МОЛИТВА


 

молитва
богомол, богомолец, богослужение, ектенья, молебен, молебствие, молебщик, молельщик, моленная, моленье, молитвенник, молитвослов, молитвословие, мольба, моляка, намаз, обедня, псалом
вымолить, замолить, измолиться, молебенный, молебный, моленный, молитвенно, молитвенный, молитвить, молитвовать, молитвословить, молить, молиться, намолить, отмолить, помолить, помолиться, умолить

 

 

I. Быть. Молитва творится, читается, поётся, произносится. Молитва шепчется, произносится про себя, в душе, в уме. Слышится, звучит молитва. Молитва возносится к Богу, к небесам. Молебен начался, служится, поётся. Поётся ектенья. Отпелся, отслужился молебен.

s Опять всё умолкло; начался благодарственный молебен <...> запели: Тебе Бога хвалим (Жуковский). [Другой] Обедня кончилась, теперь идёт молебствие (Пушкин). И всё это происходило в виду церкви, где ещё блистали свечи и раздавалось молитвенное пение (Лермонтов). Свидригайлов знал эту девочку; ни образа, ни зажжённых свечей не было у этого гроба и не слышно было молитв (Достоевский).

      II.      Кто. Что.

      А. Молитва - слова, произносимые при обращении к Богу, к святым; установленный церковью текст такого обращения.

      Б. Моленье - обращённая к Богу просьба, обычно в форме установленного церковью текста. «Моленье, мольба, молитва - действие по глаголу и самое содержание, суть просьбы» (Даль).

Молитвословие - ежедневное богослужение, состоящее из чтения утренних и вечерних молитв. «Молитвословие - моленье, мольба, молебствие» (Даль).

Молебен - краткое богослужение. «Молебен - короткое богослужение, в виде благодарности или просьбы» (Даль).

Молебствие - молебен. «Молебствие - всенародный молебен, общее приношение Господу благодарности, просьбы» (Даль).

Ектенья - молитвенные прошения, одно за другим произносимые дьяконом или священником при богослужении от имени верующих, сопровождаемые обычно пением певчих. «Ектения (-ья) - моление, читаемое диаконом или священником, на которое лик отвечает "Господи помилуй" и "Подай Господи"» (Даль; лик здесь - церковный хор, клирос).

Намаз - у мусульман: ежедневная пятикратная молитва. «Намаз - мусульманская урочная молитва» (Даль).

s Что есть молитва? Молитва есть возношение ума (Достоевский). Юноша, не забывай молитвы. Каждый раз в молитве твоей, если искренна, мелькнёт новое чувство, а в нём и новая мысль, которую ты прежде не знал, и которая вновь ободрит тебя; и поймёшь, что молитва есть воспитание (Достоевский). Молитва - ты знаешь ли, что об молитве-то в Писании сказано? Молитва - недугующих исцеление - вот что сказано! (Салт.-Щедрин). Молитва - это только напоминание самому себе о том, что ты такое и в чём твоё дело жизни (Л. Толстой). Молитва есть восстановление в своём сознании высшего понимания смысла жизни (Л. Толстой). Молитва - это напоминание себе своего отношения к бесконечному миру (Л. Толстой). Молитва есть дыхание души (Иоанн Кронштадтский). Источник молитвы не страх, а восторг (Цветаева).

      III. Каков. Молитва благодатна. Молитва искренна, идёт от сердца. Молебен краток. «Моление бывает втуне» (Даль).

s Сущность молитвы заключается в признании глубокого своего бессилия, глубокой ограниченности. Молитва - где «я не могу»; где «я могу» - нет молитвы (Розанов).

      IV. Какой. Тихая молитва. Нелицемерная, жаркая, горячая, тёплая, умилённая молитва. Покаянная молитва. Поминальная молитва. Отходная молитва (над умирающим). Заупокойная молитва. Погребальная молитва. Молитвенное коленопреклонение. Молебенное, молебное пение, молитвенное песнопение. Торжественное молебствие. Молитвенные жесты, движения. Молитвенное положение. Молитвенная поза. Моление о чуде, о здравии, о спасении души. Молитва об исцелении, о спасении, о прощении. Моление о чаше (по евангельскому сказанию: мольба Иисуса Христа в Гефсиманском саду после Тайной вечери о том, чтобы Бог избавил его от уготованной ему чаши страданий). Молебенная ектенья. Великая, малая ектенья. Просительная, заупокойная ектенья. Прилежный, усердный молельщик (молебщик, богомол). «Он не моляка, не велик богомол» (Даль). Отмоленный грех. Молёное дитя (ребёнок, о рождении которого молились, просили Бога).

s [Пимен] На престоле / Он вздыхал о мирном житие / Молчальника. Он царские чертоги / Преобратил в молитвенную келью (Пушкин). Она: «Постой, / постой! / Послушай, воротись. Великими дарами / Я задарю тебя... прими мои дары, / Они не суетны, но честны и добры, / И будешь ими ты делиться с небесами: / Я одарю тебя молитвами души ... (Пушкин). Я обняла её, мы смешали слёзы благородного восторга и жаркие моления за отечество (Пушкин). Владимир и трое слуг подняли гроб. Священник пошёл вперёд, дьячок сопровождал его, воспевая погребальные молитвы (Пушкин). Мне лично нравится эта молитвенная тишина кондового сибирского леса (Мамин-Сибиряк). Он знал множество молитв, и в особенности отлично изучил технику молитвенного стояния. То есть знал, когда нужно шевелить губами и закатывать глаза, когда следует складывать руки ладонями внутрь и когда держать их воздетыми, когда надлежит умиляться и когда стоять чинно, творя умеренные крестные знамения. И глаза и нос его краснели и увлажнялись в определённые минуты, на которые указывала ему молитвенная практика (Салт.-Щедрин). - <...> Опять и про молитву надо сказать: есть молитва угодная и есть молитва неугодная. Угодная достигает, а неугодная - всё равно, что она есть, что её нет. Может, дяденькина-то молитва неугодная была - вот она и не достигла (Салт.-Щедрин). Ужель на вопль и зов молебный / Ты безучастно промолчишь? (Фет). Во время службы в Успенском соборе - соединённого молебствия по случаю приезда государя и благодарственной молитвы за заключение мира с турками - толпа пораспространилась... (Л. Толстой). Неожиданно, в середине и не в порядке службы, который Наташа хорошо знала, дьячок вынес скамеечку, ту самую, на которой читались коленопреклонные молитвы в Троицын день, и оставил её перед царскими дверьми. Священник вышел в своей лиловой бархатной скуфье, оправил волосы и с усилием стал на колена. Все сделали то же и с недоумением смотрели друг на друга. Это была молитва, только что полученная из Синода, молитва о спасении России от вражеского нашествия. - «Господи Боже сил, Боже спасения нашего», - начал священник тем ясным, ненапыщенным и кротким голосом, которым читают только одни духовные славянские чтецы и который так неотразимо действует на русское сердце. «Господи Боже сил, Боже спасения нашего! Призри ныне в милостях и щедротах на смиренныя люди Твоя, и человеколюбно услыши, и пощади, и помилуй нас. <...> Се враг смущаяй землю Твою и хотяяй положити вселенную всю пусту, восста на ны; се люди беззаконния собрашася, еже погубити достояние Твое, разорити честный Иерусалим Твой, возлюбленную Твою Россию: осквернити храмы Твои, раскопати алтари и поругатися Святыне нашей. Доколе, Господи, доколе грешницы восхвалятся? Доколе употребити имать законопреступный власть? Владыко Господи! Услыши нас, молящихся Тебе: укрепи силою Твоею благочестивейшего, самодержавнейшего великого государя нашего императора Александра Павловича; помяни правду Его и кротость, воздаждь Ему по благости Его, ею же хранит ны, Твой возлюбленный Израиль. Благослови Его советы, начинания и дела; утверди всемогущею Твоею десницею царство Его и подаждь Ему победу на врага, яко же Моисею на Амалика, Гедеону на Мадиама и Давиду на Голиафа. Сохрани воинство Его, положи лук медян мышцам во имя Твое ополчившихся, и препояши их силою на брань. Приими оружие и щит и восстани в помощь нашу, да постыдятся и посрамятся мыслящии нам злая, да будут пред лицем верного Ти воинства, яко прах пред лицем ветра, и Ангел Твой сильный да будет оскорбляяй и погоняяй их; да приидет им сеть, юже не сведают, и их ловитва, юже сокрыша, да обымет их; да падут пред ногами рабов Твоих и в попрание воем нашим да будут. Господи! Не изнеможет у Тебе спасати во многих и в малых; Ты еси Бог, да не противовозможет противу Тебе человек». «Боже отец наших! Помяни щедроты Твоя и милости, яже от века суть; не отвержи нас от лица Твоего, ниже возгнушайся недостоинством нашим, но, по велицей милости Твоей и по множеству щедрот Твоих, презри беззакония и грехи наша. Сердце чисто созижди в нас, и дух прав обнови во утробе нашей; всех нас укрепи верою в Тя, утверди надеждою, одушеви истинною друг к другу любовью, вооружи единодушием на праведное защищение одержания, еже дал еси нам и отцем нашим, да не вознесется жезл нечестивых на жребий освященных». «Господи Боже наш, в Него же веруем и на Него же уповаем, не посрами нас от чаяния милости Твоея и сотвори знамение во благо, яко да видят ненавидящии нас и православную веру нашу, и посрамятся и погибнут; и да уведят все страны, яко имя Тебе Господь, и мы людие Твои. Яви нам, Господи, ныне милость Твою и спасение Твое даждь нам; возвесели сердце рабов Твоих о милости Твоей; порази враги наши, и сокруши их под ноги верных Твоих вскоре. Ты бо еси заступление, помощь и победа уповающих на Тя, и Тебе славу воссылаем Отцу и Сыну и Святому Духу и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь» (Л. Толстой). Как часто бывает с людьми, в суете не думающими о религии, я спешно придумал мягкого, тёплого, слезами затуманенного Бога и зашептал самодельную молитву. О, дай мне успеть, дай ему продержаться до моего прихода, дай мне узнать его тайну (Набоков). Мы знаем молитвы такие, / что сердцу легко по ночам; / и гордые музы России / незримо сопутствуют нам (Набоков). Всё единою болью болит, / И звучит с каждым днём непрестанней / Вековечный надрыв причитаний / Отголоском старинных молитв (Высоцкий). Благодарственная молитва - самая прекрасная и чистая. Она не ищет своёго, не просит, а - переполнена радостным сознанием милосердия Божия, излитого на человека. За всё: за глаза, которые видят солнце и красоту мира; за уши, которые слышат гармонию звуков и Слово Божие; за разум, постигающий тайны; за сердце, способное любить, - за всё это благодарит человек (А. Мень).

