многим насладился; / Но с той поры лишь ведаю блаженство, / Как в монастырь Господь меня привёл (Пушкин). Не ищи страстей тяжёлых; / И покуда Бог даёт, / Нектар пей часов весёлых; / А печаль сама придёт (Лермонтов). Устанет - и к небу возводит свой взор, / Слепой и кощунственный взор человека: / Там, Богом раскинут
от века до века, / Мерцает над ним многозвёздный шатёр (Гумилёв).

XVIII. Зачем. «Шёл Господь пытать людей в любови» (Есенин). Во имя Господа! Во славу Господа. Зачем нужны были крестные муки Христа? «Я пришёл не судить мир, но спасти мир» (слова Иисуса Христа, по Евангелию от Иоанна).

s Восстал Всевышний Бог, да судит земных богов во сонме их (Державин). Знать так было Богу угодно, чтоб народ за грехи наказать (Долгорукая). Я не для ангелов и рая / Всесильным Богом сотворён; / Но для чего живу страдая, / Про это больше знает Он (Лермонтов). К чему Творец меня готовил, / Зачем так грозно прекословил / Надеждам юности моей?.. / Добра и зла он дал мне чашу, / Сказав: я жизнь твою украшу, / Ты будешь славен меж людей!.. (Лермонтов). Всё отнял у меня казнящий Бог: / Здоровье, силу воли, воздух, сон, / Одну тебя при мне оставил он, / Чтоб я ему ещё молиться мог (Тютчев). Господь наш Иисус Христос именно приходил установить церковь на земле. Царство Небесное разумеется не от мира сего, а в небе, но в него входят не иначе как чрез церковь, которая основана и установлена на земле (Достоевский). Всю жизнь его Бог обратил в пустыню, но лишь для того, чтобы не блуждал он по старым, изъезженным дорогам, по кривым и обманчивым путям, как блуждают люди, а в безбрежном и свободном просторе её искал нового и смелого пути (Андреев). В будни эти старики и старухи ходили с молитвой на устах по домам более зажиточных горожан <...>, а по воскресеньям они же длинными рядами выстраивались около костёлов и величественно принимали подачки во имя «пана Иисуса» и «панны Богоматери» (Короленко). На Голгофе, Матерь Божья, / Ты стояла у подножья / Древа Крестного, где был / Распят Сын Твой, и, разящий, / Душу Матери скорбящей / Смертной муки меч пронзил. / Как Он умер, Сын Твой нежный, / Одинокий, безнадежный, / Очи видели Твои... / <...> Дай мне болью ран упиться, / Крестной мукой насладиться, / Мукой Сына Твоего; / Чтоб, огнём любви сгорая, / И томясь, и умирая, / Мне увидеть славу рая / В смерти Бога моего (Мережковский). Всё это случилось в 1917 году. Только что окончилась кровопролитная мировая война, и народы, зализывая бесчисленные раны, с удивлением спрашивали сами себя: - Зачем и какому богу были принесены эти миллионы людских жертв? (Куприн). ... Когда получил письмо, что его сына убили, сказал, засмеявшись и как-то странно жмурясь: - Ничего, ничего, Царство Небесная! Не тужу, не жалею! Это Богу свеча, Алексеич! Богу свеча, Богу ладан! (Бунин). С почтительной скорбью глаза закрываю / И вновь обращаюсь к Господу Богу: / Зачем ты к такому простому раю / Закрыл для нас навсегда дорогу? (Саша Чёрный). Цель людей и цель планет - / К Богу тайная дорога. / Но какая цель у Бога? / Неужели цели нет? (Д. Самойлов). Вечность - предположенье - / Есть набирание сил / Для остановки движенья / В круговращенье светил. / Время - только отсрочка, / Пространство - только порог. / А цель Вселенной - точка. / И эта точка - Бог (Д. Самойлов). В дремотной темноте ночной / Мне слабо видится сквозь что-то, / Как ты склонилась надо мной, / Обуреваема заботой. <...> / За мой земной неправый путь / Судья Всевышний надо мною / Отсрочил Страшный суд чуть-чуть / Во имя твоего покоя (Межиров). И по комнате, точно шаман кружа, / я наматываю как клубок / на себя пустоту её, чтоб душа / знала что-то, что знает Бог (Бродский).

