НЕЧИСТАЯ СИЛА


 

нечистая сила
анчутка, баба-яга, баенник, банник, берегиня, бес, болотница, болотняник, боровик, вампир, ведьма, водяник, водяниха, водяница, водяной, волколак, вурдалак, дворовой, демон, домовик, домовиха, домовой, дух: злой дух, добрый дух, кикимора, лесовик, лешачиха, леший, лобаста, лукавый (сущ.), мавка, моховик, небыль, недотыкомка, нежить, нечистая (сущ.), нечистая сила, нечистый (сущ.), нечисть, оборотень, овинник, погань, полевой (сущ.), русалка, упырь, чертенята, чертовщина, шишига
бесовский, русалочий

 

 

I. Быть. По народным поверьям, нечистая сила (нечисть) не рождается и не умирает сама по себе: она появляется и исчезает. Нечистая сила есть (бывает, водится, обитает) и в доме, и в лесу, и на болоте, и в поле. В избе завелась (появилась) какая-то нежить. Всякая нечисть на свете бывает (водится). Нечистая сила не умирает, а исчезает или проваливается под землю, перекидывается, принимает другой вид. Нечисть пропала, исчезла, вывелась. Тут нет (не водится) никакой нечистой силы.

s Разнеслися слухи; / Что в доме том / Живут нечисты духи (Сумароков). Старики ахнули и смекнули делом, что у них в доме поселилась Кикимора; и хотя не видели от неё никакого зла, а всё только доброе, однако же как люди набожные не хотели терпеть у себя в дому никакой нечисти (Сомов. Кикимора). - ...Нет, Алексей Михайлович! Ведь это нечто другое; поставь меня хоть теперь против неприятельской батареи, видит бог, не струшу! А вот как где замешается нечистая сила, так уж тут, воля ваша, и вы, батюшка, немного нахрабритесь: сатана не пушка, на него не полезешь (Загоскин). Опомнилась, глядит Татьяна: / Медведя нет; она в сенях; / За дверью крик и звон стакана, / Как на больших похоронах; / Не видя тут ни капли толку, / Глядит она тихонько в щёлку, / И что же видит?.. за столом / Сидят чудовища кругом: / Один в рогах с собачьей мордой, / Другой с петушьей головой, / Здесь ведьма с козьей бородой, / Тут остов чопорный и гордый, / Там карла с хвостиком, а вот / Полу-журавль и полу-кот. / Ещё страшней, ещё чуднее: / Вот рак верхом на пауке, / Вот череп на гусиной шее / Вертится в красном колпаке, / Вот мельница вприсядку пляшет / И крыльями трещит и машет; / Лай, хохот, пенье, свист и хлоп, / Людская молвь и конский топ! (Пушкин). - Нет, я никого не ищу; мне только странно, что на сегодняшнем бале я вижу упырей! - Упырей? - повторил Руневский, - как упырей? - Упырей, - отвечал очень хладнокровно незнакомец. - Вы их, Бог знает почему, называете вампирами, но я могу вас уверить, что им настоящее русское название: упырь, а так как они происхождения чисто славянского, хотя встречаются во всей Европе и даже в Азии, то и неосновательно придерживаться имени, исковерканного венгерскими монахами, которые вздумали было всё переворачивать на латинский лад и из упыря сделали вампира. Вампир, вампир! - повторил он с презрением, - это всё равно что если бы мы, русские, говорили вместо привидения - фантом или ревенант! (А. К. Толстой. Упырь). Вурдалаки, милостивые государыни, сосут предпочтительно кровь у самых близких своих родственников и лучших своих друзей, а те, когда умрут, тоже становятся вампирами, так что со слов очевидцев даже говорят, будто в Боснии и Герцеговине население целых деревень превращалось в вурдалаков (А. К. Толстой. Семья вурдалака). - «А леший?» - «Не верю! / Раз в кураже я их звал-поджидал / Целую ночь, - никого не видал!» (Некрасов). - Папа, а домовой бывает в каждом доме? - спрашивал Маляйка. - Во-первых, никаких домовых нет на свете, а во-вторых, кто набивает тебе голову подобными глупостями? (Мамин-Сибиряк). Во всякой бане есть свой баенник. Не поладишь - кричит по-павлиньи. У банника есть дети - банные анчутки: сами маленькие, чёрненькие, мохнатенькие, ноги ежиные, а голова гола, что у татарчонка, а женятся они на кикиморах, и такие же сами проказы, что твои кикиморы (Ремизов. Банные анчутки).

      II. Кто. Что.

      Нечистая сила - бесплотные сверхъестественные существа - злые духи, черти. «Нечистая сила - бес, дьявол, сатана» (Даль).

      Нежить, нечисть - нечистая сила: домовые, лешие, водяные, ведьмы, русалки, кикиморы. «Нечисть - не человек и не дух» (Даль). «Нежить - всё, что не живёт человеком, что живёт без души и без плоти, но в виде человека: домовой, полевой, водяной, леший, русалка, кикимора и пр. Нежить, особый разряд духов, это не пришельцы с того мира, не мертвецы, не привиденья: не мара или морока, и не чертовщина, не дьявол; только водяной образует какой-то переход к нечистой силе, и нередко зовётся шутом, сатаной» (Даль).

Дух: злой дух, добрый дух - бесплотное существо, связываемое с человеком, его жизненной средой, природой и причиняющее людям зло или, реже, добро. «Злой дух - дух тьмы, дьявол, нечистый дух» (Даль).

Домовой - домашний добрый или злой дух, хозяин и покровитель дома, семьи, скота и всего хозяйства, обычно принимающий вид приземистого бородатого старика. «Домовой - дедушка, дух хранитель и обидчик дома; стучит и возится по ночам, проказит, душит, ради шутки, сонного; гладит мохнатой рукой к добру и пр. <...> Он космат, но более этой приметы нельзя упомнить ничего, он отшибает память» (Даль).

Кикимора - домашний дух, чаще зловредный, живущий в доме или в тёмных сырых местах, в болотах и обычно принимающий вид некрасивой, худой, неряшливо одетой женщины с маленькой головкой или смешной, скрюченной старушки в лохмотьях. «Кикимора - род домового, который по ночам прядёт; он днем сидит невидимкою за печью, а проказит по ночам, с веретеном, прялкою, воробами и вьюшкою» (Даль).

Леший, лесовик - злой дух леса, хозяин леса, покровитель лесных зверей и птиц, обычно принимающий вид корноухого старика, одетого в вывернутые наизнанку звериные шкуры или в крестьянскую одежду. «Леший - лесной дух, пугало, как домовой, полевой, водяной; леший поёт голосом без слов, бьёт в ладоши, свищет, аукает, хохочет, плачет, перекидывается в мужика с котомкой, в волка, в филина, обходит путников и лесников, заставляя их плутать; избавляются от этого, надев всё платье наизнанку; звери, особенно зайцы, в его ведении; их лешие проигрывают друг другу в карты и перегоняют из колка в колок. Леший - нежить, как и домовой» (Даль).

Водяной - злой дух воды, хозяин вод, всей рыбы и животных, которые там обитают, обычно принимающий вид старика с лохматыми, позеленевшими от сырости волосами и бородой, с выпученными глазами и синеватой, как у утопленника, кожей, часто обмотанный тиной. «Водяной - нечистый дух, живущий в омутах; принадлежа к нежити, он однако чаще лешего и др. зовётся бесом. <...> Водяной, водяной дедушка, нежить, нечистый, бес, сидящий в омутах и в бучалах, под мельницами. Он ходит нагой или косматый, бородатый, в тине, иногда с зелёною бородою; он товарищ лешему и полевому, недруг домовому, но злее всех их и ближе в родстве с нечистой силой» (Даль).

Русалка - злой дух воды, в женском облике, ожившая утопленница, обычно принимающая вид красивой девушки или девочки с зелеными распущенными волосами и в белой одежде, либо косматой уродливой старухи или же обнажённой женщины с рыбьим хвостом вместо ног. «Русалка - сказочная жилица вод, водяная, шутовка <...> весёлые, шаловливые созданья, на Сев. и Вост. злые, из числа нежити; в Малороссии это некрёщеные дети; они наги, с распущенными волосами, прельщают, заманивают, щекотят до смерти, топят и пр.» (Даль).

Вампир - оборотень, мертвец, выходящий из могилы и сосущий кровь живых. «Название [вампир] придается сказочному оборотню, который по смерти летает кровососом, загрызая людей» (Даль).

Упырь - то же, что вампир, оборотень. «Упырь - перекидыш, перевёртыш, оборотень, бродящий по ночам ведьмаком, волком или пугачом и пр. и засасывающий людей, скотину, кровосос, вампир» (Даль).

Оборотень - существо, способное менять человеческий облик и превращаться в животное, предмет. «Оборотень - человек, обращённый ведуном или ведьмой, или сам, как кудесник, перекидывающийся в волка и в других животных, иногда в куст, в камень» (Даль).

