ВОЛШЕБСТВО


 

волшебство
баба-яга, ведун, ведунья, ведьма, ведьмак, ведьмака, ведьмачка, вещун, волхв, волхвование, волховство, волшебник, волшебница, ворожба, ворожей, ворожейка, вороженье, ворожея, гадалка, гадание, гадатель, заговаривание, заговор, заклинание, заклятие, знахарка, знахарство, знахарь, кабалистика, кобь (у Даля: волхвованье, гаданье по приметам и встречам), колдовка, колдовство, колдун, колдунья, кудесник, кудесница, кудесничество, лешачиха, маг, магия, мара, морока, наговор, обаяние, отговор, порча, предсказания, предсказатель, приворот, присуха, прорицание, прорицатель, сглаз, чаровник, чародей, чародейка, чары, чернокнижник, чудесник, чудодей, шабаш, шаман
ведьмин, ведьминский, ведьмовской, волхвовать, волшебничать, волшебствовать, волшебный, волшить, ворожбить, ворожить, ворожиться, выворожить, гадать, заговаривать, заговариваться, заговорить, заколдованный, знахарить, знахарский, извести, каббалистический, колдовать, колдовской, колдуньин, кудесничать, магический, навораживать, нашаманить, нашёптывать, околдованный, околдовать, отколдовывать, отчитывать, очарованный, погадать, приворожить, приворотный, присушить, сглазить, чаровальный, чаровать, чародейный, чарующий, чернокнижничать, чернокнижный, шептать

 

 

I. Быть. Существовали, в представлении многих существуют и сейчас волшебники, колдуны, чародеи, ведьмы. В сказках ведьмы, колдуны, волшебники присутствуют как реальные, живые лица. И сейчас есть «колдуны» - знахари и знахарки, знающие силу целебных трав и растений. Многие полагают, что колдуны, ведьмы, чародеи существуют и живут среди нас. Ведьмы с когтями и хвостом существуют только в воображении суеверных людей. Злой старик в деревне прослыл колдуном. Эта старуха по деревням славится как ворожея, колдунья-знахарка. Он выдаёт себя за колдуна и чародея. Колдуны, ведьмы умирают мучительной смертью. Чернокнижие давно исчезло. Чары развеялись (разлетелись, исчезли, пропали).

s - Так, по-твоему, любезный друг, тот невежда, кто не верит, что есть ведьмы, черти, домовые, колдуны... - Не знаю, есть ли ведьмы, - прервал Возницын, - это что-то невероподобно, и домовым я не больно верю, а колдуны есть, точно есть. - Так уж позволь быть и ведьмам, - сказал с усмешкою князь, - за что их, бедных, обижать. - Смейся, смейся, братец! А колдуны точно есть, в этом меня никто не переуверит: я видел сам своими глазами... (Загоскин). «Возьми заветное кольцо, / Коснися им чела Людмилы, и тайных чар исчезнут силы» (Пушкин). Безумный витязь жертвы ищет, / С размаха вправо, влево он / Пустынный воздух рассекает... / И вдруг - нечаянный удар / С княжны невидимой сбивает / Прощальный Черномора дар... / Волшебства вмиг исчезла сила: / В сетях открылася Людмила! (Пушкин). Но слушай: в родине моей / Между пустынных рыбарей / Наука дивная таится. / Под кровом вечной тишины, / Среди лесов, в глуши далёкой / Живут седые колдуны; / К предметам мудрости высокой / Все мысли их устремлены; / Всё слышит голос их ужасный, / Что было и что будет вновь, / И грозной воле их подвластны / И гроб и самая любовь (Пушкин). Вот север, тучи нагоняя, / Дохнул, завыл, - и вот сама / Идёт волшебница зима (Пушкин). - Колдун, - продолжал князь, смягчая свой голос, - помоги мне! Одолела меня любовь, змея лютая! <...> - Что ж ты молчишь, старик? али нет у тебя зелья, али нет корня какого приворотить её? Говори, высчитывай, какие есть чародейные травы? Да говори же, колдун! - Батюшка, князь Афанасий Иванович, как тебе сказать? Всякие есть травы. Есть колюка-трава, сбирается в Петров пост. Обкуришь ею стрелу - промаху не дашь. Есть тирлич-трава, на Лысой горе, под Киевом растёт. Кто её носит на себе, на того ввек царского гнева не будет. Есть ещё плакун-трава, вырежешь из корня крест да повесишь на шею, все тебя будут как огня бояться! (А. К. Толстой). Вы вот о чём говорите... - протянул Санин. - Да, об этом. Я верю... и вы поверите. - Присуха... колдовство... - повторил Санин. - Всё на свете возможно. Прежде я не верил, а теперь верю. Я себя не узнаю (Тургенев). Заблудился, что ли? Так нет: место знакомое и прикол стоит... А пашни моей нет, и на взлобочке трава оказывается зелёная... Не иначе, думаю, колдовство. Нашаманили, проклятая порода. Потому - шаманы у них, сам знаешь, язвительные живут, сила у дьяволов большая. Навешает сбрую свою, огонь в юрте погасит, как вдарит в бубен, пойдёт бесноваться да кликать, тут к нему нечисть эта из-за лесу и слетается (Короленко). Родился сын у бедняка. / В избу вошла старуха злая. / Тряслась костлявая рука, / Седые космы разбирая. / За повитухиной спиной / Старуха к мальчику тянулась / И вдруг уродливой рукой / Слегка щеки его коснулась. / Шепча невнятные слова, / Она ушла, стуча клюкою. / Никто не понял колдовства. / Прошли года своей чредою, - / Сбылось веленье тайных слов: / На свете встретил он печали, / А счастье, радость и любовь / От знака тёмного бежали (Ф. Сологуб). Чудилось, что все первобытные и дикие чары ожили вновь и угрюмо выслеживают одинокого путника (Гумилёв). Набожная, а откровеннее сказать - суеверная, Анфиса так напрямик и заявила очень расстроенной Анне Францевне, что это колдовство и что она прекрасно знает, кто утащил и жильца, и милиционера, только к ночи не хочет говорить. Ну, а колдовству, как известно, стоит только начаться, а там уж его ничем не остановишь (Булгаков).

II. Кто. Что.

А. Волшебство - действия чародея, волшебника, необъяснимые превращения, совершение чудес, чудодейственных поступков и явлений; также необъяснимое, таинственное очарование, обаяние, исходящее от кого-чего-н.

Б. Колдовство - действие с применением магических таинственных и непонятных приёмов, имеющих целью воздействовать на силы природы, на людей, животных, определять их поведение и судьбу, причинять им беды, несчастья.

Ворожба - колдовство, а также гадание. «Вороженье, ворожба - гаданье, шепты; леченье у бабки, шептухи; ворожба, как злой умысел, порча людей; отчитыванье порчи и леченье болезней вообще» (Даль).

Магия - чудодейственные обряды и заклинания, призванные воздействовать на людей, природу, животных, на высшие силы; также необъяснимая способность воздействовать на чьё-н. восприятие, таинственная способность такого воздействия. «Магия - знание и употребление на деле тайных сил природы, невещественных, вообще не признанных естественными науками. Предполагая в делах этих связи человека с духовным миром, различают белую и чёрную магию, последняя есть чернокнижие, чародейство, волховство, колдовство, волшебство; знахарство может относиться и к тому и к другому виду» (Даль).

Чернокнижие - колдовство, основанное на общении с нечистой силой посредством так наз. «чёрных книг». «Чернокнижие - знахарство, по стачке с нечистым, волхвованье, волшебство, колдовство, морока» (Даль).

Чары - волшебство, колдовство; также вообще то, что пленяет, очаровывает собою. «Чары - волшебство, волхвованье, колдовство, знахарство; обаяние, мара, морока; чернокнижие, кудесничество; наговоры или заговоры» (Даль).

Заклятие - воздействие с помощью магических слов, приёмов с целью причинить вред. «Заклинанье, заклятие - действие по знач. глагола» (Даль).

Сглаз - причинение вреда дурным глазом (взглядом), приносящим неблагополучие, несчастье.

Волшебник - чародей, владеющий тайнами волшебства; также тот, кто пленяет, очаровывает кого-н. собою, своим даром, талантом, искусством, воздействием на окружающих.

