ХМЕЛЬ


 

хмель
аи, алкаш, алкоголь, бордо, брага, бражник, бражничество, венгерская, вино, винокурение, винокурня, винопийство, виночерпий, винцо, водка, водочка, выпивка, выпивоха, грог, ерофеич, забулдыга, запой, зубровка, кахетинское, коньяк, кориандровая, лафит, ликёр, мёд, наливка, настойка, опьянение, охотничья, перепой, пивная, пиво, пивовар, пивцо, питие, питьё, подпитие, полпива, попойка, портвейн, похмелка, похмелье, похмелюга, пропой (на пропой), пропойство, пропойца, пуи, пунш, пьющий (сущ.), пьяница, пьянка, пьянство, пьянчуга, пьянчужка, пьянь, самогон, самогонка, самогонщик, самогонщица, сивуха, спирт, спиртное, фряжское, херес, хмельное (сущ.), цимлянское, шампанское, ярыга, ярыжка
алкогольный, бражничать, винный, вполпьяна, выпивать, выпить, дербануть, допьяна, запить, запойный, запьянцовский, захмелеть, зашибать, испивать, навеселе, нагрузиться, надраться, нажраться, назюзиться, наклюкаться, нализаться, налимониться, налиться, налопаться, напиваться, напиться, нарезаться, нарезываться, насосаться, насуслиться, натенькаться, натянуться, нахлестаться, опохмелиться, опохмеляться, опьянеть, охмелеть, перепить, пивной, пивоваренный, питейный, пить, под градусом, под хмельком, подвыпить, подпоить, поить, попивать, похмельный, похмеляться, пропивать, пропить, пропиться, пьяненький, пьянеть, пьянить, пьяно, пьянствовать, пьяный, распивать, распивочно, распить, самогонный, спиртной, спиться, споить, тяпнуть, упиваться, употреблять, хватить, хлопнуть, хмелеть, хмельно, хмельной

 

 

I. Быть. Хмель гуляет в голове. Кругом сплошное пьянство. Народ разный: есть пьющие, есть и непьющие. Хмель прошёл, соскочил от страха. Хмель как рукой сняло. У староверов нет пьянства, бражничества: они в рот хмельного не берут. Хорошо, тепло, пьяных нет и мухи не кусаются (шутка). Есть и водка, и вино, и пиво, бывали и брага, и мёд, разные наливки. «Коли выйдет- будет пиво; а не выйдет - квас» (Даль).

s Близких соседей около меня не было, кроме двух или трёх горьких, коих беседа состояла большего частию в икоте и воздыханиях (Пушкин). ... Произнёс следующую краткую и выразительную речь: «Смотрите ж вы у меня, не очень умничайте; вы, я знаю, народ избалованный, да я выбью дурь из ваших голов, небось, скорее вчерашнего хмеля». Хмеля ни в одной голове уже не было. Горюхинцы, как громом поражённые, повесили носы и с ужасом разошлись по домам (Пушкин). Вся Сечь отрезвилась, и нигде нельзя было сыскать ни одного пьяного, как будто бы их не было никогда между козаками... (Гоголь). Свидригайлов был, однако, не очень много хмелён; в голову только на мгновение ударило, хмель же отходил с каждою минутой (Достоевский). Пошло у них это бражничанье да хлебосольство, словно кабак какой у нас в доме завёлся (Салт.-Щедрин). Водки в обозе, конечно, не оказалось, и пришлось ехать до первой деревни, где был кабак. Измученный жестоким похмельем, Спирька выпил всю бутылку дрянной кабацкой водки чуть не залпом, прямо из горлышка (Мамин-Сибиряк). Но утро было свежее, на таком воздухе, среди моря, под утренним небом, хмель скоро улетучивается и скоро возвращается беззаботность к человеку ... (Бунин). Вы ушли, / как говорится, / в мир иной. / Пустота... / Летите, / в звёзды врезываясь. / Ни тебе аванса, / ни пивной. / Трезвость (Маяковский). ... Фомин захаживал и на квартиры к знакомым казакам-эскадронцам, когда ему сообщали, что есть самогон и предстоит выпивка (Шолохов).

      II.      Кто. Что.

      А. Хмель - состояние того, кто выпил хмельного; состояние опьянения; также вообще возбуждённое состояние, похожее на опьянение, состояние самозабвения, нервного возбуждения. «Хмель - состоянье опьянелого» (Даль).

      Б. Пьянство - постоянное и неумеренное употребление спиртного. «Пьянство - винопийство, пропойство, неумеренное питие вина, хмельных напитков» (Даль).

Похмелье - болезненное состояние после выпивки, обильно выпитого вина (обычно на другой день), вообще болезненное, угнетённое состояние после чего-н. возбуждающего, пьянящего. «Похмелье - состоянье человека, после хмелю, по отрезвлении от пьянства; дурнота, головная боль и новый позыв на хмельное; питьё после пьянства, продолженье его» (Даль).

Хмельное - опьяняющий алкогольный напиток.

Алкоголь - спиртные напитки, вино.

Водка - алкогольный напиток, смесь очищенного спирта с водой.

Вино - алкогольный напиток (обычно виноградный); также в обыденной речи: водка. «Вино хлебное, водка, горячее вино, зелено-вино, перегоняемое в кубе из заквашенного хлебного затора, и при безводной чистоте своей называемое алкоголем, извинью, спиртом» (Даль).