      V. Чей. Слава тебе, Господи, услышал Ты мои молитвы. У меня свои молитвы, не церковные. Вашими молитвами (ответ-благодарность на вопрос о жизни, о здоровье). «Вашими молитвами живём» (Даль).

s Я лютеран люблю богослуженье, / Обряд их строгий, важный и простой - / Сих голых стен, сей храмины пустой / Понятно мне высокое ученье (Тютчев). Монахи спасались от минут ропота молитвой. У нас нет молитвы: у нас есть труд. Труд - наша молитва (Герцен). И мне нельзя с тобой? - Нет, а вы станьте на колени и помолитесь за меня Богу. Ваша молитва, может, и дойдёт (Достоевский). Он мысленно пробежал своё детство и юношество до поездки в Петербург; вспомнил, как, будучи ребёнком, он повторял за матерью молитвы, как она твердила ему об ангеле-хранителе, который стоит на страже души человеческой и вечно враждует с нечистым... (Гончаров). ... Мне если доводится видеть в такой день храм не пустым, то я даже недоумеваю, чем это объяснить? Перебираю все догадки и вижу, что нельзя этого ничем иным объяснить, как страхом угрозы моей, и отсель заключаю, что все эти молитвенники слуги лукавые и ленивые и молитва их не молитва, а наипаче есть торговля, торговля во храме, видя которую Господь наш И. X. не только возмутился божественным духом своим, но и вземь вервие и изгна их из храма. Следуя его божественному примеру, я порицаю и осуждаю сию торговлю совестью, которую вижу пред собою во храме (Лесков). [Ломов] Как изволите поживать? [Чубуков] Живём помаленьку, ангел мой, вашими молитвами (Чехов). Я, приостановясь, прислушался. Она наизусть читала псалмы. - Услышь, Господи, молитву мою и внемли воплю моему, - говорила она без всякого выражения. - Не будь безмолвен к слезам моим, ибо странник я у тебя и пришелец на земле, как и все отцы мои... (Бунин). Я помню древнюю молитву мастеров: / Храни нас, Господи, от тех учеников, / Которые хотят, чтоб наш убогий гений / Кощунственно искал всё новых откровений! (Гумилёв. Молитва мастеров).

      VI. Действие. Состояние. Отнесённость (связанность). Молиться - читать, произносить молитву; обращаться к Богу, к небесам; также (на кого) - боготворить кого-нибудь, преклоняться перед кем-чем-н. «Молиться Богу - сознавая ничтожество своё перед Творцом, приносить Ему покаяние своё, любовь, благодарность и просьбы за будущее» (Даль). Молитвовать, молитвить - в старой речи: молиться Богу. «Молитвословить - молиться, приносить Богу молитву» (Даль).

Распев молитвы (протяжная мелодия, протяжный напев). Слова молитвы. Молитва, обращённая к Всевышнему. Говорить, читать, произносить, шептать молитву. Стоять на молитве (молиться перед образом, в церкви, перед иконостасом). Служить, отслужить, отправить молебен. Петь молебен. Совершать моление. Совершать, отправлять намаз. Принести молитву Богу. Вознести молитву к небесам. Замолить свой грех. Молиться о спасении души, об исцелении, о ниспослании чуда. Молить Бога о прощении. Молить прощения у Господа. Молиться за страждущих. Молитва избавляет от нечистых мыслей, от лукавого. Молитва очищает душу. Молитва поможет искупить свой грех. Молюсь, чтобы Господь Бог меня не оставил. Вымолить у Бога прощение. Молитва укрепляет душу верующего. Он готов молиться на её ум, красоту (её уму, красоте), боготворит её. За Богом молитва, а за государем служба не пропадёт (старая посл.). «И вор Богу молится, да чёрт молитву его перехватывает» (Даль). «Намолили вёдра, ан засуха изняла» (Даль). «Нужда научит Богу молиться» (Даль; посл.). «О чём открытому небу помолишься, то сбудется» (Даль).