Колдун - тот, кто занимается колдовством. «Колдун, колдунья, колдовка - кто колдует, чародей, волхв, волшебник, знахарь; ворожея, гадатель» (Даль).

Маг - тот, кто владеет тайнами магии, чародей, волшебник; в древности - жрец, мудрец, умеющий толковать сны, предсказывать будущее. «Маг - обладатель таинств магии в том и в другом значении» (Даль).

Чародей - волшебник, кудесник; также вообще тот, кто совершает чудеса, поражает своим искусством, даром, талантом. «Чародей, чаровник, чаровница - волхв, волшебник, ворожея, колдун, кудесник, чернокнижник; знахарь, напускающий мару, мороку» (Даль).

Кудесник - волхв; чародей; прорицатель; также вообще тот, кто пленяет, очаровывает собою, способен совершать чудесное, необычное.

Чудодей - тот, кто делает чудеса, волшебник, чародей.

Ворожея - та, которая занимается ворожбой.

Волхв - кудесник, чародей; на Древнем Востоке - маг, мудрец, обладатель тайных знаний. «Волхв - мудрец, звездочёт, астролог; чародей, колдун, знахарь, ворожея, чернокнижник» (Даль).

Ведьма - злая волшебница, продавшаяся Сатане ради обретения колдовской силы, сожительница чёрта. «Ведьма - колдунья, чародейка, спознавшаяся, по суеверью народа, с нечистою силою, злодейка, у которой бывает хвостик» (Даль).

Ведьмак - знахарь, колдун, а также оборотень, упырь. «Ведьмак - колдун; вовкулака, оборотень; упырь, кровосос, ходит после смерти своей и морит людей» (Даль).

Ведун - знахарь, колдун, чародей, также прорицатель, предсказатель. «Ведун - колдун, волшебник, знахарь, ворожея» (Даль).

«Ворожба - не молотьба (т. е. легче)» (Даль).

s Могучий Олег головою поник / И думает: «Что же гаданье? / Кудесник, ты лживый, безумный старик! / Презреть бы твоё предсказанье!» (Пушкин). ... Настала ночь: ушёл сотник с молодою женой в свою опочивальню; заперлась и белая панночка в своей светлице. Горько сделалось ей; стала плакать. Глядит: страшная чёрная кошка крадётся к ней; шерсть на ней горит, и железные когти стучат по полу. В испуге вскочила она на лавку, - кошка за нею. Перепрыгнула на лежанку, - кошка и туда, и вдруг бросилась к ней на шею и душит её. С криком оторвавши от себя, кинула её на пол; опять крадётся страшная кошка. Тоска её взяла. На стене висела отцовская сабля. Схватила её и бряк по полу - лапа с железными когтями отскочила, и кошка с визгом пропала в тёмном углу. Целый день не выходила из светлицы своей молодая жена; на третий день вышла с перевязанною рукой. Угадала бедная панночка, что мачеха её ведьма и что она ей перерубила руку (Гоголь). - Кто же будет вороном? Девушки снова собрались кинуть жребий. - Я буду вороном! - вызвалась одна из средины. Левко стал пристально вглядываться в лицо ей. Скоро и смело гналась она за вереницею и кидалась во все стороны, чтобы изловить свою жертву. Тут Левко стал замечать, что тело её не так светилось, как у прочих: внутри его виделось что-то чёрное. Вдруг раздался крик: ворон бросился на одну из вереницы, схватил её, и Левку почудилось, будто у ней выпустились когти и на лице её сверкнула злобная радость. - Ведьма! - сказал он, вдруг указав на неё пальцем и оборотившись к дому (Гоголь). [Вышневский] Я ведь не волшебник, я не могу строить мраморных палат одним жестом (Островский). ... Пустили про меня дурную славу, что будто я чародей и не своею силою в твари толк знаю (Лесков). Был он знахарь и волхв, знал целебные травы, заговоры, и нечистую силу умел отводить, попросту, значит, колдун (Златовратский). - Послушай, Олеся, - начал я, - мне очень хочется спросить тебя кое о чём, да я боюсь, что ты рассердишься... Скажи мне, правду ли говорят, что твоя бабка... как бы это выразиться?.. - Колдунья? - спокойно помогла мне Олеся. - Нет... Не колдунья... - замялся я. - Ну да, если хочешь - колдунья... Конечно, ведь мало ли что болтают... Почему ей просто-напросто не знать каких-нибудь трав, средств, заговоров?.. Впрочем, если тебе это неприятно, ты можешь не отвечать. - Нет, отчего же, - отозвалась она просто, - что ж тут неприятного? Да, она, правда, колдунья (Куприн). «Да ведь это - Мануйлиха, ириновская ведьма», - мелькнуло у меня в голове, едва я только повнимательнее вгляделся в старуху. Все черты бабы-яги, как её изображает народный эпос, были налицо: худые щеки, втянутые внутрь, переходили внизу в острый, длинный дряблый подбородок, почти соприкасавшийся с висящим вниз носом; провалившийся беззубый рот беспрестанно двигался, точно пережёвывая что-то; выцветшие, когда-то голубые глаза, холодные, круглые, выпуклые, с очень короткими красными веками, глядели, точно глаза невиданной зловещей птицы (Куприн). Она гладила рукопись ласково, как гладят любимую кошку, и поворачивала её в руках, оглядывая со всех сторон, то останавливаясь на титульном листе, то открывая конец. На неё накатила вдруг ужасная мысль, что это всё колдовство, что сейчас тетради исчезнут из глаз, что она окажется в своей спальне в особняке и что, проснувшись, ей придётся идти топиться (Булгаков). Увидев его, Бибигон быстро вскарабкался ко мне на плечо и сказал: / - Вон погляди: стоит индюк / И смотрит яростно вокруг. / Но ты не верь своим глазам, - / Он не индюк. На землю к нам / Сюда спустился он тайком / И притворился индюком. / Он злой колдун, он чародей! / Он может превращать людей / В мышей, в лягушек, в пауков, / И в ящериц, и в червяков! / - Нет, - сказал я. - Он совсем не колдун. Он самый обыкновенный индюк! / Бибигон покачал головой: / - Нет, он колдун! Подобно мне, / И он родился на Луне. / Да, на Луне, и много лет / За мною рыщет он вослед. / И хочет превратить меня / В букашку или в муравья (К. Чуковский).

III. Каков.  Волшебство, магия таинственны и непонятны. Ведьма зла и опасна, она не умрёт, пока своё демоническое искусство не передаст другой.

s Ясна тоски твоей причина; / Но грусть не трудно разогнать, - / Сказал старик: тебе ужасна / Любовь седого колдуна; / Спокойся, знай: она напрасна / И юной деве не страшна (Пушкин). Ужаснулся Поток, от красавиц бежит, / А они восклицают ехидно: / «Ах, какой он пошляк! Ах, как он неразвит! / Современности вовсе не видно!» / Но Поток говорит, очутясь на дворе: / «То ж бывало у нас и на Лысой горе, / Только ведьмы хоть голы и босы, / Но, по крайности, есть у них косы!» (А. К. Толстой).

IV. Какой. Волшебное превращение. Волшебные заклинания. Волшебная шапка-невидимка. Волшебный меч. Волшебное зеркальце. Волшебная палочка (с помощью которой совершаются чудесные превращения, чудеса). Волшебный лес. Волшебная страна, край. Злой, добрый волшебник. Тайны волшебства. Колдовское действо. Колдовские травы, порошки. Колдовская наговорная вода. Чёрный колдун (волшебник, знающий тайны чёрной магии). Белый колдун (знающий тайны белой магии). Колдунья-знахарка. Колдун-шаман. Магические приёмы, заклинания. Магический круг (круг, очерчиваемый магом вокруг того, кто заколдован, что заколдовано, подчинено волшебству). Магическая сила (сила волшебства, магии, таинственного воздействия). Белая магия (чародейство под влиянием божественных сил). Белый маг (добрый волшебник). Чёрная магия (чародейство под влиянием сатанинских сил). Чёрный маг (злой волшебник). Старая злая ведьма. Белая ведьма (владеющая тайнами белой магии). Чёрная ведьма (владеющая тайнами чёрной магии). Волхвы-звездочёты. Чаровальные травы. Чародей музыки (кисти, резца). Чернокнижное знание, чернокнижное дело, чернокнижная наука. Каббалистические утверждения, согласно которым с помощью молитв и магических ритуалов можно постичь аллегорический смысл Библии, её букв и имён.