XIX. Почему. «Если бы Бога не было, его нужно было бы выдумать» (афоризм; Вольтер). «При виде зла, покрывающего весь мир, если бы даже Бог существовал, - нужно было бы его отвергнуть» (Барятинский). «Меньшинство нуждается в Боге, потому что всё остальное у него есть, а большинство потому - что ничего не имеет» (Л. Толстой). «Бог нашёл необходимым за любовь предлагать награду, стало быть, Бог безнравствен» (Достоевский). Бог знает почему он тебе не пишет (т. е. неизвестно почему, по какой причине). «Даст Бог счастье, и слепому видение дарует» (Даль). «Против Бога идут, а у Него помощи просят!» (Даль). «Без добрых дел мертва вера пред Богом» (Даль). «Жив Бог, жива душа моя» (Даль). «Не годится Богу молиться, так годится горшки покрывать (дразнят суздальских богомазов)» (Даль). «Как ни живи, только Бога не гневи» (Даль). «Не тому богу попы наши молятся (чтут мамона)» (Даль; мамон - богатство, также желудок, брюхо).

s Увы! На жизненных браздах / Мгновенной жатвой поколенья, / По тайной воле Провиденья, / Восходят, зреют и падут; / Другие им вослед идут... (Пушкин). Почто ж кичится человек? / За то ль, что наг на свет явился, / Что дышит он недолгий век, / Что слаб умрёт, как слаб родился? / За то ль, что Бог и умертвит / И воскресит его по воле? / Что с неба дни его хранит / И в радостях и в горькой доле? (Пушкин). ... Для чего они любимцы неба, а не я! - о Создатель, если б Ты меня любил, как сына, - нет, как приёмыша... половина моей благодарности превысила бы все их молитвы (Лермонтов). Плохая им досталась доля: / Немногие вернулись с поля... / Не будь на то Господня воля, / Не отдали б Москвы! (Лермонтов). Если таешь ты в страданье, / Если дух твой изнемог, / Но не молишь в покаянье: / Не простит великий Бог!.. (Лермонтов). За что же ты, Пречистая Божья Матерь, за какие грехи, за какие тяжкие преступления так неумолимо и беспощадно гонишь меня? <...> И мало того, что осуждена я на такую страшную участь, <...> Нужно, <...> чтобы ещё страшнее казалась мне смерть моя и чтобы ещё больше, умирая, упрекала я тебя, свирепая судьба моя, и тебя - прости моё прегрешение - Святая Божья Матерь! (Гоголь). ... Долго, в продолжение нескольких лет, изнурял он своё тело, подкрепляя его в то же время живительною силою молитвы. Наконец в один день пришёл он в обитель и сказал твёрдо настоятелю: «Теперь я готов. Если Богу угодно, я совершу свой труд». Предмет, взятый им, было рождество Иисуса. Целый год сидел он за ним, не выходя из своей кельи, едва питая себя суровой пищей, молясь беспрестанно. По истечении года картина была готова. Это было, точно, чудо кисти. Надобно знать, что ни братья, ни настоятель не имели больших сведений в живописи, но все были поражены необыкновенной святостью фигур. Чувство божественного смиренья и кротости в лице Пречистой Матери, склонившейся над младенцем, глубокий разум в очах Божественного Младенца, как будто уже что-то прозревающих вдали, торжественное молчанье поражённых божественным чадом царей, повергнувшихся к ногам его, и, наконец, святая, невыразимая тишина, обнимающая всю картину, - всё это предстало в такой согласной силе и могуществе красоты, что впечатленье было магическое. Вся братья поверглась на колена пред новым образом, и умилённый настоятель произнес: «Нет, нельзя человеку с помощью одного человеческого искусства произвести такую картину: святая, высшая сила водила твоею кистью, и благословенье небес почило на труде твоём» (Гоголь). Ты ль это, Неман величавый? / Твоя ль струя передо мной? / Ты, столько лет, с такою славой, / России верный часовой?.. / Один лишь раз, по воле Бога, / Ты супостата к ней впустил - / И целость русского порога / Ты тем навеки утвердил... (Тютчев). Положим, крестьянский ребёнок свободно / Растёт, не учась ничему, / Но вырастет он, если Богу угодно, / А сгибнуть ничто не мешает ему (Некрасов). Почивай себе с миром, с любовию! / Почивай, Бог тебе судия, / Что обрызгал ты грешною кровию / Неповинные наши поля (Некрасов). Ничего не бойся, и никогда не бойся, и не тоскуй. Только бы покаяние не оскудевало в тебе - и всё Бог простит (Достоевский). - <...