s Поминутно мёртвых носят, / И стенания живых / Боязливо Бога просят / Упокоить души их (Пушкин). ... Обращаясь на восток, / Зовут к молитве муэцины (Лермонтов). Княгини мамушка седая / Перед иконою стоит, / И вот уж, набожно вздыхая, / Земной поклон она творит (Баратынский). ... Куда бы путник ни спешил, / Всегда усердную молитву / Он у часовни приносил; / И та молитва сберегала / От мусульманского кинжала (Лермонтов). И на костре, как жертва пред закланьем, / Вам праведник великий предстоит: / Уже обвеян огненным сияньем, / Он молится - и голос не дрожит... (Тютчев). - А молиться вы умеете? - О, как же, умеем! Давно уже; я, как уж большая, то молюсь сама про себя, а Коля с Лидочкой вместе с мамашей вслух; сперва «Богородицу» прочитают, а потом ещё одну молитву: «Боже, прости и благослови сестрицу Соню», а потом еще: «Боже, прости и благослови нашего другого папашу», потому что наш старший папаша уже умер, а этот ведь нам другой, а мы и об том тоже молимся (Достоевский). Он запомнил один вечер, летний, тихий, отворённое окно, косые лучи заходящего солнца (косые-то лучи и запомнились всего более), в комнате в углу образ, пред ним зажжённую лампадку, а пред образом на коленях, рыдающую как в истерике, со взвизгиваниями и вскрикиваниями, мать свою, схватившую его в обе руки, обнявшую его крепко до боли и молящую за него Богородицу, протягивающую его из объятий своих обеими руками к образу как бы под покров Богородице... (Достоевский). - Что-то суровое, строгое, властное / Слышится в звоне глухом, / В церкви провёл я то утро ненастное - / И не забуду о нём. / Всё население, старо и молодо, / С плачем поклоны кладёт, / О прекращении лютого голода / Молится жарко народ. / Редко я в нём настроение строже / И сокрушённей видал! / «Милуй народ и друзей его, Боже!» - / Сам я невольно шептал: - / Внемли моление наше сердечное / О послуживших ему, / Об осуждённых в изгнание вечное, / О заточённых в тюрьму, / О претерпевших борьбу многолетнюю / И устоявших в борьбе, / Слышавших рабскую песню последнюю, / Молимся, Боже, тебе» (Некрасов. Молебен). Господу Богу помолимся, / Древнюю быль возвестим, / Мне в Соловках ее сказывал / Инок, отец Питирим (Некрасов). Арина Петровна целое утро ходила как в отупении. Попробовала было встать на молитву - не внушит ли что Бог? - но и молитва на ум не шла, даже язык как-то не слушался. Начнёт: Помилуй мя, Боже, по велицей милости твоей, и вдруг, сама не знает как, съедет на от лукавого. «Очисти»! «очисти»! - машинально лепечет язык, а мысль так и летает ... (Салт.-Щедрин). Не торопясь вышел он из коляски, <...> потом сложил обе руки ладонями внутрь и начал медленно взбираться по лестнице, шёпотом произнося молитву. <...> Он молился «о ниспослании», но больше всего уповал и покорялся воле Провидения (Салт.-Щедрин). А я, с своей стороны, буду неустанно молить подателя всех благ о ниспослании тебе твёрдости и смирения, и даже в сей самый день, как пишу сии строки, был в церкви и воссылал о сем горячие мольбы. Затем благословляю тебя на новый путь и остаюсь негодующий, но всё ещё любящий отец твой Порфирий Головлёв (Салт.-Щедрин). Райский подошёл по траве к часовне. Вера не слыхала. Она стояла к нему спиной, устремив сосредоточенный и глубокий взгляд на образ. <...> «О чём молится? - думал он в страхе. - Просит радости или слагает горе у креста, или внезапно застиг её тут порыв бескорыстного излияния души перед Всеутешительным Духом? <...>» (Гончаров). Я вижу, что хорошо моё дело заиграло: верно, уже я за все свои грехи оттерпелся, и прошу: «Мать Пресвятая Владычица, Николай-угодник, лебедики мои, голубчики, помогите мне, благодетели!» (Лесков). ... Мне всё равно, я своему ангелу Ивану Предтече буду молитвить, а называться я могу всячески, как вам угодно (Лесков). Несколько раз он обращался к Богу с мольбою о том, чтобы волк вышел на него; он молился с тем страстным и совестливым чувством, с которым молятся люди в минуты сильного волнения, зависящего от ничтожной причины. «Ну, что Тебе стоит, - говорил он Богу, - сделать это для меня! Знаю, что Ты велик, и что грех Тебя просить об этом; но ради бога сделай, чтобы на меня вылез матёрый, и чтобы Карай, на глазах «дядюшки», который вон оттуда смотрит, влепился ему мёртвою хваткой в горло» (Л. Толстой). - Господи Иисусе Христе! Мати Пресвятая Богородица! Отцу и Сыну и Святому Духу... - вдыхая в себя воздух, твердил он, с различными интонациями и сокращениями, свойственными только тем, которые часто повторяют эти слова. С молитвой поставив свой посох в угол и осмотрев постель, он стал раздеваться. <...> Сложив свои огромные руки на груди, опустив голову и беспрестанно тяжело вздыхая, Гриша молча стоял перед иконами, потом с трудом опустился на колени и стал молиться. Сначала он тихо говорил известные молитвы, ударяя только на некоторые слова, потом повторил их, но громче и с большим одушевлением. Он начал говорить свои слова, с заметным усилием стараясь выражаться по-славянски. Слова его были нескладны, но трогательны. Он молился о всех благодетелях своих (так он называл тех, которые принимали его), в том числе о матушке, о нас, молился о себе, просил, чтобы Бог простил ему его тяжкие грехи, твердил: «Боже, прости врагам моим!» - кряхтя поднимался и, повторяя ещё и ещё те же слова, припадал к земле и опять поднимался, несмотря на тяжесть вериг, которые издавали сухой резкий звук, ударяясь о землю. <...> Долго ещё находился Гриша в этом положении религиозного восторга и импровизировал молитвы. То твердил он несколько раз сряду: «Господи помилуй», но каждый раз с новой силой и выражением; то говорил он «Прости мя, Господи, научи мя, что творить... научи мя что творити, Господи!» - с таким выражением, как будто ожидал сейчас же ответа на свои слова; то слышны были одни жалобные рыдания... Он приподнялся на колени, сложил руки на груди и замолк (Л. Толстой). И вдруг ему стало совестно своего тщеславия, и он стал опять молиться Богу. «Господи, Цapю Небесный, утешителю, душе истины, приди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, блаже, души наша. Очисти от скверны славы людской, обуревающей меня», - повторил он и вспомнил, сколько раз он молился об этом и как тщетны были до сих пор в этом отношении его молитвы: молитва его делала чудеса для других, но для себя он не мог выпросить у Бога освобождения от этой ничтожной страсти (Л. Толстой). Он молился, просил Боra помочь ему, вселиться в него и очистить его, а между тем то, о чём он просил, уже совершилось. Бог, живший в нём, проснулся в его сознании (Л. Толстой). - Боже мой! что я делаю? - вдруг вскрикнул он, и, сложив руки, он стал молиться. - Господи, помоги мне, избавь меня. Ты знаешь, что я не хочу дурного, но я не могу один. Помоги мне, - говорил он, крестясь на образ (Л. Толстой). После этого, как, бывало, придёшь наверх и станешь перед иконами, в своём ваточном халатце, какое чудесное чувство испытываешь, говоря: «Спаси, Господи, папеньку и маменьку». Повторяя молитвы, которые в первый раз лепетали детские уста мои за любимой матерью, любовь к ней и любовь к Богу как-то странно сливались в одно чувство. После молитвы завернёшься, бывало, в одеяльце; на душе легко, светло и отрадно; одни мечты гонят другие, - но о чём они? Они неуловимы, но исполнены чистой любовью и надеждами на светлое счастие. <...> Ещё помолишься о том, чтобы дал Бог счастия всем, чтобы все были довольны и чтобы завтра была хорошая погода для гулянья, повернёшься на другой бок, мысли и мечты перепутаются, смешаются, и уснёшь тихо, спокойно, ещё с мокрым от слёз лицом (Л. Толстой). - Вы вступаете в пору жизни, - продолжал священник, - когда надо избрать путь и держаться его. Молитесь Богу, чтоб он по своей благости помог вам и помиловал, - заключил он. - «Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами своего человеколюбия, да простит ти чадо...» - И, окончив разрешительную молитву, священник благословил и отпустил его (Л. Толстой). Однажды вечером, когда старая графиня, вздыхая и кряхтя, в ночном чепце и кофточке, без накладных буклей, и с одним бедным пучком волос, выступавшим из-под белого, коленкорового чепчика, клала на коврике земные поклоны вечерней молитвы, её дверь скрипнула, и в туфлях на босу ногу, тоже в кофточке и в папильотках, вбежала Наташа. Графиня оглянулась и нахмурилась. Она дочитывала свою последнюю молитву: «Неужели мне одр сей гроб будет?». Молитвенное настроение её было уничтожено. Наташа, красная, оживлённая, увидав мать на молитве, вдруг остановилась на своём бегу, присела и невольно высунула язык, грозясь самой себе. Заметив, что мать продолжала молитву, она на цыпочках подбежала к кровати, быстро скользнув одной маленькой ножкой о другую, скинула туфли и прыгнула на тот одр, за который графиня боялась, как бы он не был её гробом (Л. Толстой). Она не смела спрашивать, затворяла дверь, возвращалась к себе, и то садилась в своё кресло, то бралась за молитвенник, то становилась на колена пред киотом. К несчастию и удивлению своему, она чувствовала, что молитва не утишала её волнения (Л. Толстой). Графиня несколько раз во время службы оглядывалась на умилённое, с блестящими глазами, лицо своей дочери и молилась Богу о том, чтобы он помог ей (Л. Толстой). - Какую это ты молитву читал? - спросил Пьер. - Ась? - проговорил Платон (он уже было заснул). - Читал что? Богу молился. А ты рази не молишься? - Нет, и я молюсь, - сказал Пьер (Л. Толстой). Слёзы мешали глядеть на иконы, давило под сердцем; он молился и просил у Бога, чтобы несчастья, неминуемые, которые готовы уже разразиться над ним не сегодня завтра, обошли бы его как-нибудь, как грозовые тучи в засуху обходят деревню, не дав ни одной капли дождя (Чехов). Запер хозяин на замок двери и говорит: «Молитесь, проезжие, Богу... А ежели, говорит, кричать станете, то и помолиться не дадим перед смертью...». Где уж тут кричать? У нас от страху и глотку завалило, не до крику тут <...