тексты


<< к оглавлению

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ СИНТАКСИСА

   § 425. Синтаксисом называется вся та область грамматического строя языка, которая охватывает разнообразные конструкции: образующиеся по определенным правилам соединения слов (знаменательного слова и формы знаменательного слова, нескольких форм слов), простые и сложные предложения, бессоюзные соединения предложений, а также такие большие чем сложное предложение фрагменты текста, которые обнаруживают в связях своих частей действие грамматических правил и закономерностей (так называемые сложные синтаксические целые).

   Сосредоточенность в синтаксисе таких специальных языковых средств, без которых не может быть осуществлено сообщение, определяет отношение синтаксиса к морфологии. Формы слова принадлежат слову, организуют и представляют его. Но функционируют они в синтаксической конструкции, и в этом смысле можно утверждать, что морфология служит синтаксису. Однако формы слов имеют свои собственные грамматические значения. Будучи носителем таких отвлеченных значений, морфологическая форма слова в возможностях своего функционирования оказывается ограниченной этими значениями, она уже сама диктует синтаксису выбор тех или иных морфологических средств. Таким образом, морфологические формы взаимодействуют с синтаксическими конструкциями, с правилами их построения не как сфера подчиненная со сферой подчиняющей, а как сфера, располагающая арсеналом собственных средств, со сферой, без этого арсенала практически не существующей.

   § 426. Синтаксис объединяет в себе такие единицы, которые или непосредственно формируют сообщение, или служат компонентами соответствующей конструкции. Такими синтаксическими единицами являются словосочетание, простое предложение и сложное предложение. В сферу синтаксиса входят также единицы сообщения, которые не имеют собственных грамматических характеристик и объединяются с грамматическими предложениями функционально (см. § 428).

   Кроме названных единиц, принадлежащих только синтаксису, в его сферу входят также единицы, принадлежащие другим областям языка и участвующие в образовании синтаксических конструкций: слово и форма слова. Знаменательное слово – это единица, которая благодаря своим грамматическим и лексико-семантическим свойствам способна подчинить себе другое слово в той или иной его форме (формах) либо в той или иной своей форме (формах) само подчиняться другому слову. Вступая с другими словами в синтаксические связи, слово принимает участие в образовании синтаксических конструкций. Грамматический характер таких связей различен; они объединяются в типы связей, которые называются присловными подчинительными связями (см. § 343-348).

   Конструкция, образующаяся на основе реализации подчинительных связей, предопределенных лексико-грамматическими свойствами слова, называется словосочетанием. Словосочетание входит в единицу сообщения как ее компонент, – необходимо в ней присутствующий или распространяющий, расширяющий ее. В условиях языковой или внеязыковой ситуации словосочетание может функционировать и вне сообщения как называющая (номинативная) единица – в названиях, информирующих надписях, в подписях. Эта функция сближает словосочетание со словом.

   Форма слова участвует в образовании словосочетаний, простых и сложных предложений, всех видов сообщающих единиц. Форма слова обладает богатыми конструктивными возможностями. Правила ее функционирования в тех или других синтаксических позициях тесно связаны с лексической семантикой: с лексическим значением слова, выступающего в данной форме, и с его лексико-семантическим окружением. Форма слова имеет свои синтаксические функции, которые или целиком опираются на ее морфологическое значение (такова, например, функция объекта у формы вин. п. при переходном глаголе или функция подлежащего у формы им. п. существительного), или – во многих случаях, в условиях контекста, – выходят за рамки этого значения.

   § 427. Центральной грамматической единицей синтаксиса является простое предложение. Это определяется тем, что простое предложение представляет собой элементарную предназначенную для передачи относительно законченной информации единицу, обладающую такими языковыми свойствами, которые делают возможным отнесение сообщаемого в тот или иной временной план (см. § 434-435). Кроме того, простое предложение – это основная единица, участвующая в формировании сложного предложения, а также любого развернутого текста. Простое предложение является тем построением, в котором прежде всего находят свое конструктивное применение словосочетание и форма слова.

   Простое предложение имеет свои собственные грамматические характеристики. Оно образуется по специальному абстрактному грамматическому образцу, обладает своими языковыми значениями, формальными характеристиками, интонационной оформленностью, а также способностью к изменениям – как собственно формальным, так и связанным с выполнением одним и тем же предложением разных коммуникативных задач.

   § 428. В речи, в процессе общения простое предложение функционирует наряду с такими сообщающими единицами, которые не являются грамматическими предложениями. В определенных условиях контекста или ситуации ту или иную информацию может передавать соответствующим образом интонационно оформленная отдельная словоформа или сочетание словоформ, частица, междометие, даже служебное слово. Такая интонационно оформленная единица называется высказыванием. Высказывание – это любой линейный отрезок речи, в данной речевой обстановке выполняющий коммуникативную функцию и в этой обстановке достаточный для сообщения. Высказывание в любом случае информирует о чем-либо или заключает в себе вопрос.

   Языковые характеристики высказываний, не являющихся грамматическими предложениями, устанавливаются на основании сравнения с характеристиками грамматического предложения. У таких высказываний есть ряд существенных признаков, сближающих их с предложением: функция относительно законченного сообщения; интонационная оформленность; способность к распространению (правда, более ограниченная, чем у грамматического предложения); способность включать в свой состав показатели субъективного отношения (частицы, междометия, вводные слова); способность участвовать в формировании сложного предложения и более сложных, развернутых фрагментов текста. С другой стороны, такие высказывания отличаются от предложения отсутствием стоящего за ними специального отвлеченного грамматического образца, отсутствием формоизменения (высказывание способно принимать в свой состав отдельные показатели объективно-модальных значений, но оно не имеет всей характерной для простого предложения системы форм), отсутствием регулярных возможностей введения связок или полузнаменательных глаголов.

   § 429. Простые предложения (часто – в неполных своих реализациях) в речи организуются в определенные последовательности, т. е. в текст. Элементарной единицей, представляющей таковую последовательность, является сложное предложение. Сложное предложение – это целостная синтаксическая конструкция, в которой по грамматическим правилам соединяются два простых предложения (или простое предложение и его аналог, т. е. компонент, сближающийся с ним функционально), связанные друг с другом синтаксически выраженными отношениями. Эта связь оформляется союзами или союзными словами – в сочетании с интонацией, часто также при поддержке лексики. Со сферой сложного предложения смыкается та сфера синтаксиса, которая охватывает простейшие бессоюзные фрагменты текста, по характеру отношения своих частей соотносительные с тем или иным типом сложного предложения.

   § 430. В синтаксисе выделяются следующие подсистемы: 1) синтаксис слова, объединяющий всю область подчинительных связей, предопределяемых знаменательным словом; 2) синтаксис словосочетания; 3) синтаксис простого предложения и высказывания; 4) синтаксис сложного предложения и элементарных бессоюзных соединений; 5) синтаксис формы слова, реализующийся во всех названных четырех сферах. Все области синтаксиса находятся в тесном взаимодействии друг с другом, их единицы взаимосвязаны. Это взаимодействие выражается прежде всего в том, что единицы одной подсистемы участвуют в образовании единиц другой подсистемы. Форма слова в этом смысле – единица наиболее универсальная и всепроникающая: она участвует в формировании словосочетаний, простых и сложных предложений, любых высказываний. Словосочетание участвует в образовании простого и сложного предложения, а также любого высказывания. Простое предложение является единицей, формирующей сложное предложение и более развернутые фрагменты текста; в образовании этих последних участвует также и сложное предложение.

   § 431. Синтаксические единицы входят в парадигматические отношения. Под парадигматическими отношениями в синтаксисе понимаются формальные изменения самой конструкции, т. е. такие изменения, при которых ее основное, категориальное значение предстает в своих частных проявлениях, и эти частные проявления выражаются специальными формальными средствами. Так, частные грамматические значения простого предложения выражаются знаменательным или служебным глагольным словом, синтаксическими частицами, в отдельных случаях – порядком следования компонентов, – в сочетании с той или иной интонацией (см. § 530-545).

   Единицы, участвующие в построении синтаксических конструкций, подчиняются определенным правилам сочетаемости друг с другом. Эти правила составляют сферу синтаксической синтагматики. В языке действуют правила соединения простых предложений в составе сложного; в составе простого предложения его члены по определенным правилам сочетаются друг с другом и со своими распространителями, а все предложение в целом – с распространителем всего своего состава. В словосочетаниях соединения слов и соединения самих словосочетаний друг с другом регулируются грамматическими правилами и лексико-семантическими возможностями сочетаемости слов. Законы и правила синтагматики действуют во всех сферах синтаксиса: сочетаемость, возможности вхождения в те или иные конструкции, ограниченность или неограниченность связей составляет такую же существенную характеристику слова, формы слова, словосочетания, простого предложения, как и характеристика их парадигматических свойств.

   § 432. Каждая синтаксическая единица имеет свое языковое значение (значения). Для синтаксиса существенно как лексическое, так и грамматическое значение слова. Этими значениями регулируется сочетаемость слов, правила образования словосочетаний, участие данного слова в построении предложения. В синтаксисе сложно взаимодействуют морфологическое значение формы слова и ее синтаксические функции; наиболее очевидно такое взаимодействие обнаруживается в сфере падежных значений и в сфере значений глагольных форм. Значение словосочетания – это отношение его стержневого и зависимого компонентов; в предложении это значение может осложняться и видоизменяться под влиянием конкретной, именно данной информативной задачи.

   § 433. Особенно сложна формальная и смысловая организация простого предложения. Каждое простое предложение построено по определенному формальному образцу. Такой образец можно называть предикативной основой (структурной схемой) предложения.

   Предикативная основа (структурная схема) простого предложения – это имеющий свою формальную организацию и свое языковое значение синтаксический образец, по которому может быть построено отдельное нераспространенное (элементарное) предложение. Такие предикативные основы являются абстракциями, отвлекаемыми от неограниченного множества конкретных предложений. Предикативная основа предложения организуется несколькими (обычно – двумя) формами слов, находящимися друг с другом в определенных синтаксических отношениях (неоднокомпонентные предложения), а также, возможно, и только одной формой слова (однокомпонентные предложения). Каждое простое предложение как грамматическая единица имеет предикативную основу, т. е. построено по тому или иному отвлеченному образцу. Так, например, в основе предложений типа Ребенок веселится; Поезд идет; Мальчик читает лежит отвлеченный образец (структурная схема) "им. п. существительного – спрягаемая форма глагола", выражающий отношения процессуального признака (действия или состояния) и его носителя в том или ином временном плане. Предикативную основу предложений типа Работы прибавляется; Воды убывает образует соединение "род. п. существительного – глагол в форме 3 л. ед. ч."; во взаимной связи эти формы выражают отношения процессуального состояния и его носителя. Предикативной основой предложений типа Зима является форма им. п. существительного, в качестве синтаксического образца обозначающая то, что наличествует, и само это наличие, существование (Зима значит 'стоит зима', Стон - 'слышится, раздается стон').

   Формы слов, организующие предикативную основу предложения, называются компонентами структурной схемы предложения. В предложении такие компоненты представляют собой его главные члены, его предикативный центр.

   § 434. Структурная схема и его построенные на ее основе предложения заключают в себе несколько иерархически организованных языковых значений. Прежде всего, любой, каждый отвлеченный образец предложения как синтаксическая единица имеет грамматическое значение. Этим значением является предикативность – категория, которая целым комплексом формальных синтаксических средств соотносит сообщение с тем или иным временным планом действительности. Структурная схема предложения обладает такими грамматическими свойствами, которые позволяют обозначить, что то, о чем сообщается, либо реально осуществляется во времени – настоящем, прошедшем или будущем (это – план реальности или, что то же самое, временной определенности), либо мыслится как возможное, желаемое, должное, требуемое (это – план ирреальности или, что то же самое, временной неопределенности). Значения времени и реальности/ирреальности слиты воедино; их комплекс называется объективно-модальными значениями, или объективной модальностью. Категория предикативности формируется этими значениями и представляет их как сложную языковую целостность. Предикативность как значение отвлеченного образца простого предложения необходимо принадлежит и построенному по этому образцу конкретному предложению. Предикативность является грамматическим значением предложения.

   § 435. Формирующие предикативность синтаксические категории, в которых определенными грамматическими средствами представлены те или иные объективно-модальные значения, образуют систему синтаксических времен и наклонений. Синтаксические наклонения, несущие объективно-модальные значения реальности, т. е. настоящего, прошедшего или будущего времени, все вместе образуют синтаксический индикатив: Люди счастливы – Люди были счастливы – Люди будут счастливы. Синтаксические наклонения, несущие объективно-модальные значения ирреальности, все вместе выражают временную неопределенность: Люди были бы счастливы – Пусть бы люди были счастливы! – Пусть люди будут счастливы!

   Все синтаксические времена и наклонения в предложении имеют свои формальные средства выражения. К этим средствам относятся: сам абстрактный образец предложения и, соответственно, исходная форма построенного по ней предложения (форма настоящего времени); формы времени и наклонения глагола (знаменательного или служебного) с их морфологическими значениями на службе синтаксиса; синтаксические частицы; в некоторых случаях – грамматически значимый порядок расположения главных членов предложения. В конкретном предложении эти средства обязательно вступают во взаимодействие с той или иной интонацией.

   Значения синтаксических времен и наклонений имеют свое формальное выражение и выявляются в системе противопоставлений – форм предложения, образующих грамматическую парадигму предложения (см. § 531).

   § 436. Помимо общего для всех предложений грамматического значения предикативности, каждая структурная схема имеет еще и свое собственное значение, свою семантику, отвлеченную от грамматических значений ее компонентов (в неоднокомпонентных предложениях – от их отношения друг к другу) и от правил их лексического наполнения. Основными категориями семантики отвлеченного образца простого предложения являются предикативный признак (т. е. признак, отнесенный в тот или иной объективно-модальный план), субъект (т. е. носитель предикативного признака) в их отношении друг к другу, а также объект (т. е. то или тот, к чему/кому этот признак обращен, на кого/что он направлен). Так, структурная схема, по которой построены предложения типа Лес шумит, имеет значение "отношение между субъектом и его признаком – действием или процессуальным состоянием"; структурная схема, по которой построены предложения типа Много дел; Сколько народу!; Мало радости, имеет значение "отношение между субъектом и его признаком – существованием в некоем количестве"; структурная схема, по которой построены предложения типа Темно; Скучно; Радостно, имеет значение "наличие состояния – бессубъектного или отнесенного к субъекту". Такое значение, в наиболее отвлеченном виде представляющее языковую семантику предложений, построенных по тому или иному абстрактному образцу, называется семантикой структурной схемы предложения.

   Семантика схемы переносится и в построенное по этой схеме предложение. Однако в этом предложении при непосредственном участии лексических значений тех слов, которые занимают позиции главных членов (а в ряде случаев также при участии распространяющих членов) формируется более узкое и более определенное значение – семантическая структура предложения. Семантическая структура предложения – это то его языковое значение, которое создается взаимным действием семантики структурной схемы предложения и лексических значений заполняющих ее слов. Так, например, при общности семантики схем в парах предложений (1) Мальчик читает и (2) Музыка восхищает, (3) Ночь и (4) Ссора, (5) Сыро и (6) Радостно семантические структуры этих предложений различны: семантическая структура предложения (1) – "субъект и его действие"; (2) – "субъект и вызываемое им чье-л. состояние"; (3) – "наличие, существование состояния, представляемого как существующий субъект"; (4) – "наличие действия, исходящего от субъекта (субъектов)"; (5) – "наличие бессубъектного состояния"; (6) – "наличие состояния, исходящего от субъекта". Категориями семантической структуры предложения также являются предикативный признак, субъект – носитель предикативного признака и объект; на уровне семантической структуры отдельного предложения эти значения уточняются и дифференцируются. Элементарная семантическая структура предложения может быть расширена разнообразными определителями (квалификаторами). В ряде случаев определители заключают в себе субъектное и объектное значения (см. § 553-556).

   § 437. Предложение может претерпевать изменения, не только связанные с образованием форм синтаксического индикатива и ирреальных наклонений, но также и другого характера. Это ситуативно обусловленные или ситуативно необусловленные неполные реализации его двухкомпонентной предикативной основы (т. е. построение предложения по определенной схеме, но без одного из ее компонентов); введение связок и связочных образований; введение полузнаменательных глаголов. Такие изменения можно называть регулярными реализациями предложения. Так, реализациями предложений Мастер работает или Москва – столица являются: – Хорошо работает. – Кто? – Мастер (неполные ситуативно обусловленные реализации); Мастер стал работать (реализация с полузнаменательным глаголом); Москва – это столица (реализация со связкой).

   § 438. С точки зрения цели (или установки) сообщения (коммуникативного задания) все предложения распределяются по двум большим классам: невопросительные и вопросительные. Различие этих двух классов состоит в том, что невопросительные предложения заключают в себе сообщение, направленное к тому, к кому обращена речь; говорящий (или пишущий) обладает информацией и передает ее другому: он повествует о чем-то как о реальном или ирреальном, выражает свое желание, требует или просит. Вопросительные предложения в своей первичной функции заключают в себе поиск сообщения: говорящий информирует о том, что он хочет получить информацию от другого. Вопросительные предложения или имеют свои собственные грамматические образцы, или строятся по образцам невопросительных предложений, выражая вопросительность интонацией, обычно в сочетании с определенным словопорядком и специальными частицами.