Волшебник кисти (резца, сцены, балета). Чары сновидений. Чары любви. Чары подлинной поэзии. Магия искусства, музыки, красот природы. Чародей звука (о талантливом музыканте). Он маг и волшебник (шутливо о том, кто всё может, всё умеет, делает всё как бы по волшебству). «Колдовской свет [молнии]» (Чехов).

s [Фадей] Куда, право, какому великому колдуну надобно мне быть, чтобы это угадать (Лукин). [Чацкий] Ах! Софья! Неужли Молчалин избран ей! | А чем не муж? Ума в нем только мало; <...> / Вон он на цыпочках, и не богат словами; / Какою ворожбой умел к ней в сердце влезть! (Грибоедов). Старуха не отвечала ни слова. Германн встал. «Старая ведьма! - сказал он, стиснув зубы: - так я ж заставлю тебя отвечать...» (Пушкин). Узнай, Руслан: твой оскорбитель / Волшебник страшный Черномор, / Красавиц давний похититель, / Полнощных обладатель гор (Пушкин). - Конечно, я теперь седа, / Немножко, может быть, горбата; / Не то, что в старину была, / Не так жива, не так мила; / Зато (прибавила болтунья) / Открою тайну: я колдунья! (Пушкин). Волшебный край! Очей отрада! Всё живо там; холмы, леса, / Янтарь и яхонт винограда, / Долин приютная краса, / И струй и тополей прохлада... (Пушкин). Несётся он к Франции милой, / Где славу оставил и трон, / Оставил наследника-сына / И старую гвардию он. <...> Стоит он и тяжко вздыхает, / Пока озарится восток, / И капают горькие слёзы / Из глаз на холодный песок, / Потом на корабль свой волшебный, / Главу опустивши на грудь, / Идёт и, махнувши рукою, / В обратный пускается путь (Лермонтов). О, этот месяц, волшебник! / Как будто бы кровли / Покрыты зеркальным стеклом, / Шпили и кресты-бриллианты... (Фет). Он попытался было спросить самого себя: да полно, точно полюбил ли ты? - и только махнул рукой. Он ещё удивлялся и недоумевал, а вот уже перед ним словно из мягкой душистой мглы, выступал пленительный облик, поднимались лучистые ресницы - и тихо и неотразимо вонзались ему в сердце волшебные глаза... (Тургенев). Кто не видал Венеции в апреле, тому едва ли знакома вся несказанная прелесть этого волшебного города (Тургенев). Постояв несколько секунд, она вошла в вагон и села на своё место. То волшебное напряжённое состояние, которое её мучало сначала, не только возобновилось, но усилилось и дошло до того, что она боялась, что всякую минуту порвётся в ней что-то слишком натянутое (Л. Толстой). «Где это мы едем? - подумал Николай. - По Косому лугу, должно быть. Но нет, это что-то новое, чего я никогда не видал. Это не Косой луг и не Дёмкина гора, а это бог знает что такое! Это что-то новое и волшебное. <...> Опять остановив лошадей, Николай оглянулся кругом себя. Кругом была всё та же пропитанная насквозь лунным светом волшебная равнина с рассыпанными по ней звёздами. <...> Однако вот какой-то волшебный лес с переливающимися чёрными тенями и блёстками алмазов и с какой-то анфиладой мраморных ступеней, и какие-то серебряные крыши волшебных зданий, и пронзительный визг каких-то зверей (Л. Толстой). Материалист отвергает магию с тем же презрением, с каким относится он ко всякому знахарству и колдовству (Плеханов). В снах печальных тебя узнаю / И сжимаю руками моими / Чародейную руку твою, / Повторяя далёкое имя (Блок). Я бодрствую, задумчивый мечтатель: / У изголовья, в тайной ворожбе, / Твои черты, философ и ваятель, / Изображу и передам тебе (Блок). Всё - мечта, всё - божество, / Вечной тайны волшебство, / Вечной жизни торжество (И. Северянин). Но северные скальды грубы, / Не знают радостей игры, / И северным дружинам любы / Янтарь, пожары и пиры. / Им только снится воздух юга - / Чужого неба волшебство... (Мандельштам). Тот цветок колдовской клады им открывает (Бажов). Полночница, буди и радуй хаты! / Взрывай в полях спокойствие и сон, / Волнующий, / понятный агитатор, / Разгульная кудесница-гармонь! / Рыдай и пой / Затейливо и звонко! / Алмазы слов бросай через плетень! (Жаров).

V. Чей. Чары волшебника, мага. Предсказание волхва, кудесника. Искусство заклинания колдуна. Смерть колдуна (мучительная, с обязательной передачей сил другому). Козни злой волшебницы. Ведьминский шабаш. Ведьмин хвост. Колдовские клады. Колдовское зелье. Чудодейственные приёмы мага. Магические тайны чернокнижника. Магия чародея. Поклонение волхвов (их преклонение перед младенцем Иисусом). Дары волхвов (по евангельской притче о волхвах, по знаку Вифлеемской звезды пришедших к младенцу Иисусу и принёсших ему свои дары: золото как царю, ладан как Богу и благовония как смертному человеку).

s В один день рано поутру, / Идти задумал ворожиться <...> / С родимым дядюшкой своим, / Который <...> Был славен колдовством своим (Осипов). Светилась колдуньина маска, / Постукивал мерно костыль... / Моя новогодняя сказка, / Последняя сказка, не ты ль? (Анненский). Я сама не из таких, / Кто чужим подвластен чарам, / Я сама... Но, впрочем, даром, / Тайн не выдаю своих (Ахматова). Цыганка лукавая и молодая / взяла твою руку: «А ну, погадаю!» / Но ты побоялся её ворожбы. / Ты думал, что можно уйти от судьбы! / Попробуй уйди... (Тушнова).

VI. Действие. Состояние. Отнесённость (связанность). «Ворожить, ворожбить - заговаривать, пускать на кого заговор, порчу; разгадывать неизвестное или будущее таинственными средствами и приёмами, гадать, знахарить, шептать, колдовать, волхвовать, волшебничать, чернокнижничать; лечить, пользовать от болезней» (Даль). «Колдовать, колдовывать - волхвовать; ворожить и гадать; творить чары» (Даль). «Волхвовать, волшить, волшебничать, волшебствовать - колдовать, чаровать, кудесить, знахарить, гадать, ворожить, ведмовать, заговаривать, напускать, шептать» (Даль). Кудесить - заниматься ворожбой, совершать непонятные, необъяснимые действия. «Кудесить - волхвовать, колдовать, заниматься чарами, ворожбой, заговорами, чернокнижием» (Даль). Заниматься колдовством. Навести чары на кого-н. «Промышлять колдовством» (Даль). Кудесить чудеса. Наложить, снять заклятие. Колдун знает колдовские клятвы и заклинания. Колдун отрёкся от Бога и от Царства Небесного. Колдун обжигает людей волчьим взглядом. Колдун портит стебли несжатого хлеба (делает так наз. «заломы»). Колдун насылает или снимает порчу, сглаз. Ведун извёл порчей немало людей. Ведьма способна превращаться в разных животных, особенно в чёрную кошку. Она колдунья, она «слово знает» (т. е. делает наговоры, колдовские слова). Колдунья сглазила девчонку, извела красную девицу. Колдовским зельем присушила к себе парня (присушить у Даля: «приворожить, поманить невольной любовью»). Заколдованное место. Очарованный замок. Очарованная царевна. Чарующий голос. Чарующие, волшебные воспоминания. Тайны волшебства. Волхвы по знаку Вифлеемской звезды пришли поклониться Иисусу. «Хорошо тому, у кого бабушка ворожит» (Даль).