>. Стали мы с купцом рядышком на коленки, заплакали и давай Бога молить. Он деток своих вспоминает, я в ту пору ещё молодой был, жить хотел... Глядим на образа, молимся, да так жалостно, что и теперь слеза бьёт... А хозяйка, баба-то, глядит на нас и говорит: «Вы же, говорит, добрые люди, не поминайте нас на том свете лихом и не молите Бога на нашу голову, потому мы это от нужды». Молились мы, молились, плакали, плакали, а Бог-то нас и услышал. Сжалился, значит... (Чехов). Люди теснились, неуклюже толкаясь и топоча ногами, нестройным, разрозненным движением валились на колени, вздыхали и с неумолимою настойчивостью несли попу свои грехи и своё горе (Андреев). ... Она бесшумно обходила по мягким попонам все эти жаркие, таинственно освещённые комнаты, всюду становилась на колени, крестилась, кланялась перед иконами, а там опять шла в прихожую, садилась на чёрный ларь, спокон веку стоявший в ней, и вполголоса читала молитвы, псалмы или же просто говорила сама с собой. Так и узнал я однажды про этого «Божьего зверя, Господня волка»: услыхал, как молилась ему Машенька. Мне не спалось... <...> Машенька не слыхала меня. Она что-то говорила, сидя в тёмной прихожей. Я, приостановясь, прислушался. Она наизусть читала псалмы. - Услышь, Господи, молитву мою и внемли воплю моему, - говорила она без всякого выражения. - Не будь безмолвен к слезам моим, ибо странник я у тебя и пришелец на земле, как и все отцы мои... Скажите Богу: как страшен ты в делах твоих! Живущий под кровом Всевышнего под сенью Всемогущего покоится... На аспида и василиска наступишь, попрёшь льва и дракона... На последних словах она тихо, но твёрдо повысила голос, произнесла их убеждённо: попрёшь льва и дракона... Потом помолчала и, медленно вздохнув, сказала так, точно разговаривала с кем-то: - Ибо его все звери в лесу и скот на тысяче гор... <...> Потом подняла глаза к потолку и раздельно промолвила: - И ты, Божий зверь, Господень волк, моли за нас Царицу Небесную (Бунин). Пробовал он прибегнуть к помощи молитвы. Стоял ночью в кровати на коленях, изо всей силы прижимал руки к груди, пробовал выжать из себя хоть немножко слёз и даже делал <...> в виде невинной взятки почти неосуществимые обеты: «Милый Бог! Добрый Бог! - говорил он, напрягая все мускулы своего маленького тела, - ведь ты всё можешь. Тебе ничего не стоит. Сделай так, чтобы я выдержал экзамены, а потом... потом я построю в Зубове или в Щербаковке большую церковку... то есть нет: маленькую церковь или хорошую часовню. Только устрой» (Куприн). Батюшка выходит из Царских врат с кадилом и со свечой, все припадают к полу и не глядят - страшатся, а он говорит в таинственной тишине: «Свет Христов просвещает все-эх!...» (Шмелёв). ...Хочется куда-то бежать, где-то спрятаться с головой от самого себя, отбиться, отмахнуться от этого наваждения... Но как отмахнуться? Нет никакой возможности от этого отмахнуться, и лекарства никакого тоже нет, никакой водкой то, что было, не зальёшь, а молиться... Кому молиться? Кого молить о прощении? Вот в чём весь ужас-то: некому молиться, некого просить о прощении, кроме как самого себя... (Шмелёв). На весенней проталинке / За вечерней молитвою - маленький / Попик болотный виднеется. / Ветхая ряска над кочкой / Чернеется / Чуть заметною точкой. / И в безбурности зорь красноватых / Не видать чертенят бесноватых, / Но вечерняя прелесть / Увила вкруг него свои тонкие руки... / Предзакатные звуки, / Лёгкий шелест. / Тихонько он молится, / Улыбается, клонится, / Приподняв свою шляпу. / И лягушке хромой, ковыляющей, / Травой исцеляющей / Перевяжет болящую лапу. / Перекрестит и пустит гулять: / «Вот, ступай в родимую гать. / Душа моя рада / Всякому гаду / И всякому зверю / И о всякой вере». / И тихонько молится, / Приподняв свою шляпу, / За стебель, что клонится, / За больную звериную лапу, / И за римского папу. / Не бойся пучины тряской - / Спасёт тебя чёрная ряска (Блок). Монахи носилки сплели из ветвей, / Тихонько шепча молитвы, / И прочь понесли своего короля / С ужасного поля битвы. / Они к Вальдгему его несли. / Спускалась ночь, чернея. / И шла за гробом своей любви / Эдит, Лебяжья Шея. / Молитвы о мёртвых пела она, / И жутко разносились / Зловещие звуки в глухой ночи; / Монахи тихо молились (Блок, перевод стих. Гейне «Поле битвы при Гастингсе»). Ты не знаешь, кому ты молишься - / Он играет и шутит с тобой. / О терновник холодный уколешься, / Возвращаясь ночью домой (Блок). Девушка пела в церковном хоре / О всех усталых в чужом краю, / О всех кораблях, ушедших в море, / О всех, забывших радость свою. / Так пел её голос, летящий в купол, / И луч сиял на белом плече, / И каждый из мрака смотрел и слушал, / Как белое платье пело в луче. / И всем казалось, что радость будет, / Что в тихой заводи все корабли, / Что на чужбине усталые люди / Светлую жизнь себе обрели. / И голос был сладок, и луч был тонок, / И только высоко, у Царских врат, / Причастный тайнам, - плакал ребёнок / О том, что никто не придёт назад (Блок). Медленно, тяжко и верно / В чёрную ночь уходя, / Полный надежды безмерной, / Слово молитвы твердя, / Знаю - молитва поможет / Ясной надежде всегда, / Тяжкая верность заложит / Медленный камень труда. / Медленно, тяжко и верно / Мерю ночные пути: / Полному веры безмерной / К утру возможно дойти (Блок). Престарелый, в полном облаченье, / Патер совершил богослуженье, / Он молил: «О, Боже, не покинь / Грешных нас...» кругом звучало пенье. / Медленная, медная латынь / Породнилась с шумами пустынь (Гумилёв). Как распевала она! Проплывало / сердце её в лучезарных струях, / как тосковала, / как распевала, / молясь былому в чужих краях, / о полнолунье небывалом, / о небывалых соловьях (Набоков). Она меня молитвам не учила, / Но отдала мне безраздельно всё: / И материнство горькое своё, / И просто всё, что дорого ей было (Ходасевич). Все былые страсти, все тревоги / Навсегда забудь и затаи... / Вам молюсь я, маленькие боги, / Добрые хранители мои. / Скромные примите приношенья: / Ломтик сыра, крошки со стола... / Больше нет ни страха, ни волненья: / Счастье входит в сердце, как игла (Ходасевич. Молитва). Страшно признаться, что нет никакого мне дела / Ни до жизни, которой меня ты учила, / Ни до молитв, ни до книг, ни до песен. / Мама, всё я забыл! Всё куда-то исчезло... (Ходасевич). Ниц простёртые, унылые, / Безнадёжные, бескрылые, / В покаянии, в слезах, - / Мы лежим во прахе прах, / Мы не смеем, не желаем, / И не верим, и не знаем, / И не любим ничего. / Боже, дай нам избавленья, / Дай свободы и стремленья, / Дай веселья Твоего. / О, спаси нас от бессилья, / Дай нам крылья, дай нам крылья, / Крылья духа Твоего! (Мережковский. Молитва о крыльях). Мужчины и женщины в смертной холщовой одежде молились коленопреклонённые, неугасимо жгли свечи. Все четверо ворот - наглухо заперты, в воротных сторожках и около моленных заготовлены солома и смола (А. Н. Толстой). На меня наставлен сумрак ночи / Тысячью биноклей на оси. / Если только можно, Авва Отче, / Чашу эту мимо пронеси. / Я люблю твой замысел упрямый / И играть согласен эту роль. / Но сейчас идёт другая драма, / И на этот раз меня уволь (Пастернак). Молюсь оконному лучу - / Он бледен, тонок, прям. / Сегодня я с утра молчу, / А сердце - пополам (Ахматова). Ты знаешь, я томлюсь в неволе, / О смерти Господа моля, / Но всё мне памятна до боли / Тверская скудная земля (Ахматова). Течёт река неспешно по долине, / Многооконный на пригорке дом. / А мы живём, как при Екатерине: / Молебны служим, урожая ждём (Ахматова). Я научилась просто, мудро жить, / Смотреть на небо и молиться Богу, / И долго перед вечером бродить, / Чтоб утолить ненужную тревогу (Ахматова). В каждом древе распятый Господь, / В каждом колосе тело Христово, / И молитвы пречистое слово / Исцеляет болящую плоть (Ахматова). При прощании Петро сунул брату в руки сложенный вчетверо листок бумаги. - Что это? - спросил Григорий. - Молитву тебе списал. Ты возьми... - Помогает? - Не смейся, Григорий (Шолохов). Отвесные стены... А ну - не зевай! / Ты здесь на везение не уповай - / В горах не надёжны ни камень, ни лёд, ни скала, / Надеемся только на крепость рук, / На руки друга и вбитый крюк - / И молимся, чтобы страховка не подвела (Высоцкий). Есть в природе притин своеволью: / Степь течёт оксамитом под ноги / <...>. Птицы молятся, верные вере, / Тихо светят речистые речки, / Домовитые малые звери / По-над норами встали, как свечки (Тарковский). Не верю в Бога и судьбу, молюсь прекрасному и высшему / предназначенью своему, / на белый свет меня явившему... (Окуджава). Ты молилась ли на ночь, берёза? / Вы молились ли на ночь, запрокинутые озёра / Сенеж, Свитязь и Нарочь? / Вы молились ли на ночь, соборы / Покрова и Успенья? / Покурю у забора. / Надо, чтобы успели. / Ты молилась ли на ночь, осина? / Труд твой будет обильный. / Ты молилась, Россия? / Как тебя мы любили! (Вознесенский). Просить с верой у Бога, чтобы Он отстранил несчастье от любимого человека, - не есть бесплодное дело, как уверяют некоторые философы, признающие в молитве только способ поклоняться Богу, сообщаться с Ним и чувствовать Его присутствие. Прежде всего молитва производит прямое и сильное действие на душу человека, о котором ты молишься, так как чем более вы приближаетесь к Богу, тем более вы становитесь независимыми от вашего тела, и потому душа ваша менее стеснена пространством и материей, которые отделяют её от той души, за которую она молится (А. Мень).