   Невопросительные предложения с точки зрения характера информации неоднородны. Традиционно они делятся на три группы: повествовательные, побудительные и предложения со значением желательности. Эта классификация (которая может иметь и дальнейшее внутреннее членение) опирается на характер отношения участников речи: повествовательные предложения – это предложения собственно информирующие (характер информации, естественно, может быть самый различный); побудительные предложения выражают волеизъявление, требование, просьбу, которые предполагают исполнение (но далеко не всегда обязательно конкретного исполнителя); предложения со значением желательности выражают эмоционально-волевое устремление к тому, чтобы что-то осуществилось, существовало.

   Классификация невопросительных предложений по цели сообщения не опирается на какие-либо самостоятельные и целостные комплексы грамматических признаков. Повествовательные предложения, как правило, выражаются формами синтаксического индикатива или сослагательного наклонения. Так может быть выражено, например, и сообщение о должном (Учитель должен быть учителем; Учитель должен учить - формы синтаксического индикатива, наст. вр.); однако сообщение о должном или привычно предопределенном может выражаться и особой формой предложения – так называемым долженствовательным наклонением: Учитель и будь учителем; Он учитель, он и учи.

   Предложения, выражающие побуждение, волеизъявление, оформляются по-разному: это или специальные формы синтаксического побудительного наклонения (Будь руководителем!; Руководи!; Пусть он руководит!), или предложения, выражающие побуждение самой своей структурой в обязательном сочетании с соответствующей интонацией (Воды!; Молчать!) либо сочетанием неспециализированной структуры с соответствующей интонацией (Ко мне!; Все наверх!; Быстрее!; Внимание!). Кроме того, побуждение может выражаться в повествовательном предложении лексическими средствами: Я требую послушания, настаиваю, приказываю, чтобы ты подчинился.

   Предложения со значением желательности имеют специальную форму выражения – синтаксическое желательное наклонение (Был бы он учителем!; Если бы он был учителем!; см. § 537); в то же время желательность может выражаться сложными построениями (Как было бы хорошо, если бы он был учителем!), а также в повествовательном предложении – лексическими средствами (Хочу, желаю, мечтаю, чтобы он был учителем).

   Значениями вопросительности или невопросительности, побудительности и желательности охватываются не только грамматические предложения, но и вообще все высказывания.

   На основании сказанного в § 429-438 можно дать следующее определение простого предложения: простое предложение – это такая единица сообщения, которая построена по специально предназначенному для этого структурному образцу, обладает грамматическим значением предикативности и своей собственной семантической структурой, обнаруживает эти значения в системе синтаксических форм (в парадигме предложения) и в регулярных реализациях и имеет коммуникативную задачу, в выражении которой всегда принимает участие интонация.

   § 439. Предложения, построенные по той или иной структурной схеме и ничем более не осложненные, называются нераспространенными. В языке действует разветвленная система правил распространения предложения, т. е. введения в него таких дополняющих членов, которые вносят свои элементы информации разной степени важности. Это – распространяющие члены предложения. Такие члены могут вносить в предложение как дополнительную, в какой-то степени второстепенную информацию, так и первостепенно важную. Так, в распространяющем члене предложения может заключаться значение семантического субъекта (Ему нравится картина; Его отличает принципиальность; У него талант), объекта (Мальчик читает книгу). Распространяющие группы (причастные, деепричастные обороты, союзные введения) очень часто несут такую информативную нагрузку, которая делает их содержательным центром сообщения. Однако грамматически состав распространенного предложения всегда членится на главные члены предложения, совпадающие с компонентами его предикативной основы, и распространяющие члены предложения.

   Позиция главного члена (в структурной схеме показанного одной словоформой, репрезентирующей грамматическое качество ее компонента) в конкретном предложении может быть занята словосочетанием или соединением словоформ, образовавшимся на основе неприсловных связей.

   Распространяющие члены по своему грамматическому качеству неоднородны. Это могут быть формы 1) связанные присловной связью с тем или иным членом предложения; 2) распространяющие предложение в целом – детерминанты (см. § 553); 3) распространяющие одновременно два главных члена предложения (например: Он с бородой выглядит стариком). Во всех этих случаях распространяющий член может представлять собою не одну словоформу, а их ряд.

   § 440. В каждом предложении и, шире, вообще в каждом высказывании, произнесенном или написанном, всегда присутствует лицо говорящее (или пишущее; далее – "говорящий"). Присутствие говорящего выражается в его отношении к тому, о чем он сообщает. Это отношение может быть или нейтральным, специально никак не выраженным, или ненейтральным. В последнем случае говорящий при помощи различных языковых средств так или иначе оценивает свое сообщение или способ сообщения, что-то в нем акцентирует, соотносит с адресатом, с обстановкой речи, с источником своей информации, с отношением к ней слушающего, выражает уверенность или неуверенность в том, о чем он говорит. Весь этот широкий круг значений называется субъективной модальностью. Субъективно-модальные значения тесно связаны с экспрессивной окраской сообщаемого, с его эмоциональной оценкой. Средства формирования и выражения субъективно-модальных значений весьма разнообразны: это интонация, специальные конструкции, лексические средства, определенным образом взаимодействующие с интонацией и словорасположением, частицы, вводные слова и группы слов, междометия. Все эти средства, как правило, выступают в тесном взаимодействии друг с другом.

   § 441. Как нераспространенное, так и распространенное предложение может образовать варианты, связанные с различным расположением членов предложения, т. е. с порядком слов. Порядок слов определяется коммуникативным заданием. В зависимости от него предложение может члениться на две части: исходный пункт, или предмет, сообщения и то, что сообщается. Исходный пункт сообщения называется темой, а то, что сообщается о теме, – ремой. Рема представляет собой главную коммуникативную часть предложения. Членение предложения на тему и рему называется актуальным членением. Одно и то же предложение может приобретать разное актуальное членение в зависимости от ситуации, например: Отец пришел с работы; С работы пришел / отец; Пришел отец / с работы. Актуальное членение предложения выражается порядком слов и интонацией.

   § 442. Синтаксис тесно связан с лексикой. Квалификация присловных связей – сильных и слабых – одним из своих оснований имеет различия в лексической семантике слов. В образовании словосочетаний грамматические правила неотделимы от условий лексико-семантической организации соответствующих единиц. Лишь некоторые образцы словосочетаний могут быть описаны без дополнительных лексических характеристик, в большинстве же случаев такие образцы в той или иной степени лексически несвободны. Эта несвободность колеблется от более или менее очевидных тенденций к преимущественному использованию определенного лексического материала до возможности заполнения образца лишь словами некоторых лексико-семантических групп или даже только отдельными словами. В сфере словосочетаний очень большое количество единиц составляет промежуточную область между свободными сочетаниями и лексическими фразеологизмами.

   Важная роль лексики с очевидностью обнаруживается в формальной организации предложения. Так, компонентом предикативной основы предложения может быть: 1) форма, допускающая любое лексическое наполнение (например, в предложениях типа Поезд идет; Лес шумит); 2) форма, в данной структурной схеме допускающая ограниченное лексическое наполнение (например, отрицательный компонент в предложениях типа Не к кому пойти; Не о чем говорить; Незачем оставаться); 3) единственно данная словоформа (например, слов нет в предложении типа Нет времени). Определяющую роль играет лексика в разграничении свободных и фразеологизированных структурных схем предложения. Фразеологизированные схемы, в которых отношения между компонентами с точки зрения живых синтаксических связей являются немотивированными, всегда организуются с участием лексически закрытого компонента. Лексика принимает непосредственное участие в формировании таких важнейших категорий предложения, как категории его семантической структуры (см. § 436).

   В системе сложного предложения существуют конструкции, части которых организуются формой того или другого определенного слова. Кроме того, разные лексические средства во многих случаях выступают в качестве единиц, связующих части сложного предложения и в этой своей функции сближающихся с союзами и союзными словами.

   § 443. Каждая синтаксическая единица может существовать в звучании и в записи. Звучащее сообщение всегда интонационно оформлено. Языку принадлежат разные виды интонации, соотнесенные с определенными коммуникативными типами предложений и видоизменяющиеся в зависимости от задач сообщения, от его экспрессии и от субъективно-оценочных характеристик. В записи, в печатном тексте предложение внешне освобождено от точных интонационных характеристик. Однако знание законов звучащей речи, интонационной системы языка позволяет читающему определить, как должно быть произнесено данное предложение. Поэтому можно утверждать, что единица сообщения – предложение, высказывание – в любом случае интонационно оформлена. Интонационная оформленность, однако, не равна оформлению грамматическому: интонация сопровождает синтаксическую структуру предложения, но не формирует ее.

ПРОСТОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ТИПЫ ПРОСТЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

   § 444. Структурные схемы предложения разграничиваются на основании своего формального устройства и семантики. Предложения, построенные по той или иной структурной схеме, объединяются в определенный тип простого предложения. Структурная схема простого предложения организуется формами (возможно, и одной формой) знаменательных слов, которые являются ее компонентами (компонентом); в некоторых схемах одним из компонентов служит отрицательная частица – одна или в сочетании с местоименным словом. В конкретных предложениях место лексически свободного (или относительно свободного) компонента при определенных условиях может заполняться какой-то другой формой или сочетанием форм; существуют определенные виды и правила таких замещений. Они описаны в параграфах, посвященных отдельным типам простого предложения.

   Общая формальная классификация простых предложений осуществляется на следующих основаниях: 1) свободность образца или его фразеологизированность (см. § 522); 2) лексическая ограниченность или неограниченность одного из компонентов; 3) наличие или отсутствие в самом образце спрягаемого глагола как формы, в самой себе заключающей значения времени и наклонения; 4) количество компонентов (двукомпонентные образцы или однокомпонентные); 5) для двукомпонентных образцов – наличие или отсутствие формального уподобления компонентов друг другу (их координация или отсутствие такой координации; см. § 446).

   Свободные образцы занимают центральное место в системе простого предложения. На основании критериев, принятых в данной Грамматике для разграничения нефразеологизированных образцов и, соответственно, типов простого предложения, в современном русском литературном языке может быть выделена 31 структурная схема простого предложения – 22 двукомпонентные системы и 9 однокомпонентных.

   Двукомпонентные предложения подразделяются на предложения со спрягаемой формой глагола и без спрягаемой формы глагола в исходном виде предложения. Внутри предложений со спрягаемой формой глагола выделяются предложения подлежащно- сказуемостные и не подлежащно-сказуемостные. Внутри класса предложений без спрягаемой формы глагола выделяются предложения с лексически не ограниченными компонентами – подлежащно-сказуемостные и не подлежащно-сказуемостные – и предложения с компонентами, ограниченными лексико-семантически. Под лексической ограниченностью понимается закрытость или ограниченность списка тех слов, которые выступают в качестве главных членов; под лексической неограниченностью – открытость такого списка.

   Однокомпонентные предложения делятся на предложения со спрягаемой формой глагола (это спрягаемо-глагольный класс) и без спрягаемой формы глагола (это не спрягаемо-глагольные классы: именной, инфинитивный и наречный). Фразеологизированные предложения классифицируются по грамматическому характеру лексически закрытого компонента: это предложения с местоимениями, с союзами, с предлогами и с частицами (как и любая формальная характеристика фразеологизмов, это деление является внешним и в значительной степени условным).

   § 445. В двукомпонентных предложениях словоформы находятся друг с другом в грамматических отношениях. В большинстве случаев это одновременно и отношения между центральными семантическими компонентами предложения – субъектом и его предикативным признаком. Формально эти отношения выражаются по-разному. По характеру формальной связи главных членов все двукомпонентные предложения делятся на две большие группы: подлежащно-сказуемостные и не подлежащно-сказуемостные. Первую группу составляют такие типы предложений, в которых семантический субъект выражен формой собственно называющей. Это такая форма, которая открывает парадигму слова и основной функцией которой является именование: им. п. существительного или инфинитив. Вторым компонентом выражается форма, называющая предикативный признак; это спрягаемая форма глагола, падежная форма имени, инфинитив или наречие. По таким образцам строятся подлежащно-сказуемостные предложения, где первый компонент – им. п. или инфинитив, заключающие в себе значение семантического субъекта, называется подлежащим; второй компонент – форма, заключающая в себе значение предикативного признака, называется сказуемым. Таковы предложения типов Лес шумит; Брат – учитель; Ребенок умен; Ребенок умный; Дом построен; Дом – у дороги; Задача – учиться; Экскурсия – (это) интересно; Трудиться – доблесть; Кататься – весело; Руководить значит проверять.

   Другие двукомпонентные предложения – не подлежащно- сказуемостные; отношения между словоформами в них также могут быть отношениями субъекта и его предикативного признака. Однако в отличие от подлежащно-сказуемостных предложений субъект выражен в них такой формой слова, которая не является именующей, и, следовательно, субъектное значение здесь оказывается осложненным значением самой этой формы. Таковы, например, типы: Воды прибывает; Нет времени.

   § 446. В подлежащно-сказуемостных предложениях подлежащее и сказуемое могут быть формально уподоблены друг другу: Поезд идет – Поезда идут; Этот город – новостройка, Эти города – новостройки; Ночь светла – Ночи светлы. Такое уподобление главных членов предложения называется их координацией. Внешне координация подлежащего и сказуемого сходна с подчинительной связью согласования, но внутренний характер этой связи и ее грамматические признаки – иные. Черты различия здесь следующие. 1) При согласовании осуществляется подчинение формы зависимого слова форме господствующего слова; при координации подлежащего и сказуемого имеет место взаимное соотнесение форм, из которых ни одна не является ни главенствующей, ни зависимой. 2) При согласовании связь проходит по всем формам согласующихся слов (новый дом, нового дома, новому дому...); при координации соотносятся только две данные, определенные формы (Дом – новый). 3) На основе связи согласования образуется словосочетание, которое изменяется, подчиняясь изменению формы главенствующего слова; предложение, главные члены которого координируются друг с другом, входит в парадигму предложения и изменяется по правилам его формоизменения (Дом – новый; Дом был новый/новым; Дом будет новый/новым...; см. § 530-545). 4) При согласовании в словосочетании возникают определительные (не предикативные) отношения; координация оформляет такую связь, при которой признак оказывается отнесенным во временной план, т. е. является предикативным.

   § 447. Распространяющие члены не входят в состав структурной схемы предложения. Так, например, в парах Мальчик читает и Мальчик читает книгу; Груз взвешивается и Груз весит тонну; Грустно и Мне грустно; Учитель доволен и Учитель доволен учеником; Знобит и Ребенка знобит; Рукопись исправляется и Рукопись исправляется автором оба предложения внутри каждой пары построены по одной и той же структурной схеме, а формы вин., тв. и дат. п. являются здесь высокочастотными (или, на уровне некоторых присловных связей, – обязательными) распространителями, выражающими элементарные компоненты семантической структуры предложения. В речевой ситуации все предложения – первые члены приведенных пар могут быть относительно законченными самостоятельными сообщениями. В то же время распространяющие члены во многих случаях являются необходимыми компонентами семантической структуры предложения. Это относится как к распространяющим членам, формирующимся на основе присловной связи, так и к таким, которые распространяют все предложение в целом. Как те, так и другие могут входить в состав элементарной семантической структуры предложения, называя субъект действия или состояния, объект, а также контаминируя эти значения со значениями обстоятельственными.

НЕВОПРОСИТЕЛЬНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

НЕФРАЗЕОЛОГИЗИРОВАННЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Двукомпонентные предложения

Предложения со спрягаемой формой глагола

   § 448. Предложения типа Лес шумит. Глагольные подлежащно-сказуемостные предложения с координируемыми главными членами строятся по свободной структурной схеме "имя существительное в им. п. – спрягаемая форма глагола". Это наиболее употребительный тип двукомпонентных предложений с координируемыми главными членами. Подлежащее в таких предложениях выражается именем в форме им. п., а сказуемое – спрягаемой формой глагола.

   По конструктивным и семантическим свойствам центральная роль в глагольных предложениях принадлежит сказуемому. Это определяется, во-первых, тем, что в глагольном сказуемом сосредоточиваются и формально выражаются объективно-модальные значения предложения; во-вторых, тем, что с лексико-грамматичес-кими характеристиками глагола-сказуемого в значительной степени связаны возможности распространения предложения; в-третьих, тем, что лексическим значением глагола, правилами его распространения, а также возможностями его семантической сочетаемости определяется семантическая структура предложения. Во многих случаях позиция сказуемого оказывается занятой спрягаемой формой в сочетании с другими словоформами. Это могут быть глагольные словосочетания; сочетания слов, специально организующиеся в предложении для оформления сказуемого; лексические фразеологизмы. Такие сочетания означают целостный признак субъекта: Он пришел последним; Я собираюсь работать; Он начал учиться рисовать; Он впал в отчаяние; Он стоит не шелохнется; Сидит-посиживает; Старик ходит ворчит; Лег и лежит; Сел и сидит; Отец тебя кормит-поит; Он вышел в отставку. Глагол в сказуемом может быть введен сравнительным союзом: Она как будто онемела.

   В позиции подлежащего могут выступать целые словосочетания, а также формы слов, в тех или других условиях замещающие собою подлежащее: Поступило несколько предложений; Погибли сотни деревьев; Соберется до сорока человек; Летит рой за роем; Всем досталось по подарку; Из прохожих стали засматриваться (Достоевский); Редко кто приходит; Грянуло "ура". При информативной нагруженности определяющего прилагательного позицию подлежащего занимает словосочетание, в данном контексте семантически не членимое: Опытный человек сумеет разобраться; Больные дети изолируются от здоровых.