Брага - хмельной напиток из ржи (овса, ячменя, проса) с солодом и хмелем, род домашнего пива. «Брага - домашнее, крестьянское, корчажное пиво; хлебный напиток, иногда более похожий на квас» (Даль).

Мёд - старинный лёгкий хмельной напиток. «Мёд - напиток из мёду с водою, хмелю и пряностей» (Даль).

«Пьющий - кто пьёт хмельное, вино, водку, упивается» (Даль).

Пьянь - пьющие, постоянно пьяные люди, пропойцы.

Пропойца - пьяница, спившийся человек. «Пропойца - который всё пропивает» (Даль).

Ярыга - беспутный пьяница. «Ерыга, ерыжка, ярыжник - пьяница, шатун мошенник, беспутный» (Даль).

      Противоп.: Трезвость - состояние того, кто не пьян; воздержание от употребления спиртных напитков.

«Пьянство есть упражнение в безумстве» (афоризм; Пифагор). «Опьянение - не что иное, как добровольное безумье» (афоризм; Сенека). «Водка есть кровь сатаны» (Чехов). «Водка - вещь с самолюбием» (А. Н. Толстой). Вино ремеслу не товарищ (посл.). «Не хмель беда, а похмелье» (Даль). Водка - «продажная дурь» (Даль).

s Вино есть корень величайшего зла, приключает болезни, брани, смятение (Хрущев, перевод: Фенелон. Похождения Телемака). Он привстал, покачнулся, захватил свою посудинку, стаканчик, и подсел к молодому человеку, несколько от него наискось. Он был хмелён, но говорил речисто и бойко, изредка только местами сбиваясь немного и затягивая речь. С какою-то даже жадностию накинулся он на Раскольникова, точно целый месяц тоже ни с кем не говорил. - Милостивый государь, - начал он почти с торжественностию, - бедность не порок, это истина. Знаю я, что и пьянство не добродетель, и это тем паче (Достоевский). Вино - прекрасный реактив: в нём обнаруживается весь человек: кто скот, тот в вине станет совершенной скотиной, а кто человек - тот в вине станет ангелом (Соловьёв). Проклятый алкоголь есть европейская форма опия <...>. Но качества и следствия его - точь-в-точь как опия и гашиша: одурение, расшатанность воли и характера, нищенство, преступление, вырождение, смерть (Розанов).

Вино - обманщик; пить - значит впасть в безумие; кто поддаётся обману - тот не мудр (из Библии).

      III. Каков. Пьяный всегда глуп, противен, бывает буен, страшен. Хорошо винцо: красит шею и лицо, грудь мягчит, а карман легчит (старая посл.). «Хмельной - что прямой: рот нараспашку, язык на плече!» (Даль).

s Знакомый пир их манит вновь - / Хмельна для них славянов кровь: / Но тяжко будет им похмелье; / Но долог будет сон гостей / На тесном, хладном новоселье, / Под злаком северных полей! (Пушкин). К Аи я больше не способен; / Аи любовнице подобен / Блестящей, ветреной, живой, / И своенравной, и пустой... / Но ты, Бордо, подобен другу, / Который, в горе и в беде, / Товарищ завсегда, везде, / Готов нам оказать услугу / Иль тихий разделить досуг. / Да здравствует Бордо, наш друг! (Пушкин). [Гость] Ай да мёд! И в голову, и в ноги так и бьёт - / Жаль, горек: подсластить его б не худо (Пушкин). Обед, хотя наскоро сготовленный, вышел очень хороший, даже обильный; только вино немного, как говорится, подгуляло: почти чёрный херес, купленный Тимофеичем в городе у знакомого купца, отзывался не то медью, не то канифолью ... (Тургенев). Интересно бы понаблюдать, каково будет похмелье, то состояние перегара, когда человек чувствует себя разбитым и виноватым (Чехов. Письмо А. Суворину, 1895 г.). Блевотина войны - октябрьское веселье! / От этого зловонного вина / Как было омерзительно твоё похмелье, / О бедная, о грешная страна! (Гиппиус). Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! / Удивительно вкусно, игристо, остро! (И. Северянин). - <...> Наливай своего дорогого... Я в войну пил тоже какой-то. В Германии. Клопами пахнет. - Да не пахнет он клопами! - воскликнул Егор. - Это клопы коньяком пахнут. Откуда взяли, что он клопами-то пахнет? - Дорогой, может, и не пахнет. А такой... нормальный пахнет (Шукшин).

      IV. Какой. «Хмельные напитки - пьяные, охмеляющие, одуряющие» (Даль). Зелёный змий (о пагубности водки, пьянства). Человек он пьющий (непьющий). Жалкий пьяница. Пьяный собутыльник. Закоренелый пьянчуга (пьянчужка). Запойный пьяница. Пьяный забулдыга. Запьянцовское семейство (все в нём пьют, пьяницы). Пьянь кабацкая (спившиеся пьяницы, пропойцы). Он выпить не дурак: прикладывается к рюмочке. Пришёл домой пьяный, лыка не вяжет. Пьяный друг лезет целоваться. Пьяные речи. Пьяные песни. Пьяные слёзы. Пьяные кутежи. Тяжёлое похмелье. Питейное заведение. Винный погреб (погребок). Пивной бар. Винная монополия (в царской России с 1894 г.). Винный дух (запах). Хлебное вино (прежнее название водки). Водка анисовая, можжевеловая, смородинная, мятная. Вино горькое, сладкое. Вино виноградное, плодово-ягодное. Красное, белое вино. Сухое, полусухое, креплёное вино. Столовое, десертное вино. Драгоценные вина. Коллекционные вина. Светлое, тёмное, чёрное пиво. Крепкое пиво, брага. Ржаная, овсяная, ячневая, просяная брага. Пьяная, хмельная брага. Меды варёные, ставленные (настойки), сычёные (т. е. густо насыщенные), ягодные. «Варёный, бутылочный, питейный, брожёный, кислый мёд» (Даль). «Не жаль молодца ни бита, ни ранена, жаль молодца похмельного» (Даль).