s Жрец выносил род бубна <...>, употребляемого и теперь кудесниками у наших язычников («Сев. вестник», 1804-1805 гг.). Увидя Душенька прекрасно Божество <...> / Видение сие почла за колдовство / Иль сон, или призрак... (Богданович). ... Послать прежде на Фили к цыганам и спросить пожилую бабу, ведь они, колдуньи проклятые, отгадывают всё (И. Новиков). [Суеверова] Я когда поворочусь, / На колдовку положусь. [Суеверов] Ворожейки всегда врут, / Только деньги лишь берут (Комическая опера «Колдун», 1791 г.). ... Царь / Иль Маг какой, волхв непостижный... / Планет круг тайно с высоты / Единым перстом обращает (Державин). Весь дом боялся близко и подходить к колдовскому убежищу. Скоро, однако, мы выведены были из сего заблуждения. Известно всем, что в городе сем есть старая цыганка, которая прославилась своими колдовствами и ворожбою. Мы тихонько отправили к ней депутатов, и она, расспрося хорошенько об образе жизни его сиятельства, вашего батюшки, и рассмотрев всё обстоятельно, подумала, погадала и, наконец, сказала решительно: «Нет! Господин ваш не колдун. Первое: такого рода люди всегда дела свои производят тайно, остерегаясь, чтобы никто близко и не подходил. Главное их упражнение происходит в дремучем лесу или открытом поле, а по крайней мере на чердаках. Второе: всякий ворожея, чернокнижник или колдун не может действовать далее двенадцати часов ночи. Третие: ему нет нужды быть собеседником дьяволов, ибо он, будучи богат, может найти хороших приятелей и между людьми (Нарежный). Когда она стала подле больной, то начала на всех дуть, плевать и кривляться. Мы прежде испугались её, но ещё больше, когда и тётка моя начала дуть и плевать на колдунью и кривляться пуще, нежели она. То-то чудеса! После множества самых удивительных диковинок, какие делала колдунья, она призналась, что более уже за собою мудростей не знает и что больная, конечно, сильнее в колдовстве, нежели она, и, вызвав всех в светёлку, она спросила мужа: не позаметил ли он за женою своею чего-нибудь особенного? Он отвечал, что не без того, ибо она повадилась по ночам ходить к соседу, давно уже прослывшему знахарем; и что он, подметя то, прокрался в сени его сквозь слуховое окно, а там и в избу, где нашёл, что сосед учил её чему-то мудрёному (Нарежный). Ты знаешь, приятель, что и я отчасти смышлён в колдовстве и без волшебного прутика знаю, где отыскивать серебро (Сомов). Не божился ли ты мне, что не станешь никогда колдовать? - И не колдую, отец мой, видит Бог, не колдую (Загоскин). [Царь] Напрасно мне кудесники сулят / Дни долгие, дни власти безмятежной - / Ни власть, ни жизнь меня не веселят... (Пушкин). [Первый] Где государь? [Второй] В своей опочивальне / Он заперся с каким-то колдуном. [Первый] Благодарим, волшебница. Ты сердце / Чаруешь нам. Из наслаждений жизни / Одной любви музыка уступает (Пушкин). Так, вот его любимая беседа: / Кудесники, гадатели, колдуньи. - / Всё ворожит, что красная невеста. / Желал бы знать, о чём гадает он? (Пушкин). Но между тем, никем не зрима, / От нападений колдуна / Волшебной шапкою хранима, / Что делает моя княжна, / Моя прекрасная Людмила? (Пушкин). И я, любви искатель жадный, / Решился в грусти безотрадной / Наину чарами привлечь / И в гордом сердце девы хладной / Любовь волшебствами зажечь (Пушкин). Спешил в объятия свободы, / В уединённый мрак лесов; / И там, в ученье колдунов, / Провёл невидимые годы. / Настал давно желанный миг, / И тайну страшную природы / Я светлой мыслию постиг: / Узнал я силу заклинаньям. / Венец любви, венец желаньям! / Теперь, Наина, ты моя! (Пушкин). В мечтах надежды молодой, / В восторге пылкого желанья, / Творю поспешно заклинанья, / Зову духов - и в тьме лесной / Стрела промчалась громовая, / Волшебный вихорь поднял вой, / Земля вздрогнула под ногой... / И вдруг сидит передо мной / Старушка дряхлая, седая, / Глазами впалыми сверкая, / С горбом, с трясучей головой, / Печальной ветхости картина. / Ах, витязь, то была Наина!.. (Пушкин). И слышу: кумушка моя / С печи тихохонько прыгнула, / Слегка обшарила меня, / Присела к печке, уголь вздула / И свечку тонкую зажгла, / Да в уголок пошла со свечкой, / Там с полки скляночку взяла / И, сев на веник перед печкой, / Разделась до нага; потом / Из склянки три раза хлебнула, / И вдруг на венике верхом / Взвилась в трубу - и улизнула (Пушкин). Ты не лебедь ведь избавил, / Девицу в живых оставил; / Ты не коршуна убил, / Чародея подстрелил (Пушкин). К нему волшебница явилась, / Вещая: «Знаешь ли меня? / Ступай за мной; седлай коня!» / И ведьма кошкой обратилась; / Оседлан конь, она пустилась; / Тропами мрачными дубрав / За нею следует Фарлаф (Пушкин). Наконец один ретивый / Вдруг напал на след счастливый. / Он заехал в тёмный лес / (Видно, вёл его сам бес), / Видит он: в лесу избушка, / Ведьма в ней живёт, старушка. / Как он был царёв посол, / То к ней прямо и вошёл, / Поклонился ведьме смело, / Изложил царёво дело... / После ведьма заперлась, / Уголёчком запаслась, / Трое суток ворожила, / Так что беса приманила (Пушкин). Волхвы не боятся могучих владык, / А княжеский дар им не нужен; / Правдив и свободен их вещий язык / И с волей небесною дружен. / Грядущие годы таятся во мгле; / Но вижу твой жребий на светлом челе (Пушкин). Столетний маг в Мемфисе был, / Изиды вещий толкователь. / Он, если не лгала молва, / Проник все тайны естества (Баратынский). Волшебницей зимой весь мир преобразован; / Цепями льдистыми покорный пруд окован / И синим зеркалом сравнялся в берегах. <...> Пусть, растворяя лес очарованьем нежным, / Влечёт любовников под кровом безмятежным / Предаться тихому волшебству сладких снов! (Вяземский). - Я не в печаль вдалася, пан мой Данило! Меня устрашили чудные рассказы про колдуна. Говорят, что он родился таким страшным... и никто из детей сызмала не хотел играть с ним. Слушай, пан Данило, как страшно говорят: что будто ему всё чудилось, что все смеются над ним. Встретится ли под тёмный вечер с каким-нибудь человеком, и ему тотчас показывалось, что он открывает рот и выскаливает зубы. И на другой день находили мёртвым того человека (Гоголь). Тут чудится колдуну, что всё в нём замерло, что недвижный всадник шевелится и разом открыл свои очи; увидел нёсшегося к нему колдуна и засмеялся. Как гром, рассыпался дикий смех по горам и зазвучал в сердце колдуна, потрясши всё, что было внутри его. Ему чудилось, что будто кто-то сильный влез в него и ходил внутри его и бил молотами по сердцу, по жилам... так страшно отдался в нём этот смех! (Гоголь). ...Какой-то коровий пастух <...