Вурдалак - человек-оборотень, принимающий облик волка; также вампир.

Волколак - человек-оборотень, с помощью колдовства превращающийся или превращаемый в волка. «Волколак - оборотень, человек, обращённый в волка, который затем также оборачивается в собаку, кошку, страшилище, в куст, пень и пр.» (Даль).

s Такой он страх задал люду православному, что ни душа человеческая, бывало, не поедет в лес за дровами, а молодые молодки и малые дети давным-давно отвыкли туда ходить по грибы аль по малину. Нападёт, бывало, супостат-медведь на лошадь ли, на корову ли, на прохожего ли оплошалого - и давай ломить тяжёлою своею лапою по бокам да в голову, инда гул идёт по лесу и по всем околоткам; <...> Добрые люди ума не могли приложить, что это было за диво. Иные говорили: это-де божье попущение, другие смекали, что то был колдун-оборотень, третьи, что леший прикинулся медведем, а четвёртые, что это сам лукавый в медвежьей шкуре (Сомов). Крестьяне тотчас взяли догадку, что это не простой волк, а оборотень; вслед же за этою догадкой пришла к ним и другая: что этот оборотень не иной кто, как сам Ермолай Парфентьевич (Сомов. Оборотень). Здесь надо будет вам сказать, милостивые государыни, что вурдалаки, как называются у славянских народов вампиры, не что иное в представлении местных жителей, как мертвецы, вышедшие из могил, чтобы сосать кровь живых людей (А. К. Толстой. Семья вурдалака). - <...> Говорят, в этой долине живёт какой-то лесной дух, которого все записные стрелки и охотники признают своим покровителем. Он одет егерем, и когда ходит по лесу, то ровен с лесом. - Эка диковинка! - прервал Возницын. - Это просто леший. - Они, кажется, называют его вольным стрелком и говорят, что будто бы он умеет лить пули, из которых шестьдесят попадают в цель, а четыре бьют в сторону (Загоскин). Нежить - всё, что живёт без души и без плоти, но в виде человека. Это не дьявол, не мертвец и не привиденье, но особые существа. По народным понятиям, к нежити относятся: домовой, леший, водяной, кикимора, шишига, лобаста, русалка и пр. (Мельников-Печерский). А была та баба - кикимора, что крадёт детей, а в люльку подкладывает, вместо них, полено (А. Н. Толстой. Кикимора). Я - леший, ты - домовой, мы, согласно табели о рангах, ровня, нечисть сугубо мелкотравчатая (Н. Дежнев). Кроме Бабы-Яги, по соседству с ней в дупле огромного дуба жил её приятель Леший. Это такой волосатый, небритый дяденька. Он раньше в лесу людей пугал. Сядет где-нибудь в кустах можжевельника и сидит, ждёт свою жертву (Постников. Удивительные похождения нечистой силы).

      III. Каков. Нечистая сила, нечисть враждебна людям, вездесуща, нема. «Всякая нежить бессловесна» (Даль). Домовой бывает не только зол, но и добродушен, доброжелателен к хозяину дома. Домовой невелик ростом, корноух, порос шерстью. Кикимора зловредна, злорадна. Леший остроголов, пучеглаз, длинноволос, ходит без шапки, не отбрасывает тени. «Леший нем, но голосист, без шапки, волоса зачёсаны налево, кафтан запахивает направо, бровей и ресниц нет» (Даль). Водяной очень злобен, враждебен человеку. Русалки загадочны, манящи. Русалки не злобны, но вредны и опасны. У русалок холодная кровь. Оборотни, вурдалаки страшны, неуловимы.

s Лешие, сии пугалища, почиталися у славян лесными богами, они сверху до половины имеют стан человеческий, с козлиными притом на голове рогами, а от пояса простираются у них козлиные ноги (Чулков). У них [вурдалаков] вообще те же повадки, что у всех прочих вампиров, но есть и особенность, делающая их еще более опасными. Вурдалаки, милостивые государыни, сосут предпочтительно кровь у самых близких своих родственников и лучших своих друзей, а те, когда умрут, тоже становятся вампирами... (А. К. Толстой. Семья вурдалака). Из себя болотница такая красавица, какой не найдёшь в крещёном миру, ни в сказке сказать, ни пером описать. Глаза - ровно те незабудки, что рассеяны по чарусе, длинные, пушистые ресницы, тонкие, как уголь, чёрные брови... только губы бледноваты, и ни в лице, ни в полной, наливной груди, ни во всём стройном стане её нет ни кровинки (Мельников-Печерский). Идёт Пётр Кирилыч рядом с Антютиком и разглядывает его во все глаза: как это, дескать, леший выглядит во всей его полной натуре? Допрежь всего у него нет никакого хвоста... Этот хвост прицепили ему совсем противу натуры... Видит ещё Пётр Кирилыч, что леший одет вроде как он, в таком балахоне, каких уж теперь совсем не носят, потому что вышли из моды, но только если по разности на него будешь смотреть, сначала на ноги, скажем, а потом на башку, то станет чуднo - ни на одном человеке того не увидишь: будешь долго смотреть, а никак не решишь, что это - мужик стоит али баба... (С. Клычков). Невинные жалобы нашей девицы растревожили всех этих наивных обитателей рек, лесов, озёр. Домовой прибежал с чердака, водяной вылез из колодца... Ну и пусть себе... Что они нам могут сделать. Они так же невидимы и бессильны, как так называемая совесть и тому подобное (Шварц). У лешего наружность обыкновенная. Мужичок и мужичок. Вроде меня (Паустовский).

      IV. Какой. Поганая, окаянная нечисть. Какая нечистая его принесла? (бранно о чьём-н. нежелательном приходе). Лохматый, страшный леший. Кикимора болотная (также бранно о некрасивом, неопрятно одетом человеке, обычно о женщине). Водяной с зелёной бородой. Бледнолицая, зеленоглазая русалка. Красногубый вурдалак.

s Какой-то домовой стерёг богатый клад, / Зарытый под зёмлей; как вдруг ему наряд / От демонского воеводы, / Лететь за тридевять земель на многи годы (Крылов). - Здесь мой дядя видел русалку: слышь ты, сидит на суку, да и покачивается, а сама волосы чешет, косица такая, что страсть; а собой такая смазливая - загляденье, да и только. И вся нагая, как моя ладонь (Бестужев-Марлинский). Видит, лежит на песке золотом / Чудо морское с зелёным хвостом; / Хвост чешуёю змеиной покрыт, / Весь замирая, свиваясь дрожит; / Пена струями сбегает с чела, / Очи одела смертельная мгла (Лермонтов). Англичанка... медленно повела нос в сторону Грябова и измерила его презрительным взглядом... - Видал? - спросил Грябов, хохоча. - Нате, мол, вам! Ах ты кикимора! (Чехов). На базаре живую русалку показывали, поймана в реке Тигре, сверху женщина, а хвост - рыбий, сидит в ящике с водой (М. Горький). ...Преследуют лодку в бесшумной тревоге / Тупая сова, две летучие мыши, / Упырь тонкокрылый, седой и безногий... (Гиппиус). - <...> И Кикимора тоже в голбце да подполье, и на подволоке, и под подволокой. - А какая она? - Седая (Честняков).

      V. Чей. Чёртова, бесовская нечисть. В каждом доме - свой домовой. В каждом лесу - свой леший. Это проделки кикиморы. Русалочий хвост. Русалочий хохот. Зелёные русалочьи глаза. Красные губы вурдалака.

s - Сын твой болен опасною болезнью; / Посмотри на белую его шею: / Видишь ты кровавую ранку? / Это зуб вурдалака, поверь мне (Пушкин). Защекотать она его хотела, вот что она хотела. Это ихнее дело, этих русалок-то (Тургенев). [Войницкий] В ваших жилах течёт русалочья кровь, будьте же русалкой! (Чехов). Кранц нам сейчас расскажет историю о том, как он встретился с женщиной, у которой были зелёные русалочьи глаза и русалочий смех, и как она завлекла его в жизненную пучину, и как погубила (Аверченко. Русалка). Выбежала Марья и ахнула. От озера до хаты - хороводы русалочьи (А. Н. Толстой). Ох, надоело по лесу гонять, / Зелье я переварила... Нет, что-то стала совсем изменять / Наша нечистая сила! (Высоцкий). В доме имелся свой домовой, он шуршал по ночам (Токарева).