Хмель упоения, страсти, любви. Хмель битвы, боя. Хмельной аромат весеннего леса. Жаркие, хмельные, страстные ночи. Тяжкое похмелье после ссоры, разрыва.

s Упиваясь неприятно / Хмелем светской суеты, / Позабуду, вероятно, / Ваши милые черты (Пушкин). С отрадой, многим незнакомой, / Я вижу полное гумно, / Избу, покрытую соломой, / С резными ставнями окно; / И в праздник, вечером росистым, / Смотреть до полночи готов / На пляску с топаньем и свистом, / Под говор пьяных мужичков (Лермонтов). Весёлость была пьяна, шумна, но при всём том это не был чёрный кабак, где мрачно-искажающим весельем забывается человек; это был тесный круг школьных товарищей (Гоголь). Жизнь в трезвом положении / Куда нехороша! / <...> Сгораешь злобой тайною... / На скудный твой наряд / С насмешкой неслучайною / Все, кажется, глядят (Некрасов. Пьяница). ... Генерал, как и все постоянно хмельные люди, был очень чувствителен, и как все слишком упавшие хмельные люди, не легко переносил воспоминания из счастливого прошлого (Достоевский). Всё это были озорливые, пустомысленные и никуда не пригодные пьянчуги (Салт.-Щедрин). Этот попик - ужасная пьяница, пьёт вино и в приходе не годится (Лесков). Целовальница красотка / Налила сама... / «На-ко пей, во славу Божью, / Дедушка Кузьма...» / «Со свиданьем! Эка водка, / Так и жжёт огнём... (Гиляровский). По вечерам над ресторанами / Горячий воздух дик и глух, / И правит окриками пьяными / Весенний и тлетворный дух (Блок). Я сидел у окна в переполненном зале, / Где-то пели смычки о любви. / Я послал тебе чёрную розу в бокале / Золотого, как небо, Аи (Блок). А рядом у соседних столиков / Лакеи сонные торчат, / И пьяницы с глазами кроликов / «In vino veritas!» кричат (Блок). Ничего, родная! Успокойся. / Это только тягостная бредь. / Не такой уж горький я пропойца, / Чтоб, тебя не видя, умереть (Есенин). Не забудем, однако: в Распутине сидит ещё и пьяный разгульник и похотник. «Чего захочу - чтоб не было мне никакой препоны...» Пьянство его - русское, гомерическое, с плясом диким и с гиком, непременно со скандалом... и с «бабами». Даже из наикультурнейшего русского человека выскакивает, если он пьян, гришкин дебош и скандал (Гиппиус). Познал божественный хмель стихии и потерю личного я в этом хмелю - и удовольствовался своим познанием (Вяч. Иванов). ... К г-же Маро снова стало возвращаться оживление, тот блаженный хмель, который испытывают в пору весеннего расцвета люди, уже пережившие молодость (Бунин). Как мне скрыть вас, стоны звонкие! / В сердце тёмный, душный хмель, / А лучи ложатся тонкие / На несмятую постель (Ахматова). Мне с тобою пьяным весело - / Смысла нет в твоих рассказах (Ахматова). Потоцкий говорил: - Борька трезвый и Борька пьяный настолько разные люди, что они даже не знакомы между собой... (Довлатов).

      V. Чей. Наш пьяница опять весь дом переполошил. Что было - и своё, и женино - всё пропил. Пьяного речь - не беседа (посл.).

s Шум, костёр, и тушёнка из банок, / И «охотничья» водка - на стол (Высоцкий).

      VI. Действие. Состояние. Отнесённость (связанность). «Пить - напиваться, упиваться по привычке, страстно любить хмельные, пьяные напитки, пьянствовать» (Даль). «Быть пьяну - напиться, наклюкаться, насосаться, натянуться, назюзиться, насуслиться, нарезаться, нахлестаться, настегаться, налиться, насыропиться, залить за галстук, за ворот или за ухо; убить муху и пр.» (Даль).