   § 449. Главные члены предложения – подлежащее и сказуемое – координируются в следующих формах:

   1) в формах числа и в роде – во всех тех формах предложения, в которых глагол в сказуемом имеет форму на -л, при подлежащем – существительном в ед. ч. или местоимении 3 л. ед. ч.: Весна наступила; Он читал; Она читала; Если бы пришло письмо!;

   2) в формах числа и в лице – в предложениях со сказуемым – глаголом в форме наст. вр. при подлежащем-местоимении: Ты идешь; Он гуляет; Я вижу горы; Мы пишем; Они идут;

   3) в формах числа – в предложениях со сказуемым – глаголом в форме наст. вр.: Весна наступает; Дети гуляют и в формах со сказуемым – глаголом на -л при подлежащем – существительном во мн. ч. или местоимении 1 и 2 л.: Дети гуляли; Я читал (читала); Ты читал (читала); Мы читали.

   При подлежащем, обозначающем группу или множество, могут иметь место колебания в координации подлежащего и сказуемого в формах числа и в роде.

   Колебания в формах числа отмечаются при занятости места подлежащего словом или сочетанием слов со значением количества; открытым или закрытым рядом словоформ; сочетанием со значением совместимости; местоимением кто, кто-то, кто-нибудь, кто-либо, кое-кто.

   Основные случаи колебания в формах числа при занятости места подлежащего словом или сочетанием слов со значением количества следующие.

   1) При подлежащем – собирательном числительном, обозначающем в предложении группу лиц: Двое не явились / не явилось; Приезжают / приезжает семеро. Форма ед. ч. глагола-сказуемого обычнее при нераспространенности предложения, особенно тогда, когда сказуемое предшествует подлежащему. Если речь идет о субъекте уже известном, то правильна форма мн. ч.; ср.: Ожидали троих, а явилось / явились двое и только Эти двое явились с опозданием. В том случае, когда при числительном находится согласуемое местоимение, указательное слово с отвлеченным значением в форме мн. ч. (эти, все, остальные и под.) или конкретизирующее определение, в сказуемом правильна только форма мн. ч. Все трое отстали; Приехали остальные семеро; Те двое приехали как туристы.

   2) При подлежащем – количественном сочетании с род. п.: Двое учеников пришло / пришли; Родилось / родились трое сыновей; Скакало / скакали десять всадников. Форма ед. ч. глагола-сказуемого предпочитается при подлежащем – существительном неконкретно- предметного значения (Состоялось девять встреч), в случае постановки сказуемого перед подлежащим, особенно при нераспространенности предложения (В вагон село несколько человек; Играло сразу три гармоники); также при сообщении об истечении срока периода времени (Пройдет два года; Сорок минут истекло; Ему стукнуло пятьдесят лет – с этим последним глаголом всегда только форма ед. ч.) и при подлежащем – количественном сочетании со значением приблизительности (Откроется более сорока школ; Прибыло до трехсот выпускников; Квартиры получает около трехсот семей).

   Форма мн. ч. употребительнее в том случае, когда подлежащее называет группу лиц, особенно когда подлежащее и сказуемое разделены в предложении другими словами: Двое бойцов, посланных в разведку, еще не вернулись. Так же, как и в п. 1, форма мн. ч. правильна, если речь идет об известном, определенном субъекте: Ожидаемые пять человек пришли (не пришло); Сорок минут, о которых вы просили, истекли (не истекло). Если при количественном слове есть согласуемое определяющее слово (все, эти, остальные и под.) или другое конкретизирующее определение, то глагол в сказуемом всегда имеет форму мн. ч.: Все трое учеников пришли; Последние шестеро больных выписались. То же правило действует для сочетаний с оба, обе: Обе дочери (оба сына) вернулись; Обе постройки (оба здания) уцелели.

   При сочетании собирательного числительного с местоимением в форме род. п. нас, вас, их правильна только форма ед. ч. глагола-сказуемого: Нас (вас, их) двое ехало; Их семеро осталось. То же правило действует при разделении компонентов количественного сочетания: Учеников пришло двое; Трое родилось сыновей. Только форма ед. ч. глагола-сказуемого правильна при подлежащем – сочетании со словами столько, сколько, много, немного, мало, немало: Сколько писем накопилось!; Произошло немало / много событий.

   Если позиция подлежащего занята количественным сочетанием, осложненным вторым род. п., причем этим сочетанием называется неодушевленный предмет, то глагол-сказуемое ставится в форме ед. ч.: Осталось два часа времени; Сохранилось четыреста листов рукописей. При известности, определенности субъекта правильна форма мн. ч.: Последние четыреста листов рукописи сохранились.

   Только форма ед. ч. глагола-сказуемого правильна при подлежащем – словосочетании со значением 'по кому-чему-н.': В дверях с двух сторон стояло по стражнику; По обеим стенам помещалось по кровати.

   3) При подлежащем – слове большинство, множество, одном или в составе количественного сочетания: Большинство зрителей стояли / стояло; Множество пар глаз смотрели на него снизу (Олеша; / смотрело). Только форма ед. ч. глагола-сказуемого правильна тогда, когда сказуемое предшествует подлежащему, а также в случае нераспространенности предложения: Явилось большинство; Собралось множество гостей.

   4) При подлежащем – слове пустяки (в значении 'мало'): Пустяки осталось / остались; при нераспространенности предложения предпочтительна форма ед. ч., при распространенности – форма мн. ч. глагола-сказуемого: После всех покупок в кошельке остались сущие пустяки.

   5) При подлежащем – слове часть, одном или в составе количественного сочетания: Часть учащихся не явилась / не явились. При неодушевленности существительного правильна форма ед. ч. глагола-сказуемого: Часть писем затерялась. При известности, определенности субъекта правильна только форма ед. ч.: Эта часть зрителей находилась на трибунах.

   6) При подлежащем – сложном существительном с компонентом пол-, а также сочетании с полтора, полторы предпочитается форма ед. ч. глагола-сказуемого: Полдома ремонтируется; В пакет вошло полкилограмма / полтора килограмма; Полсела переселилось в город. Если существительное означает группу лиц, в сказуемом возможна форма мн. ч.: Полкласса не выучили уроков. Только форма мн. ч. глагола-сказуемого единственно правильна тогда, когда при подлежащем есть определяющее слово в форме мн. ч.: Эти полдома ремонтируются; Миновали эти нелегкие полгода; Целые полсела переселились в город.

   § 450. При занятости места подлежащего открытым или закрытым рядом словоформ (см. § 558-562) действуют следующие правила.

   1) Если место подлежащего занято открытым союзным или бессоюзным рядом словоформ, объединяющим формы ед. и мн. ч., то форма числа в сказуемом колеблется в зависимости от формы слова, непосредственно соседствующего со сказуемым: В книге содержится / содержатся таблица, диаграммы, справочный аппарат; Ни солнечные пляжи, ни море, ни зелень ему не нравится / не нравятся. Если подлежащее и сказуемое разделены другими словами, то правильна только форма мн. ч. глагола-сказуемого: Его доброта, ум, отзывчивость, покорившие всех, снискали ему любовь и уважение.

   2) Если место подлежащего занято закрытым рядом словоформ, объединяющим формы ед. и мн. ч. или только ед. ч., то в сказуемом возможно колебание, однако предпочитается форма мн. ч.: К берегу бежали / бежал Ваня и Коля; Приехали / приехал брат и сестра; Присутствует / присутствуют корреспондент и секретарь; К берегу бежали / бежал Ваня и другие мальчики. Если в составе ряда первое место занято формой мн. ч., то нормальна только форма мн. ч.: Снова шум, крик, сборы, пьется чай, курятся папиросы и махорка (Асеев). Если сказуемое следует за подлежащим, то в любом случае правильна только форма мн. ч.: Станция и мост строятся; Брат и сестра огорчились.

   В том случае, если в подлежащем два лица (или предмета) представлены как целостность, то в сказуемом, следующем за подлежащим, правильна форма мн. ч.: Едут отец и мать. При обозначении совместного действия сказуемым – глаголом с постфиксом -ся правильна форма мн. ч.: Отец и мать не соглашаются; Слились и яркий звон и гул колоколов (Анненский). При разделительных отношениях внутри ряда правильна форма ед. ч. глагола-сказуемого: Придет отец или мать; Не отец, так мать – придет.

   Если в состав ряда входит личное местоимение 1 или 2 л., то для глагола-сказуемого правильна форма мн. ч., причем личное значение глагольной формы определяется этим местоимением: Я и он придет; Работаем и мы и он; Ни я ни он не придем; Брат и я едем; Ваня и мы не едем; Ты и твои родные не едете; Вы и ваши ученики остаетесь здесь. Если в составе ряда объединяются местоимения 1 и 2 или 1 и 3 л., то уподобляющей (в лице) всегда оказывается форма 1 л.: Ни я, ни ты (ни вы) не едем; И я, и он (и они) остаемся.

   § 451. При подлежащем - предложном сочетании со значением совместности, совместного следования, объединяющем формы ед. ч., в сказуемом возможен глагол как в форме ед. ч., так и в форме мнч.: Пришел / пришли мастер с бригадиром; Стартует / стартуют пара за парой. Если сказуемое находится перед подлежащим, то более обычна форма ед. ч., особенно при нераспространенности предложения: На окраине поднимается дом за домом. Если сказуемое следует за подлежащим, то предпочитается форма мн. ч.: Дом за домом поднимаются. Если в группу со значением совместности входит местоимение 1 или 2 л., то глагол в сказуемом, уподобляясь числовому значению местоимения, имеет личную форму, совпадающую со значением личн. местоимения: Я с отцом (с сестрами) пойду; Мы с отцом (с сестрами) пойдем; Ты с матерью (с сестрами) останешься; Вы с матерью (с сестрами) останетесь.

   При подлежащем – местоимении кто, кто-то, кто-нибудь, кто-либо, кое-кто глагол-сказуемое, независимо от того, о каком количестве лиц идет речь, ставится в форме ед. ч.: Кто шумит? Кое-кто постоянно опаздывает; Кто-нибудь знал об этом? Форма мн. ч. возможна в том случае, когда в составе сложного предложения местоимение кто относится к другому местоимению, имеющему форму мн. ч.: И под землею скоро уснем мы все, Кто на земле не давали уснуть друг другу (Цветаева); Те, кто жили, любили, мучились, / пополняли рядами роты, / заслужили участи лучшие, / чем сведенные с жизнью счеты (Асеев) (нормально также: все, кто не давал уснуть; те, кто жил, любил, мучился).

   § 452. Колебания координации в роде имеют место в следующих случаях.

   1) При подлежащем – количественном сочетании, включающем им. п. существительного с количественным значением: Фресок в соборе сохранилось / сохранилась самая малость; Прошло / прошел с месяц времени. Обе формы правильны. Если подлежащее называет то, что уже известно, о чем уже шла речь, то правильна только форма, координируемая с количественным словом: Накопилось / накопилась масса досок, но Эта масса досок загромоздила всю мастерскую.

   2) При подлежащем – существительном муж. р., называющем лицо по роду деятельности и в данном предложении относящемся к лицу женского пола: Врач пришла / пришел; Педагог выступила / выступил с лекцией. Такие колебания характерны для обиходной разговорной речи. Строгое грамматическое правило выбора родовой формы в сказуемом здесь отсутствует, за исключением тех случаев, когда при существительном есть определение в форме жен. р., тогда в сказуемом обязательна форма жен. р.: Наша врач пришла; Победила мастер спорта Петрова.

   § 453. Для предложений типа Лес шумит регулярны неполные реализации: а) без подлежащего: Читаю; Идешь; Пишем; Бежит; б) без сказуемого: Я о деле; Он к тебе; Мы – на работу. Эти последние обнаруживают тенденцию к формированию самостоятельного образца предложения. В полном предложении при сказуемом могут находиться его распространители (Я говорю о деле; Он направляется к тебе; Я иду обедать). По отношению к предложениям со сказуемыми – глаголами со значениями сообщения, речи, движения, конкретного действия, наличия, появления, начала или продолжения действия и некоторыми другими в языке действуют правила ситуативно не обусловленных реализаций, в которых место сказуемого не занято, а его распространители присутствуют. Таким образом, к подлежащему оказываются непосредственно отнесенными те словоформы, которые грамматически зависят от глагола-сказуемого, в данном предложении не представленного: Маяковский о себе (заголовок); Она ни к кому никуда, зато к ней со всей деревни (разг. речь); У нас в клубе лекции регулярно; Вся операция – пять минут; Ребята ложки в руки и за еду. В подобных случаях на значение распространяющего члена накладывается значение предикативного признака, т. е. значение сказуемостное. На основе таких предложений свободно образуются высказывания со значением побудительности: Сюда!; Все наверх!; Быстрее!; Ко мне!; За доктором!; От края!

   Для предложений со сказуемым – глаголом несов. вида возможны реализации с полузнаменательным глаголом стать, обозначающие переход к называемому действию (состоянию); сказуемое при этом принимает вид "станет (стал, стал бы) + инфинитив": Стану сказывать я сказки, песенку спою (Лермонтов); Стал случаться покой в душе – стал любить (Шукшин). Подлежащно-сказуемостные предложения типа Лес шумит образуют полную синтаксическую парадигму; все формы ирреальных наклонений вариативны (см. § 535-545).

   § 454. Общее значение (семантика схемы) предложений типа Лес шумит - "отношение между субъектом и его предикативным признаком – действием или процессуальным состоянием". В конкретных предложениях предикативный признак выступает или как активный (как действие, деятельность), или как неактивный – и то и другое с дальнейшими семантическими дифференциациями. В соответствии со значениями признака конкретизируются и значения субъекта. В круг элементарных семантических компонентов таких предложений входит также объект, обычно выражаемый сильными приглагольными распространителями, реже – детерминантами (см. § 553).

   Значение процессуального предикативного признака в предложениях данного строения конкретизируются как действие, деятельность, некая активность, направленные или не направленные на объект, либо как недеятельное процессуальное состояние, которое в отдельных своих проявлениях также может быть к кому-то или чему-то обращено, на что-то направлено. Так, в предложении Мальчик читает книгу брату признак представлен как конкретное действие, непосредственно направленное на объект (предмет) и адресованное объекту (адресату). В предложении Ребенок скучает по семье признак представлен как состояние, направленное на объект. В предложении Стоят морозы признак представлен как ни к чему не обращенное недеятельное процессуальное состояние – наличие, существование. К процессуальному признаку как деятельности, активности относятся разнообразные действия и поступки, движения, акты мысли, речи, волеизъявления, волевого воздействия; к недеятельному, неактивному процессуальному состоянию относятся такие состояния, как наличие (бытие, существование), местонахождение, самовыявление, обладание, физическое, психическое состояние, эмоциональное отношение к кому-чему-н.

   Действие или состояние выражается сказуемым, место которого может быть занято не только собственно глаголом, но и фразеологическим сочетанием или целой группой организующихся вокруг глагола словоформ, образующих целостную единицу значения. Грамматическая членимость такого сочетания далеко не всегда равняется членимости семантической. Так, например, в предложении Отец заставил сына учиться признак как направленное на объект деятельное состояние (волевое воздействие) выражается сочетанием заставил учиться. В предложениях Пары танцуют вальс; Мальчик катается на коньках, играет на скрипке каждое из сочетаний в позиции сказуемого образует единый семантический компонент. В предложениях Старик погрузился в размышления; Подросток числится в учениках; Этот ученик берет настойчивостью предикативный признак выражается сочетаниями погрузился в размышления, числится в учениках, берет настойчивостью.

   § 455. Значение субъекта в нераспространенных предложениях заключено в подлежащем; в бесподлежащных реализациях со сказуемым – глаголом в личной форме – значение субъекта сочленено в глагольной форме со значением признака (Иду; Идешь; Идет; Иди; Идите; Идемте). В соответствии с разными значениями признака субъект, выраженный подлежащим, может конкретизироваться или как субъект конкретного действия (субъект действующий, производящий, воздействующий на кого-что-н., изменяющий что-н., достигающий чего-н.), речи, мысли, отношения, волевого акта, восприятия, умения, познания, или как субъект недеятельного состояния: бытия, возникновения, исчезновения, субъект обладающий, субъект – носитель разнообразных внутренних состояний.

   § 456. В ряде случаев субъектное значение подлежащего может ослабляться или совсем утрачиваться. Значение субъекта при этом сосредоточивается в распространяющей словоформе; весь остальной состав предложения сообщает о состоянии субъекта или о его отношении к кому-чему-н. Это такие случаи, как, например: Охотнику встретился волк; Спектакль отличает оригинальность; Ему запомнился этот день; Учителя возмущает ложь; Этого юношу распирает радость; На меня нашло сомнение; Ребят охватила радость; Ученику не дается математика; У соседей стряслась беда; С ней / у нее случилась неприятность; Сыну исполнился год; Ему перевалило за сорок. Во всех подобных случаях субъектное значение сосредоточивается не в подлежащем, а в распространяющей словоформе.