      VI. Действие. Состояние. Отнесенность (связанность). Многие люди верят в леших, в домовых, во всякую чертовщину. Нечистая сила подвергает людей соблазнам, вредит им. Бояться, чураться нечистой силы. Знается, водится, спознался с нечистой силой. Тут не обошлось без нечистой силы. Нечистая принесла, несёт (неодобр. о том, чей приход нежелателен). Домовой тешится, леший заводит, а водяной - топит (посл.). Домовой по ночам не даёт спать: проказит, шумит и возится по ночам, шуршит за печкой, стучит за стенкой, воет в трубе. В деревне боятся домовых. Считается, что домовой не только вредит: он иногда помогает по дому, по хозяйству. «Домовой пошутил: лошадь в подворотню протащил» (Даль). Говорят, что кикимора творит мелкие пакости: рвёт, мусолит и путает шерсть, бьёт горшки, мешает спать, кидается из подполья луковицами, выдёргивает перья у кур. Банник (баенник) обычно зловредничает и проказит (банник - «особая порода домовых, злой дух, поселяющийся в бане»; Даль). Банник «не любит родильниц, которых, однако, по тесноте в избе, всегда выводят в баню; но их там нельзя покидать одних» (Даль). Леший вредит человеку: сбивает с дороги, заводит в чащобу, заставляет блуждать и кружить по лесу. Леший любит подшутить, но людей не губит. Иногда в лесу слышат, как леший пугает людей звонким хохотом, свистом, плачем, хлопаньем в ладоши. Многие слышали, как леший поёт голосом без слов или аукает, хохочет. Говорят, леший может перекидываться в мужика с котомкой, в волка, в филина. Считается, что лешему подвластны все лесные звери и птицы. Леший изменяет свой рост: он может быть вровень с верхушками деревьев или ниже травы. Леший пошутит - домой не пустит (посл.). Водяной топит неосторожных людей. Едва не утонул: водяной затащил в омут, насилу выбрался. Русалки рвут и путают сети рыбаков, крадут разостланные холсты. Вампир (вурдалак, упырь, оборотень) страшен для людей и для скота. Обычно вампир душит свою жертву или выпивает у неё кровь. Вампир любит темноту, боится солнечного света. Оборотень не умирает, а перекидывается в другое существо: в волка, в собаку.