Хмель гуляет, шумит, бродит в голове. Хмель разбирает, одолевает, валит с ног. Хмель свалил молодца. Находиться в состоянии алкогольного опьянения. Не враг бутылке (о том, кто любит выпить). Прикладывается к рюмке, в рюмку заглядывает. Выпил и закусил. Пришёл домой навеселе, под хмельком, под градусом. Пришёл весёлый, видно, что подвыпил. Хлебнул винца. Не то, чтобы пьёт, а выпивает, от стопки не откажется. Мух давит (в старой речи: пьёт, выпивает, пьянствует). Хлестать, хлобыстать водку. Силён мужик: его и хмель не берёт. Парень хороший: не пьёт. С похмелья (накануне крепко выпил). Пьёт с собутыльниками, с дружками, с такими же бражниками, как он сам. Подвыпившая, подгулявшая компания. Спившийся алкаш (забулдыга). Устроили пьянку, всё в доме ходуном ходит, хоть святых вон выноси. Пьяный идёт-шатается, кренделя выписывает. Надрался водки, нализался (наклюкался) наливки. Пришёл пьяным-пьянёхонек (пьянёшенек). Явился в подпитии, сильно выпивши. Пьяный позорится. Всё водку глушишь, совести у тебя нет, водкой глаза залил (шары налил). Вино (пьянство) загубило. Постепенно превратился в настоящего алкоголика, алкаша. Запил: пропил всё до последней рубашки. - Ведь ты обещал! - Я был пьян, ничего не помню. Самогонщица гонит самогон. Кабатчик споил всю деревню. Споила проклятая монополька (кабак, содержащийся в России по Закону о винной монополии 1894 г.). Больше не пью: зарёкся (завязал, слово дал). Я не пил: трезв, как стёклышко, как огурчик. Трезвенник: спиртного (хмельного) в рот не берёт. Курица - и та пьёт (шутка пьяницы). «Ест Федька с водкой редьку, / Ест водка с редькой Федьку» (Крылов. Эпиграмма). Закутим, запьём и ворота запрём (посл.). Пить будем и гулять будем, а смерть придёт - помирать будем (посл.). «Вино вину творит» (Даль; посл.). «Сам себя губит, кто гуляночки (винцо) любит» (Даль). «Не тот пьяница, кто пьёт, а тот, кто опохмеляется» (Даль; посл.). «Пьяного речи, трезвого - мысли» (Даль). «Хмельной не больной: проспится» (Даль). «Пьяница проспится, а дурак никогда» (Даль). «То не мудрено, что пиво сварено, а мудрено, что не выпито!» (Даль). «Было местишко, да отбил хмелишка» (Даль). «Пьяный делает много такого, от чего, протрезвев, краснеет» (афоризм; Сенека). «Пьянство не создаёт пороков, а только выставляет их напоказ» (афоризм; Сенека).

Успех пьянит. Опьянеть, охмелеть от счастья. Опьяняющая мечта.