   Значение объекта в соответствии со значениями предикативного признака конкретизируется как значение объекта действия, деятельности (объект воздействия, производимый, достигаемый, изменяемый), объекта речи, мысли, отношения, объекта-адресата, объекта-орудия. Объект выражается всеми теми приглагольными формами, которые несут в себе в системе присловных связей объектные значения: Хирург оперирует больного; Зрители аплодируют артистам; Ребенок скучает по матери; Он рассказал другу о встрече.

   О формах предложений данного типа (как и всех других типов простого предложения), о правилах распространения и о порядке слов см. "Формы простого предложения", "Распространение простого предложения", "Порядок слов".

   § 457. Предложения типа Запрещается шуметь. Глагольные не подлежащно-сказуемостные предложения типа Запрещается шуметь; Хочется уехать; Не мешает отдохнуть строятся по схеме "глагол в форме 3 л. ед. ч. + инфинитив". Такие предложения в возможностях своего построения ограничены лексико-семантически со стороны формы 3 л. ед. ч. глагола; в их состав входят: 1) безличные (или употребленные в безличном значении) глаголы определенных лексико-семантических групп, такие, как воспрещается, запрещается, требуется, полагается, причитается; хочется, нравится, не терпится; годится, удается, получается; намечается, предполагается; случается, остается, приходится, доводится; стоит, следует, надлежит, зависит, (не) устраивает, грозит, предстоит, не мешает; тянет, манит, подмывает, смущает, привлекает, претит, идет (в значении 'к лицу'), хватит; 2) глагольные фразеологизмы: имеет смысл (Спорить не имеет смысла), имеется в виду (Имеется в виду организовать кружок), не составляет труда, считается в порядке вещей, входит в чьи-н. планы, доставляет удовольствие, вошло в привычку, пришло в голову, ничего не стоит и под.

   В составе парадигмы предложений этого типа представлены все формы, кроме формы долженств. накл. (см. § 544).

   § 458. Общее значение всех предложений данного типа – "квалификация действия или процессуального состояния с точки зрения его необходимости, предопределенности, предполагаемости или желательности". В конкретных предложениях характер квалификации уточняется в зависимости от лексической семантики глагола в форме 3 л. ед. ч. Предложения данного строения обычно употребляются как распространенные формой с субъектным значением. При этом сочетание "глагол в форме 3 л. ед. ч. – инфинитив" всё вместе обозначает действие или состояние субъекта: Ему не хочется идти; Нам посчастливилось встретиться; Руководством предполагается провести эксперимент. Семантическая структура субъектно распространенных предложений приобретает вид: "субъект – его состояние или действие, квалифицируемое с точки зрения необходимости, предполагаемости, желаемости, осуществимости или предопределенности". Выделяются следующие семантические структуры:

   1) "субъект – его состояние как волеизъявление, желание, намерение совершить что-л.": Ему не хочется гулять; Детям не терпится поиграть; Врачами запрещается курить; Зубастой щуке в мысль пришло За кошачье приняться ремесло (Крылов);

   2) "субъект – его внутреннее отношение к чему-н., оценка чего-н.": Его пугает ехать так далеко; У нас считается в порядке вещей помогать товарищам; Мальчику нравится учиться;

   3) "субъект – его состояние, предопределенное извне": Нам не довелось встретиться; Мне посчастливилось остаться здесь; Тебе выпало идти первому; Случилось мне приехать в чужой город;

   4) "субъект – его узуально или ситуативно предопределенное состояние": Ей не пристало так поступать; Тебе не следует идти; Слушателям не годится опаздывать; Вам не мешает отдохнуть;

   5) "субъект – его состояние как умение, незатрудненная возможность, способность к осуществлению чего-л.": Ему ничего не стоит согласиться; Для ученого не составит труда доказать свою правоту.

   Во всех случаях, когда по правилам сильных присловных связей в предложение вводится распространяющий член со значением объекта, в семантическую структуру предложения входит объект: Ему не хочется спорить с отцом; Мне посчастливилось встретить друга; Тебе стоит подумать об этом предложении. В тех случаях, когда в предложение, уже включающее субъект, вводится детерминирующая форма с субъектным значением (у кого), такая форма несет в себе значение субъекта всей ситуации в целом: У нас / в нашем учреждении у сторожа входит в обязанность убирать помещение.

   § 459. Предложения типа Воды убывает. Глагольные не подлежащно-сказуемостные предложения типа Воды убывает; Несчастья не случилось строятся по схеме "имя в род. п. – глагол в форме 3 л. ед. ч.". Отрицание в одних случаях обязательно, в других факультативно, в третьих – невозможно. Место имени занимает любое существительное, место глагольного компонента – глагол с лексическим значением бытия, наличия, появления, выявления, обнаружения, восприятия, мысли, чувства, наименования, предстояния, требования, необходимости, редко – глагол со значением конкретного действия – движения.

   1) Наиболее употребительный вид – предложения с обязательным отрицанием при глаголе: Возражений не имеется; Грибов не попадается; Проблем не возникает; Жалоб не поступает; Препятствий не существует; Не минуло и году; Не прошло недели; Конца не предвидится; Голосов не доносится. В таких предложениях именной компонент часто представляет собой отрицательное местоимение, либо распространяется отрицательным местоименным словом или имеет при себе отрицательную частицу ни: Никого не осталось; Никаких документов не требуется; Ни рубля не прибавилось. Среди отрицательных предложений редки, но нормальны конструкции, в которых именем обозначено лицо, а глаголом – действие или состояние этого лица: Никого не появлялось; Ни одного человека не пришло.

   2) Отрицание факультативно в тех случаях, когда в предложении заключен элемент значения количественности: Народу (не) прибавилось; (Не) накопилось денег; Воды (не) убывает.

   3) Отрицание не принимается экспрессивно окрашенными предложениями, в которых сообщается о наличии, появлении или исчезновении чего-л. во множестве; именной компонент всегда интонационно выделяется: Снегу выпало!; Народу всякого собралось!; Шишек насыпалось! Не принимают отрицания также предложения со словами хватит, хватает в значении 'много' (Дел у нас хватает), а также с хватит в значении побуждения к прекращению чего-л. (Хватит разговоров!).

   Предложения этого типа не образуют формы долженств. накл.; форма побудит. накл. вариативна (см. § 539-543).

   § 460. Общее значение всех предложений данного типа – "отношение между субъектом и его предикативным признаком – процессуальным состоянием". Это же значение принадлежит и конкретным предложениям, в которых, в зависимости от лексической семантики глагола, процессуальный признак конкретизируется как состояние, не связанное с активной деятельностью. Выделяются следующие элементарные семантические структуры таких предложений: 1) "субъект – его наличие, существование": Времени хватает; Запасов еще осталось; 2) "субъект – его отсутствие, несуществование": В его словах не слышится упрека; Знакомых никого в деревне не живет; 3) "субъект – его возникновение, появление, обнаружение или исчезновение": Этого не повторится; Разговора не вышло; Никаких проблем не возникает; Ничего страшного не случилось; 4) "субъект – его состояние как количественное изменение": Воды прибывает; Народу убавилось; 5) "субъект – его признак как долженствование или необходимость": Опозданий не полагается / не разрешается; 6) "субъект как множество – его существование, появление или исчезновение": Снегу выпало!; Народу приходит!

   При введении субъектного распространителя в семантической структуре предложения происходят изменения, аналогичные тем, которые описаны в § 458 применительно к предложениям типа Запрещается шуметь. Ср.: Ничего плохого не случилось и С ребенком ничего плохого не случилось; Недостает времени и У него / ему недостает времени.

Предложения без спрягаемой формы глагола

   § 461. Предложения типа Отец – учитель. Предложения с координируемым сказуемым-существительным типа Отец – учитель строятся по схеме "имя существительное в им. п. – имя существительное в им. п.". Лексико-семантическое наполнение компонентов - свободное: Этот человек – мой отец; Он – космонавт; Пума – дикая кошка; Зло – всегда зло; Застой – та же смерть; Сатира – дело серьезное; Этот человек – сама принципиальность; Морская служба – всегда риск. Позиция подлежащего может быть занята именным сочетанием или рядом словоформ, называющим некое количество: Двое сыновей – студенты; Несколько приезжих – практиканты; Николай с женой (Николай и его жена) - мои друзья. Позицию сказуемого может занимать: 1) именное словосочетание с количественным значением: Срок – две недели; Образование – десять классов; 2) сочетание имени с сравнительным союзом: Люди – как реки (Л. Толстой); Город вдали – словно мираж.

   § 462. Подлежащее и сказуемое координируются друг с другом в падеже (кроме некоторых случаев выражения подлежащего количественным сочетанием, см. ниже) и в числе (не всегда: отдельные семантические структуры предложения допускают разные числовые значения имен – главных членов предложения). Форма им. п. в сказуемом может чередоваться с формой тв. п. Это имеет место в следующих случаях.

   1) В предложениях без связки и без полузнаменательного глагола, которые информируют о занятии, временном состоянии, эпизодической деятельности, а также в предложениях со словами свидетельство, подспорье, поддержка, подтверждение, ответ, причина, вина, порука: Дед в колхозе пчеловод / пчеловодом; Это – барский дом, и я в нем гувернером (Пастернак) / гувернер; Причиной / причина ссоры – твой отказ; Твое слово – мне порука / порукой.

   2) В формах прош., буд. вр. и всех ирреальных наклонений мена им. и тв. п. нормальна у всех описанных в § 465 предложений первого семантического класса (кроме предложений со значением толкования; со сравнительными союзами; со значением установления сущности со словами весь, сам, воплощенный): Он был москвич / москвичом; Ты будешь артистом / артист; Дети всегда будут дети / детьми; Дискуссия была бы полезное дело / полезным делом; Защита леса будет главная задача / главной задачей. Форма с тв. п. в современном языке, особенно в письменной речи, более обычна и стилистически нейтральна.

   3) В предложениях с полузнаменательными глаголами со значением перехода из одного состояния в другое: Он стал токарем / токарь, сделался соучастником / соучастник, оказался приятелем / приятель. Тв. п. в таких случаях в современном языке – более употребительная форма.

   § 463. При несовпадении родовых или числовых значений имен в подлежащем и сказуемом в неисходных формах предложения и в реализациях с полузнаменательными глаголами отмечаются колебания в глагольных формах на -л: Его спокойствие было / был обман; Первый урок оказался / оказалась история; Показания свидетеля были / была путаница. Такое колебание имеет место только при им. п. существительного в сказуемом; при тв. п. возможна только форма сред. р. (Его спокойствие было обманом) или мн. ч. (Его слова были ложью). Обычно родовая форма глагола определяется родовым значением имени в сказуемом: Первое помещение за дверьми была большая комната со сводами (Л. Толстой); И далекая синяя полоска леса, и облако, белое, кудрявое, над этой полоской, и солнце в вышине – всё была жизнь (Шукшин). Однако нормальна также координация родовой формы глагольного слова с родовым значением имени в подлежащем: Свадьба была радостное событие; Кабинет был очень большая, высокая комната (Л. Толстой). Если глагол стоит непосредственно при имени – подлежащем или сказуемом, то он нормально координируется в роде с этим именем: Единственное дерево, уцелевшее от нашего сада, был дуб (В. Андреев).

   Если глагол находится непосредственно при подлежащем – названии лица, то родовая форма глагола всегда определяется родовым значением этого имени: Иванов был замечательная личность; Иванова была хороший инженер.

   Колебание имеет место также при координации в формах числа: Сверху оседали мелкие липкие пузырьки, с листа нечасто капало, но это были пустяки (Чивилихин; / это было пустяки и только: это было пустяками).

   § 464. Предложения описываемого типа регулярно принимают в свой состав связки и связочные образования есть, это, это есть, это и есть, и есть, вот, то же самое что, это то же что, не что иное как, не кто иной как и некот. др., полузнаменательные глаголы стать, становиться, делаться, сделаться, получаться, казаться, показаться, считаться, оказываться, оставаться, пребывать, бывать, представляться, а также связочный глагол являться (всегда с тв. п.). Выбор связки, связочного образования и глагола определяется семантической структурой предложения: Свобода – это (есть, есть не что иное как) осознанная необходимость; Чтение – вот (есть, это, вот это и есть, таково) лучшее учение; Четыре золотых медали – таков (вот) итог наших выступлений; Незнакомец оказался (стал, сделался) другом; Дети остаются детьми; Дискуссия является (оказалась, стала, сделалась) делом сложным.

   Предложения типа Отец – учитель имеют полную парадигму; формы условного и желательного наклонения вариативны (см. § 536-537).

   § 465. Общее значение всех предложений данного типа – "отношение между субъектом и его предметно представленным предикативным признаком" – в разных предложениях дифференцируется по-разному. Первично выделяются два больших семантических класса: предложения, в которых признак принадлежит субъекту (носителю) либо ему приписывается (1): Отец – учитель; Свобода – это осознанная необходимость; Она – женщина умная; Гнев – плохой советчик; Жестокость – та же трусость; предложения, в которых признак не заключен в субъекте, а устанавливается на основании его различных связей и сопоставлений (2): Удобрения – это рост плодородия; Человек – это стиль; Спорт – это здоровье; Наука – это прежде всего труд. В каждом из этих двух классов могут быть выделены в самом обобщенном виде свои семантические структуры.

   (1) 1) предложения, в которых содержится информация о субъекте: Отец – учитель; Его имя – Петр; Этот человек – Иванов; Он – мой старый знакомый; Температура – минус два; Вся трасса – девять километров; 2) предложения, в которых субъект с кем-чем-л. идентифицируется: Пума – это дикая кошка; Застой – та же смерть; 3) предложения, в которых содержится квалифицирующая характеристика субъекта: Песня – выразитель высоких чувств; Ученый – всегда подвижник; Правда – понятие не абстрактное; Этот человек – ходячая добродетель; Эта девушка – как праздник; 4) предложения, в которых определяется назначение субъекта, его функция: Доброе слово – подспорье в трудную минуту; Твое поведение – причиной ссоры;

   (2) предложения, в которых субъект характеризуется по отношениям: 1) связанности, сопряженности: Морская служба – это всегда риск; Закон – это порядок; 2) обусловленности, порождения: Полет в космос – это известность и слава; Долголетие – это физкультура; Хорошо вспаханное поле – это урожай; 3) присущности или сопутствия: Семья – это прежде всего дети; Карнавал – это блеск костюмов; 4) охвата: Новая книга – это пять лет работы; 5) характеризованности чем-л.: Человек – это стиль; Любимый учитель – это уважение детей.

   Каждая из названных семантических структур поддается дальнейшей детализации; границы между ними в некоторых случаях оказываются подвижными.

   § 466. Предложения типа Ребенок послушный. Двукомпонентные предложения со сказуемым – координируемым полным прилагательным строятся по схеме "имя существительное в им. п. – имя прилагательное в полной форме в им. п.". Во всех формах предложения (кроме исходной формы, совпадающей с собственно схемой) им. п. прилагательного может чередоваться с тв. п.: Ребенок был послушный / послушным; Соседка оказалась добрая / доброй.

   Как и в предложениях со сказуемым-существительным, место подлежащего здесь может быть занято количественным сочетанием: Двое практикантов – еще неопытные.

   § 467. Общее значение всех предложений данного типа – "отношение между субъектом и его непроцессуальным признаком – свойством или качеством". В конкретных предложениях свойство или качество может быть представлено как постоянное или временное. Дальнейшая семантическая дифференциация целиком опирается на лексическое значение прилагательного. В современном языке, особенно в обиходной, разговорной речи, утверждается употребление полных прилагательных для обозначения непостоянного признака: Ты сегодня сердитый; Опять она с утра невеселая. В письменной речи во всех неисходных формах предложения вместо им. п. прилагательного в сказуемом предпочитается тв. п. В разговорной, непринужденной речи, особенно в просторечии, им. п. полной формы в сказуемом во всех формах предложения употребляется свободно.

   При координации главных членов предложения в сказуемом – полном прилагательном могут иметь место колебания в формах рода. Это отмечается в не строго официальной речи, если подлежащее – существительное муж. р., называющее лицо по роду деятельности, относится к лицу женского пола: Комендант в общежитии новый / новая. Обязательное правило выбора родовой формы здесь отсутствует, кроме тех случаев, когда при подлежащем есть определяющее слово в форме жен. р.; при этом форма жен. р. в прилагательном-сказуемом обязательна: Наша комендант строгая.

   Предложения со сказуемым – полным прилагательным регулярно принимают в свой состав полузнаменательные глаголы бывать, стать, становиться, казаться, показаться, оказаться, оказываться, делаться, получаться, выходить 'получаться', остаться, оставаться, связочный глагол являться (всегда с тв. п.): Разговор оказался неинтересным; Лицо кажется грустным; Это решение является окончательным. Прилагательное в сказуемом может сочетаться со сравнительным союзом: Платье как новенькое; Он словно сонный.

   Предложения типа Ребенок послушный образуют полную парадигму; формы условн. и желат. накл. вариативны (см. § 536, 537).

   § 468. Предложения типа Ребенок послушен. Двукомпонентные предложения со сказуемым – координируемым кратким прилагательным типа Ребенок послушен строятся по схеме "имя существительное в им. п. – имя прилагательное в краткой форме".