      VII. Необходимость. Доvлжность. Возможность. Желаемость. Моли Бога о спасении твоей грешной души. Молись Богу! (готовься умереть!). «Богу молись, а к берегу гребись» (Даль; посл.). «Молись, да злых дел берегись» (Даль; посл.). «Ни пьяного молитва, ни голодного пост не доймёт, не поправит» (Даль). «Молитву твори, а муку в квашню клади» (Даль). «Богу молись, а сам не плошись» (Даль). «Бог с вами, а о грехах молитесь сами» (Даль).

s Что Богу нужды нет в молитвах, всякий знает, / Но можно ль нам прожить без них? (И. Дмитриев). Царю небес, везде и присносущий, / Своих рабов молению внемли: / Помолимся о нашем Государе, <...> / Храни его в палатах, в поле ратном, / И на путях, и на одре ночлега. / Подай ему победу на враги, / Да славится он от моря до моря (Пушкин). «Мой милый, смелее / Вверяйся ты року, / Молися Востоку, / Будь верен пророку, / Любви будь вернее!» (Лермонтов). Царю Небесный! / Спаси меня / От куртки тесной, / Как от огня. / От маршировки / Меня избавь, / В парадировки / Меня не ставь. / Пускай в манеже / Алёхин глас / Как можно реже / Тревожит нас. / Ещё моленье / Прошу принять - / В то воскресенье / Дай разрешенье / Мне опоздать. / Я, Царь Всевышний, / Хорош уж тем, / Что просьбой лишней / Не надоем (Лермонтов. Юнкерская молитва). Явился сам митрополит / С хоругвями, с крестом. / «Покайтесь, братия! - гласит, - / Падите пред царём!». / Солдаты слушали, крестясь, / Но дружен был ответ: / «Уйди, старик! молись за нас! / Тебе здесь дела нет...» (Некрасов). Потом она опустилась на колени, но молиться не могла. В её душе не было упрёков; она не дерзала вопрошать Бога, зачем он не пощадил, не пожалел, не сберёг, зачем наказал свыше вины, если и была вина? (Тургенев). ...Я решилась, я молилась, я просила совета у Бога; всё кончено, кончена моя жизнь с вами. <...> Я всё знаю, и свои грехи, и чужие, и как папенька богатство наше нажил; я знаю всё. Всё это отмолить, отмолить надо (Тургенев). [Катерина] Поди от меня! Поди прочь, окаянный человек! Ты знаешь ли: ведь мне не замолить этого греха, не замолить никогда! Ведь он камнем ляжет на душу, камнем (Островский). [Катерина] <...> Поедешь ты дорогой, ни одного ты нищего так не пропускай, всякому подай да прикажи, чтоб молились за мою грешную душу (Островский). [Катерина] <...> А вот что сделаю: я начну работу какую-нибудь по обещанию; пойду в гостиный двор, куплю холста, да и буду шить бельё, а потом раздам бедным. Они за меня Богу помолят (Островский). Но молитва не обновляла его, не просветляла его чувства, не вносила никакого луча в его тусклое существование. Он мог молиться и проделывать все нужные телодвижения - и в то же время смотреть в окно и замечать, не идёт ли кто без спросу в погреб и т. д. (Салт.-Щедрин). - А скажите, пожалуйста, кроме этого московского священника, за самоубийц разве никто не молится? - А не знаю, право, как вам на это что доложить? Не следует, говорят, будто бы за них Бога просить, потому что они самоуправцы, а впрочем, может быть, иные, сего не понимая, и о них молятся. На Троицу, не то на Духов день, однако, кажется, даже всем позволено за них молиться. Тогда и молитвы такие особенные читаются. Чудесные молитвы, чувствительные; кажется, всегда бы их слушал (Лесков). Надо было прежде всего совершить полуденный намаз, к которому он не имел теперь ни малейшего расположения, но неисполнение которого было не только невозможно в его положении религиозного руководителя народа, но и было для него самого так же необходимо, как ежедневная пища. И он совершил омовение и молитву (Л. Толстой). Как ни отстраняла она от себя, беспрестанно ей приходили в голову вопросы о том, как она теперь, после того, устроит свою жизнь. Это были искушения дьявола, и княжна Марья знала это. Она знала, что единственное орудие против него была молитва, и она пыталась молиться. Она становилась в положение молитвы, смотрела на образа, читала слова молитвы, но не могла молиться. Она чувствовала, что теперь её охватил другой мир - житейской, трудной и свободной деятельности, совершенно противоположный тому нравственному миру, в который она была заключена прежде и в котором лучшее утешение была молитва. Она не могла молиться и не могла плакать, и житейская забота охватила её (Л. Толстой). Когда он взошёл, она встала. - Я к папаше хочу, - сказала она. - Не бойся, - сказал он. - Что у тебя болит? - Всё у меня болит, - сказала она, и вдруг лицо её осветилось улыбкой. - Ты будешь здорова, - сказал он. - Молись. - Что молиться, я молилась, ничего не помогает. - И она всё улыбалась. - Вот вы помолитесь да руки на меня наложите. Я во сне вас видела (Л. Толстой). - Коли ты - язычница, зачем же ты в церковь ходишь? Людмила перестала смеяться, призадумалась. - Что ж, - сказала она, - надо же молиться. Помолиться, поплакать, свечку поставить, подать, помянуть. И я люблю всё это, свечки, лампадки, ладан, ризы, пение, - если певчие хорошие, - образа, у них оклады, ленты. Да, всё это такое прекрасное. И ещё люблю... его... знаешь... распятого... (Ф. Сологуб). Знаем! Видали во Владимире! Взял маляр доску, намазал на ней, вот тебе и Бог. Ну и молись ему сама. - После этого я с вами и говорить не желаю. - И не говори! (Бунин). - Что я могу сделать? Что я - Бог, что ли? Его проси! Тебе говорю. Он толкнул мужика. - Становись на колени. Мосягин стал. - Молись! (Андреев). Отрекись от любимых творений, / От людей и общений в миру, / Отрекись от мирских вожделений, / Думай день и молись ввечеру (Блок). И молиться не учи меня. Не надо! / К старому возврата больше нет. / Ты одна мне помощь и отрада, / Ты одна мне несказанный свет (Есенин). Привычно-усталым голосом Толстой говорит привычные вещи. О жизни... о молитве... Но Софья Андреевна и тут, схватывая момент, успевает сказать напротив. Молитва? Нет, она верит, что можно в молитве просить о чём-нибудь и непременно исполнится (Гиппиус). Мне близок Бог - но не могу молиться, / Хочу любви - и не могу любить (Гиппиус). И хочется упасть во прах, / И хочется молиться снова, / И новый мир создать в слезах, / Во всём - подобие былого (Ходасевич). Эта женщина больна, / Эта женщина одна. / Муж в могиле, сын в тюрьме, / Помолитесь обо мне (Ахматова). Помолись о нищей, о потерянной, / О моей живой душе, / Ты в своих путях всегда уверенный, / Свет узревший в шалаше (Ахматова). Пусть дух твой станет тих и спокоен, / Уже не будет потерь: / Он Божьего воинства новый воин, / О нём не грусти теперь. / И плакать грешно, и грешно томиться / В милом родном дому. / Подумай, ты можешь теперь молиться / Заступнику своему (Ахматова). Мне нужно на кого-нибудь молиться. / Подумайте, простому муравью / вдруг захотелось в ноженьки валиться, / поверить в очарованность свою! (Окуджава).

      VIII. Каково. Верующему человеку молиться легко, отрадно. Лихо одеться да обуться, а за молитвой дело не станет (старая посл.).

s Церковь была небольшая и старая, но в ней так хорошо было молиться. Иногда о. Сергей говорил небольшие поучения, применяясь к пониманию слушателей, и, как казалось Нюрочке, он часто говорил именно для неё (Мамин-Сибиряк). Стыдно теперь сказать, каким дураком отправился я сегодня к Казанскому собору на всенародное молебствие; и когда это со мною случилось, что я стал вдруг понимать и видеть, совершенно не могу припомнить (Андреев). ... Как легко служить молебен или панихиду хорошо знакомым людям или таким, в которых чувствуешь добрых богомольцев, когда они стоят близко около аналоя, вникают в слова молитв. Но почему мне легко молиться, когда я активен, и много труднее молча участвовать в чужой молитве? (Ельчанинов).

      IX. Как. Молиться горячо, искренне. Молиться вслух, шёпотом, про себя. Молиться коленопреклонённо (стоя на коленях). Молиться, отдавая поклоны. Постом и молитвой искупить (отмолить, замолить) свой грех. Молитвою утешиться, успокоить себя. Приготовить себя к смерти молитвою и постом. Уроки Закона Божьего начинались молитвою и заканчивались ею. Не торопясь и Богу помолясь (поговорка о том, как нужно начинать какое-н. дело). «С молитвой на устах, с работой в руках» (Даль). «Не хлебом живы, а молитвою» (Даль). «Без толку молимся, без меры согрешаем» (Даль).