> Если Бог есть и если он действительно создал землю, то, как нам совершенно известно, создал он её по эвклидовой геометрии, а ум человеческий с понятием лишь о трёх измерениях пространства (Достоевский). - И я про то же говорю. Коли захочет Бог - замёрзнет человек, захочет - жив останется (Салт.-Щедрин). Коли всякую скверность на Бога наваливать, а самому сидеть да терпеть, так это не человеком быть, а скотом (Гаршин). - «Доношу твоей барской милости, что у тебя в вотчине, кормилец наш, всё благополучно. Пятую неделю нет дождей: знать, прогневали Господа Бога, что нет дождей» (Гончаров). Бог накажет иногда, да простит, коли человек смирится и опять пойдёт по хорошему пути. А кто всё спотыкается, падает и лежит в грязи, значит не прощён... (Гончаров). ... Он вспомнил, что такое было то, что он скрыл от себя. Это было то, что если главное доказательство божества есть его откровение о том, что есть добро, то почему это откровение ограничивается одною христианскою церковью? Какое отношение к этому имеют верования буддистов, магометан, тоже исповедующих и делающих добро? (Л. Толстой). Кто не любит женщины, тот не любит Бога, потому что Бог написал себя на душе женщины, а его писание можно читать только сердцем (Ключевский). Христианство открыло в человеке духовное начало, которое не зависит от мира, от природы и общества, зависит от Бога (Бердяев). И прежде, встречая на пути в церковь знакомых, говоривших ей в шутку: «О чём вам молиться, г-жа Маро, вы и так безгрешны и счастливы!» - не раз отвечала она с грустной улыбкой: «Я жалуюсь Богу, что он лишил меня сына...» (Бунин). «Коли даст Бог, на царстве буду, всё сделаю, чтоб облегчить народ. <...> А пока терпите да молитесь, чтобы скорее дал Бог совершение - буде же воля Его святая во всём!» (Мережковский). На самом же деле Распутин, когда Аня лежала при смерти и царица спросила, чего ожидать, с необыкновенной ловкостью ответил: - Если она ещё нужна тебе и России - Господь сохранит её. Если же напротив, она чем-нибудь может повредить - Бог возьмёт её к себе. Аня выжила, - ну, значит, «на благо России» (Гиппиус). Была империя, механизм её работал понятно и отчётливо. <...> Поговаривали, что такой строй несправедлив, но - что же поделаешь, так Бог устроил (А. Н. Толстой). В этой жизни я немного видела, / Только пела и ждала. / Знаю: брата я не ненавидела / И сестры не предала. / Отчего же Бог меня наказывал / Каждый день и каждый час? / Или это ангел мне указывал / Свет, невидимый для нас? (Ахматова). Да. Он никогда не созерцал / Бога / ни в себе, / ни в небе, / ни на иконе, / потому что не отрывал взгляда / от человека с дороги ... (Бродский). Если Бог есть - Он один знает. Только вряд ли он всё-таки есть. Потому что слишком уж тогда благодушный, ленивый какой-то. Такую власть иметь - и всё терпеть? И ни разу в земные дела не вмешаться - ну, как это возможно? (Солженицын).


[1] Вариант стихотворения, не включённый в собрания сочинений советского периода.

 
Свидетельство о регистрации в средствах массовой информации: Эл № ФС 77-20427 от 3.03.2005
Дизайн и разработка сайта МЦДИ «Бинек»