> видел собственными глазами, что ведьма, с распущенною косою, в одной рубашке, начала доить коров, а он не мог пошевельнуться, так был околдован; подоивши коров, она пришла к нему и помазала его губы чем-то таким гадким, что он плевал после того целый день (Гоголь). Может быть, эти самые хитрости и сметливость её были виною, что кое-где начали поговаривать старухи, особливо когда выпивали где-нибудь на весёлой сходке лишнее, что Солоха точно ведьма; что парубок Кизяколупенко видел у неё сзади хвост величиною не более бабьего веретена; что она ещё в позапрошлый четверг чёрною кошкою перебежала дорогу; что к попадье раз прибежала свинья, закричала петухом, надела на голову шапку отца Кондрата и убежала назад (Гоголь). Злая волшебница прогневалась на моего родителя покойного, короля славного и могучего, украла меня, ещё малолетнего, и сатанинским колдовством своим, силой нечистою, оборотила меня в чудище страшное и наложила таковое заклятие, чтобы жить мне в таковом виде безобразном, противном и страшном для всякого человека, для всякой твари божией, пока найдётся красная девица, какого бы роду и званья ни была она, и полюбит меня <...> - и тогда колдовство всё покончится, и стану я опять по-прежнему человеком молодым и пригожим (С. Аксаков). Дедушка вообще колдовству мало верил. Даже стрелял один раз (вынув тихонько дробь) в колдуна, который уверял, что ружьё заговорено и не выстрелит; разумеется, ружьё выстрелило и крепко напугало колдуна, который, однако, нашёлся и торжественно объявил, что дедушка мой «сам знает»... (С. Аксаков). <...> Донесу я в думе царской, / Что конюший государской - / Басурманин, ворожей, / Чернокнижник и злодей; / Что он с бесом хлеб-соль водит, / В церковь божию не ходит, / Католицкой держит крест / И постами мясо есть (Ершов). Детей им Бог не дал. Пыталась она и ворожить, и заговариваться, и пить всякую дрянь, и к Троице-Сергию ходила пешком, и Титову сестру посылала в Киево-Печерскую лавру, откуда она ей принесла колечко с раки Варвары-мученицы, но детей всё не было (Герцен). Чародейкою Зимою / Околдован, лес стоит - / И под снежной бахромою, / Неподвижною, немою, / Чудной жизнью он блестит. / И стоит он, околдован, - / Не мертвец и не живой - / Сном волшебным очарован, / Весь опутан, весь окован / Лёгкой цепью пуховой... (Тютчев). Лачуга, построенная давным-давно отставным солдатом, переходила несколько раз от одного хозяина к другому, пока, наконец, лет десять назад не сделалась собственностью одной старухи, черневской уроженки; она занималась знахарством и жила совершенно одиноко. Грачиха (так звали её) пользовалась большою известностью по всему околотку; её знали вёрст на двадцать в окружности <...> Кроме знахарского дела, которым занималась она успешно - потому что никто лучше её не мог заговорить от пострела, никто так скоро не возвращал здоровье корове, переставшей доиться, ничьё спрыскиванье не исцеляло так верно от тоски наносной, потрясихи, ушибихи и других недугов - кроме всего этого, Грачиха чуть ли ещё не успешнее занималась ворожбой и колдовством. Не было почти случая, чтоб обокраденный человек не находил пропавшей вещи, если только прибегал вовремя к Грачихе (Григорович). ...Нервы натянулись, как струны. Недаром он сказал, что сам себя не узнаёт... Он действительно был околдован. Всё существо его было полно одним... одним помыслом, одним желаньем (Тургенев). Вернувшись в Россию, Ладанов не только из дома, из кабинета своего не выходил, занимался химией, анатомией, каббалистикой, хотел продлить жизнь человеческую, воображал, что можно вступать в сношения с духами, вызывать умерших... Соседи считали его за колдуна (Тургенев). Матери келейницы распускали про Егориху славу нехорошую - она-де с нечистой силой знается, решилась-де креста и молитвы и душу свою самому сатане предала. От кобей и волхвований Егорихи честные старицы святыми молитвами скит ограждали, а белицам строго-настрого наказывали не то что говорить с нею, не глядеть даже на кудесницу, угрожая за ослушание помстою от господа... (Мельников-Печерский). И мало ль чего не судачили по скитам про елфимовскую знахарку... И молоко-то она из чужих коров выдаивает, и спорынью-то из хлеба выкатывает, и грозы-то и бури нагоняет, и град-от и молость (молостьем за Волгой зовут ненастье, слякоть, мокрую и ветреную погоду) напускает, и на людей-то порчу посылает... <...> Что стоит такой ведьме над человеком пагубу стрясти, - толковали келейницы, - коли месяц с неба красть умеет, а солнышко круторогим месяцем ставить (Мельников-Печерский). [Иоанн] А кто вас научил / Кудесничать и звёзды толковать? (А. К. Толстой). Передонов не сразу признал Вершину. В её фигуре пригрезилось ему что-то зловещее, - чёрная колдунья стояла, распускала чарующий дым, ворожила. Он плюнул, зачурался (Ф. Сологуб). Я сжечь её хотел, колдунью злую, / Но у неё нашлись проклятые слова, - / Я увидал её опять живую, / Вся в пламени и в искрах голова. / И говорит она: «Я не сгорела, - / Восстановил огонь мою красу. / Огнём упитанное тело / Я от костра к волшебству унесу...» (Ф. Сологуб). Почти ежедневно спорил я с Олесей, стараясь разубедить её в мнимом проклятии, тяготеющем над её родом вместе с обладанием чародейными силами (Куприн). - Вы не чули, что вчерашний град наробил? У половины села жито, как ногами, потоптано. <...> наслала-таки шкоду ведьмака чёртова... чтоб ей сгинуть! (Куприн). Братья, пользуясь всеобщим раздражением против Леонардо, подливали масла в огонь, обвиняли его в безбожии, <...> в колдовстве, в кощунстве над христианскими могилами (Мережковский). Всё больше охватывала душу эта колдовская тишина (Вересаев). Заколдован невидимкой, / Дремлет лес под сказку сна. / Словно белою косынкой / Повязалася сосна (Есенин). Оставалось одно средство - приворот, ворожба. По совету матери, Анна Ивановна однажды, вставши с постели от спящего крепко Петра, зашила ему в край камзола тряпочку маленькую со своей кровью... Он уехал в Воронеж, камзол оставил в Преображенском, с тех пор ни разу не надевал. Старая Монсиха приваживала в задние комнаты баб-ворожей. Но открыться им - на кого ворожить - боялись и мать и дочь. За колдовство князь-кесарь Ромодановский вздёргивал на дыбу (А. Н. Толстой). Колдовал я, волховал я, / Бога Вакха вызывал я / На распутия дорог, / В час заклятый, час Гекаты, / В поддень, чарами зачатый: / Был невидим близкий бог (Вяч. Иванов). Ведьма, сев на треугольник, / Превращается в дымок. / С лешачихами покойник / Стройно пляшет кекуок. / Вслед за ними бледным хором / Ловят Муху колдуны, / И стоит над косогором / Неподвижный лик луны (Заболоцкий). Очарована, околдована, / С ветром в поле когда-то обвенчана, / Вся ты словно в оковы закована, / Драгоценная ты моя женщина! (М. Звездинский).