s [Лиза] Ах, мочи нет! робею. В пустые сени! в ночь! боишься домовых, Боишься и людей живых (Грибоедов). Детушки матушке жаловались, / Спать ложиться закаивались: / Больно тревожит нас дед-непосед, / Зла творит много и множество бед, / Ступней топочет, столами ворочит, / Душит, навалится, щиплет, щекочет (Грибоедов. Домовой). Старуха не слушалась и всё вела её к своей хате; но с горестью узнала, что дочь её сделалась русалкою. Вот пришли; старуха ввела Горпинку в хату; она села против печки, облокотясь обеими руками себе на колена и уставя глаза в устье печки. В эту минуту чёрная свеча догорела, и Горпинка сделалась неподвижною. Лицо её посинело, все члены окостенели и стали холодны как лёд; волосы были мокры, как будто бы теперь только она вышла из воды (Сомов. Русалка). - Что ж, поцеловал ли он красавицу [русалку]? - спросил я. - Христос с тобой, барин, что ты это шутишь? Подслушает она, так даст поминку, что до новых веников не забудешь. Дядя с перепугу не то чтобы зааминить или зачурать её, даже ахнуть не успел, как она, завидя его, захохотала, ударила в ладоши, да и бульк в воду. <...> А кум Тимоша Кулак нонесь повстречал тут оборотня; слышь ты, скинулся он свиньёй, да то и знай мечется под ноги! Хорошо, что Тимоша и сам в чертовщине силу знает: как поехал на ней чехардой, да ухватил за уши, она и пошла его мыкать, а сама визжит благим матом; до самых петухов таскала... (Бестужев-Марлинский). Русалки, тихо на ветвях / Качаясь, витязя младого / С улыбкой хитрой на устах / Манят, не говоря ни слова (Пушкин). И слышу: кумушка моя / С печи тихохонько прыгнула, / Слегка обшарила меня, / Присела к печке, уголь вздула / И свечку тонкую зажгла, / Да в уголок пошла со свечкой, / Там с полки скляночку взяла / И, сев на веник перед печкой, / Разделась донага; потом / Из склянки три раза хлебнула, / И вдруг на венике верхом / Взвилась в трубу - и улизнула. / Эге! смекнул в минуту я: / Кума-то, видно, басурманка! / Постой, голубушка моя!.. / И с печки слез - и вижу: склянка. / Понюхал: кисло! что за дрянь! / Плеснул я на пол: что за чудо? / Прыгнул ухват, за ним лохань, и оба в печь. / Я вижу: худо! (Пушкин). Он только крестился да читал как попало молитвы. И в то же время слышал, как нечистая сила металась вокруг него, чуть не зацепляя его концами крыл и отвратительных хвостов. Не имел духу разглядеть он их; видел только, как во всю стену стояло какое-то огромное чудовище в своих перепутанных волосах, как в лесу; сквозь сеть волос глядели страшно два глаза, подняв немного вверх брови (Гоголь). Он видел, как из-за осоки выплывала русалка, мелькала спина и нога, выпуклая, упругая, вся созданная из блеска и трепета. Она оборотилась к нему - и вот её лицо, с глазами светлыми, сверкающими, острыми, с пеньем вторгавшимися в душу, уже приближалось к нему, уже было на поверхности и, задрожав сверкающим смехом, удалялось, - и вот она опрокинулась на спину, и облачные перси её, матовые, как фарфор, не покрытый глазурью, просвечивали пред солнцем по краям своей белой, эластически-нежной окружности. Вода в виде маленьких пузырьков, как бисер, обсыпала их. Она вся дрожит и смеётся в воде... (Гоголь). - Перед вами нечего таиться, - сказал он, вдруг оборотившись и неподвижно уставив на них глаза свои. - Знаете ли, что душа моя давно продана нечистому (Гоголь). А домового видел кто? Оказалось, что домовых видели многие, а если кто сам не видел, то знал таких, которые видели. В бурсе предрассудки и суеверие были так же сильны, как и в простом народе: верили в леших, домовых, водяных, русалок, ведьм, колдунов, заговоры и приметы (Помяловский). Говорили, что водится Егориха и с лесною, и с водяною, и с полевою нечистью, знается со всею силой преисподнею, чёрным вороном летает под облаки, щукой-рыбою в водах плавает, серой волчицей по полям рыскает... (А. К. Толстой). - Хе, хе! - сказал мельник, - молись, молись, боярыня, я этого не боюсь... меня молитвой не испугаешь, ладаном не выкуришь... я сам умею причитывать... я не какой-нибудь такой... меня и водяной дед знает, и лесовой дед... меня знают русалки... и ведьмы... и кикиморы... меня все знают... меня... меня... вот хошь, я их позову? Шикалу! Ликалу! (А. К. Толстой). Есть прелесть в сей красе суровой, / Есть прелесть в молодой зиме, / Есть обаянье, грусть и нега, / Поэзия и чувств обман; / Степь бесконечная и снега / Необозримый океан. / Вот леший - скоморох мохнатый, / Кикимор пляска и игра, / Вдали мерещатся палаты, / Всё из литого серебра. / Русалок рой среброкудрявый, / Проснувшись в сей полночный час, / С деревьев резво и лукаво / Стряхает иней свой на нас (Вяземский). В Обломовке верили всему: и оборотням, и мертвецам... Пропустит ли кто-нибудь слух, что вот это не баран, а что-то другое, или, что какая-то Марфа или Степанида - ведьма, они будут бояться и барана, и Марфы (Гончаров). Вот мы остались и лежим все вместе, и зачал Авдюшка говорить, что, мол, ребята, ну, как домовой придёт?.. И не успел он, Авдей-то, проговорить, как вдруг кто-то над головами у нас и заходил... (Тургенев). Леший не кричит, он немой, - подхватил Ильюша, - он только в ладоши хлопает да трещит... - А ты его видал, лешего-то, что ли? - насмешливо перебил его Федя. - Нет, не видал, и сохрани Бог его видеть; но а другие видели. Вот на днях он у нас мужичка обошёл: водил, водил его по лесу, и всё вокруг одной поляны... Едва-те к свету домой добился. - Ну, и видел он его? - Видел. Говорит, такой стоит большой, большой, тёмный, окутанный, этак словно за деревом, хорошенько не разберёшь, словно от месяца прячется, и глядит, глядит глазищами-то, моргает ими, моргает... (Тургенев). Он опять глядит, глядит: а перед ним на ветке русалка сидит, качается и его к себе зовёт, а сама помирает со смеху, смеётся... (Тургенев). - <...> В мою душу природа вложила необыкновенную способность верить <...>. Рассказывала нянька сказки, и я верил в домовых, леших, во всякую чертовщину. Бывало, краду у отца сулему, посыпаю ею пряники, и ношу на чердак, чтоб, видите ли, домовые их поели и передохли (Чехов). - Вот так же одна девушка пошла за ягодами, - рассказывал Костя, - отбилась от партии, да и осталась в лесу ночью одна... Дома её хватились, давай искать - целых два дня искали, а на третий - видят, что сидит она на сосне и не откликается. Уцепилась за дерево и сидит... Целых два года была без ума, а уже потом рассказала, как её леший пугал. Как заухает, как закличет по-ребячьи, как захохочет... (Мамин-Сибиряк). Тепла лежанка, за стеной / Старухи ели задремали. / Их не добудится пурга, / Ни зверь, ни окрик человечий... / Чу! С домовихой кочерга / Зашепелявили у печи (Клюев). Дымится омут, спит лоза, / В осоке девушка-русалка. / Она поёт, манит на дно / От неги ярого избытка... (Клюев). Встал в овраге леший старый, / Оживают кочки, пни... / Вон с очей его огни / Сыпятся по яру... / Лист пробился на осине, / В мох уходит лапоток, / А у ног его поток, / Сумрак синий-синий!.. / Бродит он один по лесу, / Свисли уши, как лопух, / И поёт глухарь-петух / На плече у беса... (С. Клычков). За туманной пеленою, / На реке у края / Он пасёт себе ночное, / На рожке играя. / Он сидит нога на ногу / Да молсёт осоку... (С. Клычков. Леший). Я родился на постели / Колких игол, мхов, / Я качался в колыбели / Смоляных сучков. / Водяниха на крестины / С водяным пришла. / На корягах у плотины / Из зёленых ниток тины / Мне рубашку водяниха, ведьма старая, сплела. / Хмурый, дикий, в дымной хате / Я с шишигой рос. / Шёл я в чаще, как в палате, / А вокруг толпились рати / Сосен-старцев величавых и седых, как лунь, берёз (С. Клычков. Лесовик). Сказавши это, Антютик сначала присел до самой земли, словно уминал что под собой, потом вдруг припрыгнул выше самой высокой ёлки в лесу и оттуда гукнул на всю округу <...>, потом со всей высоты грохнулся оземь и у самых ног Петра Кирилыча ушел в землю... (С. Клычков). Вся нечистая сила мужичьего храпу боится больше, чем какого креста, крест сумеет всякий на лоб положить... (С. Клычков. Чертухинский балакирь). Прозрачные русалки остановили свой хоровод над рекою и замахали Маргарите водорослями, и над пустынным зеленоватым берегом простонали далеко слышные их приветствия (Булгаков). Финдиректор отчаянно оглянулся, отступая к окну, ведущему в сад, и в этом окне, заливаемом луною, увидел прильнувшее к стеклу лицо голой девицы и её голую руку, просунувшуюся в форточку и старающуюся открыть нижнюю задвижку. Верхняя уже была открыта. <...> Варенуха, карауля дверь, подпрыгивал возле неё, подолгу застревая в воздухе и качаясь в нём. Скрюченными пальцами он махал в сторону Римского, шипел и чмокал, подмигивая девице в окне. Та заспешила, всунула рыжую голову в форточку, вытянула сколько могла руку, ногтями начала царапать нижний шпингалет и потрясать раму. Рука её стала удлиняться, как резиновая, и покрылась трупной зеленью. Наконец зелёные пальцы мёртвой обхватили головку шпингалета, повернули её, и рама стала открываться. Римский слабо вскрикнул, прислонился к стене и портфель выставил вперёд, как щит. Он понимал, что пришла его гибель. Рама широко распахнулась, но вместо ночной свежести и аромата лип в комнату ворвался запах погреба. Покойница вступила на подоконник. Римский отчётливо видел пятна тления на её груди. И в это время радостный неожиданный крик петуха долетел из сада, из того низкого здания за тиром, где содержались птицы, участвовавшие в программах. Горластый дрессированный петух трубил, возвещая, что к Москве с востока катится рассвет. Дикая ярость исказила лицо девицы, она испустила хриплое ругательство, а Варенуха у дверей взвизгнул и обрушился из воздуха на пол. Крик петуха повторился, девица щёлкнула зубами, и рыжие её волосы поднялись дыбом. С третьим криком петуха она повернулась и вылетела вон. И вслед за нею, подпрыгнув и вытянувшись горизонтально в воздухе, напоминая летящего купидона, выплыл медленно в окно через письменный стол Варенуха (Булгаков). Толстозадые русалки / Улетают прямо в небо, / Руки крепкие, как палки, / Груди круглые, как репа. / Ведьма, сев на треугольник, / Превращается в дымок. / С лешачихами покойник / Стройно пляшет кекуок. / Вслед за ними бледным хором / Ловят Муху колдуны, / И стоит над косогором / Неподвижный лик луны (Заболоцкий). Кикимора - тоже ходит везде, на седале кур ощипывает. Когда керкают курицы ночью - а это кикимора. А ежели пряхи оставят не благословясь - кудель прядёт, только шерготок стоит: шур-шур... (Честняков). Всё тихо и хрупко. Лишь дышит камыш; над влагой мелькает летучая мышь. Волшебно-возможного полночь полна. / Река предо мною зеркально-черна. / Гляжу я - и тина горит серебром, / и капают звёзды в тумане сыром. / Гляжу - и, сияя в извилистой мгле, / русалка плывёт на сосновом стволе. / Ладони простёрла и ловит луну: / качнётся, качнётся и канет ко дну. / Я вздрогнул, я крикнул: взгляни, подплыви! / Вздохнули, как струны, речные струи. / Остался лишь тонкий сверкающий круг, / да в воздухе тает таинственный звук... (Набоков. Русалка). Но как же всё-таки понимать этот полуфантастический образ? Сами слишком уж впечатлительные люди становились зачастую виновниками его создания. Услышав ночью в лесу близкий выразительный, какой-то стонущий крик, даже искушённый в грамоте человек забывает про филина. Кот, забравшись на грудь крепко спящего человека, представляется ему сквозь сон домовым. Хитрый, изощрённый в коварстве, уходящий из любого капкана волк принимался за оборотня и т.д. и т.п. Люди не стыдились своей фантазии (Белов). - Добрый день! Добрый день! / Я - дак Оборотень! / Неловко вчерась обернулся: / Хотел превратиться в дырявый плетень, / Да вот посерёдке запнулся. / И кто я теперь - самому не понять, / - Эк меня, братцы, скривило!.. / Нет, что-то стала совсем изменять / Наша нечистая сила! / - Я - старый больной Озорной Водяной, / Но мне надоела квартира: / Лежу под корягой, простуженный, злой, / Ведь в омуте - мокро и сыро (Высоцкий). Всё на месте, да не всё так: гуще и нахальней полезла крапива, мёртво застыли окна в опустевших избах и растворились ворота во дворы - их для порядка закрывали, но какая-то нечистая сила снова и снова открывала, чтоб сильнее сквозило, скрипело да хлопало... (Распутин). - А ещё у нас в избе живёт домовой, - говорил Юра, обращаясь к жене за подтверждением, и она согласно кивала головой. - По ночам он топает своими копытцами по кухне и погромыхивает кастрюльками (Левин). А ты вот, дедуля, неужто не боишься по дорогам ходить? Как же ночью-то? Не встречал ли лешего? - Ой, встречал! - говорит чеченец. - Совсем близко видел, вот как вас, к примеру. Вот слушайте. <...> Иду я себе, иду, а тут стемнело. Не то, чтобы очень, а так, серенько стало. <...> ...Вдруг: шу-шу-шу! Что такое. Посмотрел - никого. Опять иду. Тут опять: шу-шу-шу. Будто кто по листьям ладонью водит. Я оглянулся - опять никого. Еще шаг шагнул. И вдруг он прямо передо мной. Вот только что ничего не было, и вот уж он тут. Вот - руку протяни. И ведь небольшой такой. Может, мне по пояс али по титьки будет. Весь будто из старого сена свалян, глазки красным горят, а на ногах - ладоши. И он этими ладошами по земле притупывает да приговаривает: тяпа-тяпа, тяпа-тяпа, тяпа-тяпа... Ой, и бежал же я!.. Не знаю, как и дома очутился (Т. Толстая).

Увидел он раз старика с соболями, с куницами, с бобрами, с лисицами. «Стой старик! Откудова ты?» - «Родом из такой-то деревни, батюшка, а ныне служу у мужика-лешего». - «А как вы зверей ловите?» - «Да леший-мужик наставит лeсы, зверь глуп - и попадёт» (из сказки).