   Краткая форма прилагательного употребляется в современном языке только в позиции сказуемого или в обособленных оборотах (см. § 569). Предложения типа Ребенок послушен находятся в ближайших формально-семантических отношениях с предложениями с полной формой в сказуемом; регулярны соотношения типа Ребенок послушен – Ребенок послушный. Мена полной и краткой форм невозможна во всех тех случаях, когда лексические значения полной и краткой форм прилагательного расходятся. Это расхождение может граничить с образованием разных слов, например: Этот старик – плохой и Старик совсем плох (здоровьем); Она хорошая и Она хороша (собою); Он – живой и Он жив только надеждой, или лишь намечаться, либо быть закрепленным во фразеологизме, например: Руки короткие и Руки коротки у кого-н. для чего-н., на что-н. В любых подобных случаях лексическое расхождение делает невозможной замену в сказуемом полной формы прилагательного формой краткой. Кроме того, мена форм невозможна при подлежащем – местоименном слове это и что с обобщающей функцией: здесь употребляется только краткое прилагательное: Беда непоправимая / непоправима, но только: Это непоправимо; Доводы сомнительные / сомнительны, но только: Утверждают, будто он там был, что сомнительно.

   Предложения афористического характера с краткими формами прилагательных в сказуемом типа Земля прекрасна, Великие истины просты свойственны преимущественно книжной, поэтической речи. В нейтральной и разговорной речи им предпочитаются предложения с полной формой прилагательного.

   Между подлежащим и сказуемым – кратким прилагательным возможны колебания координации в формах числа. Это следующие случаи.

   1) При подлежащем – существительном с количественным значением большинство, меньшинство, одном или в составе именного сочетания, возможно употребление в сказуемом прилагательного как в форме ед. ч. сред. р., так и в форме мн. ч.: Большинство присутствующих согласно / согласны. В положении перед подлежащим и в случае нераспространенности или малой распространенности предложения предпочитается форма ед. ч. (Не согласно меньшинство); форма мн. ч. стилистически окрашена как несколько сниженная, непринужденная.

   2) При занятости места подлежащего соединительным или перечислительным рядом, объединяющим словоформы ед. ч., в сказуемом возможны формы как ед., так и мн. ч.: Согласны брат и сестра – Согласен брат и сестра – Согласна сестра и брат; Согласны и брат, и сестра, и отец – Согласен и брат, и сестра, и отец – Согласна и сестра, и брат, и отец. Если в состав ряда входит форма мн. ч., то рядом с ней правильна форма мн. ч.: И я, и они согласны; Ни я, ни они не согласны; Брат и сестры согласны; Согласны сестры и брат; форма ед. ч. правильна при непосредственном соседстве с существительным в форме ед. ч.: Согласен и я, и сестры; Сестра согласна и братья. При разделительных отношениях внутри ряда в сказуемом правильна форма ед. ч., координируемая с ближайшей словоформой: Согласен брат, но не сестра; Брат согласен, но не сестра; Согласна сестра, но не брат; Не брат, так сестра будет согласна. При подлежащем – словосочетании со значением совместности правильна форма мн. ч.: Брат с сестрой согласны; Отец с матерью рады; Мы с братом готовы; Вы с сестрой должны ехать (при вхождении в такое сочетание местоимения ты правильна форма ед. ч.: Ты с сестрой должен это понять; Ты с отцом будешь рад).

   3) При подлежащем – местоимении кто прилагательное в сказуемом, независимо от того, о каком количестве лиц идет речь, ставится в форме ед. ч.: Кто согласен, поднимите руку. В тех случаях, когда в составе сложного предложения местоимение кто связано с формой мн. ч. другого местоименного слова, возможны колебания: те, кто согласен – те, кто согласны; те, кто нужен – те, кто нужны.

   4) В случаях типа Директор очень строг / строга – Наша директор очень строга действуют правила, изложенные в § 467 применительно к предложениям со сказуемым – полной формой прилагательного.

   Предложения описываемого типа образуют полную парадигму; форма долженств. накл. в письменной речи фиксируется редко; формы условн., желат. и побудит. накл. вариативны (см. § 536, 537, 540, 541).

   Для предложений с прилагательными качественно-характеризу-ющих значений характерно введение таких полузнаменательных глаголов, как стать, становиться, казаться, оказаться, сделаться и др.; для предложений с прилагательными со значением готовности, возможности, намерения, долженствования такие реализации малохарактерны.

   § 469. Общее значение всех предложений данного типа – "отношение между субъектом и его признаком – непроцессуальным состоянием". В зависимости от лексического значения прилагательного конкретные предложения имеют одну из следующих семантических структур.

   1) "Субъект – его физическое или интеллектуальное, эмоциональное состояние": Старик болен; Путник голоден; Юноша умен; Ребенок весел.

   2) "Субъект – его свойство или качество": Ночь тиха; Молчание невыносимо; Девочка красива; Книга поучительна; Закон строг. При распространении формой с субъектным значением такие предложения способны стать сообщением о психическом, эмоциональном, интеллектуальном состоянии, сосредоточивая это значение во всей части после распространителя: Молчание невыносимо – Ей / для нее молчание невыносимо.

   3) "Субъект – его состояние как самообнаружение" – предложения со словами виден, слышен, заметен, приметен, очевиден, известен: Слышен шум; Видны звезды; Разногласия очевидны, хорошо известны. При распространении формой с субъектным значением в семантической структуре происходят изменения, аналогичные тем, которые показаны в п. 2: Нам слышен шум; Звезды видны всем.

   4) "Субъект – его состояние вынужденности, способности, склонности или готовности к совершению действия" – предложения с прилагательными должен, обязан, вынужден, принужден, готов, склонен, намерен, способен в сочетании с инфинитивом: Я должен ехать, готов остаться, намерен спорить.

   5) "Субъект – его состояние необходимости (требуемости) для кого-чего-н." – предложения со словами нужен, необходим: Тишина необходима; Нужен порядок. В эти предложения регулярно вводится распространитель с субъектным значением: Людям / для людей необходима тишина; Порядок нужен всем / для всех. При таком распространении в семантической структуре предложения происходят изменения, аналогичные тем, которые описаны в п. 2 и 3: Мне нужна помощь; Больному необходим покой.

   В предложениях групп 2 и 4 регулярно присутствие объекта: Учитель строг с детьми; Я должен помочь другу; Он намерен поговорить с товарищем.

   § 470. Предложения типа Учитель уважаем; Завод восстановлен. Двукомпонентные подлежащно-сказуемостные предложения с координируемыми главными членами типа Учитель уважаем; Завод восстановлен строятся по лексически свободной схеме "имя существительное в им. п. – страдательное причастие в краткой форме". Наиболее употребительна в сказуемом краткая форма страдательного причастия с суффиксами -ен / -н и -т. Предложения со сказуемым – страдательным причастием с суффиксом -ом / -им – свойственны старой литературной, а также книжной, официальной и поэтической речи.

   В тех случаях, когда место подлежащего занято количественным именным сочетанием с род. п., причастие в сказуемом имеет форму сред. р.: Реконструировано много заводов; Исследовано более ста рукописей. Компоненты подлежащего при этом могут быть разъединены: Рукописей исследовано более ста; Изданий продано более чем на шесть тысяч рублей. Место сказуемого может быть занято сочетанием со сравнительным союзом: Руслан уныньем как убит (Пушкин).

   Колебания в координации: 1) в роде: при словах масса, уйма, тьма: Масса (уйма) писем послана / послано; при известности, определенности субъекта – только жен. р.: Вся эта масса посылок уже отправлена; 2) в числе: а) при значении одушевленности подлежащего, называющего количество: Десять человек приняты / принято; Трое взято / взяты на учет; Большинство пассажиров отправлено / отправлены; при известности, определенности субъекта нормально мн. ч.: Все трое взяты на учет; Пять человек, ожидавших консультации, уже приняты; б) при подлежащем – ряде словоформ и при местоимении кто – те же колебания, которые характерны для сказуемого – краткого прилагательного (см. § 468).

   Предложения этого типа образуют полную парадигму; форма долженств. накл. фиксируется крайне редко; формы желат. и побудит. накл. вариативны (см. § 537, 540, 541).

   Регулярны реализации с полузнаменательными глаголами оказаться, бывать (Все оказалось / бывает сделано своевременно).

   § 471. Общее значение всех предложений данного типа – "отношение между субъектом и его состоянием как результатом действия". Это общее значение присутствует и в каждом таком конкретном предложении. В предложениях со сказуемым – причастием на -им, -ем значение результата ослаблено: здесь преобладает значение осуществляющегося состояния.

   При распространении формой со значением субъекта в семантическую структуру предложения включается субъект действия (он же может быть и субъектом состояния, вызванного этим действием, например: У хозяйки приготовлен обед; У ребят наловлена рыба). При введении субъекта в семантической структуре предложения происходят изменения, аналогичные тем, которые описаны в § 456: Обед приготовлен – У хозяйки / хозяйкой приготовлен обед; Письма разнесены – Почтальоном / у почтальона письма разнесены. В состав элементарной семантической структуры может входить также объект действия: Подарки розданы детям; У почтальона / почтальоном все письма доставлены адресатам.

   § 472. Предложения типа Отец на работе; Друзья рядом. Двукомпонентные подлежащно-сказуемостные неглагольные предложения с некоординируемыми главными членами типа Отец на работе; Друзья рядом строятся по лексически свободной схеме "имя существительное в им. п. – имя существительное в любом косвенном падеже или обстоятельственное наречие (а также компаратив)". Сказуемое может быть выражено одной из следующих грамматических форм:

   1) беспредложным косвенным падежом имени: Книга – отца; Эта книга – ее; Телеграмма – сестре; Бородка – клином;

   2) падежной формой имени с предлогом: Небо – без единого облачка; Приезжий – из Москвы; Яблоко – прямо с ветки; Больной – после операции; Письмо – не для посторонних; Эта ссора – из-за пустяка; Эта книга у меня – от автора; Футляр – от бинокля; Брошка – вроде подковки; Его поведение – не по возрасту; Материалы – к докладу; Неприятности – по твоей вине; Он сейчас – за начальника; Ткань – в клеточку; Станция – за пять километров; Его раскаяние – на час; Дерево – в два обхвата; Поезд – на Москву; Нравоучения – не на пользу; Больной – под наблюдением; Девочка – с косичками; Сад – за забором; Задержка – за смежниками; Корабль – в море; Признание заслуг – в будущем; Аккуратность у него – в крови;

   3) наречием, компаративом (или компаративной формой с по-): Выход – прямо; Все волнения – позади; Мы здесь – проездом; Товары – нарасхват; Его дом – левее; Земляника здесь – покрупнее.

   Особая конструкция – предложения со сказуемым – род. п. имени в обязательном сочетании с согласуемым словом; признак при этом выступает как качество, свойство, внутреннее или внешнее состояние: Скатерть – необычайной белизны; Этот прибор – новой конструкции.

   Падежная форма с предлогом или наречие в сказуемом может сочетаться со сравнительным союзом: Акакий Акакиевич был как во сне (Гоголь); Тот могучий дуб был будто после пожара (Пришвин); Ах, я дома как не дома, Плачу и грущу (Ахматова).

   Предложения этого типа образуют полную парадигму; формы условн., желат. и побудит. накл. вариативны (см. § 536, 537, 540, 541).

   Такие предложения регулярно принимают в свой состав полузнаменательные глаголы стать, становиться, делаться, оказаться, казаться, бывать и некот. др. Выбор глагола определяется формальной организацией предложения и его семантической структурой.

   § 473. Общее значение всех предложений данного типа – "отношение между субъектом и его признаком – состоянием, свойством или качеством". В конкретных предложениях, в зависимости от лексических значений слов в сказуемом, а также от значений самой формы, признак выступает либо как свойство, исходящее от самого субъекта, либо как его состояние или квалификация. Эти основные значения, в свою очередь, могут быть разнообразно дифференцированы.

   Признак как свойство, исходящее от самого субъекта, обозначает, каков субъект, какими внутренними или внешними свойствами он обладает, чему подобен, чему соответствует, каковы его собственные внутренние или внешние характеристики: Лицо – необыкновенной красоты; Зверь – непомерной силы; Портфель – из кожи; Песня – о тебе; Суглинок – с песком; Фигура – медведя (т. е. 'как у медведя'); Почерк – как у меня; Сосна – в два обхвата; Слива – крупнее вишни; Яблоко – в кулак (с кулак); Мороз – под тридцать.

   Признак как непостоянное состояние или квалификация обозначает, в каком непостоянном состоянии (деятельном или недеятельном) находится субъект, какую функцию он выполняет, каково его назначение, чем он вызван, где находится, когда обнаруживается, кому предназначается, как оценивается, воспринимается: Отец в разъездах; Сестра – в слезы; Все – в восторге; Рабочий – в спецовке; Он у нас за сторожа; Корабль – в море; Зверь – в двух шагах от меня; Подарок – для детей; Телеграмма – тебе; Поезд – на Москву; Наша бригада в числе передовых; Прием – до шести; Ягоды здесь в редкость; Мы здесь мимоездом.

   В случае субъектной детерминации предложений, сообщающих о восприятии, оценке, чьем-л. состоянии, действии или деятельности, распространяющая форма сосредоточивает в себе субъектное значение, а во всей остальной части предложения происходит то перераспределение семантических функций, которое показано в § 469: У него – фигура как у медведя; Ему / для него – труд в радость.

   § 474. Предложения типа Задача – учиться. Двукомпонентные подлежащно-сказуемостные предложения с некоординируемыми главными членами типа Задача – учиться; Наш долг – трудиться строятся по схеме "имя существительное в им. п. – инфинитив". Позиция подлежащего лексически не свободна; ее заполняют слова с абстрактным значением типа обязанность, дело, цель, обязательство, идея, долг, жребий, судьба, способ, решение, а также такие субстантивированные прилагательные и сочетания, как главное, основное, самое трудное, самое легкое, самое лучшее и под. Позиция сказуемого лексически свободна: Наше обязательство – дать отличную продукцию; Главное – (это) провести эксперимент. В подобных предложениях в сказуемом или раскрывается суть того, что названо подлежащим ('задача состоит, заключается в том, чтобы учиться'), или толкуется смысл называемого – всегда со связкой или связочным образованием: Дисциплина – это значит контролировать себя; Совершенство – это всегда быть образцом для других.

   Такие предложения регулярно принимают в свой состав связки это, это значит, связующее местоимения таков: Подлинный гуманизм – это помогать людям; Совершенство – это значит работать образцово; Бичевать – таково назначение сатиры.

   Предложения описываемого типа образуют только формы синтаксического индикатива, сослагат. и условн. накл.; последняя форма вариативна (см. § 536).

   § 475. Общее значение всех предложений данного типа – "отношение между предметно представленным состоянием и его признаком – отвлеченно представленным действием или процессуальным состоянием". Семантическая структура конкретных предложений уточняется на основании лексического значения инфинитива; это установление сущности по действию или деятельности, по состоянию, по процессуально представленному свойству. В случаях распространения словоформой с объектным значением в элементарную семантическую структуру предложения входит объект (см. примеры выше). При введении субъектного детерминанта в предложении могут происходить те переосмысления, которые показаны в § 469: У коменданта – обязанность следить за порядком.

   Примечание. По тому же грамматическому типу строятся 1) предложения, в которых между подлежащим и сказуемым устанавливаются отношения идентификации (или ее отрицания); позиция подлежащего в них занята конкретным существительным, в данном контексте обозначающим сферу деятельности: Завод – это значит получить хорошую специальность (т. е. 'работать, работа на заводе'); Контора – это не землю пахать (т. е. 'служить, служба в конторе'); 2) предложения, в которых устанавливаются отношения предназначенности; подлежащее при этом обычно выражено именем с конкретно-предметным значением, а сказуемое вводится союзом чтобы: Эта вышка – чтобы смотреть на город сверху; Эта неожиданная исповедь – чтобы заглушить тревогу.

   § 476. Предложения типа Трудиться – доблесть. Двукомпонентные подлежащно-сказуемостные предложения с некоординируемыми главными членами типа Трудиться – доблесть строятся по схеме "инфинитив – имя существительное в им. п.". Позиция подлежащего лексически свободна; позиция сказуемого заполняется именем существительным с оценочным, квалифицирующим значением (горе, нелепость, глупость, стыд, ошибка, заблуждение, удовольствие, радость, счастье, доблесть), сочетаниями с таким значением, а также словами дело, задача, долг, труд, удел, судьба, цель, обязанность, мечта и под., как правило, с определениями: слушать этого певца – наслаждение; Найти себя в жизни – счастье; Быть в движении – естественное состояние для детей; Искать друзей в старости – удел одиночества.

   Такие предложения регулярно принимают в свой состав связки и связочные образования это, есть, это и есть, вот это и есть, а также полузнаменательные глаголы стать, становиться, оказаться, оказываться и некоторые другие (при этих глаголах им. п. может заменяться тв. п.): Слушать его – это наслаждение / оказалось наслаждением; Найти себя – вот / это / вот это и есть / есть счастье; Летать – вот его мечта / стало его мечтой; Ехать туда – оказалось мукой; Водить комбайн оказалось / становится / оказывается нелегким делом.

   Предложения такого типа не образуют долженств. накл.; форма условн. накл. вариативна (см. § 536).

   § 477. Общее значение всех предложений данного типа – "отношение между отвлеченно представленным действием или процессуальным состоянием и его признаком – квалификацией". На этом основывается семантическая структура конкретных предложений: квалификация может быть представлена как качество, способность к чему-н., либо как собственно оценка. Во всех тех случаях, когда в предложение вводится распространитель с субъектным значением, вся часть предложения, следующая за распространителем, оказывается сообщением о состоянии субъекта, о его отношении к чему-л., о его свойстве: Ему / для него ехать туда – мука; Для нее / ей видеть его – радость.