s И он, твой встретя взор волшебный, / Забудет о своём кресте, / И нежно станет петь молебны / Твоей небесной красоте (Пушкин). ... Прасковья Ивановна <...> молится Богу по капризу, когда ей захочется, - а не захочется, то и среди обедни из церкви уйдёт (С. Аксаков). Военный поп, сложив ладони, / Творит молитву небесам (Некрасов). Она в церкви во время обедни молилась по крошечной книжечке (Тургенев). Приходившие поклонники видели, как он простаивал иногда весь день на молитве, не вставая с колен и не озираясь (Достоевский). Он тихо начал молиться, но вскоре сам почувствовал, что молится почти машинально. Обрывки мыслей мелькали в душе его, загорались как звёздочки и тут же гасли, сменяясь другими, но зато царило в душе что-то целое, твёрдое, утоляющее, и он сознавал это сам. Иногда он пламенно начинал молитву, ему так хотелось благодарить и любить... Но, начав молитву, переходил вдруг на что-нибудь другое, задумывался, забывал и молитву, и то, чем прервал её (Достоевский). - <...> Вы спрашиваете, что такое Бог, где Он и как ему молиться? Между тем сами говорите, что прежде бывало, помолясь на коленях, Вы находили в этом спокойствие и утешение. Зачем же не делаете этого теперь? (Гончаров. Из переписки). Благообразный, чистый старичок служил с тою кроткою торжественностью, которая так величаво, успокоительно действует на души молящихся (Л. Толстой). Дьякон вышел на амвон, выправил, широко отставив большой палец, длинные волосы из-под стихаря и, положив на груди крест, громко и торжественно стал читать слова молитвы: - «Миром Господу помолимся». «Миром, все вместе, без различия сословий, без вражды, а соединённые братской любовью - будем молиться», - думала Наташа. «О свышнем мире и о спасении душ наших! О мире ангелов и душ всех бестелесных существ, которые живут над нами», - молилась Наташа (Л. Толстой). В день приезда молодых, утром, по обыкновению, княжна Марья в урочный час входила для утреннего приветствия в официантскую и со страхом крестилась и читала внутренно молитву. Каждый день она входила и каждый день молилась о том, чтобы это ежедневное свидание сошло благополучно (Л. Толстой). «<...> Боже мой! выведи меня из этого ужасного, безвыходного положения! - начал он вдруг молиться. - Да, молитва сдвинет гору, но надо верить и не так молиться, как мы детьми молились с Наташей о том, чтобы снег сделался сахаром, и выбегали на двор пробовать, делается ли из снегу сахар. Нет, но я не о пустяках молюсь теперь», - сказал он, ставя в угол трубку и, сложив руки, становясь перед образом. И умилённый воспоминанием о княжне Марье, он начал молиться так, как он давно не молился (Л. Толстой). Яков Ильич начал читать часы тихо и заунывно, как он всегда читал в Великий пост <...>. Он молитвенно складывал руки, закатывал глаза, покачивал головой, вздыхал (Чехов). И снова молился, без слов, без мыслей, молитвою всего своего смертного тела, в огне и смерти познавшего неизъяснимую близость Бога (Андреев). Таинственные слова, священные. Что-то в них... Бог будто? Нравится мне и «яко кадило пред Тобою», и «непщевати вины в чресех», - это я выучил в молитвах. И ещё - «жертва вечерняя», будто мы ужинаем в церкви, и с нами Бог (Шмелёв). Задымился вечер, дремлет кот на брусе. / Кто-то помолился: «Господи Исусе» (Есенин). Уличные толпы к небесной влаге / припали горящими устами, / а город, вытрепав ручонки-флаги, / молится и молится красными крестами (Маяковский). Упасть на древние плиты / И к страстному Богу воззвать, / И знать, что молитвой слиты / Все чувства в одну благодать! (Мандельштам). ... Гимназисты стояли чинно и скромно, - иные крестились бессознательно, думая о чём-то постороннем храму, другие молились прилежно (Ф. Сологуб). Там стоял на самом конце ряда, справа, Саша Пыльников; он скромно молился и часто опускался на колени (Ф. Сологуб). Там и сям возвышались стройные прямые тополи с ветками, молитвенно устремлёнными вверх (Куприн). Струись, / Струись, / Холодный ключ осенний. / Молись, / Молись, / И веруй неизменней. / Молись, / Молись, / Молитвой неугодной. Струись, / Струись, / Осенний ключ холодный... (Гиппиус). Её не теребил страх; она знала, что ничего худого с ним не случится. В этом отношении Ассоль была всё ещё той маленькой девочкой, которая молилась по-своему, дружелюбно лепеча утром: - «Здравствуй, Бог!», а вечером: - «Прощай, Бог!» (А. Грин). - На коленки, на коленки-то стань. Помолись, Анфимушка, помолись. Господь милосливый, он простит. И я прощу... И сама где-то осела сзади, яростно зашептала молитву (Замятин). Стонет старик пред иконою смуглой. / Глухо молитву поют; звук тяжёлый и круглый / катится, медлит, немеет... (Набоков). Поёт вода, молясь легко и звонко, / и мотыльковых маленьких мадонн / закат в росинки вписывает тонко / под светлый рассыпающийся звон (Набоков). Мы можем иногда владеть толпой причин / И силою молитв влиять на ход Вселенной. / Но следствия темны. Так лучше промолчим. / И лучше не дадим свободы воле пленной (Д. Самойлов).

      X. Сколько. С детских лет знает много молитв. Мусульманин молится не менее пяти раз в день. Собрание молитв (молитвенник, молитвослов). «Помолился долго, умолил мало» (Даль).

s Всё, что сберечь мне удалось - / Надежды, веры и любви, / В одну молитву всё слилось: / Переживи, переживи! (Тютчев). Так вот где ты таилось, отреченье, / Что я не раз в молитвах обещал! / Моей отрадой было песнопенье, / И в жертву ты, Господь, его избрал! (А. К. Толстой). - Перекрестись, помолись хоть раз, - дрожащим, робким голосом попросила Соня. - О, изволь, это сколько тебе угодно! И от чистого сердца, Соня, от чистого сердца... Ему хотелось, впрочем, сказать что-то другое. Он перекрестился несколько раз (Достоевский). - А то я молитвы читаю, - продолжала она, отдохнув немного, Лукерья. - Только немного я знаю их, этих молитв. Да и на что я стану Господу Богу наскучать? О чём я его просить могу? Он лучше меня знает, чего мне надобно (Тургенев). Думала: авось, Бог услышит моё моление и что-нибудь поможет в моей жизни. Нет, сколько ни молилась, ничего толку нет (Подъячев). Как всё это уже привычно мне теперь - это негромкое, стройное пение, мерное кадильное звяканье, скорбно-покорные, горестно-умилённые возгласы и моления, уже миллионы раз звучавшие на земле! Только имена меняются в этих молениях, и для каждого имени настаёт в некий срок свой черёд (Бунин). Сколько дорог пустынных исхожено / С тем, кто мне не был мил, / Сколько поклонов в церквах положено / За того, кто меня любил... (Ахматова). В году есть несколько дней, специально посвящённых молитвам за усопших (Радоница, Родительские субботы: Троицкая, Дмитриевская и др.) (А. Мень).

      XI. Насколько. «Испостился, измолился в нитку» (Даль). «С молитвою легче бедуется» (Даль). «Я ему чуть не молился (настолько уважал его, ставил выше себя)» (Даль).

s ...Молебен Николаю Чудотворцу, как известно, едва ли не самый продолжительный из всех молебнов православной церкви ... (Тургенев). Но вот тебе бог, Алёша, не обижал я никогда мою кликушечку! Раз только, разве один, ещё в первый год: молилась уж она тогда очень, особенно богородичные праздники наблюдала и меня тогда от себя в кабинет гнала (Достоевский). Он начал пристальнее всматриваться в неё. - Так ты очень молишься Богу-то, Соня? - спросил он её. Соня молчала, он стоял подле неё и ждал ответа (Достоевский). - Правда ваша, батюшка, святая ваша правда. Прежде, как Богу-то чаще молились, и земля лучше родила. Урожаи-то были не нынешние ... (Салт.-Щедрин). ... И столько лет на духу не был, и живёшь невенчанный, и умрёшь неотпетый, и охватит тебя тоска, и... дождёшься ночи, выползешь потихоньку за ставку, чтобы ни жёны, ни дети и никто бы тебя из поганых не видал, и начнёшь молиться... и молишься... так молишься, что даже снег инда под коленами протает и где слёзы падали - утром травку увидишь (Лесков). Графине понравилось это усердие Наташи; она в душе своей, после безуспешного медицинского лечения, надеялась, что молитва поможет ей больше лекарств ... (Л. Толстой). Медленно в двери церковные / Шла я, душой несвободная, / Слышались песни любовные, / Толпы молились народные. <...> Падают розы вечерние, / Падают тихо, медлительно. / Я же молюсь суевернее, / Плачу и каюсь мучительно (Блок).

      XII. Который (среди подобного). «Отче наш», «Верую» - молитвы, которые знает каждый православный.

s Отцы пустынники и жёны непорочны, / Чтоб сердцем возлетать во области заочны, / Чтоб укреплять его средь дольных бурь и битв, / Сложили множество божественных молитв; / Но ни одна из них меня не умиляет, / Как та, которую священник повторяет / Во дни печальные Великого поста; / Всех чаще мне она приходит на уста... (Пушкин). Молитвы, которым она больше всего отдавалась, были молитвы раскаяния (Л. Толстой). Через десять минут, написав письмо, он встал от стола с мокрыми от слёз глазами и, мысленно читая все молитвы, которые знал <...> стал одеваться (Л. Толстой). Как она молилась! - вспомнил он. - Видно было, что вся душа её была в молитве. Да, это та молитва, которая сдвигает горы, и я уверен, что молитва её будет исполнена (Л. Толстой). И я молюсь не о себе одной, / А обо всех, кто там стоял со мною, / И в лютый холод, и в июльский зной / Под красною ослепшею стеною (Ахматова).

      XIII. Где. Молиться в храме, в соборе, в церкви, в часовне. Молиться перед иконой, образом, перед распятием, пред иконостасом. В молитве находить утешение. «В лесу родились, пенью молились» (Даль; о тёмных, неверующих людях). «Молитва места не ищет» (Даль).

s - <...> Вот за попом послать, это - так. Это дельно будет. <...> Так ты так и распорядись! Пошлите за батюшкой, помолитесь вместе... и я в это же время помолюсь! Вы там, в образной, помолитесь, а я здесь, у себя, в кабинете, у Бога милости попрошу... Общими силами: вы там, я тут - смотришь, ан молитва-то и дошла! (Салт.-Щедрин). Как промаюсь я, службы все выстою, / Да уйду на ночь в келью свою, / Да лампадку пред Девой Пречистою / Засветив, на молитве стою... / Я поклоны творю пред иконою / И не слышу, как сладко поют / Соловьи за решёткой оконною, / В том саду, где жасмины цветут... (Полонский). В ауле, расположенном около ворот, татарин на крыше сакли сзывал правоверных к молитве ... (Л. Толстой). В будни эти старики и старухи ходили с молитвой на устах по домам более зажиточных горожан, разнося сплетни, жалуясь на судьбу, проливая слёзы и клянча ... (Короленко). В доме напротив нас молебствие, принесли икону «Нечаянной радости», поют священники. Очень странно кажется это теперь. И очень трогательно. Многие плакали (Бунин). В своей молитве суеверной / Ищу защиты у Христа, / Но из-под маски лицемерной / Смеются лживые уста (Блок). Нет дома, подобного этому дому!/ В нём книги и ладан, цветы и молитвы! / Но видишь, отец, я томлюсь по иному: / Пусть в мире есть слёзы, но в мире есть битвы (Гумилёв). На краю деревни старая избушка, / Там перед иконой молится старушка. / Молится старушка, сына поминает, / Сын в краю далёком родину спасает. / Молится старушка, утирает слёзы, / А в глазах усталых расцветают грёзы. / Видит она поле, это поле боя, / Сына видит в поле - павшего героя (Есенин). Царица Наталья Кирилловна, скучая по тишине, переселилась в Дальний конец, в пристройку, и там, в дымке ладана, под мерцание лампад, всё думала, молилась о Петруше (А. Н. Толстой). И песней я не скличу вас, / Слезами не верну, / Но вечером в печальный час / В молитве помяну (Ахматова). Молитва нужна не Богу, а самим людям. В молитве - самоочищение, настрой души на работу, на подвиг, на терпение (Абрамов). Спасаясь от зноя, норвежцы плескались в воде... Но это была аномалия, причуда памятного лета, когда в Подмосковье молили о солнце, а тут, на севере Европейского континента, служили молебны о дожде (Песков).