      VII. Необходимость. Должность. Возможность. Желаемость. Люди не могут не бояться нечистой силы. Всякую нечисть не изведёшь. Нечистая сила способна «вскидываться», т. е. принимать любой вид. Иногда приходится поверить в домовых и леших. Считается, что от нечистой силы можно оборониться крестом и молитвой. Свят-свят-свят, сгинь, нечистая сила; чур меня! (заклинания). Старики верят, что без домового ни одна изба стоять не может. Домового можно задобрить хлебом, солью, табаком. При переезде в новый дом домового надо позвать с собой: «Хозяин домовой, пойдём со мной в новый дом». Кикимора может навести порчу на человека. Леший тебя подери!; Леший бы тебя задавил! (в бранной речи: злое пожелание). Водяной может затащить человека в воду, а русалки могут и заманить в воду, и защекотать человека до полусмерти. Вурдалака (вампира, упыря, оборотня) можно убить, только всадив в могилу осиновый кол. «Храбёр, силён, а всё с лешим не справится» (Даль; посл.).

s Большая часть крестьян верят быти домовым духам. Они утверждают, что без домовова никакой дом стоять не может (Болтин). [Лесник] Кто-то меня кличит; <...> никово нет: не леший ли? (Николев). Уныло звучал на дуге колокольчик, двоя каждый тяжёлый шаг, кони ступали, повесив головы; извозчик, бледный как полотно, бормотал молитвы, приговаривая, что нас обошёл леший, что нам надобно выворотить шубы вверх шерстью и надеть наизнанку - всё до креста (Бестужев-Марлинский). Поместья мирного незримый покровитель, / Тебя молю, мой добрый домовой, / Храни селенье, лес и дикой садик мой / И скромную семьи моей обитель! / Да не вредят полям опасный хлад дождей / И ветра позднего осенние набеги; / Да в пору благотворны снеги / Покроют влажный тук полей! / Останься, тайный страж, в наследственной сени, / Постигни робостью полунощного вора / И от недружеского взора / Счастливый домик охрани! / Ходи вокруг его заботливым дозором, / Люби мой малый сад и берег сонных вод, / И сей укромный огород / С калиткой ветхою, с обрушенным забором! / Люби зелёный скат холмов, / Луга, измятые моей бродящей ленью, / Прохладу лип и клёнов шумный кров - / Они знакомы вдохновенью (Пушкин. Домовому). [Старшая русалка] Оставьте пряжу, сёстры. Солнце село. / Столбом луна блестит над нами. Полно, / Плывите вверх под небом поиграть, / Да никого не трогайте сегодня, / Ни пешехода щекотать не смейте, / Ни рыбакам их невод отягчать / Травой и тиной - ни ребёнка в воду / Заманивать рассказами о рыбках (Пушкин). - Трусиха! ...Ну, чего ты испугалась? Совы! - Да, сова!.. А кто её знает? Может быть, оборотень какой-нибудь (Загоскин). К полночи стало страшней, - Слышу, нечистая сила / Залотошила, завыла, / Заголосила в лесу. / Что мне до силы нечистой? Чур меня! Деве пречистой / Я приношенье несу! (Некрасов). - Ну, и что ж ты, так и видел домового? - Нет, я его не видал, да его и видеть нельзя, - отвечал Ильюша сиплым и слабым голосом, звук которого как нельзя более соответствовал выражению его лица, - а слышал... (Тургенев). Думает Таня: «<...> Как же быть?.. Молвить Марье Гавриловне, позвала бы к себе знахарку?.. Не захочет с ведьмой хороводиться. Да и то взять - приведёшь её сюда, после, пожалуй, с нечистью не развяжешься... Ну как приманишь к себе бесовскую силу?.. Ну, как летун прилетит да рассыплется по нашим горницам огненными искрами?.. Ну как по ночам вкруг домика демоны зачнут на сходку сбираться да треклятые свои мечтания заведут: голики и клики, бесстыдные скаканья, неистовые свисты, и топоты ножные, и вой, и гудение, и мерзкое в долони плескание?.. Оборони, господи, и помилуй от такой напасти!.. Читают же канонницы за трапезой, что самим угодникам божиим такие напасти от нечисти бывали, как же нам-то, грешным, от неё устоять?..» (Мельников-Печерский). Когда переезжали на квартиру, бабушка взяла старый лапоть на длинном оборе, закинула его в подпечек и, присев на корточки, начала вызывать домового: - Домовик-родовик, - вот тебе сани, поезжай-ко с нами на новое место, на иное счастье... (М. Горький). Варенуха повесил голову, вздохнул и тихо сказал: - Отпустите обратно. Не могу быть вампиром. Ведь я тогда Римского едва насмерть с Геллой не уходил! А я не кровожадный (Булгаков).

Увидал его водяной царь и говорит: «Здорово, дружок! <...> Построй за одну ночь большой хрустальный мост, чтоб к утру готов был! Не построишь - голова долой!» Идет царевич от водяного, сам слезами заливается (из сказки).

      VIII. Каково. Увидеть домового или говорить с ним - к беде, к смерти. Встретиться с лешим - не к добру. Заговаривать с русалками опасно.

s Тут выскочит проказник леший, / Ему раздолье в кутерьме: / То огонёк блеснёт во тьме, / То перейдёт дорогу пеший, / Там колокольчик где-то бряк, / Тут добрый человек аукнет, / То кто-нибудь в ворота стукнет, / То слышен лай дворных собак. <...> Тут к лошадям косматый враг / Кувыркнется с поклоном в ноги, / И в полночь самую с дороги / Кибитка на бок - и в овраг (Вяземский). ... Долговязые лешие пускались вприсядку с карликами домовыми. <...> Молодые ведьмы с безумным, неистовым смехом и взвизгиваньем, как пьяные бабы на веселье, плясали горлицу и метелицу с косматыми водяными, у которых образины на два пальца покрыты были тиной; резвые, шаловливые русалки носились в дудочке с упырями, на которых и посмотреть было страшно. Крик, гам, топот, возня, пронзительный скрып и свисты адских гудков и сопелок, пенье и визг чертенят и ведьм - всё это было буйно, дико, бешено; и со всем тем видно было, что сия страшная сволочь от души веселилась (Сомов). Но горе тому, кто соблазнится на нечистую красоту, кто поверит льстивым словам болотницы: один шаг ступит по чарусе, и она уже возле него: обвив беднягу белоснежными прозрачными руками, тихо опустится с ним в бездонную пропасть болотной пучины... Ни крика, ни стона, ни вздоха, ни всплеска воды (Мельников-Печерский). При полном месяце человеку ночевать под голым небом негоже. Всякая нечисть и нежить, которая и белым днем не очень прячется, в такую ночь распоясывается окончательно, не ставит ни во что ни охранительный чеснок, ни окаянную травку полынь. Она, пожалуй, и через железную цепь осмелится перешагнуть. Вон как мавки-то в реке плещутся, скоро полезут на берег чесать зелёные свои кудри и просить Жихаря позычить им для этого дела свой гребешок. Гребешок у него за тем же голенищем, что и ложка, но он пока ещё не золотой, а всё равно жалко (М. Успенский).

      IX. Как. Как избавиться от нечистой силы? Попробуй как-нибудь задобрить домового. Кикимора досаждает хозяевам своим воем, писком и шумом. Как кикимора (о неприятном или нелюдимом человеке). Овинник пугает людей страшным хохотом и хлопаньем в ладоши. Ходит русалкой (распустив волосы). «Вертит, как домовой на конюшне» (Даль). «Вертит, как леший в уйме (дремучем, огромном лесу)» (Даль). «Водяной всплывает колесом или бороной на воде» (Даль). «Мутит, как водяной под мельницей» (Даль). «Купил дом с домовым: дом домом, а домовой даром» (Даль; посл.).

s - Скажите мне, - спросил Руневский, - каким образом вы узнаёте, кто упырь и кто нет? - Это совсем немудрено. Что касается до этих двух, то я не могу в них ошибаться, потому что знал их еще прежде смерти, и (мимоходом буди сказано) немало удивился, встретив их между людьми, которым они довольно известны. Надобно признаться, что на это нужна удивительная дерзость. Но вы спрашиваете, каким образом узнавать упырей? Заметьте только, как они, встречаясь друг с другом, щёлкают языком. Это по-настоящему не щёлканье, а звук, похожий на тот, который производят губами, когда сосут апельсин. Это их условный знак, и так они друг друга узнают и приветствуют (А. К. Толстой. Упырь). На Сергея Петровича напала такая хандра, что он несколько дней никуда не показывался из дому... - А вот возьму и буду сидеть у себя дома, как кикимора (Мамин-Сибиряк). Она, свои скрывая груди / И лоно зыбким тростником, / На мир, где колдовали люди, / Смотрела из реки тайком (Брюсов. Русалка). Ах, пойду я к реке под горою, / Кинусь с берега в чёрную прорубь. / Не отыщет никто мои кости, / Я русалкой вернуся весною (Есенин). - Родимся мы не в естестве, а от молоньи... Вот когда молонья ударит в какую-нибудь ёлку в лесу или сосну, только в такую, у которой непременно не меньше ста поясков на комле... <...> Так вот, когда в такую стогодовалую ёлку ударит молонья, и расщепит её напополам, и сожгёт её по самую землю, так в горелом пне после неё долго потом сидит небесный огонь, как в материнской утробе... <...> Пень этот стоит и стоит, пока у него, у пня, не вырастут руки и ноги и в самом верху из-подо мха, которым он за эту пору весь обнесётся, не прорвутся гляделки с зелёным таким огоньком, каким горят все гнилушки в лесу ... (С. Клычков). Навстречу, тяжело опираясь на палку, шёл коренастый мужчина с такой нечёсаной бородой, что казался похожим на лешего. И не посторонился - совсем как леший (Б. Васильев). То есть и раньше она проваливалась куда-то сквозь землю на день-два, но потом опять объявлялась ниоткуда как нечистая сила, ноги иксом, коленки вместе, косолапая, влекомая ветром вроде грязного привидения, в шапчонке блином, лицо более-менее лиловое от мороза (Петрушевская). Рассказал ещё чеченец про страсти лесные, <...> про то, как русалка на заре поёт, кулдычет водяные свои песни: поначалу низко так, глубоко возьмёт: ы,ы,ы,ы,ы, - потом выше забирает: оуааа, оуааа, - тогда держись, гляди в оба, не то в реку затянет, - а уж когда песня на визг пойдёт: ййих! ййих! - тут уж беги, мужик, без памяти (Т. Толстая).