   § 478. Предложения типа Сомневаться значит искать. Двукомпонентные подлежащно-сказуемостные предложения с некоординируемыми главными членами типа Сомневаться значит искать строятся по лексически свободной схеме "инфинитив – связка – инфинитив" (бессвязочные реализации возможны лишь для предложений некоторых семантических структур; см. § 479).

   Предложения этого типа строятся со следующими связками и связочными образованиями, распределенными между предложениями разной семантической структуры: это (это есть, это и есть), есть (и есть), значит (это значит, это и значит), означает (это означает, это и означает), называется (это называется, это и называется), все равно что (это все равно что), как (это как, все равно как, это все равно как, этот как и): Выбирать профессию – это / это значит выбирать жизнь; Ревновать – это еще не называется любить.

   Некоторые предложения (обычно с как, словно) могут принимать в свой состав полузнаменательные глаголы стать, становиться: Проводить время в безделье – это для него стало все равно что не жить; Получить письмо – стало для него как глотнуть свежего воздуха.

   Предложения этого типа не образуют форм долженств. накл.; все его формы невариативны.

   § 479. Общее значение всех предложений данного типа – "отношение между отвлеченно представленным действием или процессуальным состоянием и его признаком – отвлеченно представленным действием или процессуальным состоянием". Это общее значение конкретизируется в нескольких семантических структурах предложений, в которых признак устанавливается: 1) по идентичности, совпадению; 2) по равносильности, приравненности; 3) по сущности; 4) по условно-следственной связи; 5) по сравнению, сопоставлению.

   1) Предложения со значением идентичности, совпадения ('это есть то же самое что') строятся со связками это, это есть, есть, называется (и с соответствующими связочными образованиями), редко – без связки: Быть милосердным – значит / это значит быть справедливым; Думать о будущем – это значит думать о будущем своих детей; с отрицанием: Заглушить боль еще не есть излечить болезнь; в пословицах: Ломать – не строить; Жизнь прожить – не поле перейти.

   2) Предложения со значением равносильности, приравненности ('это равносильно тому-то') строятся со связками это, это есть, есть, значит, означает, все равно что, то же самое что (и с соответствующими связочными образованиями): Писать единственно языком разговорным значит не знать языка (Пушкин); Делать искусство значит также производить ценности (Леонов).

   3) Предложения со значением сущности ('сущность этого – в том-то') строятся со связками это, это есть, есть, значит, означает (и с соответствующими связочными образованиями): Знать противника – это не значит выведывать его тайны; Уметь слушать – не значит только молчать; Доказать – значит убедить; Жизнь – это гармония, и жить – значит не нарушать гармонии (Федин).

   4) Предложения со значением условно-следственной связи ('это влечет за собой то-то') строятся со связками это, значит, означает (и с соответствующими связочными образованиями), а также без связок: Сделаться смешным значит потерять многое (Лесков); Услышать хорошую песню значит воспрянуть духом.

   5) Предложения со значением сравнения, сопоставления ('это похоже на то-то') строятся со связками это, все равно что, то же самое что, как (и с соответствующими связочными образованиями): Не ответить на письмо – все равно что не пожать протянутую руку.

   § 480. Предложения типа Ложь – (это) непростительно. Двукомпонентные подлежащно-сказуемостные предложения с некоординируемыми главными членами типа Ложь – (это) непростительно строятся по схеме "имя существительное в им. п. – наречие на -о". Позицию подлежащего может занимать любое имя, в предложениях данного типа представляющее действие, деятельность, целую ситуацию; сказуемое лексически не свободно: это наречие с оценочным значением, а также наречия навсегда, надолго; высокорегулярна связка это: Лекции – это хорошо; Клевета – это страшно; Трудности – это ничего; Хлеб – это свято; Смех – хорошо для здоровья (Леонов); Цыганский романс – это не мало, он живет голосом Пушкина и голосом лучших наших лириков (Шкловский).

   Такие предложения регулярно принимают в свой состав полузнаменательные глаголы оказаться, считаться, бывать, стать, становиться в сочетании с это: Трудности – это считается ничего; Лекции – это оказалось интересно.

   Предложения этого типа образуют только формы синтаксического индикатива и сослагат. накл. Все эти формы у них невариативны.

   § 481. Общее значение предложений данного типа – "отношение между представленной через предмет ситуацией и ее качественной характеристикой". Это значение лежит в основе семантической структуры всех соответствующих конкретных предложений: имя в подлежащем либо обозначает действие или состояние (Смех – хорошо для здоровья; Экономика – это отлично), либо называет тот конкретный предмет, которым определяется действие или состояние: Тургеневские девушки – это несовременно (т. е. 'быть похожими на тургеневских девушек'); Валенки – тепло и удобно (т. е. 'ходить в валенках').

   С введением распространяющей формы со значением субъекта смысловое строение предложения осложняется: обозначаемая в предложении ситуация оказывается обращенной к субъекту как к своему носителю: Русским/для русских родина – это свято; У юноши/для юноши призвание – это серьезно.

   § 482. Предложения типа Кататься весело. Двукомпонентные подлежащно-сказуемостные предложения с некоординируемыми главными членами типа Кататься весело строятся по схеме "инфинитив – наречие на -о или имя в косвенном падеже". Позиция подлежащего лексически свободна; в сказуемом – квалифицирующее наречие на(легко, трудно, весело, скучно, далеко, близко, полезно, вредно и под.) или другое наречие с качественно-характеризующим значением, компаратив (легче, труднее, веселее), косвенно-падежная форма, изолировавшаяся от парадигмы форма им. п. (загляденье, ужас, страх, (не) беда, (не) расчет и под.), а также фразеологизмы: Жить в одиночестве тяжело; Осуждать – всегда легко; Ехать туда далеко; Жаловаться – не в моем характере; Защищать природу – в наших силах.

   Такие предложения принимают в свой состав связки и связочные образования (это, вот это), а также полузнаменательные глаголы (стать, оказаться, казаться, делаться, показаться, бывать и некот. др.). В этих последних случаях наречие на -о может регулярно заменяться формой тв. п. соответствующего прилагательного: Расстаться – это (вот это) трудно / оказалось трудным; Ждать – это / вот это мучительно; Быть эгоистом – это / вот это плохо; Расспрашивать кажется неприлично / неприличным; Играть роль в этой комедии казалось Чарскому очень неприятно (Пушкин; / неприятным).

   При экспрессивном подчеркивании и интонационном выделении сказуемого оно часто выносится в начальную позицию: Страшно бывает в снежную зиму войти в молодой лес (Пришвин); Приятно возвращаться на старое место.

   Предложения описываемого типа не образуют формы долженствоват. накл.; форма условн. накл. вариативна (см. § 536).

   § 483. Общее значение всех предложений данного типа – "отношение между отвлеченно представленным действием или процессуальным состоянием и его качественной квалификацией": Жить – хорошо!; Подвести товарища стыдно; Быть учителем трудно; Растить детей нелегко.

   При распространении формой с субъектным значением отношение "действие или процессуальное состояние – его качественная квалификация" переходит в целостное именование субъектного состояния, а распространяющая форма обозначает субъект этого состояния: Матери – растить детей нелегко; Комсомольцу / для комсомольца – подвести товарища стыдно. При распространении инфинитива сильноуправляемой формой в семантическую структуру предложения входит объект: Общаться с этим человеком трудно; Настоящему писателю лгать своим читателям – не к лицу (журн.).

   § 484. Предложения типа Можно ехать; Приказано наступать. Двукомпонентные не подлежащно-сказуемостные предложения типа Можно ехать; Приказано наступать строятся по лексически несвободной схеме: "предикатив – инфинитив". Инфинитив лексически свободен. Позицию первого компонента занимают слова и фразеологизмы с модальными значениями возможности, целесообразности, волеизъявления, своевременности: 1) предикативы можно, нельзя, надо, нужно, необходимо, должно (книжн.), возможно, невозможно, немыслимо, пора, рано, (не) время, мало, (не)лишне, (не)охота (разг.), лень, (не) грех (разг.), некогда, незачем, лучше, жалко, жаль и др.; 2) причастные предикативы на -но, -то: суждено, (не) дано, заведено, положено, намечено, запланировано, велено, приказано, задумано, решено и др.; 3) фразеологизмы в самый раз, ни к чему, не резон, избави бог и под.; 4) наречия где, как, куда, когда, откуда, а также частица еще бы (не) в предложениях с субъективно-модальным значением невозможности: Где ж теперь убедить его!; Куда уж мне спорить!; Как же не волноваться!; Как было удержаться от слез?; Еще бы не тревожиться!

   Предложения с непричастными предикативами и фразеологизмами принимают в свой состав полузнаменательные глаголы стать, становиться, делаться, сделаться, бывать, казаться, показаться, оказаться, оказываться (относящиеся к тем или иным предикативам избирательно): Нельзя стало ехать; Недосуг становится / делается / бывает ждать; Стало / оказалось / можно жить. В подобных случаях имеет место замена предикатива формой тв. п. соответствующего прилагательного: Оказалось нужно / нужным поговорить; Стало необходимо / необходимым (невозможно / невозможным) встречаться.

   Предложения этого типа образуют все формы, кроме формы долженств. накл. Формы ирреальных наклонений вариативны.

   § 485. Общее значение всех предложений данного типа – "наличие субъектного состояния как возможности, необходимости, способности, своевременности осуществления чего-л.". В конкретных предложениях распространителем обычно выражен субъект – носитель состояния: Мне пора ехать; Нам/для нас невозможно согласиться, а часто и объект: Награду нужно заслужить; Багажа с собою иметь не положено.

   § 486. Предложения типа Видно следы – Не видно следов. Двукомпонентные не подлежащно-сказуемостные предложения типа Видно следы – Не видно следов строятся по лексически не свободной схеме: предикатив (с возможным отрицанием) – имя в вин. п. Второй компонент (имя) лексически свободен. Первый компонент – предикатив со значением восприятия, ощущения, необходимости, возможности, долженствования: видно, слышно, заметно, незаметно, больно, жаль, жалко, надо, нужно, можно, нельзя, необходимо, угодно. Отрицание при предикативе факультативно, кроме тех случаев, когда отрицание заключено в самом имени: Ничего не видно; Никого не надо. Выбор падежной формы определяется: 1) лексическим значением предикатива; 2) наличием или отсутствием отрицания; 3) грамматическим числом существительного; 4) его одушевленностью или неодушевленностью; 5) его абстрактностью или конкретностью. Здесь действуют следующие правила.

   1) При предикативе надо, можно, видно, заметно, слышно, угодно существительные конкретные неодушевленные в обоих числах ставятся при отсутствии отрицания в форме вин. п., при наличии отрицания – в форме род. п. или – в разговорной, непринужденной речи – в форме вин. п.; те же правила действуют при предикативе нужно для существительных с конкретно-предметными значениями и для слова это: Надо (нужно) билет, билеты – Не надо (не нужно) билета (билет), билетов (билеты); Видно звезду, звёзды – Не видно звезды (звезду), звёзд (звёзды); Заметно след, следы – Не заметно следа, следов (следы); Это нужно – Этого (это) не нужно.

   2) При предикативе надо, нужно, видно, заметно, слышно, жаль, жалко существительные одушевленные при отсутствии отрицания ставятся в ед. ч. в форме вин. п. (форма род. п. здесь устарела), при наличии отрицания – в форме вин. или род. п.; во мн. ч. – в форме вин. или род. п.: Видно (слышно, жалко) сестру, сестёр – Не видно (не слышно, не жалко) сестры , сестру, сестёр; Нужно (надо, жаль) брата, братьев.

   3) При предикативе жаль, жалко существительные неодушевленные во всех случаях ставятся как в форме вин., так и в форме род. п.: Жаль (жалко) книгу / книги, мечту / мечты, любовь / любви – Не жаль (не жалко) книгу / книги, мечту / мечты, любовь / любви; Жаль (жалко) книги / книг, деньги / денег – Не жаль (не жалко) книги / книг, деньги / денег.

   4) При предикативе надо, нужно – только при наличии отрицания – абстрактные существительные ставятся в форме род. п.: Надо (нужно) любви, внимания – Не надо (не нужно) любви, внимания; то же при заметно с отрицанием: Не заметно любви, внимания.

   5) При предикативе больно существительные в любом случае ставятся в форме вин. п.: Больно палец, руку, пальцы, руки – Не больно палец, руку, пальцы, руки.

   6) При предикативе необходимо конкретные существительные в ед. ч. ставятся в форме вин. п.; во мн. ч. – в форме вин., вин.-род. или род. п.: Ему необходимо книгу, друга; Ему необходимо книги / книг, друзей, лекарства / лекарств.

   7) При предикативе нельзя неодушевленное существительное ставится в форме вин. и род. п.: Вино / вина ему нельзя; Это / этого больному нельзя.

   Предложения этого типа принимают в свой состав полузнаменательные глаголы стать, становиться, делаться, сделаться: Стало не слышно голосов / не стало слышно; Сделалось жаль брата.

   Такие предложения образуют все формы, кроме формы долженств. накл.; формы условн., желат. и побудит. накл. вариативны (см. § 536, 537, 540, 541).

   § 487. Общее значение всех предложений данного типа – "наличие состояния, обращенного к объекту". В нераспространенных предложениях значение состояния дифференцируется в зависимости от лексического значения предикатива. При введении (с высокой степенью регулярности) субъектного распространителя образуется семантическая структура: "субъект – его состояние – объект этого состояния (предмет, к которому оно обращено": Мне жаль сестру; Ему больно руку; Нам видно звёзды.

   § 488. Предложения типа Наготовлено запасов. Двукомпонентные не подлежащно-сказуемостные предложения типа Наготовлено запасов строятся по схеме "причастный предикатив – имя в род. п.". Позиция имени лексически свободна; позиция первого компонента заполняется предикативами на -но, -то. Эти предложения делятся на три группы – в зависимости от той роли, которую играет в их составе отрицательная частица.

   1) Предложения без элемента значения количественности, которые употребляются только с отрицанием: Подтверждения не получено; Письма не написано; Выводов не сделано; Подробностей не упомянуто.

   2) Предложения с факультативным отрицанием, с род. п. имени, по своему значению допускающего указание на количество, и с предикативом, образованным от глагола со значением количественного охвата (с приставкой на-): (Не) нарыто песку; (Не) наготовлено запасов; (Не) наколото дров.

   3) Принадлежащие непринужденной, разговорной речи предложения, не принимающие отрицания, с род. п. существительного, называющего то, что может характеризоваться количественно. Такие предложения обозначают наличие, исчезновение или появление большого количества кого-чего-н.: Книг написано!; Орехов собрано!; Еды наготовлено!; Людей погублено!

   Предложения перечисленных трех групп могут принимать в свой состав полузнаменательные глаголы оказаться, бывать: Запасов бывает наготовлено на всю зиму; Еды оказалось наварено!

   В составе парадигмы (образуются все формы, кроме формы долженствовательного наклонения) вариативность свойственна формам условн., желат. и побудит. накл. (см. § 536, 537, 541, 542).

   § 489. Общее значение всех предложений данного типа – "отношение между субъектом состояния (он же – объект чьего-то действия) и его состоянием как результатом действия". В предложениях второй и третьей групп субъект предстает как количественно характеризуемый. При введении субъектного распространителя оказывается названным тот, кто совершил действие, и формируется семантическая структура: "отношение между субъектом и совершенным им действием, направленным на объект, сохраняющий в себе результат этого действия": Адресатом письмо не получено; У ребят орехов собрано!

   § 490. Предложения типа Много цветов; Масса гостей; Сколько снега! Двукомпонентные не подлежащно-сказуемостные предложения типа Много цветов строятся по лексически несвободной схеме "количественное наречие или имя в им. п. с количественным значением – имя существительное в род. п.". Второй компонент лексически свободен. Первый компонент ограничен словами с количественным значением: Восхвалим природу: видишь, солнца сколько (Достоевский); Двенадцатый час – Осторожное время. Три пограничника! Ветер и темень. Три пограничника, Шестеро глаз, Шестеро глаз Да моторный баркас... (Багрицкий).

   В предложениях с количественными словами два, три, четыре при препозиции род. п. имени с конкретно-предметным значением нормально употребление формы мн. ч. на месте ед. ч.: В доме всего две двери – Двери / дверей всего две; У нее три сестры – Сестры / сестёр у нее три.

   Примечание. Аналогичная мена форм при актуализации может иметь место и в других случаях, например, при распространении глагольного предложения количественным сочетанием: Мы купили две тетради – Тетрадей мы купили две; то же в позиции подлежащего: Приехали целых три консультанта – Консультантов приехало целых три.

   Позицию компонента с количественным значением могут занимать разнообразные сочетания, фразеологизмы, сравнительные обороты, несущие в себе значения меры, количества: В городе пятьдесят тысяч жителей; Ему около сорока лет; Всей жизни мотыльку – один день; Работы непочатый край; В городе каждый год – до полусотни новостроек; В каждой семье – по два ребенка; Дел на полчаса; Запасов с избытком; Воды на донышке; Народу – как на ярмарке; Ума у него не ахти сколько.