VII. Необходимость. Доvлжность. Возможность. Желаемость. Колдовством можно считать (некоторые считают) умение знахаря - народного целителя. Ведьма может приворожить, присушить парня к девчонке.

s И во всяких поступках живи по-христиански, ворожей к себе никаковых не призывай, и сам не касайся вороженья, ни бобами не разводи (Посошков). По счастию из провожатых / Один со мною был Цыган <...> / Колдун, волшебник и буян; / Умел он разводить бобами, / Переворачивал волками / На свадьбах чисто всех гостей, / Нашёптывал для порчи воду / И навораживал погоду; / Был чернокнижник, чародей (Осипов). «Мне была знакома сводня / (Где она? и чем сегодня? / Верно тем же, чем была). / Баба ведьмою слыла, / Всем недугам пособляла, / Немощь членов исцеляла. / Вот её бы разыскать; / Ведьма дело всё поправит: / А что надо - то и вставит». / - Так за ней сейчас послать! - / Восклицает царь Никита, / Брови сдвинувши сердито: / - Тотчас ведьму отыскать! / Если ж нас она обманет, / Чего надо не достанет, / На бобах нас проведёт, / Или с умыслом солжёт, - / Будь не царь я, а бездельник, / Если в чистый понедельник / Сжечь колдунью не велю: / И тем небо умолю (Пушкин). Скажи мне, кудесник, любимец богов, / Что сбудется в жизни со мною? / И скоро ль, на радость соседей-врагов, / Могильной засыплюсь землёю? / Открой мне всю правду, не бойся меня: / В награду любого возьмёшь ты коня (Пушкин). - Если вы желаете иметь сведения о тогдашних ведьмах, - продолжал Двойник, - то можете оные почерпнуть также из творений древних авторов (А. Погорельский). - А я знаю, почему пропал он: оттого, что побоялся. А если бы не боялся, то бы ведьма ничего не могла с ним сделать. Нужно только, перекрестившись, плюнуть на самый хвост ей, то и ничего не будет. Я знаю уже всё это. Ведь у нас в Киеве все бабы, которые сидят на базаре, - все ведьмы (Гоголь). - А что, дядько, - сказал молодой овчар с пуговицами, - можно ли узнать по каким-нибудь приметам ведьму? - Нельзя, - отвечал Дорош. - Никак не узнаешь; хоть все псалтыри перечитай, то не узнаешь. - Можно, можно, Дорош. Не говори этого, - произнёс прежний утешитель. - Уже Бог недаром дал всякому особый обычай. Люди, знающие науку, говорят, что у ведьмы есть маленький хвостик. - Когда стара баба, то и ведьма, - сказал хладнокровно седой козак (Гоголь). «Долго ль, в самом деле, - думает Таня, - такому чудеснику, такому чаровнику заворожить сердце бедной девушки, лишить меня покоя, наслать на сердце тоску лютую, неизбывную» (Мельников-Печерский). - Это вот вы, Ардальон Борисыч, всякие волшебные слова знаете и произносите, а я никогда не изволил магией заниматься. Я вам ни водки, ни чего другого не согласен наговаривать, а это, может быть, вы от меня моих невест отколдовываете (Ф. Сологуб). - Я буду спать, а ты колдовать на картах станешь. Подавай сюда карты, а то околдуешь меня. Он отнял карты и спрятал себе под подушку. Варвара ухмылялась и говорила: - Петрушку валяешь. Я и колдовать-то не умею, очень мне надо. Его досадовало и страшило, что она ухмыляется: значит, думал он, она и без карт может. Вот под кроватью кот жмётся и сверкает зелёными глазами, - на его шерсти можно колдовать, гладя кота впотьмах, чтобы сыпались искры (Ф. Сологуб). - Точно кота Ваську угова'ивают, - шутя сказал Денисов. - Целый вечер вам буду петь, - сказала Наташа. - Волшебница, всё со мной сделает! - сказал Денисов и отстегнул саблю (Л. Толстой). Денисов с блестящими глазами и взъерошенными волосами сидел, откинув ножку назад, у клавикорд и, хлопая по ним своими коротенькими пальцами, брал аккорды и, закатывая глаза, своим маленьким, хриплым, но верным голосом пел сочинённое им стихотворение «Волшебница», к которому он пытался найти музыку. Волшебница, скажи, какая сила / Влечёт меня к покинутым струнам, / Какой огонь ты в сердце заронила, / Какой восторг разлился по перстам! (Л. Толстой). Он был в волшебном царстве, в котором ничего не было похожего на действительность. Большое чёрное пятно, может быть, точно была караулка, а может быть, была пещера, которая вела в самую глубь земли. Красное пятно, может быть, был огонь, а может быть - глаз огромного чудовища. Может быть, он точно сидит теперь на фуре, а очень может быть, что он сидит не на фуре, а на страшно высокой башне, с которой ежели упасть, то лететь бы до земли целый день, целый месяц - всё лететь и никогда не долетишь. Может быть, что под фурой сидит просто казак Лихачёв, а очень может быть, что это - самый добрый, храбрый, самый чудесный, самый превосходный человек на свете, которого никто не знает. Может быть, это точно проходил гусар за водой и пошёл в лощину, а может быть, он только что исчез из виду и совсем исчез, и его не было. Что бы ни увидал теперь Петя, ничто бы не удивило его. Он был в волшебном царстве, в котором всё было возможно (Л. Толстой). ... Теперь она стала стара и уж не может делать того, что делала раньше. - Что же она умела делать? - полюбопытствовал я. - Разное. Лечить умела, от зубов пользовала, руду заговаривала, отчитывала, если кого бешеная собака укусит или змея, клады указывала... да всего и не перечислишь. - Знаешь что, Олеся?.. Ты меня извини, а я ведь этому всему не верю. Ну, будь со мною откровенна, я тебя никому не выдам: ведь всё это - одно притворство, чтобы только людей морочить? Она равнодушно пожала плечами. - Думайте, как хотите. Конечно, бабу деревенскую обморочить ничего не стоит, но вас бы я не стала обманывать. - Значит, ты твёрдо веришь колдовству? - Да как же мне не верить? Ведь у нас в роду чары... Я и сама многое умею (Куприн). То луга ли, скажи, облака ли, вода ль / Околдована жёлтой луною: / Серебристая гладь, серебристая даль / Надо мной, предо мною, за мною... / Ни о чём не жалеть... Ничего не желать... / Только б маска колдуньи светилась / Да клубком её сказка катилась / В серебристую даль, на сребристую гладь (Анненский). Общими для славян являются представления о трудной смерти в[едьмы], которая не может умереть до тех пор, пока не освободится от своей второй, демонической души, т. е. пока не передаст кому-нибудь из людей свою колдовскую силу (Славянская мифология. Энц. словарь). Колдун мог получить «знание» по наследству от умирающего колдуна или ведьмы, которые перед смертью передают свою власть над подчинённой им нечистой силой другому лицу, чаще всего родственнику. Колдун может насылать болезни и вызывать смерть людей, прибегая к порче. Колдун может насылать на людей бесов; превращать людей в животных на время или на всю жизнь; мучить и душить спящих людей. Колдун может испортить свадьбу, остановив свадебный поезд, наслав на молодую бесплодие, лишив молодого мужской силы, обернув свадьбу волками, поссорив жениха и невесту. Колдун умеет вызывать любовь между женщиной и мужчиной или ненависть между мужем и женой. Колдун портит скот и отнимает у коров молоко. Для этого он подкладывает порчу в хлев или закапывает её в навоз, выдаивает молоко, воткнув колышек в стену <...> Колдун может повелевать всеми животными и насекомыми, особенно змeями <...> Колдун имеет власть над атмосферными явлениями: он насылает и отгоняет градовые тучи, ливни, вызывает солнечные и лунные затмения, ветры и вихри, засуху. Колдун может творить и добро: лечить людей и животных, переводить порчу или болезни с людей на животных; ворожить, гадать, предсказывать будущее, находить пропажи (Славянская мифология. Энц. словарь).

Ворожить и гадать мастерица, / Ты, цыганка, на то создана. / Ты неведомых духов царица, / Тебе власть прорицанья дана. / Так разгони мою грусть, мою скуку, / От бессонных ночей излечи, / Кучу золота дам тебе в руку, / Лишь один наговор нашепчи. / Нашепчи, чтобы сердце не ныло, / Чтоб бессонных ночей мне не знать, / Чтобы девица вновь полюбила, / Не заставила долго страдать (из песни). Солдат выслушал, слова не проронил; а колдун всё хвалится: «Я, - говорит, - что захочу, то и сделаю!» - «Будто с тобой и сладить нельзя?» - «Как нельзя? Вот если б кто набрал костёр осиновых дров во сто возов да сжёг меня на этом костре, так, может, и сладил бы со мною! Только жечь меня надо умеючи» (из русской народной сказки).

VIII. Каково. Колдовству учатся, это не просто. Передать ведьминское умение сложно, это может не всякая ведьмачка.

s «Тут не без колдовства, - говаривали соседи про Луповицких, - отец был фармазоном, за то на старости лет и в монастырь попал грехи замаливать. А что фармазонство, что чернокнижье - одно и то же. Пошло от колдуна Брюса и досель не переводится, проклятое. Сынки по стопам родителя пошли, яблочко недалеко от яблони падает, такие же фармазоны. С бесами знаются. Чему ж тут дивиться, что им удаётся всё? Сатана на послугах - а такого работника не всякий наймёт... Зато каково-то будет им, как на том свете очутятся в лапах у теперешних работников! Другую песню запоют!» (Мельников-Печерский).