      X. Сколько. Ночью в лесу, на болоте кишмя кишит всякая нечисть. И в поле, и в лесу всякой нечисти полно, она там кишмя кишит. Сколько всякой нечисти развелось! Домовой в доме один. Русалок много, а водяной в реке, в омуте один.

s Вокруг него, поодаль от площадки кипел целый базар ведьм, колдунов, упырей, оборотней, леших, водяных, домовых и всяких чуд невиданных и неслыханных (Сомов). Вдруг ветер дунул, загашая / Огонь светильников ночных; / Смутилась шайка домовых; / Онегин, взорами сверкая, / Из-за стола, гремя, встаёт; / Все встали: он к дверям идёт (Пушкин). В народном сознании глубоко укоренилось верование, что сонмы злых духов неисчислимы. Очень мало на божьем свете таких заповедных святых мест, в которые они не дерзали бы проникать; даже православные храмы не освобождены от их дерзких нашествий (С. Максимов. Нечистая, неведомая и крестная сила). Вот группа Брокенских гуляк. Они всегда приезжают последними. Ну да, это они. Два пьяных вампира... Все? Ах нет, вот ещё один. Нет, двое! По лестнице подымались двое последних гостей (Булгаков). Лес, в котором жила старушка, был очень дремучим, просто непроходимым. Видно, поэтому люди из окрестных деревень и не ходили туда по грибы, по ягоды. И столько в этом лесу всякой нечисти развелось, что просто жуть! (Постников. Удивительные похождения нечистой силы).

      XI. Насколько. Говорят, что кикимора настолько мала и суха, что боится выходить на улицу, чтобы её не унесло ветром. Считается, что водяной злее лешего. Нет ничего хуже, чем обидеть домового, он может выжить из дома. «С лешего (с чёрта) вырос, а ума-то не вынес!» (шутл., Даль).

s - Да, она точно была Сугробина несколько лет тому назад, но теперь она не что иное, как самый гнусный упырь, который только ждёт случая, чтобы насытиться человеческою кровью (А. К. Толстой. Упырь). Русалка плыла на боку, она плыла куда легче, чем люди (Маканин).

...Погоня воротилась к водяному царю: «Нет, ваше царское величество, ни следов, ни вести; только и видели, что старца-попа да церковь ветхую». - «Что ж вы их не брали?» - закричал пуще прежнего водяной царь; предал гонцов лютой смерти, а за царевичем и Василисою Премудрою сам поскакал (из сказки).

      XII. Который (среди подобного). Кругом развелась всякая нечисть. На болоте водится разная нежить.

s На солнце днём комары не хоронятся, как, впрочем, всякая нечисть (А. Яшин). На сеновале - страшенная темень, а всякая нечисть темноту уважает (Шолохов). Мне снилась какая-то нечисть: многоногие гигантские комары, бородатые, как Выбегалло, говорящие вёдра с обратом, чан на коротких ножках, бегающий по лестнице. Иногда в мой сон заглядывал какой-нибудь нескромный домовой, но, увидев такие страсти, испуганно удирал (А. Стругацкий, Б. Стругацкий).

      XIII. Где. Лесная, водяная, болотная нечисть. Черти болотные (нечисть, обитающая на болоте). Лесная, болотная кикимора. Овинный домовой (злой дух, обитающий в овине и обычно принимающий вид чёрного лохматого кота). Злые духи живут в разных местах: домовой и кикимора - в доме, овинник - в овине, банник - в бане, дворовой - во дворе. Домовой обитает в доме, под печью, за трубой, у порога входной двери, в красном углу, но он может жить также во дворе, в хлеву, в конюшне или в бане. Домовой живет в подполе. Кикимора обычно живёт в доме, реже - во дворе, в бане, в хлеву, на гумне или в пустых домах. «И Кикимора тоже в голбце да подполье, и на подволоке, и под подволокой» (Честняков). Банник живет за каменкой или под полком, а овинник - в яме для огня под настилом овина. Леший живет в лесу, его излюбленные места - коряги, вывернутые с корнем деревья, лесные избушки. Полевой (полевой - злой дух полей, приставленный охранять их; небольшого роста, с головой покрытой травою; «суеверный призрак, из числа нежити, как домовой, леший»; Даль) на межах проказит. Водяной обитает в глубоких реках, омутах, в провальных озёрах с тёмной водой, в запрудах, водоворотах, на плотинах и мельницах. Русалки часто сидят на ветвях развесистых ив, плакучих берёз. Во время Русальной недели русалок можно встретить в ржаном поле, у воды, на деревьях, в лесу, на перекрёстках дорог, на кладбище. Вурдалак обычно обитает на кладбище, среди могил. «На межах и на распутьях нечистая сила» (Даль).

s Во крестьянстве и доныне ведётся предание, что Лешие живут в лесах (Болтин). - Кто-то ходит по конюшне, слышишь ли? - Слышу! - отвечал Иван едва внятно, прижавшись ко мне как можно плотнее. - Неравен случай, - заметил я, - может быть, по грехам нашим, там тешится домовой! Сосед мой молча трижды перекрестился. Что же почувствовали мы, услыша, что злой дух медленно идёт по лестнице на сенник, а вскоре потом, что он, топоча по полу подобно подкованному жеребёнку, быстро к нам приближается (Нарежный). [Фамусов] Сюда! за мной! скорей! Свечей побольше, фонарей! Где домовые? Ба! знакомые всё лица! (Грибоедов). Тимоша Кулак ономесь повстречал тут оборотня; слышь ты, скинулся он свиньёй, да то и знай мечется под ноги! (Бестужев-Марлинский. Страшное гадание). Там чудеса: там леший бродит, / Русалка на ветвях сидит; / Там на неведомых дорожках / Следы невиданных зверей; / Избушка там на курьих ножках / Стоит без окон, без дверей... (Пушкин). - А правда ли, - спросил Костя, - что Акулина-дурочка с тех пор и рехнулась, как в воде побывала? - С тех пор... Какова теперь! Но а говорят, прежде красавица была. Водяной её испортил. Знать, не ожидал, что её скоро вытащут. Вот он её, там у себя на дне, и испортил (Тургенев). - Которо место пароход поставили? - К низу, с самого краю. - Для чё так далеко? - Ближе-то водяной не пускает, там, дескать, место для пассажирских, а вам, говорит, где ни стоять - всё едино... (Мельников-Печерский). У лесников чаруса [топь, непроходимое болото (Даль)] слывёт местом нечистым, заколдованным. Они рассказывают, что на тех чарусах по ночам бесовы огни горят, ровно свечи теплятся. А ину пору видают середи чарусы болотницу, коль не родную сестру, так близкую сродницу всей этой окаянной нечисти: русалкам, водяницам и берегиням... В светлую летнюю ночь сидит болотница одна-одинёшенька и нежится на свете ясного месяца... и чуть завидит человека, зачнёт прельщать его, манить в свои бесовские объятья... <...> А сидит она в белоснежном цветке кувшинчика с котёл величиною... Хитрит, окаянная, обмануть, обвести хочется ей человека - села в тот чудный цветок спрятать гусиные свои ноги с чёрными перепонками. <...> А сама разводит руками, закидывает назад голову, манит к себе на пышные перси того человека, обещает ему и тысячи неслыханных наслаждений, и груды золота, и горы жемчуга перекатного... (Мельников-Печерский). По лесу леший кричит на сову, / Прячутся мошки от птичек в траву. Ау! (Есенин). Домовой завыл - крякнул под полом... (Клюев). Задремал в осоке леший - Старичок преклонный... (С. Клычков). А тут увидишь совсем гладкое место, и на этой плешине будет цвести земляника, сиречь ягода, которая только там и растёт, где леший погреет на месяце спину... (С. Клычков). Но толпа, хотя и в страхе, бежала, не отставая, шлёпая по грязи и рассказывая шёпотом страшные, тоже подобные бреду, слухи о нечистой силе, которая будто бы завелась в Петербурге (Мережковский). [Аннушка] понесла околесину о том, что она не отвечает за домоуправление, которое завело на пятом этаже нечистую силу, от которой житья нету (Булгаков). Шёпот «нечистая сила...» слышался в очередях, стоявших у молочных, в трамваях, в магазинах, в квартирах, в кухнях, в поездах, и дачных и дальнего следования, на станциях и полустанках, на дачах и на пляжах (Булгаков). Внизу, подо мной, у дверей покачнувшейся старой-престарой избушки, промокшей под половодьем, стоит, прислонившись к косяку, белый Водяной, весь заросший луневою бородою, стоит Водяной в длинной белой рубахе, подпоясанной серебряными кольцами, и не спускает глаз с юрко шныряющей чёрной лодки, где уселись два Лесных человека с вывороченными пятками (Ремизов). В заповедных и дремучих страшных Муромских лесах / Всяка нечисть бродит тучей и в проезжих сеет страх: / Воют воем, что твои упокойники, / Если есть там соловьи - то разбойники. / Страшно, аж жуть! / В заколдованных болотах там кикиморы живут, - / Защекочут до икоты и на дно уволокут. / Будь ты пеший, будь ты конный -заграбастают, / А уж лешие - так пу лесу и шастают (Высоцкий). - Ты ещё сегодня про леших не рассказывал. - В лесу лешие водятся, - убеждённо сказал Жердяй, - а в болоте - болотные, моховики, боровики. В воде - водяные и еще русалки. А в избе - домовые (А. Рыбаков). Вдруг, смотрю, вылезают кочегары как ошпаренные. Я спрашиваю. - Что случилось? - Да там, - отвечают они, - в бункере, какая-то нечисть завелась (А. Некрасов).