   В непринужденной, разговорной речи, в просторечии позицию количественного компонента часто занимает малораспространенное предложение, обычно – фразеологического характера: Народу – яблоку негде упасть; Работы – только поворачивайся; Денег – куры не клюют; Фруктов – завались; Уток весной – нет числа.

   Среди предложений рассматриваемого строения выделяются две группы, имеющие свои дополнительные грамматические характеристики.

   1) В предложениях, сообщающих о сроке, времени, мере пространства, возрасте количественный компонент выражен числительным, а место род. п. занято словами со значением единиц измерения: величины, длины, ширины, ёмкости, времени, возраста: Два часа; Ноль часов; До дома два километра; Сегодня двадцать градусов. В предложениях, сообщающих о времени суток, об определенном количестве, нормален следующий за формой род. п. второй род. п. с определительной, уточняющей функцией: Три часа ночи; Сейчас шесть часов вечера; Всех здесь людей двадцать один человек (Л. Толстой); Четыре вас дурака, а налима вытащить не можете! (Чехов). В таких предложениях позиция второго род. п. строго закреплена.

   2) В предложениях, сообщающих о достаточности, избыточности или недостаточности, наречие – компонент лексически закрытый: это только слова много в значении 'в излишнем количестве', мало в значении 'в недостаточном количестве', достаточно, недостаточно: Этого мне много: отбавь; Неужели тебе этого мало? Одного слова достаточно.

   Предложения описываемого типа регулярно принимают в свой состав полузнаменательные глаголы стать, становиться, делаться, сделаться, оказаться, оказываться, казаться, показаться, бывать: До дома оказалось двадцать шагов; Нас стало пятеро; Этого ему становится мало.

   Парадигма – полная; формы условн., желат. и побудит. накл. вариативны (см. § 536, 537, 540, 541).

   § 491. Общее значение всех предложений данного типа – "отношение между субъектом и его существованием в некоем количестве". Количественное значение в таких предложениях может быть теснее связано или с субъектом, или с его признаком. При постпозиции и выделении слова с количественным значением (Дел – много) количественная характеристика тяготеет к признаку ('дела существуют в большом количестве'); в случае же препозиции неакцентируемого количественного компонента (Много дел) или акцентирования препозитивного имени в род  п. (Дел много) количественная характеристика оказывается тяготеющей к субъекту ('существует большое количество дел'). С введением субъектного распространителя семантическая структура предложения меняется: вся ситуация наличия кого-чего-л. во множестве оказывается отнесенной к субъекту владеющему, действующему, воспринимающему или к субъекту – носителю состояния; вся часть, следующая за распространителем, теперь обозначает либо объект владения, получения, восприятия (У него – много друзей), либо действие, деятельное состояние – интенсивное или неинтенсивное (От детей – мало помощи; У подсобника – много беготни), либо свойство, качественную характеристику (У этого человека – много достоинств), состояние (У нас / перед нами – несколько возможных решений). Предложения, сообщающие о деятельности или состоянии, могут включать в свой состав объект: У матери масса забот с детьми; С садом у соседей немало возни.

   § 492. Предложения типа Нет времени; Нет сил. Двукомпонентные предложения типа Нет времени строятся по лексически закрытой схеме "нет – имя существительное в род. п.". Второй компонент лексически свободен; первый компонент в исходной форме не замещается никаким другим словом; во всех неисходных формах слово нет замещается формой служебного глагола быть с отрицанием: Не было времени – Не будет времени – Не было бы времени... – Если бы не было времени... – Пусть не будет времени.

   Примечание. Место род. п. может быть замещено сочетанием "компаратив + род. п.": Нет милей родных небес; Нет родней матери; Лучше тебя нет. Такие построения имеют окраску непринужденности.

   Такие предложения регулярно принимают в свой состав полузнаменательные глаголы бывать, стать, оказаться, оказываться - всегда с отрицанием, занимающие позицию слова нет: Нет времени – Не оказалось времени; Нет сил – не стало сил; Русалок нет – Русалок не бывает.

   § 493. Общее значение всех предложений данного типа – "субъект – его несуществование или отсутствие". Таким субъектом может быть 1) внешнее состояние: Нет ветра; 2) предмет (не-лицо или лицо): Нет книги; Нет неизвестных героев; 3) чье-то внутреннее или ситуативно обусловленное состояние: Нет сил; Нет возможности; Нет горя; 4) событие или действие: Нет войны; Нет уроков. Во всех случаях, кроме первого, вся ситуация отсутствия может быть отнесена к носителю – к тому, от кого она исходит или на кого распространяется.

   При возможности отнесения ситуации к носителю в предложение свободно вводится распространитель, обозначающий того, кто не обладает чем-н., не производит какого-л. действия, кто воспринимает что-н., испытывает то или иное состояние или является носителем какого-л. качества, свойства: У меня нет друга; Мне / у меня нет покоя; Со стороны родителей / у родителей нет возражений; У тебя нет выхода; У него нет семьи; Ему нет счастья; Между этими людьми нет разногласий. Во всех таких случаях предложение становится сообщением о целостной ситуации, связанной с субъектом, о чьем-то невладении чем-л., недействии. Имя в форме род. п. при этом обозначает объект: У меня нет книги 'я не имею книги'; Мне / для меня нет письма 'я не получил письма'.

   § 494. Предложения типа Ни звука. Двукомпонентные предложения типа Ни звука строятся по лексически закрытой схеме "частица ни – имя существительное в род. п. ед. ч.". В относительно независимой позиции, без распространителей, место род. п. замещается лишь немногими словами, называющими единичный предмет, который может восприниматься зрительно или на слух: Ни звука; Ни души; Ни огонька; Ни облачка; Ни травинки; Ни пылинки; Ни пятнышка; Ни крошки; Ни соринки. При наличии распространителей, а также в условиях контекста возможности лексического наполнения расширяются. В составе сложносочиненного предложения в открытом перечислительном ряду, где ни одновременно выполняет и союзную функцию, лексические ограничения вообще снимаются: Здесь ни фамилий, ни оград, Лишь траурная хвоя (Шкляревский).

   Предложения этого типа регулярно принимают в свой состав полузнаменательные глаголы: бывать, оказаться, оказываться; отрицание при этом удваивается: Вокруг дома не оказалось ни ограды, ни деревьев; По вечерам на улице не бывает ни души.

   В составе парадигмы формы сослагат., условн. и побудит. накл. вариативны (см. § 535-543); во всех неисходных формах отрицание удваивается: Не было ни души – Не будет ни души – Не было бы ни души – Пусть не будет ни души.

   § 495. Общее значение всех предложений данного типа – "отсутствие потенциально неединичного субъекта": отсутствующий субъект мыслится как такой, наличие которого естественно предполагается в некоем количестве: Ни пылинки значит 'совсем нет пылинок', Ни звука значит 'не слышно никаких звуков'. В семантической структуре конкретных предложений значение субъекта уточняется лексической семантикой соответствующего слова.

   Примечание. Произносимые с императивной интонацией предложения типа Ни слова! Ни шагу назад! означают запрет.

   В том случае, когда отсутствующий субъект представляет собою то, чем можно владеть, что можно получать, или то, к чему можно иметь то или иное отношение, предложение принимает субъектный распространитель со значением того, кто владеет, получает, имеет отношение к называемому. При этом род. п. приобретает объектное значение: У него ни минуты свободного времени.

   § 496. Предложения типа Никого знакомых; Ничего нового. Двукомпонентные предложения типа Никого знакомых; Ничего нового строятся по лексически закрытой структурной схеме "местоименное существительное в форме род. п.: никого, ничего – имя существительное в род. п.". Позиция второго род. п. – свободная; она может замещаться прилагательным в форме ед. ч., при никого – также в форме мн. ч.: Ничего страшного; Ничего лишнего; Никого сочувствующего / сочувствующих или – при никого – одушевленным существительным в форме мн. ч. (включая субстантивированные слова): Никого друзей, родных; Никого знакомых; Сочувствующих – никого. Предложения с никого имеют стилистически сниженную окраску. Такие предложения регулярно принимают в свой состав полузнаменательные глаголы стать, оказываться, оказаться, бывать и некоторые другие – с удвоением отрицания (при стать, оказаться, оказываться - также без такого удвоения): Не оказалось ничего страшного; Не бывает ничего неожиданного; Рассказывали всякие небылицы, а оказалось ничего трудного / не оказалось ничего трудного.

   В составе парадигмы во всех формах, кроме исходной, отрицание удваивается: Не было ничего лишнего – Не будет ничего лишнего – Не было бы... и т. д. Формы сослагат., условн., желат. и побудит. накл. вариативны (см. § 535-541).

   § 497. Общее значение всех предложений данного типа – полное отсутствие или несуществование субъекта. В семантической структуре конкретных предложений значение субъекта уточняется в зависимости от лексической семантики неместоименного компонента: Ничего лишнего 'что-л. лишнее отсутствует'; Никого знакомых 'какие-л. знакомые отсутствуют'. С введением субъектного распространителя вся распространяемая часть предложения получает значение необладания, неполучения (в этих случаях имя в род. п. приобретает объектное значение) или (с ничего) состояния: У меня – ничего нового 'я не имею (не знаю) ничего нового'; С больным – ничего страшного 'состояние больного не страшно, не опасно'.

   § 498. Предложения типа Ни единой ошибки; Никаких надежд. Двукомпонентные предложения типа Ни единой ошибки; Никаких надежд строятся по лексически ограниченной структурной схеме "род. п. местоименного по своей функции прилагательного с отрицанием (никакого / никаких, ни единого, ни одного, ни малейшего / ни малейших) – имя существительное в род. п. ед. или мн. ч.": Ни единого следа; Ни малейших намеков; Ни одного упрека. В тех случаях, когда вынесенное в начальную позицию существительное в род. п. ед. ч. называет предмет считаемый, нормальна замена формы род. п. ед. ч. формой мн. ч.: Билетов – ни одного; Опоздавших – ни единого.

   Такие предложения регулярно принимают в свой состав полузнаменательные глаголы оказаться, оказываться, бывать, стать – с удвоением отрицания (при некоторых глаголах, в разговорной речи, – также без удвоения): Ни малейшей надежды – Не стало ни малейшей надежды; Ни одного опоздавшего – Не оказалось ни одного опоздавшего / Оказалось ни одного опоздавшего (разг.).

   Во всех формах предложения, кроме исходной, отрицание удваивается: Не было ни одной ошибки – Не будет ни одной ошибки и т. д. В составе парадигмы формы сослагат., условн. и побудит. накл. вариативны (см. § 530, 535-545).

   § 499. Общее значение всех предложений данного типа (семантика схемы), а также семантическая структура строящихся по этому типу предложений совпадают с типом Никого знакомых; Ничего нового (см. § 497). Субъект потенциально неединичен. При введении субъектного распространителя семантические изменения аналогичны тем, которые описаны в § 493.

   § 500. Предложения типа Некому работать; Не о чем спорить; Некуда идти. Двукомпонентные предложения типа Некому работать; Не о чем спорить стоятся по схеме "отрицательное местоименное слово – инфинитив". Первый компонент – отрицательное местоименное наречие (некуда, неоткуда, незачем) или местоименное существительное (некого, нечего) – в любом падеже; позиция инфинитива – лексически свободная: Незачем спорить; Негде жить; Неоткуда ждать писем; Не с кем поговорить; Не у кого спросить; Нечем заняться.

   Такие предложения регулярно принимают в свой состав полузнаменательные глаголы стать, становиться, оказаться, оказываться, бывать: Становится / бывает не о чем говорить; Оказалось не к кому пойти; С тоской чувствовала она, что не о чем стало ей молиться (Бунин); Заступиться за тебя там станет некому (Леонов).

   В составе парадигмы образуются все формы, кроме долженствовательного наклонения. Вариативность обнаруживают формы сослагат., условн. и желат. накл. (см. § 535-537).

   § 501. Общее значение всех предложений данного типа – "неосуществление чего-л., обусловленное отсутствием субъекта, объекта или необходимых для осуществления обстоятельств". В зависимости от того, каким словом занята позиция местоименного компонента, в предложении сообщается об отсутствии субъекта (Некому идти), объекта (Не к кому обратиться) или необходимого обстоятельства (Негде жить; Незачем оставаться). Субъектный распространитель, вводимый в предложение, может либо уточнять значение субъекта, уже названного местоимением (У них некому за тебя заступиться значит 'среди них нет никого, кто бы за тебя заступился'), либо указывать на субъект того состояния, которое сопряжено с действием, названным инфинитивом (Ей / у нее не к кому обратиться значит 'она не имеет никого / нет никого, к кому бы она могла обратиться').

   Элементарная семантическая структура таких предложений может включать в свой состав объект действия, выраженный приглагольным распространителем: Незачем вспоминать о прошлом; Дома некому объяснить мальчику задачу.

Однокомпонентные предложения

   § 502. Предложения типа Светает; Знобит. Однокомпонентные спрягаемо-глагольные предложения типа Светает; Знобит строятся по лексически несвободной схеме "глагол в форме 3 л. ед. ч.". Позицию главного члена занимают глаголы, называющие 1) состояние внешней среды; 2) состояние живого существа; 3) конкретное действие (отдельные глаголы); 4) бытие, становление, обнаружение (бывать, случаться, приходиться, обходиться, выходить, сложиться, обстоять, получиться, прийтись и некот. др.). В каждую из этих групп могут входить глаголы как безличные (см. § 285), так и личные.

   Для предложений с глаголами несов. вида регулярны реализации с полузнаменательным глаголом стать; исходный глагольный компонент при этом принимает форму инфинитива: Не вам одним плохо спится, а и мне тоже стало не спаться (Лесков); [Андрей:] А какой громадный пожар! Теперь стало утихать (Чехов); Стало пробирать холодом (Малышкин).

   В составе парадигмы образуются все формы, кроме долженств. накл. Вариативность отсутствует.

   § 503. Общее значение всех предложений данного типа – "наличие бессубъектного или отнесенного к субъекту действия, процессуального состояния". В зависимости от лексического значения глагола действие может иметь или не иметь своего производителя (процессуальное состояние – своего носителя), т. е. быть субъектным или бессубъектным. Если глагол обозначает состояние живого существа (нездоровится, дремлется, везет, надоело) или в силу своих лексико-грамматических свойств требует объекта (убило кого, ранило кого, трясет, качает), то в предложении процессуальный признак тем самым оказывается отнесенным к своему носителю. Природа субъекта может быть различна; это различие определяется лексическим значением глагола: 1) если глагол обозначает не направленное на объект действие, исходящее от лица, или состояние лица, то субъект всегда предстает как носитель состояния: Мне не работается; Ребенку нездоровится; Больного знобит; 2) если глагол обозначает действие, направленное на объект, то субъект состояния (выраженный приглагольной формой с объектным значением) совмещает в себе значение объекта действия со значением субъекта того состояния, которое является результатом этого действия: Человека убило; Лодку качает; Корабль подбросило. Субъект, осуществляющий действие, в этом случае может быть выражен вводимой в предложение формой тв. п. с субъектным (и одновременно орудийным) значением: Человека убило молнией; Корабль подбросило волной.

   Бессубъектные предложения означают такое действие (или процессуальное состояние), которое по самому своему характеру не может иметь конкретного производителя (носителя): Всегда так будет, так бывало, Таков издревле белый свет (Пушкин); В лесу холоднеет и темнеет (Бунин); Дождь, но похоже, что разгуляется (Пастернак).

   Субъектные предложения сообщают о таком действии (или состоянии), которое имеет реального производителя или носителя. В зависимости от степени известности субъекта такие предложения организуются в две семантические группы: 1) предложения с действующим субъектом неопределенным или устраненным, в которых субъект не обозначен и позиция субъектного распространителя отсутствует: Затопало копытами по дороге (Л. Толстой); В санях угрюмо молчало, и извозчик из сочувствия тоже посердител (Малышкин); - Будешь ты, говорю, спать сегодня аль не будешь? Слышу – захрапело (Белов); 2) предложения с действующим субъектом определенным, в которых позиция субъекта наличествует и субъект может быть обозначен распространителем: У льва как гору с плеч свалило (Крылов); Почему-то вдруг заробелось Семену Ивановичу (Достоевский); Перед войной, как будто в знак беды, Морозами неслыханной суровости Пожгло и уничтожило сады (Твардовский).

   § 504. Предложения типа Стучат; Зовут. Однокомпонентные предложения типа Стучат; Зовут строятся по лексически свободной схеме "глагол в форме 3 л. мн. ч.". В относительно независимой позиции, без распространителей со значением субъекта или объекта действия, место главного члена чаще всего заполняют глаголы со значением действия, воспринимаемого на слух: Стучат; Зовут; Поют; Шумят; Кричат!; Стреляют.

   Для предложений с глаголами несов. вида регулярны реализации с полузнаменательным глаголом стать: Станут шуметь; Стали кричать; Ее станут судить; Подал заявление об уходе, уговаривать не стали (газ.). Все формы предложения невариативны: форма долженств. накл. не образуется.

   § 505. Общее значение всех предложений данного типа – "наличие действия или процессуального состояния, отнесенного к неопределенному субъекту". В конкретных предложениях это значение уточняется. Субъектом может быть: 1) вообще всякий, любой: С командиром не спорят; Не люблю, когда со мной молчат (Леонов); 2) кто-то (некто) или некоторые: Если в обществе любят артистов и относятся к ним иначе, чем, например, к купцам, то это в порядке вещей (Чехов); Из Петербурга настаивают на скорейшем отъезде посла (Тынянов); 3) вполне конкретное определенное лицо, например, в сообщении о приходе того, кого ожидают: Пришли.