IX. Как. Ворожить на воде, на корешках, на приворотном зелье, на бобах. Колдовскими чарами навести (или снять) порчу. Ворожбой снять дурной глаз с кого-н. Всё кругом изменилось как по волшебству. «Волшебно озарился сад, / Затейливо, разнообразно» (Лермонтов). «Колдовски бормочет родниковая струя» (Шолохов).

s [Чацкий] <...> Что это? слышал ли моими я ушами! / Не смех, а явно злость. Какими чудесами? / Через какое колдовство / Нелепость обо мне все в голос повторяют! (Грибоедов). Тут через трубу одной хаты клубами повалился дым и пошёл тучею по небу, и вместе с дымом поднялась ведьма верхом на метле (Гоголь). ... Религиозным чувством я этого не назову, это был тот страх, который наводит всё непонятное, таинственное, особенно когда ему придают серьёзную торжественность; так действует ворожба, заговаривание (Герцен). Волшебными подводными островами тихо наплывают и тихо проходят белые круглые облака... (Тургенев). Князь не хотел ничем пренебрегать, чтоб упрочить за собою победу, и решился обратиться к знакомому мельнику, взять у него какого-нибудь зелья и сделать чрез колдовство удары свои неотразимыми (А. К. Толстой). ...В Бородине и по обеим сторонам его <...> стоял тот туман, который тает, расплывается и просвечивает при выходе яркого солнца и волшебно окрашивает и очерчивает всё виднеющееся сквозь него (Л. Толстой). Чем долее Левин косил, тем чаще и чаще он чувствовал минуты забытья, при котором уже не руки махали косой, а сама коса двигала за собой всё сознающее себя, полное жизни тело, и, как бы по волшебству, без мысли о ней, работа правильная и отчётливая делалась сама собой (Л. Толстой). Разорван полог туч. Каким-то волшебством / Природа красками мгновенно расцветилась (Надсон). Ах, иначе в былые года / Колдовала земля с небесами, / Дива дивные зрелись тогда, / Чуда чудные деялись сами... (Гумилёв).

X. Сколько. Сборище ведьм (шабаш).

s Я каждый день, восстав от сна, / Благодарю сердечно Бога / За то, что в наши времена / Волшебников не так уж много (Пушкин). «Батюшки мои!» - ахнул дед, разглядевши хорошенько: что за чудища! рожи на роже, как говорится, не видно. Ведьм такая гибель, как случается иногда на Рождество выпадет снегу: разряжены, размазаны, словно панночки на ярмарке (Гоголь). Но не перечесть всех чудес черневской колдуньи; достаточно, кажется, приведённого случая, чтоб убедиться, что Грачиха, точно, находилась в таинственных сношениях с «лихим человеком» (Григорович).

XI. Насколько. «Береженье лучше вороженья» (Даль).

s В страхе и в досаде понесла она шляпу знахарке. Та осмотрела шляпу, таинственно и сурово пошептала над нею, поплевала на все четыре стороны и сказала Ершовой: - Они тебе напакостили, а ты им отпакости. Сильный колдун ворожил, да я хитрее: я напротив его тебе так выворожу, что его самого скорёжит (Ф. Сологуб). Ничем не смоешь подписи косой / судьбы на человеческой ладони, / ни грубыми трудами, ни росой / всех аравийских благовоний. / Ничем не смоешь взгляда моего, / тобой допущенного на мгновенье. / Не знаешь ты, как страшно волшебство /бесплотного прикосновенья (Набоков).

XII. Который (среди подобного). Уверяют, что в этой деревне чуть ли не каждая вторая старуха - колдунья.

s Страшно ей было оставаться сперва одной в хате, да после свыклась бедняжка с своим горем. Но прежней Пидорки уже узнать нельзя было. Ни румянца, ни усмешки: изныла, исчахла, выплакались ясные очи. Раз кто-то уже, видно, сжалился над ней, посоветовал идти к колдунье, жившей в Медвежьем овраге, про которую ходила слава, что умеет лечить все на свете болезни (Гоголь). Тогда наш старик..., зная всякое слово и от чего какое слово годится, и всякое зелье и снадобье, нашёптывал под печью (Даль). Нагая ведьма, та самая Гелла, что так смущала почтенного буфетчика Варьете, и, увы, та самая, которую, к великому счастью, вспугнул петух в ночь знаменитого сеанса, сидела на коврике на полу у кровати, помешивая в кастрюле что-то, от чего валил серный пар (Булгаков).

XIII. Где. Ведьмовский (ведьминский) шабаш на Лысой горе. В деревне эту старуху считали колдуньей. «Шотландский чародей» (А. С. Пушкин о В. Скотте). Под лунным светом колдовски сверкают снега.

s Говорили, что в этом дремучем лесу издавна жил и царствовал один злой волшебник или чародей, кум и друг адского Вельзевула (Карамзин). Земля славная! и урожай всегда бывал на диво; но на заколдованном месте никогда не было ничего доброго. Засеют как следует, а взойдёт такое, что и разобрать нельзя: арбуз не арбуз, тыква не тыква, огурец не огурец... чёрт знает что такое! (Гоголь). В глубоком подвале у пана Данила, за тремя замками, сидит колдун, закованный в железные цепи; а подале над Днепром горит бесовский его замок, и алые, как кровь, волны хлебещут и толпятся вокруг старинных стен (Гоголь). Что за чудеса? Лежу я в тарантасе по-прежнему, а вокруг тарантаса - и на пол-аршина, не более, от его края - водная гладь, освещённая луною, дробится и дрожит мелкой, чёткой рябью <...> И всё так неподвижно, так бесшумно - словно в заколдованном царстве, во сне, в сказочном сне... Что за притча? (Тургенев). [Царь] <...> В глубоких подземельях, / В глухих норах, в лесах непроходимых / Чаровники и вещуны гнездятся, / Несутся к нам их чары, злые порчи (Островский). «Ведьма живёт в каких-нибудь десяти верстах от моего дома... настоящая, живая, полесская ведьма!» Эта мысль сразу заинтересовала и взволновала меня (Куприн). ... Ведуны с ворожеями / Чаруют злаки на полях (Блок).

XIV. Куда. Ведьмы слетелись на свой шабаш. В могилу колдуна вбивали осиновый кол. Сказки уводят слушателя в волшебную, колдовскую страну, в край чудес.

s - Нет, голубчик... Может быть, вам и не понравится, что я скажу, а только у нас в роду никто не венчался: и мать и бабка без этого прожили... Нам в церковь и заходить-то нельзя... - Всё из-за колдовства вашего? - Да, из-за нашего колдовства, - со спокойной серьёзностью ответила Олеся. - Как же я посмею в церковь показаться, если уже от самого рождения моя душа продана... ему... (Куприн). Ещё один широко распространённый мотив, характерный для рассказов о ведьме, - это её полёты на шабаш: в ночь перед днём Ивана Купалы она мажется колдовским зельем, вылетает через дымоход со словами: «Выезжаю, выезжаю, ни за что не задеваю» и летит верхом на метле (хлебной лопате, кочерге, вилах, в ступе, в решете, на сороке или на животных) к месту общего сбора - на «ведьминскую» гору, «Лысую гору» либо на высокое дерево (дуб, сосну, тополь, берёзу). Там ведьмы веселятся, пируют, танцуют вместе с чертями, дерутся между собой и т. п. (Славянская мифология. Энц. словарь).

XV. От - До (в пространстве). Из дальних мест явился чародей, напророчил страшное будущее. До деревни дошли слухи о зарытых в заколдованном месте колдовских кладах.

s С дружиной своей, в цареградской броне, / Князь по полю едет на верном коне. / Из тёмного леса навстречу ему / Идёт вдохновенный кудесник, / Покорный Перуну старик одному, / Заветов грядущего вестник (Пушкин).