      XIV. Куда. От нечистой силы никуда не денешься, не спрячешься. Иди ты к лешему! (брань). Водяной затягивает к себе, в свой омут. Русалка затаскивает людей к себе в реку. В могилу (на могилу) вурдалака (упыря, оборотня) вбивают осиновый кол.

s Всяко бывает: он вот нагнётся, станет черпать воду, а водяной его за руку схватит да потащит к себе (Тургенев). - А по мне хоть бы и вовсе баб не было. Ну их к лешему! (Чехов). ...На печке никакая нечистая сила не страшна, на печку они не могут залезть, им не дано, они могут сколько им влезет звать, беситься, стращать внизу; но на печку не полезут, это проверено (Шукшин). В этих «товтрах» скрыто немало ущелий и пещер, поэтому местные жители боятся забираться далеко в них и при случае обходят стороной. Многие из них верят, что в «товтрах» живёт «нечистая сила»: она хватает человека, как только он переступит порог ущелья или пещеры, и тащит его дальше, под землю, в пекло (Беляев).

      XV. От - До (в пространстве). От леса до болота полно всякой нечисти. «...Нечисть из курной избы бежит...» (Лесков). Кикимора по ночам таскает кур с насеста. Вурдалак (упырь, оборотень) по ночам выходит из могилы. Перегоняет с места на место, как леший зверя (посл.).

s То вранов раздаётся рокот; / То слышится русалки хохот; / То вдруг из-за седого пня / Выходит леший козлоногий (Жуковский). И пела русалка - и звук её слов / Долетал до крутых берегов (Пушкин). «Вишь, какое диво!» - подумал кузнец, разинув от удивления рот, и тот же час заметил, что вареник лезет и к нему в рот и уже вымазал губы сметаною. Оттолкнувши вареник и вытерши губы, кузнец начал размышлять о том, какие чудеса бывают на свете и до каких мудростей доводит человека нечистая сила... (Гоголь). Дитя фантазии народной, / Со дна реки на свет луны холодной / Всплывала и его дразнила наготой / Русалка бледная с зелёною косой (Полонский). Колотушка тук-тук-тук, / Спит животное Паук, / Спит Корова, Муха спит, / Над землёй луна висит. / Над землёй большая плошка / Опрокинутой воды. / Леший вытащил бревешко / Из мохнатой головы (Заболоцкий). Но на меня-то с могилы не фантазии прут, а нечисть (Мамлеев). - А ну-ка марш отседова, нечистая сила! - задыхаясь от страха и ярости, закричала Дарья и снова замахнулась палкой. Мужик отскочил (Распутин).

      XVI. Когда. Обычно домовой проявляется по ночам и начинает хозяйничать. Хозяева переехали в новый дом, а домового не позвали: теперь он плачет и воет по ночам в старом доме. Кикимора днём сидит за печью, а по ночам проказит с веретеном и прялкою, а иногда может даже допрясть за хозяйкой. Считается, банник вредит тем, кто приходит в баню поздно, после захода солнца или ночью. «Овинного домового (овинник - домашний злой дух, обитающий в овине, обычно принимающий вид чёрного и лохматого кота с горящими глазами) можно увидеть в заутреню светлого воскресенья» (Даль). По народным поверьям, леший очень опасен только раз в году, на Ерофея мученика (17 октября), он злится и бесится, потому что должен заснуть на зиму. Лешие вновь появляются весной, когда начинает таять снег и «размыкается» земля. «На Ерофея лешие пропадают: они ломают деревья, гоняют зверей и проваливаются» (Даль). Старики верили, что ночью до первых петухов леший ходит по лесу, а потом спит в лесной избушке. Говорят, что зимой водяной спит на дне реки, а просыпается 1 апреля и ломает лёд. Водяного следует особенно опасаться во время больших праздников: в ночь на Ивана Купалу, в субботу перед Троицей. Считалось, что русалки приходили с «того света» один раз в году на Троицкой или Русальной неделе в то время, когда цветёт рожь. Русалки обычно выходят из воды ненадолго. В лунные ночи русалки качаются на ветвях, спускаются, водят хороводы, резвятся и играют. Считается, что колдун может превратить человека в волколака на большой или малый срок, но не навсегда, обычно на семь лет. Вампир встаёт из могилы ночью, и после пения первых петухов он должен возвратиться к себе в могилу.

s Вот уж месяц из-за лесу кажет рога, / И туманом подернулись балки, / Вот и в ступе поехала баба-яга, / И в Днепре заплескались русалки, / В Заднепровье послышался лешего вой, / По конюшням дозором пошёл домовой, / На трубе ведьма пологом машет, / А Поток себе пляшет да пляшет (А. К. Толстой). Только завидит болотница человека - старого или малого - это всё равно, - тотчас зачнёт сладким тихим голосом, да таково жалобно, ровно сквозь слёзы молить-просить вынуть её из болота, вывести на белый свет, показать ей красно солнышко, которого сроду она не видывала (Мельников-Печерский). Начали ходить безобразные слухи. Говорили, что новый градоначальник совсем даже не градоначальник, а оборотень, присланный в Глупов по легкомыслию; что он по ночам, в виде ненасытного упыря, парит над городом (Салтыков-Щедрин). Она с простотою и добродушием Гомера <...> влагала в детскую память и воображение Илиаду русской жизни, созданную нашими гомеридами тех туманных времён, когда человек ещё не ладил с опасностями и тайнами природы и жизни, когда он трепетал и перед оборотнем, и перед лешим, и у Алёши Поповича искал защиты от окружающих его бед... (Гончаров). Теперь у нас в леших не верят, да и леших самих не стало в лесу... потому, должно быть, их и не стало, что в них больше не верят. А было время - и лешие были, и лес был такой, что только в нём лешим и жить... (С. Клычков). А намедни у учительши курица петухом запела, срам-то какой. Чай тоже и у учительши амбиция своя есть... В стародавние времена леший кой-когда в лесу с девушки платок стащит, а таких подлостей не производили. Видно, и лешие нынче, - откуль их нанесло, - тоже осатанели. Чистые фулиганы! (Саша Чёрный). А нонче Христос родился, и вся нечистая сила хвост поджала, крутится без толку, повредить не может (Шмелёв). Сам леший теперь мох дерёт, обкладывается под корягой и засыпает на долгую зиму, редко открывая свои лесные глаза (Пришвин). А в доме был домовой. Он любил чёрный хлеб с гречишным мёдом. Если давали липовый или, не дай Бог, цветочный - такое начиналось! А когда имение продали, он поехал с нами в Тифлис в старом валенке (А. Лазарчук, М. Успенский).