s Руси есть веселье питье, не можем без того быти (Повесть временных лет. Слова, приписываемые Владимиру Святому). Отец же мой прилежаше пития хмельнова; мати же моя постница и молитвенница бысть ... (Житие протопопа Аввакума). Он сам был бражничать охотник, / Любил частёхонько клюнуть (Осипов). Хлеб силой нашу грудь крепит, / Нам масло члены умягчает, / Вино в печали утешает / И сердце радостью живит (Ломоносов). «Помилуй ты меня, - сказал он с удивленьем, - / Чем любоваться тут? Твой хор / Горланит вздор!» - / «То правда, - отвечал хозяин с умиленьем, - / Они немножечко дерут; / Зато уж в рот хмельного не берут, / И все с прекрасным поведеньем» (Крылов). А ткачиха с поварихой, / С сватьей бабой Бабарихой, / Обобрать его велят; / Допьяна гонца поят ... (Пушкин). День прошёл - царя Салтана / Уложили спать вполпьяна. / Я там был; мёд, пиво пил - / И усы лишь обмочил (Пушкин). Мы не скифы, не люблю, / Други, пьянствовать бесчинно: / Нет, за чашей я пою / Иль беседую невинно (Пушкин). Друзья! досужий час настал; / Всё тихо, всё в покое; / Скорее скатерть и бокал! / Сюда, вино златое! / Шипи, шампанское, в стекле. <...> / Ужели трезвого найдём / За скатертью студента? / На всякой случай изберём / Скорее президента. / В награду пьяным - он нальёт / И пунш и грог душистый, / А вам, спартанцы, поднесёт / Воды в стакане чистой! (Пушкин. Пирующие студенты). [Варлаам] У всякого свой обычай, а у нас с отцом Мисаилом одна заботушка: пьём до донушка, выпьем, поворотим и в донушко поколотим (Пушкин). «Рано, Пётр Андреич, - сказал он мне, качая головою, - рано начинаешь гулять. И в кого ты пошёл? Кажется, ни батюшка, ни дедушка пьяницами не бывали; о матушке и говорить нечего: отроду, кроме квасу, в рот ничего не изволила брать. А кто всему виноват? проклятый мусье. То и дело, бывало, к Антипьевне забежит: "Мадам, же ву при, водкю". Вот тебе и же ву при!» (Пушкин). Как покажусь я на глаза господам? что скажут они, как узнают, что дитя пьёт и играет (Пушкин). Оргия, коей я был невольным свидетелем, продолжалась до глубокой ночи. Наконец хмель начал одолевать собеседников. Пугачёв задремал, сидя на своём месте; товарищи его встали и дали мне знак оставить его (Пушкин). С Богом, в дальнюю дорогу! / Путь найдёшь ты, слава богу, / Светит месяц; ночь ясна; / Чарка выпита до дна (Пушкин). Вдовы Клико или Моэта / Благословенное вино / В бутылке мерзлой для поэта / На стол тотчас принесено. / Оно сверкает Ипокреной; / Оно своей игрой и пеной / (Подобием того-сего) / Меня пленяло: за него / Последний бедный лепт, бывало, / Давал я. Помните ль, друзья? / Его волшебная струя / Рождала глупостей не мало, / А сколько шуток и стихов, / И споров, и весёлых снов! / Но изменяет пеной шумной / Оно желудку моему, / И я Бордо благоразумный / Уж нынче предпочёл ему (Пушкин). Вот и жених - и все за стол. / Звенят, гремят стаканы, / Заздравный ковш кругом пошёл; / Всё шумно, гости пьяны (Пушкин). ... Батюшка дёрнул меня за ухо, потом подбежал к Бопре, разбудил его очень неосторожно и стал осыпать укоризнами. Бопре в смятении хотел было привстать и не мог: несчастный француз был мертво пьян (Пушкин). Денщик был пьян по обыкновению: от него нельзя было добиться никакого толку (Пушкин). Но пролетели дни младые; / Они не смотрят на меня! / Как быть? У яркого камина, / В укромной хижине моей, / Накрою стол, поставлю вина / И соберу моих друзей. / Пускай венок, сплетённый Лелем, / Не обновится никогда, - / Года, увенчанные хмелем, / Ещё прекрасные года (Баратынский). Ну-с, так вот что! Раз Данило / (В праздник, помнится, то было), / Натянувшись зельно пьян, / Затащился в балаган (Ершов). «Хм! Теперь-то я узнал, / Для чего здесь дурень спал!» - / Говорит себе Данило... / Чудо разом хмель посбило... (Ершов). ... Все подвалы отворяют, / Бочки с фряжским выставляют, / И, напившися, народ / Что есть мочушки дерёт: / «Здравствуй, царь наш со царицей! / С распрекрасной Царь-девицей!» (Ершов). Во дворце же пир горой: / Вина льются там рекой; / За дубовыми столами / Пьют бояре со князьями. / Сердцу любо! Я там был, / Мёд, вино и пиво пил; / По усам хоть и бежало, / В рот ни капли не попало (Ершов). Пьют и едят все люди, но пьянствуют и обжираются только дикари (Белинский). Лежит он пьянёхонек на сырой земле. Долго не протрезвиться ему (Гоголь). Иван Яковлевич, как всякий порядочный русский мастеровой, был пьяница страшный (Гоголь). Хоть бы звёздочка на небе. Темно и глухо, как в винном подвале; только слышно было, что далеко-далеко вверху, над головою, холодный ветер гулял по верхушкам дерев, и деревья, что охмелевшие козацкие головы, разгульно покачивались, шепоча листьями пьяную молвь (Гоголь). И подал ему стакан пуншу. - Нет, уж увольте меня, Патап Максимыч, - сказал Василий Борисыч, отодвигая стакан. - Нет, брат, шалишь! У нас так не водится, - отозвался Чапурин. - Попал в стаю, так лай не лай, а хвостом виляй; попал в хмельную беседу, пей не пей, а вино в горло лей (Мельников-Печерский). Раз от цыганок иду я к себе. / Улица странною кажется мне. / Левая, правая где сторона? / Улица, улица, ты, брат, пьяна. / И фонари так неясно горят, / Смирно на месте никак не стоят. / Так и мелькают туда и сюда. / Эх, да вы пьяные все, господа. / Левая, правая где сторона? / Улица, улица, ты, брат, пьяна (предположит.: В. Сиротинин. Вологда, сер. 19 в.). Водка губит и скотинит русский народ и нищает его. Пьяному не до сострадания не только к