XVI. Когда. Волшебство, колдовство известны очень давно. Вчерашняя недобрая гостья своим кошачьим взглядом сглазила ребёнка. Ночью волшебным светом светит луна. Белыми ночами колдовски манят к себе прозрачные сумерки.

s Татьяна, по совету няни / Сбираясь ночью ворожить, / Тихонько приказала в бане / На два прибора стол накрыть; / Но стало страшно вдруг Татьяне... (Пушкин). Только станет в поле примеркать, чтобы ты был уже наготове. В лесу живут цыганы и выходят из нор своих ковать железо в такую ночь, в какую одни ведьмы ездят на кочергах своих (Гоголь). - Э, нет, бабка Мануйлиха, даром не дам, - поддразнил я её, пряча монету. - Ну-ка, погадай мне. Коричневое сморщенное лицо колдуньи собралось в недовольную гримасу. Она, по-видимому, колебалась и нерешительно глядела на мой кулак, где были зажаты деньги. Но жадность взяла верх. - Ну, ну, пойдём, что ли, пойдём, - прошамкала она, с трудом подымаясь с полу. - Никому я не ворожу теперь, касатик. Забыла... Стара стала, глаза не видят. Только для тебя разве (Куприн). Она колдует тихой ночью / У потемневшего окна / И страстно хочет, чтоб воочью / Ей тайна сделалась видна. / Как бред, мольба её бессвязна, / Но мысль упорна и горда. / Она не ведает соблазна / И не отступит никогда. <...> На мёртвой площади, где серо / И сонно падает роса, / Живёт неслыханная вера / В её ночные чудеса (Гумилёв). Особенно опасными становились ведьмы в большие годовые праздники (в Юрьев день, на Ивана Купалу, на Рождество), а также в периоды полнолуния или новолуния, в грозовые ночи. Нападая в такие дни на людей и домашний скот, ведьма оборачивалась жабой, котом, собакой, свиньёй и другим животным; могла превратиться в колесо, решето, стог сена либо стать невидимой (Славянская мифология. Энц. словарь).

XVII. От - До (во времени). Ворожба, колдовство повелись со времён язычества. До сих пор многие люди верят в колдунов, ходят к ворожеям, гадалкам.

s Там, повествовало суеверное предание, более века тому назад убит был молниею колдун, когда он с помощию ада вынимал заговорённый клад. Без веры изжил он век, без раскаянья сгиб, без молитвы погребли его, но земля с ужасом приняла в свои недра неотпетого грешника; с тех пор адские духи стали слетаться над могилой их любимца. Каждую полночь, по словам удалых охотников, слышны там плеск крыл, хохот и свисты. Синие огоньки летают по воздуху, мелькают ужасные привидения, и волшебник с кровавыми устами бродит кругом и манит заблудшего путника (Бестужев-Марлинский). Давно ль, бабушка, стала ворожить? А как нечего стало на зуб положить (Даль).

XVIII. Зачем. Ворожеи, ведуньи нередко имели целью запугать человека. Любовная магия часто направлена на то, чтобы приворожить того, кто избран, желаем. Охота на ведьм (преследование инакомыслящих).

s Много грехов взял я на душу на службе твоей, одного греха не взял: колдовства не взял на душу! Иван Васильевич продолжал усмехаться, но при последних словах выражение его изменилось. - Колдовства? - спросил он с удивлением, готовым обратиться в гнев, - да кто ж здесь колдует? - А хоть бы твой Вяземский! - отвечал Басманов, не опуская очей перед царским взором. - Да, - продолжал он, не смущаясь грозным выражением Иоанна, - тебе, видно, одному неведомо, что когда он бывает на Москве, то по ночам ездит в лес, на мельницу, колдовать; а зачем ему колдовать, коли не для того, чтоб извести твою царскую милость? (А. К. Толстой). Не забыть, как пришёл он со мною проститься. / Я не плакала: это судьба. / Ворожу, чтоб царевичу ночью присниться, / Но бессильна моя ворожба (Ахматова). Эх, девчата! Чтоб во всём удача, / Чтоб была нетленною краса, / Пусть меня волшебником назначат, / И тогда наступят чудеса (Асадов).

XIX. Почему. Почему так укоренилась вера в знахарок, в ведьм, в колдовство, в сглаз? Суеверные люди верят в колдовство потому, что ищут для себя объяснения непонятному для них, необъяснимому.

s Оной слуга знал различные фокусы и для того почитали его колдуном (Чулков). Магия совсем брошена, зане вся в гаданиях и ворожбах обманных и неосновательных состояла (Татищев). С этого сглазу, барин, он бродил целый день вкруг да около, и когда воротился домой, едва языка допыталися: мычит по-звериному, да и только! (Бестужев-Марлинский). Добрая старушка! для чего нет у тебя отговоров от любви-чародейки? Ты бы вылечила ими свою барышню от кручины, от горести, от истомы сердечной (Бестужев-Марлинский). - Расскажите мне лучше, отчего так часто встречаются между умными и образованными людьми такие, кои верят гаданию, волшебству и колдовству? - От того, любезный Антоний, что - как справедливо говорится пословица - на каждого мудреца довольно простоты (А. Погорельский). А ведьма между тем поднялась так высоко, что одним только чёрным пятнышком мелькала вверху. Но где ни показывалось пятнышко, там звёзды, одна за другою, пропадали на небе. Скоро ведьма набрала их полный рукав (Гоголь). Ведьма топнула ногою: синее пламя выхватилось из земли; середина её вся осветилась и стала как будто из хрусталя вылита; и всё, что ни было под землёю, сделалось видимо как на ладони. Червонцы, дорогие камни, в сундуках, в котлах, грудами были навалены под тем самым местом, где они стояли (Гоголь). [Мария Годунова] Недавно привезли сюда / Волхвов и ворожей, которых царь / Собрать велел, чтобы они ему / Поведали, зачем она [комета] явилась (А. К. Толстой). «Чудён! - сказали странники. - / Однако знать желательно - / Каким же колдовством / Мужик над всей округою / Такую силу взял?» «Не колдовством, а правдою» (Некрасов). И так как человек оставаться без чуда не в силах, то насоздаст себе новых чудес, уже собственных, и поклонится уже знахарскому чуду, бабьему колдовству, хотя бы он сто раз был бунтовщиком, еретиком и безбожником (Достоевский). Опять же тётке Егорихе в обитель и ходу нет: увидят матери, кочергами да ухватами из скита её вытурят... Разве самой тихими стопами, по тайности, сходить в Елфимово да попросить тётку Егориху порчу заглазно снять, да страшно и подумать к ней в келью войти... И подступить близко к ведьмину жилью страшно - неравно наступишь на какую-нибудь нашёптанную щепку, либо перешагнёшь через заговорённую ямку, не то сухой листочек либо соломинку ветром свеет с колдуньиной кровли - как раз злая притка накатит на тебя (Мельников-Печерский). Тут они и пустили про меня дурную славу, что будто я чародей и не своею силою в твари толк знаю (Лесков). Дрон вдруг упал в ноги. - Яков Алпатыч, уволь! Возьми от меня ключи, уволь ради Христа. - Оставь! - сказал Алпатыч строго. - Под тобой насквозь на три аршина вижу, - повторил он, зная, что его мастерство ходить за пчёлами, знание того, когда сеять овёс, и то, что он двадцать лет умел угодить старому князю, давно приобрели ему славу колдуна и что способность видеть на три аршина под человеком приписывается колдунам (Л. Толстой). - Как ты думаешь, Ярмола, откуда это сегодня такой ветер? <...> - это я вам скажу: чи ведьмака народилась, чи ведьмак веселье справляет. - Ведьмака - это колдунья по-вашему? - А так, так... колдунья (Куприн). - Была у нас лет пять тому назад такая ведьма... Только её хлопцы с села прогнали! - Куда же они её прогнали? - Куда!.. Известно, в лес... Куда же ещё? И хату её сломали, чтобы от того проклятого кубла и щепок не осталось... А саму её вывели за вышницы и по шее. - За что же так с ней обошлись? - Вреда от неё много было, ссорилась со всеми, зелье под хаты подливала, закрутки вязала в жите... Один раз просила она у нашей молодицы злот (пятнадцать копеек). Та ей говорит: «Нет у меня злота, отстань». - «Ну, добре, говорит, будешь ты помнить, как мне злотого не дала...» И что же вы думаете, панычу: с тех самых пор стало у молодицы дитя болеть. Болело, болело, да и совсем умерло. Вот тогда хлопцы ведьмаку и прогнали, пусть ей очи повылазят... (Куприн). Пусть река - не ожившая чья-то лента, / И в чащобах не прячутся колдуны. / Только людям нужны красивые сны, / И Добрыни с Алёнушками нужны... (Асадов).

 
Свидетельство о регистрации в средствах массовой информации: Эл № ФС 77-20427 от 3.03.2005
Дизайн и разработка сайта МЦДИ «Бинек»