      XVII. С каких пор. До каких пор. Нечистая сила бесчинствует по ночам: от полуночи до третьих петухов. Считается, что леший любит петь во всё горло с вечера до полуночи. С начала и до конца Русальной недели (после Троицы, начиная с Духова дня) русалки заманивают людей на бездорожье или в воду, душат, щекочут до смерти.

s - Видно, что колдовство нашего фон-барона было не в добрый час, или он кудесник только курам на смех, или просто хотел надуть добрых людей и полакомиться на чужой счёт; только вышло, как я вам сказал, наоборот. Доселе Кикимора делала только добро: холила ребёнка и пряла на хозяйку, никто её за тем ни видал, ни слыхал; а с этих пор, видно, её раздразнили шептаньем да колдовством: она стала по ночам делать всякие проказы. То вдруг загремит и затрещит на потолке, словно вся изба рушится; то впотьмах подкатится клубом кому-либо из семьян под ноги и собьёт его, как овсяный сноп; то, когда все уснут, ходит по избе, урчит, ревёт и сопит, как медвежонок; то середь ночи запрыгает по полу синими огоньками... (Сомов). ...А здесь не пусто; / Здесь водится недобрый с давних лет; / У стариков ужасные преданья / Сохранены об этом старом дубе; / И часто шум каких-то голосов / Нам слышится в его печальных ветвях (Жуковский). Не ходи к потоку - / Он шумит, бежит. / Там неподалеку / Водяной сторожит. / Он на дне золотом / Неприметен днём. / Солнце лишь к закату - / Он встаёт из реки, / Тяжёлую пяту / Кладёт на пески / И, луной озарён, / Погружается в сон. / До утра косматый / Там спокойно спит, / Рой духов крылатый / Вкруг него сторожит, / Чтоб случайно волна / Не встревожила сна (Ознобишин. Водяной дух). Зимой крещёному человеку в лесу и окаянного нечего бояться. С Никитина дня вся лесная нечисть мёртвым сном засыпает: и водяник, и болотняник, и бесовские красавицы чарус и омутов - все до единого сгинут, и становится тогда в лесах место чисто и свято... На покой христианским душам спит окаянная сила до самого вешнего Никиты, а с ней заодно засыпают и гады земные: змеи, жабы и слепая медяница, та, что как прыгнет, так насквозь человека проскочит... Леший бурлит до Ерофеева дня, тут ему на глаза не попадайся: бесится косматый, неохота ему спать ложиться, рыщет по лесу, ломит деревья, гоняет зверей, но как только Ерофей-Офеня по башке лесиной его хватит, пойдёт окаянный сквозь землю и спит до Василия парийского, как весна землю парить начнет (Мельников-Печерский). Тихо по берегу, как бывает тихо у нас в стороне в тот самый час, когда заяц положит у лёжки последнюю хитрую петлю, сквозь эту петлю вся нежить и небыль в землю уйдёт, и сам лесной коновод - леший часто, заспавшись на полной луне, с этой минуты оборотится в пень или кочку, возле которой в тот день будет цвести земляника (С. Клычков). Убивать нарисованную нечисть интересно, пока не встретил её воочию (Лукьяненко).

Идёт, а собака за ним следом бежит. Заприметил его мертвец и понесся навстречу - до земли ногами на пол-аршина не хватает, только саван раздувается. Поравнялся с охотником, бросился на него, а собака ухватила того мертвеца за голые икры и начала с ним бороться. <...> Собака до тех пор дралась, пока петухи запели и мертвец недвижим упал... (из сказки).

      XVIII. Зачем. Заговоры от (против) нечистой силы. Какого лешего, за каким лешим? На кой леший? (в бранной речи: зачем ещё, с какой стати?). Говорят, что для того, чтобы избавиться от водяного, следует загадать ему загадку или задать вопросы, на которые он не сможет ответить. По народным представлениям, русалки завлекают к себе только для того, чтобы без всякой вины защекотать до смерти или утопить. «Домовой душит, ради шутки, сонного» (Даль). «Чтобы кикимора кур не воровал, вешают над насестью отшибленное горло кувшина, либо камень с природною сквозною дырою» (Даль). «Чтобы леший не обошёл (не сбиться с дороги), вывернуть на себе рубаху наизнанку» (Даль).

s - И зачем эта погань в свете развелась? - заметил Павел. - Не понимаю, право! - Не бранись, смотри, услышит, - заметил Илья (Тургенев). Против лешего у нас на сучьях пряжа развешана. - Леший на пряжу никак не пойдет, - проговорил кто-то в пользу Мартына. - Ему нельзя, он если сюда ступит, сейчас в пряжу запутается, - пропел второй голос (Лесков). - Какого лешего тебе еще нужно? (Чехов). [Смирнов] На кой леший, извините за выражение, сдался мне ваш приказчик! (Чехов). «Да, хорошо, если она совсем укатилась. А может быть, она живёт в этой квартире, где-нибудь под полом, и опять станет приходить и дразнить». Тоскливо и холодно стало Передонову. «И к чему вся эта нечисть на свете?» - подумал он. Когда молебен кончился, когда гости разошлись, Передонов долго думал о том, где бы могла скрываться недотыкомка (Ф. Сологуб). Чтобы освободиться от нечисти, надо было выявить эту нечисть, олицетворить и вообразить её (то есть ввести в образ), что и происходило во время Святок (Белов).

      XIX. Почему. С нечистой силой спознаться - добра не видать. Из-за всякой нечисти болеет и падает скотина, хворают дети, плохо выпекается хлеб, путается пряжа, бьётся посуда. Если рассердить домового, он станет вредить, шуметь по ночам в подполе или на чердаке. Домовой не боится молитвы, поэтому охраниться от него можно только крестным знамением. При переезде в новый дом домового не позвали с собой, и теперь в семье несчастье за несчастьем. Считается, что банник моется в бане и ему следует оставлять воду, мыло и веник, иначе он будет брызгать кипятком, кидаться раскалёнными камнями, напускать угару. На святках девушки приходили к овину гадать о браке: если овинник дотронется до тела девушки голой рукой, то будущий муж будет бедным, а если мохнатой - богатым. Говорят, что, рассердившись, овинник может подпалить овин, особенно если его топить в те дни, когда овин - «именинник» (т. е. на Воздвижение и на Покров). Поскольку леший считался хозяином леса, то без договора с ним охотник не мог охотиться: он оставался без добычи или мог погибнуть. Заблудились: леший кружил нас по лесу. Леший его знает (в бранной речи: непонятно, неизвестно почему). Считается, что русалки могут вытаптывать или высушивать посевы, если хозяева нарушат запрет работать в поле на Русальной неделе. Чахнет дитя: в доме ночевал вурдалак. Рассказывают, что если человек перекувырнётся через осиновый пень, перекрёсток, воткнутые в землю ножи, то он превратится в волколака. «Был бы лес, будет и леший» (Даль; посл.).

s Ваня стал; - шагнуть не может. / Боже! думает бедняк, / Это верно кости гложет / Красногубый вурдалак. / Горе! малый я не сильный; / Съест упырь меня совсем, / Если сам земли могильной / Я с молитвою не съем (Пушкин). Вот в село он прибегает, / Мужиков к себе сзывает, / Чёрной гривкою трясёт / И такую речь ведёт: / «Эй, послушайте, миряне, / Православны христиане! / Коль не хочет кто из вас / К водяному сесть в приказ, / Убирайся вмиг отсюда. / Здесь тотчас случится чудо: / Море сильно закипит, / Повернётся рыба-кит...» (Ершов). Руневский слушал и не верил ушам своим. - Вы сомневаетесь? - продолжал тот. - Никто, однако, лучше меня не может доказать, что Сугробина упырь, ибо я был на её похоронах. Если бы меня тогда послушались, то ей бы вбили осиновый кол между плеч для предосторожности; ну, да что прикажете? Наследники были в отсутствии, а чужим какое дело? (А. К. Толстой. Упырь). А русалка-то как взговорит ему: «Не креститься бы тебе, говорит, человече, жить бы тебе со мной на веселии до конца дней; а плачу я, убиваюсь оттого, что ты крестился; да не я одна убиваться буду: убивайся же и ты до конца дней» (Тургенев). Зато по ночам вся нечисть и воет в печной трубе, и потому-то ни одна баба на ночь незакрытой печь не оставит... Пусть чёрная сила треплет на крыше солому, стучит по застрехе крылом - на мужицкую душу повешен семифунтовый замок, и в неё уже не пролезешь... (С. Клычков). Бело и плотно поверх синих лесов над низиной завернулось облако, туман или дым? - то леший баню топит, моется, и вся тварь его омытая блестит росой (Пришвин). А когда настала ночь и уснула Матёра, из-под берега на мельничной протоке выскочил маленький, чуть больше кошки, ни на какого другого зверя не похожий зверёк - Хозяин острова. Если в избах есть домовые, то на острове должен быть и хозяин (Распутин).

Смотрит охотник, а перед ним на лесной тропинке лежит колода, на колоде мужик сидит, лапоть ковыряет; подковырнёт лапоть, да на месяц и погрозит: «Свети, свети, ясен месяц!». Дивно стало охотнику: отчего так, думает, собою мужик - ещё молодец, а волосом как лунь сед? Только подумал это, а он словно мысль его угадал: «Оттого, говорит, я и сед, что чёртов дед!». Тут охотник и смекнул, что перед ним не простой мужик, а леший... (из сказки). Не чрез много времени старик сам с ноготь, борода с локоть выходит опять из воды и несёт от Водяного царя письмо за шести чёрными печатями, чтобы царь привёз дочь на тот же остров шестиглавому змию; а ежели он не отдаст Марфу-царевну, то Водяной царь грозился всё царство потопить (из сказки).

 
Свидетельство о регистрации в средствах массовой информации: Эл № ФС 77-20427 от 3.03.2005
Дизайн и разработка сайта МЦДИ «Бинек»