животным, но даже к детям своим, к жене своей (Достоевский). В многолетних пьяницах утверждается под конец навсегда нечто нескладное, гадкое, что-то как бы повреждённое и безумное, хотя, впрочем, они надувают, хитрят и плутуют почти не хуже других, если надо (Достоевский). В нескольких шагах от последнего городского огорода стоит кабак, большой кабак, всегда производивший на него неприятнейшее впечатление и даже страх, когда он проходил мимо его, гуляя с отцом. Там всегда была такая толпа, так орали, хохотали, ругались, так безобразно и сипло пели и так часто дрались; кругом кабака шлялись всегда такие пьяные и страшные рожи... (Достоевский). Когда господин Лебезятников, тому месяц назад, супругу мою собственноручно избил, а я лежал пьяненькой, разве я не страдал? (Достоевский). В толпе безобразничал один пьяный: ему всё хотелось плясать, но он всё валился на сторону (Достоевский). Мармеладов <...> с каким-то напускным лукавством и выделанным нахальством взглянул на Раскольникова, засмеялся и проговорил: - А сегодня у Сони был, на похмелье ходил просить! Хе-хе-хе! <...> - Вот этот самый полуштоф-с на её деньги и куплен, - произнёс Мармеладов, исключительно обращаясь к Раскольникову. - Тридцать копеек вынесла, своими руками, последние, всё что было, сам видел <...>. Ну-с, а я вот, кровный-то отец, тридцать-то эти копеек и стащил себе на похмелье! И пью-с! И уж пропил-с!.. (Достоевский). Пьяный свечки не поставит - известно!.. Вижу его, улицу переходит, шатается, чуть не валится, - крикнул одноважды, да в другой, да в третий, да и придержал лошадей; а он прямёхонько им под ноги так и пал! (Достоевский). Господам конфузно было: / «Что с тобой, Иван?» / - «Так, под сердце подступило», - / И глядит: не пьян! / Говорит: «Вы потеряли / Верного слугу, / Всё равно - помру с печали, / Жить я не могу! / А всего бы лучше с глотки / Петли не снимать»... / Сам помещик выслал водки / Скуку разогнать. / Пил детина ерофеич, / Плакал да кричал: / «Хоть бы раз Иван Мосеич / Кто меня назвал!» (Некрасов). Пан усмехнулся: «Спасенья / Я уж не чаю давно, / В мире я чту только женщину, / Золото, честь и вино» (Некрасов). Откудова ни взялися / Две дюжие руки, / Ведро вина поставили, / Горой наклали хлебушка / И спрятались опять (Некрасов). У нас на семью пьющую / Непьющая семья! / Не пьют, а также маются, / Уж лучше б пили, глупые, / Да совесть такова... (Некрасов). ... До станции-то вёрст двадцать ещё будет, успею натенькаться... или ещё? Ах, прах её побери, эту водку! Увидишь полштоф - так и подманивает! Пить скверно, да и не пить нельзя - потому сна нет! Хоть бы сон, чёрт его возьми, сморил меня! Булькнув ещё несколько глотков из горлышка, он засовывает полштоф на прежнее место и начинает набивать трубку. - Важно! - говорит он, - сперва выпили, а теперь трубочки покурим! (Салт.-Щедрин). До сих пор Порфирий Владимирыч, однако ж, крепился. Может быть, он сознательно оберегался пьянства, ввиду бывших примеров, но, может быть, его покуда ещё удовлетворял запой пустомыслия. Однако ж, окрестная молва недаром обрекала Иудушку заправскому, «пьяному» запою (Салт.-Щедрин). Долго памятен был указ, которым Двоекуров возвещал обывателям об открытии пивоваренного завода и разъяснял вред водки и пользу пива (Салт.-Щедрин). Издревле замечено, что человек не общительный, человек, не принимающий участия в провинциальных попойках, непременно должен быть человеком неблагонамеренным и злоумышляющим (Салт.-Щедрин). Доктор, которого он умолил остаться, ему поддакивал, поил больного лимонадом, а для себя просил то трубочки, то «укрепляющего-согревающего», то есть водки (Тургенев). За ужином Муций попотчевал своих друзей ширазским вином из круглой бутыли с длинным горлышком; чрезвычайно пахучее и густое, золотистого цвета с зеленоватым отливом, оно загадочно блестело, налитое в крошечные яшмовые чашечки. Вкусом оно не походило на европейские вина; оно было очень сладко и пряно и, выпитое медленно, небольшими глотками, возбуждало во всех членах ощущение приятной дремоты (Тургенев). Вечный хмель мне не отрада - / Не ему моя любовь, <...> / Но порой, резво и пылко / Обновляя жизнь мою, / Для меня несёт бутылка / Золотистую струю (Фет). Человек он был добрый и не дурной, только слабый, выпить любил и такую сильную привычку взял к этому, что никак не мог отстать. Бывало, начнет ругать его жена, даже бить, как он пьяный придёт, а он плачет. «Несчастный я, говорит, человек, что мне делать? Лопни мои глаза, брошу, не стану». Глядишь, через месяц опять уйдёт из дому, напьётся, дня два пропадает. «Откудова-нибудь да он деньги берёт, чтобы гулять», - рассуждали люди (Л. Толстой). ... Но едва он обнял этот тонкий, подвижный, трепещущий стан и она зашевелилась так близко от него и улыбнулась так близко от него, вино её прелести ударило ему в голову... (Л. Толстой). У Ноя было три сына: Сим, Хам и, кажется, Афет. Хам заметил только, что отец его пьяница, и совершенно упустил из виду, что Ной гениален, что он построил ковчег и спас мир (Чехов). [Кулыгин] Как нарочно, у доктора запой, пьян он ужасно. Как нарочно! (Встаёт.) Вот он идёт сюда, кажется... Слышите? Да, сюда... (Смеётся.) Экий какой, право... Я спрячусь... (Идёт к шкафу и становится в углу.) Этакий разбойник. [Ольга] Два года не пил, а тут вдруг взял и напился... (Чехов). А разбойники налопались и послали бабу за водкой... Пошло у них на чужие деньги и пьянство и песни. Пили, пили, собаки, и опять бабу послали, чтоб, значит, пить без конца-краю (Чехов). [Платонов] <...