      XIV. Куда. Молиться, крестясь на восток. Молиться на образ Божией Матери.

s Разувшись и совершив омовение, Хаджи-Мурат стал босыми ногами на бурку, потом сел на икры и, сначала заткнув пальцами уши и закрыв глаза, произнёс, обращаясь на восток, обычные молитвы (Л. Толстой). В блестках туманится лес, / В тенях меняются лица, / В синюю пустынь небес / Звоны уходят молиться ... (Анненский. Закатный звон в поле). Но теперь, словно белые кони от битвы, / Улетают клочки грозовых облаков. / Если хочешь, мы выйдем для общей молитвы / На хрустящий песок золотых островов (Гумилёв). Мы дрожим, как маленькие дети, / Нас пугают времени налёты, / Мы пойдем молиться на рассвете / В ласковые мраморные гроты (Гумилёв). Цеховой мастер, отложив инструмент, говорил подмастерьям: «Мойте руки, сынки, и - на молитву» (А. Н. Толстой).

      XV. От - До (в пространстве). Верю, дойдёт до Господа Бога моя молитва. От веры в Бога идёт утешение.

s Я прибегнул к утешению всех скорбящих и, впервые вкусив сладость молитвы, излиянной из чистого, но растерзанного сердца, спокойно заснул, не заботясь о том, что со мною будет (Пушкин). - Я всегда так и делаю: коли меня кто осуждает, я его прощу да ещё Богу за него помолюсь! И ему хорошо, что за него молитва до Бога дошла, да и мне хорошо: помолился, да и забыл! - Вот это правильно: ничто так не облегчает души, как молитва! И скорби, и гнев, и даже болезнь - всё от неё, как тьма нощная от солнца, бежит! (Салт.-Щедрин). Это была молитва, только что полученная из Синода, молитва о спасении России от вражеского нашествия (Л. Толстой).

      XVI. Когда. Утренняя, дневная, вечерняя, ночная молитва. Утренний, вечерний намаз. Целые ночи простаивать на молитве. Молитва перед исповедью. Молебен перед освящением воды. Омовение ног перед намазом. Молясь (во время молитвы) класть земные поклоны. «Не торопись, наперёд Богу помолись» (Даль). «Пению время, молитве час» (Даль).

s Когда у нас беда над головой, / То рады мы тому молиться, / Кто вздумает за нас вступиться (Крылов). Стамбул для сладостей порока / Мольбе и сабле изменил. / Стамбул отвык от поту битвы / И пьёт вино в часы молитвы (Пушкин). Не правда ль? я тебя слыхала: / Ты говорил со мной в тиши, / Когда я бедным помогала / Или молитвой услаждала / Тоску волнуемой души? (Пушкин). В минуту жизни трудную / Теснится ль в сердце грусть: / Одну молитву чудную / Твержу я наизусть. / Есть сила благодатная / В созвучьи слов живых, / И дышит непонятная, / Святая прелесть в них. / С души как бремя скатится, / Сомненье далеко - / И верится, и плачется, / И так легко, легко... (Лермонтов. Молитва). Бывало, мерный звук твоих могучих слов / Воспламенял бойца для битвы; / Он нужен был толпе, как чаша для пиров, / Как фимиам в часы молитвы (Лермонтов). Тогда молитвой безрассудной / Я долго Богу докучал / И вдруг услышал голос чудный. / «Чего ты просишь? - он вещал, / Ты жить устал? но я ль виновен; / Смири страстей своих порыв, / Будь, как другие, хладнокровен, / Будь, как другие, терпелив <...>» (Лермонтов). Теперь молиться время, Нина: / Ты умереть должна чрез несколько минут ... (Лермонтов). Лев Степанович всякий вечер молился иконам, кладя земные поклоны или, по крайней мере, касаясь перстом до земли (Герцен). - Полечка, меня зовут Родион; помолитесь когда-нибудь и обо мне: «и раба Родиона» - больше ничего. - Всю мою будущую жизнь буду об вас молиться, - горячо проговорила девочка и вдруг опять засмеялась, бросилась к нему и крепко опять обняла его (Достоевский). ... Пред сном он бросился на колени и долго молился. В горячей молитве своей он не просил Бога разъяснить ему смущение его, а лишь жаждал радостного умиления, прежнего умиления, всегда посещавшего его душу после хвалы и славы Богу, в которых и состояла обыкновенно вся на сон грядущий молитва его. Эта радость, посещавшая его, вела за собой лёгкий и спокойный сон (Достоевский). Молишься ли ты Богу, Родя, по-прежнему и веришь ли в благость Творца и Искупителя нашего? Боюсь я, в сердце своём, не посетило ли тебя новейшее модное безверие? Если так, то я за тебя молюсь. Вспомни, милый, как ещё в детстве своём, при жизни твоего отца, ты лепетал молитвы свои у меня на коленях и как мы все тогда были счастливы! (Достоевский). [Кабанов] Да мы об вас, маменька, денно и нощно Бога молим, чтобы вам, маменька, Бог дал здоровья и всякого благополучия и в делах успеху (Островский). - Хоть и грех, по молитве, бранить, но как человек не могу не попенять: сколько раз я просил не тревожить меня, когда я на молитве стою! - сказал он приличествующим молитвенному настроению голосом, позволив себе, однако, покачать головой в знак христианской укоризны... (Салт.-Щедрин). Когда молились за воинство, она вспомнила брата и Денисова. Когда молились за плавающих и путешествующих, она вспомнила князя Андрея и молилась за него, и молилась за то, чтобы Бог простил ей то зло, которое она ему сделала. Когда молились за любящих нас, она молилась о своих домашних, об отце, матери, Соне, в первый раз теперь понимая всю свою вину перед ними и чувствуя всю силу своей любви к ним. <...> Только на молитве она чувствовала себя в силах ясно и спокойно вспоминать и о князе Андрее, и об Анатоле, как об людях, к которым чувства её уничтожались в сравнении с её чувством страха и благоговения к Богу. Когда молились за царскую фамилию и за Синод, она особенно низко кланялась и крестилась, говоря себе, что ежели она не понимает, она не может сомневаться и всё-таки любит правительствующий Синод и молится за него (Л. Толстой). Я не успел помолиться на постоялом дворе; но так как уже не раз замечено мною, что в тот день, в который я по каким-нибудь обстоятельствам забываю исполнить этот обряд, со мною случается какое-нибудь несчастие, я стараюсь исправить свою ошибку: снимаю фуражку, поворачиваясь в угол брички, читаю молитвы и крещусь под курточкой так, чтобы никто не видал этого. Но тысячи различных предметов отвлекают моё внимание, и я несколько раз сряду в рассеянности повторяю одни и те же слова молитвы (Л. Толстой). С этими и подобными рассеянными размышлениями я вернулся в диванную, когда все собрались туда и духовник, встав, приготовился читать молитву перед исповедью. Но как только посреди общего молчания раздался выразительный, строгий голос монаха, читавшего молитву, и особенно когда произнёс к нам слова: «Откройте все ваши прегрешения без стыда, утайки и оправдания, и душа ваша очистится пред Богом, а ежели утаите что-нибудь, большой грех будете иметь», - ко мне возвратилось чувство благоговейного трепета, которое я испытывал утром при мысли о предстоящем таинстве (Л. Толстой). Дети, подражая большим, старательно молились, когда на них смотрели (Л. Толстой). Поглядев на звёзды, на Стожары, поднявшиеся уже на половину неба, Хаджи-Мурат рассчитал, что было далеко за полночь и что давно уже была пора ночной молитвы (Л. Толстой). Кроме того, во время родов жены с ним случилось необыкновенное для него событие. Он, неверующий, стал молиться и в ту минуту, как молился, верил. Но прошла эта минута, и он не мог дать этому тогдашнему настроению никакого места в своей жизни (Л. Толстой). Когда будешь молиться, попроси у Бога, чтобы он послал тебе твёрдость и крепкую волю в минуты страха и опасности (Гарин-Михайловский). В небе ли меркнет звезда, / Пытка ль земная всё длится; / Я не молюсь никогда, / Я не умею молиться (Анненский). - Скучно, Настя! - задумчиво сказал поп <...>. - А Богу ты молишься? - Как же, молюсь. Только по вечерам, а утром некогда, работы много (Андреев). Несколько гнусавый, но приятный старческий голос пел утреннюю молитву (Короленко). Казалось, женщина вставала, / Молилась, отходя во храм, / И розовой рукой бросала / Зерно послушным голубям (Блок). Было время глупа была, Богу молилась... Думала: авось Бог услышит моё моление и что-нибудь поможет моей жизни (Подъячев). По воскресеньям ходили молиться в «моленную», а в остальные дни совершали всей семьёй моления у себя дома (Скиталец). Дай мне горькие годы недуга, / Задыханья, бессонницу, жар, / Отыми и ребёнка, и друга, / И таинственный песенный дар - / Так молюсь за Твоей литургией / После стольких томительных дней, / Чтобы туча над тёмной Россией / Стала облаком в славе лучей» (Ахматова. Молитва). И вот одна осталась я / Считать пустые дни. / О вольные мои друзья, / О лебеди мои! / И песней я не скличу вас, / Слезами не верну, / Но вечером в печальный час / В молитве помяну (Ахматова). Вместо мудрости - опытность, пресное / Неутоляющее питьё. / А юность была как молитва воскресная... / Мне ли забыть её? (Ахматова). Я в стороне. Молюсь, ликую, / и ничего не надо мне, / когда вселенную я чую / в своей душевной глубине. / То я беседую с волнами, / то с ветром, с птицей уношусь / и со святыми небесами / мечтами чистыми делюсь (Набоков). С какой отрадой неустанной, молясь, припоминаю я / Твоих церквей напев гортанный, Отчизна / Дальняя моя! (Шагинян). Перед началом молитвословия мы осеняем себя крестным знамением и стараемся, отбросив повседневные заботы, настроиться на внутреннею беседу с Богом (из Молитвослова). ... В отчаянных обстоятельствах, в болезнях, в трудностях, в испытаниях - вот тут-то, когда гром грянул, мужик и перекрестится. Значит, нас только нужда, как оказывается, побуждает к молитве. Значит, если бы у нас было всё благополучно, если бы Господь дал нам все дары, о которых обычно мечтают люди: здоровье, успех, благополучие в семейной жизни, в труде - всюду, мы, может быть, тогда и молиться бы не стали? Мы бы, поблагодарив Его холодно и рассеянно, быстро и забыли бы об этом? Да, так бывает, и все мы знаем это по своему горькому опыту. Так бывает... (А. Мень). Но... Всё-таки в лесу кто-то... Выстрелил! Трижды выстрелил. Кто? Зачем? В кого? <...> «Нет, не спокойно и в этом голубом храме с колоннами из живых дубов», - так подумал Иван Иваныч, стоя с обнажённой белой головой и подняв взор к небу. И это было похоже на весеннюю молитву (Троепольский).