> А когда с Софьей говорил, был я... пьян? (думает.) Нет, не был! Не был, к несчастью, святые угодники! Не был! Проклятая трезвость моя! (Чехов). Водка белая, но красит нос и чернит репутацию (Чехов). Только уж ты скажи мне, по правде-истине: хмелем зашибаешься? <...> - Пью-с... Пьяницей или, сказать, пропойцей себя не полагаю-с, а пью-с... (Короленко). Иванов у меня пьян-пьянёхонек, проспится и опять заливает (Короленко). Макар сам <...> вспомнил, что иногда платил маловато, а порой не платил вовсе. Поп Иван и не обижался; ему требовалось одно: всякий раз надо было поставить бутылку водки. Если у Макара не было денег, поп Иван сам посылал за бутылкой, и они пили вместе. Попик напивался непременно до положения риз, но при этом дрался очень редко и не сильно (Короленко). Он бросал деньги направо и налево, никому ни в чём не отказывал, особенно учащейся молодёжи, держал на Тверской, на углу Чернышевского переулка, рядом с генерал-губернаторским домом, магазинчик виноградных вин из своих великолепных крымских виноградников «Новый Свет» и продавал в розницу чистое, натуральное вино по двадцать пять копеек за бутылку: - Я хочу, чтобы рабочий, мастеровой, мелкий служащий пили хорошее вино! - заявил он (Гиляровский). Он аккуратно приходил ежедневно купаться в бассейне раньше всех; выкупавшись, вынимал из кармана маленького «жулика», вышибал пробку и, вытянув половинку, а то и до дна, закусывал изюминкой (Гиляровский). Во многом, во многом был он сын своего отца, недаром говорившего после двух-трёх рюмок водки: - Нет, отлично! Люблю выпить! Замолаживает! Замолаживает - это слово употреблялось когда-то на винокурнях, и человек выпивший хотел им сказать, что в него вступает нечто молодое, радостное, что в нём совершается некое сладкое брожение, некое освобождение от рассудка, от будничной связанности и упорядоченности. Мужики так и говорят про водку: «Как можно! От ней в человеке развязка делается!» (Бунин). - Прекрасно. Будьте добры дать щи и битки. <...> - Водочки желаете? - Охотно. Сырость на дворе ужасная. - Закусить что прикажете? Есть чудная дунайская сельдь, красная икра недавней получки, коркуновские огурчики малосольные <...> - Что я прикажу закусить? - сказал он, улыбаясь. - Если позволите, только селёдку с горячим картофелем. - А вино какое прикажете? - Красное. Обыкновенное, - какое у вас всегда дают к столу. Она отметила на блокноте и переставила с соседнего стола на его стол графин с водой. Он закачал головой: - Нет, мерси, ни воды, ни вина с водой никогда не пью (Бунин). Лица у них были уже усталые. Он предложил ещё выпить вина. - Нет, дорогой мой, - сказала она, - я больше не могу. Он стал просить: - Выпьем только по бокалу белого, у меня стоит за окном отличное пуи. - Пейте, милый, а я пойду разденусь и помоюсь. И спать, спать (Бунин). Что ж, прощай! Как-нибудь до весны / Проживу и один - без жены <...> / Что ж! Камин затоплю, буду пить... / Хорошо бы собаку купить (Бунин). Да, не тянет меня красота этой чудной природы, / Не зовёт эта даль, не пьянит этот воздух морской (Надсон). Нет, иду я в путь никем не званый, / И земля да будет мне легка! / Буду слушать голос Руси пьяной, / Отдыхать под крышей кабака. / Запою ли про свою удачу, / Как я молодость сгубил в хмелю... / Над печалью нив твоих заплачу, / Твой простор навеки полюблю... (Блок). Идёт Катюша пьяная, / Идёт и вся дрожит. / На ней рубашка рваная / И левый глаз подбит (Блок). Я пригвождён к трактирной стойке. / Я пьян давно. Мне всё - равно (Блок). Летели дни, крутясь проклятым роем... / Вино и страсть терзали жизнь мою... (Блок). Три женщины, грязные, пьяные, / Обнявшись, идут и шатаются. / Дрожат колокольни туманные, / Кресты у церквей наклоняются. / Заслышавши речи бессвязные, / На хриплые песни похожие, / Смеются извозчики праздные, / Сторонятся грубо прохожие. / Идут они, грязные, пьяные, / Поют свои песни, ругаются... / И горестно церкви туманные / Пред ними крестами склоняются (Брюсов). Пьянея славой неизменной, / Ты шёл сквозь мир, круша, дробя... / И стало, наконец, вселенной / Невмоготу носить тебя (Брюсов). Денис живёт на реке, на портомойне, собирает копейки в сумку, - и эти копейки пропил (Шмелёв). К вечеру пьяные навалились, - ка-тай! маслену скатываем! Ну, скатили дилижан, кричат - жоще! Восьмеро сели, а Антон Кудрявый на коньках не стоит, заморился с обеда, всё катал... ну, выпивши маленько... - А ты, трезвый? - Как стёклышко, самого квартального на санках только прокатил, свежий был... А меня в плен взяли! А вот так-с. Навалились на меня с Таганки мясники... с блинами на горы приезжали, и с кульками... Очень я им пондравился... - Рожа твоя пьяная понравилась! Ну, ври... (Шмелёв). И он сделал приготовления для приёма Меркулова: добыл через Дашу бутылку красного вина и две рюмки и всё это поставил на окне в своей комнате. В эту минуту он забыл, что одним из пороков, внушавших ему отвращение к себе, была приобретённая в этом году привычка к вину (Андреев). Не умеют пить в России! / Спиртом что-то разбудив, / Тянут сиплые витии / Патетический мотив / О наследственности шведа, / О началах естества, / О бездарности соседа / И о целях Божества. / Пальцы тискают селёдку... / Водка капает с усов, / И сосед соседям кротко / Отпускает «подлецов» <...> / Примирённые лобзанья, / Брудершафты, спор и вздор... / Анекдоты, словоблудье, / Злая грязь циничных слов... / Кто-то плачет о безлюдье, / Кто-то врёт: «Люблю жидов!» <...