[Отелло] Молилась ли ты на ночь, Дездемона? [Дездемона] Да, милый мой. [Отелло] Когда ты за собою / Какой-нибудь припомнить можешь грех, / Которого не отпустило небо, - / Молись скорей. [Дездемона] Что это значит, милый? [Отелло] Ну-ну, молись; да; только покороче. / Я подожду покамест (Шекспир «Отелло», перевод Вейнберга).

      XVII. От - До (во времени). С детских лет мать приучала его к молитве (молиться Богу). До старости помнит наизусть «Отче наш» и многие другие молитвы. Верующие, богомолы без молитвы не приступают к еде, к труду.

s ... Он, как всегда, встал в восьмом часу, и <...> прочёл обычные, с детства произносимые молитвы: «Богородицу», «Верую», «Отче наш», не приписывая произносимым словам никакого значения... (Л. Толстой).

      XVIII. Зачем. Благодарственная молитва. Благодарственный молебен. Молитвенный дом (молельня). Молитвенная комната (с образами, с лампадками). «Что тому Богу молиться, который не милует!» (Даль). «Не про лукавого молитва читается, а от лукавого» (Даль).

s Не для житейского волненья, / Не для корысти, не для битв, / Мы рождены для вдохновенья, / Для звуков сладких и молитв (Пушкин). Я, Матерь Божия, ныне с молитвою / Пред твоим образом, ярким сиянием, / Не о спасении, не перед битвою, / Не с благодарностью иль покаянием, / Не за свою молю душу пустынную, / За душу странника в свете безродного; / Но я вручить хочу деву невинную / Тёплой заступнице мира холодного (Лермонтов. Молитва). Известие, привезённое им, было принято радостно. Назначено было благодарственное молебствие (Л. Толстой). Затем в обратный пускайтесь путь. / Мы прах в аббатстве скроем, - / За душу Гарольда помолимся все / И с честью тело зароем (Блок, перевод стих. Гейне «Поле битвы при Гастингсе»). - Ещё молимся о упокоении души усопшого раба Твоего... и о еже проститися ему всякому согрешению, вольному же и невольному... - Милости Божия, Царства Небесного и оставления грехов его у Христа, бессмертного Царя и Бога нашего, просим... (Бунин). Верной твердынею православья / Врезан Исакий в вышине, / Там отслужу молебен о здравье / Машеньки и панихиду по мне (Гумилёв). Каждый вечер, как синь затуманится, / Как повиснет заря на мосту, / Ты идёшь, моя бедная странница, / Поклониться любви и кресту. / Кроток дух монастырского жителя, / Жадно слушаешь ты ектенью, / Помолись перед ликом Спасителя / За погибшую душу мою (Есенин). Деревни, деревни, деревни с погостами, / Как будто на них вся Россия сошлась, / Как будто за каждою русской околицей, / Крестом своих рук ограждая живых, / Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся / За в Бога не верящих внуков своих (Симонов). А иногда в туманном освещенье / Евангельский сюжет изображает клён - / Сиянье, золотое облаченье / И поворот лица, и головы наклон. / И, замерев, ты чувствуешь усладу / И с умиленьем ждёшь своей судьбы. / И ждёшь, чтоб месяц засветил лампаду, / Чтоб вознести молитвы и мольбы (Д. Самойлов). Молюсь, чтоб не было беды, / и мельнице молюсь, / и мыльнице, / воде простой, когда она из золотого крана вырвется. / Молюсь, чтоб не было разлук, разрух, / чтоб больше не тревожиться. / О, руки были бы чисты! / А остальное всё приложится (Окуджава).

      XIX. Почему. Молебствие за одержанную победу. Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибёт (посл.). Гром не грянет - мужик не перекрестится (посл.: слова молитвы вспоминаются только тогда, когда приходит беда). «Как ни молись, Бог всё услышит» (Даль). «Короткая молитва "Господи помилуй", да спасёт» (Даль). «И молебен пет, да  пользы  нет»  (Даль; посл.).  «Не  годится  Богу молиться,  так  годится  горшки  покрывать  (дразнят суздальских богомазов)» (Даль). «Работай - сыт будешь; молись - спасёшься; терпи - взмилуются» (Даль).

s А мы молитвами твоими во всякой целости пребываем (Письма Петра Великого). Внимает он молитвы слезны; / И укротится глубина; / Умолкнет вихрь и ярость бездны, / И возвратится тишина (Сумароков). Молебны чувства взносим / Тебе в пространны небеса / За явны чудеса (Державин). Надеяться на Бога есть единственный способ в него верить, и потому, кто не молится, тот не верит (Чаадаев). - Жив? Так он жив! - завопил вдруг Митя, всплеснув руками. Всё лицо его просияло: - Господи, благодарю тебя за величайшее чудо, содеянное тобою мне, грешному и злодею, по молитве моей!.. Да, да, это по молитве моей, я молился всю ночь!.. - и он три раза перекрестился (Достоевский). О чём бы ни молился человек - он молится о чуде (Тургенев). Иудушка стоял на молитве. Он был набожен и каждый день охотно посвящал молитве несколько часов. Но он молился не потому, что любил Бога и надеялся посредством молитвы войти в общение с ним, а потому, что боялся чёрта и надеялся, что Бог избавит его от лукавого (Салт.-Щедрин). С тех пор он бросил воевать, пошёл в Мекку - Богу молиться. От этого у него чалма. Кто в Мекке был, тот называется хаджи и чалму надевает (Л. Толстой). В том состоянии раскрытости душевной, в котором находилась Наташа, эта молитва сильно подействовала на неё (Л. Толстой). Богу стал чаще молиться... Надо полагать совесть нечиста (Чехов). «Православие» видело «еретичество» Розанова <...>: «Выньте из самого существа мира молитву, сделайте, чтобы язык мой, ум мой разучился словам её, самому делу её, существу её, - чтобы я этого не мог; и я с выпученными глазами и с ужасным воем выбежал бы из дому, и бежал, бежал, пока не упал. Без молитвы совершенно нельзя жить... Без молитвы - безумие и ужас <...>» (Гиппиус). Елена с колен исподлобья смотрела на зубчатый венец над почерневшим ликом с ясными глазами и, протягивая руки, говорила шёпотом: - Слишком много горя сразу посылаешь, мать-заступница. Так в один год и кончаешь семью. За что?.. Мать взяла у нас, мужа у меня нет и не будет, это я понимаю. Теперь уж очень ясно понимаю. А теперь и старшего отнимаешь. За что?.. Как мы будем вдвоём с Николом?.. Посмотри, что делается кругом, ты посмотри... Мать-заступница, неужто ж не сжалишься?.. Может быть, мы люди и плохие, но за что же так карать-то? (Булгаков). A в Кремль нельзя. Окопались <...> Тр... пропустил только пятьсот - избранных - да и то велел не шататься возле церквей. «Пришли молиться, так молитесь!» (Бунин). Полёт орла как ход рассказа. / В нём все соблазны южных смол / И все молитвы и экстазы / За сильный и за слабый пол (Пастернак). Я желанием горю / с девой повстречаться, / но молитву сотворю - / и на душе прохладца (Заболоцкий). Пой для храбрости, идя в долину! / Пой погромче, унимая дрожь! / Или помолись Отцу и Сыну. / И тогда, наверное, дойдёшь (Д. Самойлов).

 
Свидетельство о регистрации в средствах массовой информации: Эл № ФС 77-20427 от 3.03.2005
Дизайн и разработка сайта МЦДИ «Бинек»