> / Сатанеют равнодушно, / Разговаривают с псом, / А в душе пестро и скучно / Черти ходят колесом. / Цель одна: скорей напиться... / Чтоб смотреть угрюмо в пол / И, качаясь, колотиться / Головой о мокрый стол... (Саша Чёрный, «Русское»; эпиграф: «Руси веселие пити»). Друг мой, друг мой, / Я очень и очень болен. / Сам не знаю, откуда взялась эта боль. / То ли ветер свистит / Над пустым и безлюдным полем, / То ль, как рощу в сентябрь, / Осыпает мозги алкоголь (Есенин). Был я весь как запущенный сад, / Был на женщин и зелие падкий. / Разонравилось пить и плясать / И терять свою жизнь без оглядки (Есенин). Улеглась моя былая рана, / Пьяный бред не гложет сердце мне. / Синими цветами Тегерана / Я лечу их нынче в чайхане. / Сам чайханщик с круглыми плечами, / Чтобы славилась пред русским чайхана, / Угощает меня красным чаем / Вместо крепкой водки и вина (Есенин). И плоть его сожгли сперва, / И дымом стала плоть. / И закружились жернова, / Чтоб сердце размолоть... / Готовьте благородный сок! / Ободьями скреплён / Бочонок, сбитый из досок, - / И в нём бунтует Джон... / Три короля из трёх сторон / Собрались заодно, - / Пред ними в кружке ходит Джон / Ячменное Зерно... / Он брызжет силой дрожжевой, / Клокочет и поёт, / Он ходит в чаше круговой, / Он пену на пол льёт... / Пусть не осталось ничего / И твой развеян прах, / Но кровь из сердца твоего / Живёт в людских сердцах!.. / Кто, горьким хмелем упоён, / Увидел в чаше дно - / Кричи: / - Вовек прославлен Джон / Ячменное Зерно!.. (Э. Багрицкий. Джон Ячменное Зерно; перевод из Р. Бернса). До некоторой степени вино уравнивает людей; человек, от которого пахнет водкой, счастлив прежде всего удесятерённым сознанием самого себя. В наивысшем градусе опьянения рука желания не достаёт до потолка счастья на один сантиметр (А. Грин). Он разбавил спирт водой, дал мне выпить, и я тут же в передней съел кусок ветчины. В животе потеплело, и тоска на сердце немного съёжилась (Булгаков). Все мы бражники здесь, блудницы. / Как невесело вместе нам! / На стенах цветы и птицы / Томятся по облакам (Ахматова). Смотреть, как гаснут полосы / В закатном мраке хвой, / Пьянея звуком голоса, / Похожего на твой (Ахматова). He то что встать, - ему казалось, что он не может открыть глаз, потому что, если он только это сделает, сверкнёт молния и голову его тут же разнесёт на куски. В этой голове гудел тяжёлый колокол, между глазными яблоками и закрытыми веками проплывали коричневые пятна с огненно-зелёным ободком, и в довершение всего тошнило, причём казалось, что тошнота эта связана со звуками какого-то назойливого патефона. <...> Пошевелив пальцами ног, Стёпа догадался, что лежит в носках, трясущейся рукою провёл по бедру, чтобы определить, в брюках он или нет, и не определил. Наконец, видя, что он брошен и одинок, что некому ему помочь, решил подняться, каких бы нечеловеческих усилий это ни стоило. Стёпа разлепил склеенные веки и увидел, что отражается в трюмо в виде человека с торчащими в разные стороны волосами, с опухшей, покрытою чёрной щетиною физиономией, с заплывшими глазами, в грязной сорочке с воротником и галстуком, в кальсонах и в носках. <...> Говорить ему было трудно. При каждом слове кто-то втыкал ему иголку в мозг, причиняя адскую боль. - Как? Вы и фамилию мою забыли? - тут неизвестный улыбнулся. - Простите... - прохрипел Стёпа, чувствуя, что похмелье дарит его новым симптомом: ему показалось, что пол возле кровати ушёл куда-то и что сию минуту он головой вниз полетит к чёртовой матери в преисподнюю. - Дорогой Степан Богданович, - заговорил посетитель, проницательно улыбаясь, - никакой пирамидон вам не поможет. Следуйте старому мудрому правилу - лечить подобное подобным. Единственно, что вернёт вас к жизни, это две стопки водки с острой и горячей закуской (Булгаков). Прыгающей рукой поднёс Стёпа стопку к устам, а незнакомец одним духом проглотил содержимое своей стопки. Прожёвывая кусок икры, Стёпа выдавил из себя слова: - А вы что же... закусить? - Благодарствуйте, я не закусываю никогда, - ответил незнакомец и налил по второй (Булгаков). Он пил - солдат, слуга народа, / И с болью в сердце говорил: / «Я шёл к тебе четыре года, / Я три державы покорил...». / Хмелел солдат, слеза катилась, / Слеза несбывшихся надежд, / И на груди его светилась / Медаль за город Будапешт (Исаковский). За победу мы б по полной осушили, / За друзей добавили б ещё (Фатьянов). - А чего смеяться-то, дорогие товарищи? <...> плакать надо. Ведь кабы мы как люди пили, кто бы нам чего сказал? А то ведь мы все наповал, все до схватки с землёй... (Абрамов). Хмель живописно украшал дедов сад. Рядом с ним стояли пчелиные улья, так что уже здесь невольно и случайно пока соседствовали хмель с мёдом, предназначенные впоследствии друг для друга. Соединялись они в бочонке, в котором варилась «кумушка» - медовая, хмельная (от слова «хмель») брага. Хмель этой браги, по общему мнению всех многогодных гостей, бил в двух направлениях: и в ноги, и в голову. Голове он придавал лёгкость и весёлость, а ногам тяжесть и неподвижность (Солоухин). - Ты никак выпил? - Да нет!.. Ты любила меня или так... по привычке вышла? Я сурьёзно спрашиваю. Алёна поняла, что муж не «хлебнувши», но опять долго молчала ... (Шукшин). - Водку жрать у них денег хватает, а тут, видите ли, мало платят. - Странно, Синельников и теперь никак не возбудился