   Неопределенно обозначенный субъект в предложениях данного типа обычно выражается распространителем с субъектно-пространственным значением: У птиц недаром говорят, Что я хватаю с неба звезды (Крылов); В полку хорошо знали Назарова (Песков); Адмирал ничего не ответил. "И здесь не отвечают", – подумал было Родион Мефодьевич (Ю. Герман).

   § 506. Предложения типа Тишина; Ссора. Однокомпонентные именные предложения типа Тишина; Ссора строятся по схеме "имя существительное в им. п.". Это так называемые номинативные предложения. Лексико-семантические ограничения отсутствуют, однако слова разных лексических значений входят в эти предложения при разных условиях: одни – относительно свободно, другие – только в условиях определенного распространения или окружения. В относительно независимой позиции, в нераспространенном виде такие предложения ограничены словами, называющими состояние внешней среды, периода времени, стихийного явления, события: Зима; Мороз; Воскресенье; Праздник; Тишина; Война; Крик; Шум; Выстрел; Гром; Мгла; Засуха. Грамматическая характеристика таких предложений во многом предопределяется их семантической структурой.

   Общее значение всех таких предложений – "существование, наличие предмета или предметно представленного явления, действия, состояния"; предмет здесь предстает как субъект бытия, существования. Предикативный признак конкретизируется как существование 1) бытийного, т. е. ни от кого не исходящего состояния природы, окружающей среды: Зима; Ночь; Дождь; Засуха; 2) события, ситуации, представленных в полном отвлечении от их носителя или производителя: Война; Гул; Грохот; 3) предмета – лица или не-лица: Привычная обстановка: стол, кровать, сестра с книгой в руках; 4) чьей-л. деятельности, действия, чьего-л. состояния: Шепот; Бред; Тоска; Неприятность; Стыд и позор! В случаях 1-3 ситуация вся в целом обозначена как такая, которая либо не имеет своего носителя или производителя, либо представлена в отвлечении от него; такие предложения можно называть нелично-субъектными. В случае 4 ситуация обязательно имеет своего производителя или носителя, который с высокой степенью регулярности обозначается распространяющей словоформой с субъектным или субъектно-определительным значением. Такие предложения можно называть лично-субъектными. Предложения этой разновидности, распространенные формой с субъектным значением, означают действие или состояние, обладание, восприятие: Между друзьями / у друзей ссора; У больного бред; У него неприятности; Ропот толпы; Этой истории скоро год; У него интересная биография. В лично-субъектных предложениях в круг элементарных семантических компонентов часто входит объект: У него – интерес ко всему; Среди присутствующих – разговоры о новом фильме.

   § 507. Среди нелично-субъектных выделяются предложения четырех семантических структур, сообщающие: 1) о бытийном, никому не принадлежащем состоянии (Утро; Воскресенье; Полдень; Зима; Метель; Пожар); 2) о ситуации или событии в полном отвлечении от их носителя или производителя (Всюду жизнь; Бой; В клубе танцы); 3) о существовании предмета – не-лица или лица (На площади толпа; У входа часовой); 4) о наличии непосредственно воспринимаемого, в данный момент обнаруживаемого предмета, лица, явления (Оглядываюсь: отец!).

   § 508. Для лично-субъектных наиболее характерны предложения, сообщающие: 1) о действии, деятельности субъекта, о его процессуальном состоянии (Молодежь... великодушна и порывиста, но мало терпимости, чуть что не так – и презрение (Достоевский); 2) о внутреннем состоянии субъекта – эмоциональном или интеллектуальном (Конечно, сейчас штабы, эта дурацкая война, большевики, и Петлюра, и долг, но потом, когда все придет в норму, он бросает военную службу... и на сцену (Булгаков); 3) о физическом или внешнем состоянии субъекта (Моложе вы, свежее стали; Огонь, румянец, смех, игра во всех чертах (Грибоедов); 4) о свойстве или квалифицирующем признаке субъекта (Он красавец, умница: прекрасная внешность, голос); 5) о состоянии, предопределенном или вызываемом в субъекте какой-л. внешней ситуацией (С ним беда; У него неприятность); 6) об обладании, владении чем-л. (Куда я поеду? Дети, семья); 7) об отнесенности деятельности или состояния субъекта к месту, с которым эта деятельность или состояние связаны во времени (Учился в школе; потом завод, армия); 8) о восприятии субъектом чьего-л. воздействия, отношения, оценки (Слава героям!; Стыд и позор!).

   § 509. Предложения типа Тишина; Ночь; Ссора имеют полную систему форм. Формы сослагат., условн., желат. и побудит. накл. (см. § 535-543) вариативны. Возможность образования тех или иных форм в значительной степени определяется семантической структурой предложения. Многие семантические типы, в особенности из числа лично-субъектных предложений, ограничены в возможностях образования тех или иных форм. Формообразующий глагол быть, с помощью которого образуются формы прош., буд. вр. и всех ирреальных наклонений, в предложениях данного типа по своей семантике смыкается с тем же знаменательным глаголом в значении бытия, существования, наличия. Поэтому в таких предложениях, как Была / будет ночь; Была бы / пусть будет тишина практически оказывается невозможным разграничить в глаголе его знаменательное значение и его служебную функцию. Однако общие правила синтаксического формообразования и место всех таких предложений в парадигматической системе простого предложения в целом дают основания утверждать, что глагол быть в этом, как и в других аналогичных случаях, выступает в формообразующей функции; ср.: Ночь и За окном была ночь, зима, начинался ветер (Нилин); Пурга и Будет пурга, ты не бойся (Луговской); Бой и Пусть будет бой. И бой пришел с рассветом (Ошанин); Срам! Проклятье! и Да будет срам, Да будет проклятье вам! (Вознесенский).

   § 510. Номинативные предложения регулярно принимают в свой состав полузнаменательные глаголы стать, становиться, делаться, сделаться, оказаться, оказываться, бывать. Это наиболее характерно для нелично-субъектных предложений, но возможно также для предложений других семантических типов: Ветер завыл; сделалась метель (Пушкин); Почти уже стала ночь, в тридцати шагах трудно уже было различать предметы (Достоевский); К обеду у него сделался жар (Тургенев).

   Для большинства лично-субъектных предложений характерно распространение падежной формой с субъектным значением: У больного жар, бред; У соседей ссора; У него / ему уважение, почет; С женщиной / у женщины обморок; Среди собравшихся / у собравшихся / между собравшимися шепот, хихиканье.

   § 511. Предложения типа Народу!; Цветов! Однокомпонентные именные предложения типа Народу!; Цветов! строятся по лексически свободной схеме "имя существительное в род. п.", они имеют ярко выраженную экспрессивную окраску и произносятся с соответствующей интонацией: Надежд! Надежд! Сколько темных и неясных, но благородных и здоровых надежд слетают к человеку (Лесков); Тут и петух-дракун, и курицы кохетинские, и скворец-говорец... а перепелов! (Пришвин). Эти предложения образуют формы наст., прош. и буд. вр. и сослагат. накл.: [Фирс:] И, бывало, сушеную вишню возами отправляли в Москву и в Харьков. Денег было! (Чехов); Мне хочется тебе это сказать, чтобы ты знал, что крови еще будет (Булгаков).

   Такие предложения принимают в свой состав полузнаменательные глаголы бывать, стать, оказаться: Цветов там стало!; Народу стало!; В лесу грибов оказалось / бывает!

   § 512. Общее значение всех предложений данного типа – "существование, наличие во множестве предметов или предметно представленных действий, состояний". Семантическая структура предложения конкретизируется в зависимости от лексического значения существительного. При введении субъектного распространителя то, что существует во множестве, оказывается обращенным к своему обладателю, носителю: У нее цветов!; У нас друзей, знакомых!; От детей шума!; У нее хлопот, беготни!

   § 513. Предложения типа Чаю!; Врача!; Хлеба и зрелищ! Однокомпонентные именные предложения типа Чаю!; Врача! строятся по схеме "имя существительное в вин. или род. п.". Лексическое наполнение свободное, однако обычно это существительные с конкретно-предметным значением: Чистый халат!; Ваши документы! Такие предложения существуют только в формах побудит. и желат. накл. (см. § 537, 539) и произносятся с соответствующей интонацией. Форма побудит. накл. является для них исходной (Чаю! Чаю бы!). Чем абстрактнее значение существительного, тем регулярнее образуется форма желат. накл.; форма побудит. накл. в этих случаях оказывается контекстуально обусловленной. Форма побудит. накл. может образоваться с частицей чтоб, выражающей категоричность волеизъявления: Чтоб сейчас же чаю! Форма желат. накл. выражает разные оттенки значения желательности. Обе формы могут соседствовать в одном контексте: Супцу бы теперь с гусиным потрохом или рыжичков в сметане! (Салтыков-Щедрин); Читателя! Советчика! Врача! На лестнице колючей разговора б! (Мальдельштам).

   § 514. Общее значение всех предложений данного типа – "желаемое или требуемое наличие предмета или предметно представленного действия, состояния".

   Предложение может принимать в свой состав распространитель со значением объекта – того, кто чего-н. желает, требует: Ведь это одни только ваши догадки, ничем не доказанные.... – Доказательства! – вскричала Наташа, быстро приподымаясь с кресел, – вам доказательств, коварный вы человек! (Достоевский); Тишины бы мне каштановой с весны (Гудзенко); Дождичка бы сейчас полям!

   § 515. Предложения типа Рады; Удивлены. Однокомпонентные именные предложения типа Рады; Удивлены строятся по схеме "краткое прилагательное или краткое страдательное причастие". В состав таких предложений регулярно вводится распространитель со значением объекта, субъекта состояния или обстоятельства: Ему рады; В школе удивлены поступком ученика; К дому должны подвести водопровод. Без распространителей такие предложения обычно функционируют в контексте, из которого ясен субъект состояния: – Тебя не отпустят. – Должны; – Ну и как его встретили дома? – Рады; Рассказал обо всем на работе: удивлены.

   Такие предложения образуют все формы, кроме формы долженств. накл. Они принимают в свой состав полузнаменательные глаголы типа оказаться, бывать, стать: В семье оказались не готовы к такому разговору; Ему стали рады; В школе к подростку стали внимательны.

   § 516. Общее значение всех предложений данного типа – "наличие состояния неопределенного субъекта". В конкретных предложениях неопределенность субъекта часто снимается распространяющей формой с пространственным значением, занимающей позицию субъекта: В школе озабочены случившимся; Дома мне всегда рады.

   § 517. Предложения типа Здесь не пройти; Цвести садам!; Молчать! Однокомпонентные инфинитивные предложения типа Не пройти; Молчать! строятся по лексически свободной схеме "инфинитив". У отдельных семантических типов этих предложений существуют лексические ограничения (см. ниже). Действие или состояние в таких предложениях всегда отнесено к субъекту. Общее значение всех предложений данного типа – "желаемость, необходимость, возможность или невозможность осуществления действия, процессуального состояния". В предложении всегда открыта позиция субъектного распространителя. Выделяются следующие семантические структуры инфинитивных предложений.

   1) "Субъект – его действие или состояние как обязательно предстоящее, необходимое, должное, вынужденное, возможное или невозможное, ненужное или недопустимое"; это предложения со значением объективной предопределенности. В относительно независимой позиции они обязательно требуют субъектного распространителя в форме дат. п. без предлога: Я ходил около его дома, назначая, где вспыхнуть пожару (Пушкин); Мы любим друг друга, но свадьбе нашей не быть! (Чехов); России не быть под Антантой! (Маяковский); с модальными и отрицательными частицами: Лучше вам уйти; Не плакать же мужчине от боли! (в последнем случае – значение недопустимости, выражаемое инфинитивом в обязательном сочетании с частицами не... же).

   2) "Субъект – его действие, состояние, которое обусловлено чьей-то волей, либо осознается как целесообразное"; это предложения со значением субъективной предопределенности. Здесь выделяются предложения собственно императивные (Молчать!; Не возражать!; Встать!) и неимперативные, выражающие разные виды желательности, целесообразности: Ежеминутно говоря себе: "теперь уйти", он не уходил, чего-то дожидаясь (Л. Толстой); [Ирина:] Отдохнуть. Устала (Чехов). Такие предложения часто выступают в одной из форм синтаксических ирреальных наклонений и строятся с соответствующими частицами: [Cофия:] Вот вас бы с тетушкою свесть, Чтоб всех знакомых перечесть (Грибоедов); Ну, что вы лебезите! – крикнула она на девок. – Самовар чтоб согреть! (Л. Толстой); "Умереть бы!" – мелькало в ее голове, а через мгновение то же слово сменялось другим: "Пожить бы!" (Салтыков-Щедрин); Ну, хорошо, пусть мне идти. Пусть он останется в живых (Гудзенко).

   3) "Субъект – его состояние как непосредственное (физическое) или интеллектуальное восприятие"; такие предложения образуются с несколькими глаголами, называющими восприятие, и имеют стилистически сниженный характер: Никого не видать; О нем ничего не слыхать; На заре у озера далеко слыхать; Тебя не узнать; Его не понять (при двух последних глаголах обязательно отрицание). При фразеологизации: Такого безлюдья, такой тишины поискать (Бунин).

   4) "Субъект – его оцениваемое действие или состояние"; значение оценки при этом непосредственно не выражено, оно извлекается из контекста: [Чацкий:] Вы помиритесь с ним по размышленьи зрелом. Себя крушить, и для чего! (Грибоедов); Странные люди эти Крессе! Сказать при мальчишке такую вещь (Булгаков).

   Парадигма инфинитивных предложений четырехчленна: это формы синтаксического индикатива и сослагат. накл. (Здесь не пройти – Было не пройти – Будет не пройти – Было бы не пройти). Семантическая структура предложения накладывает ограничения на образование тех или иных форм.

   Предложения со значением невозможности и предложения, сообщающие о непосредственном восприятии, регулярно принимают в свой состав полузнаменательные глаголы стать, становиться, оказаться, оказываться, бывать: Собаки начали помалу затихать, И стало, наконец, совсем их не слыхать (Крылов); Ничего не видать бывает из-за тумана; В вагоне стало / бывает не протолкнуться.

   § 518. Предложения типа Холодно; Грустно. Однокомпонентные наречные предложения типа Холодно; Грустно строятся по схеме "предикативное наречие". Возможность их образования ограничена словами следующих семантических групп: 1) с общим значением состояния -субъектного или бессубъектного: далеко, близко, хорошо, плохо, холодно, тепло, видно, слышно, заметно, скучно, жутко, грустно, весело, тревожно, спокойно, светло, темно, свободно, пусто и под.; каково, таково; 2) со значением внешнего бессубъектного состояния: сумрачно, тихо, шумно, морозно, людно, глухо и под.; 3) со значением внутреннего субъектного состояния: жаль, жалко, некогда, недосуг, больно, приятно, трудно, досадно, страшно, обидно, стыдно, неловко, смешно, заманчиво, любопытно, известно и под. При условии распространения (обычно, но не обязательно) место предикативного наречия может быть занято предложно-падежной формой имени, имеющей наречное значение (часто – фразеологизирующейся, а также сравнительным оборотом: Нам в разные стороны; Здесь по колено; Нам не к спеху; Сегодня без осадков; Уже под вечер; Туда рукой подать; Мне не по себе; Без компаса как без рук.

   Такие предложения имеют полную парадигму; ограничения в образовании тех или иных форм могут накладываться семантической структурой предложения. Формы условн. и желат. накл. вариативны (см. § 536, 537).

   Предложения этого типа регулярно принимают в свой состав полузнаменательные глаголы стать, становиться, делаться, сделаться, бывать, оказаться, оказываться, казаться, показаться, получиться, получаться, прийтись, приходиться, выйти, выходить (ограничения могут идти от лексической семантики предикативного наречия): Стало / становится / делается / сделалось холодно; Кажется тихо; Стало / сделалось похоже на сумерки; До дому оказалось далеко; Неудобно получилось.

   § 519. Общее значение всех предложений данного типа – "наличие состояния – бессубъектного или отнесенного к субъекту". Это значение конкретизируется в предложении как состояние бессубъектное (Морозно; Ветрено; Похоже на сумерки) или субъектное (Весело; Неловко; Ему невдомёк). При распространении субъектным детерминантом формируется семантическая структура "субъект – его состояние". В эту структуру может входить объект: Мне даже и смерти не страшно, Она как и жизнь, позади (Твардовский). В предложениях с двойной детерминацией типа Мне ногам холодно; Ему голове неудобно субъектное значение сосредоточивается в форме, называющей лицо.

   § 520. Предложения типа Натоптано; Закрыто. Однокомпонентные предложения типа Натоптано; Закрыто строятся по схеме "причастный предикатив". В них входят такие слова на -но, -то, как сказано, сделано, отказано, условлено, договорено, заплачено, убрано, кончено, накурено, натоптано, открыто, закрыто, занято, заперто: Распутица, Разъезжено, Размято. На десять дней в природу входа нет (Самойлов).

   Предложения такой структуры регулярно принимают в свой состав полузнаменательные глаголы стать, оказаться, бывать, казаться, показаться, делаться, сделаться (ограничения могут идти от семантической структуры предложения): В вагоне оказалось / стало / бывает набито до отказа. Распространителями таких предложений могут быть формы с объектным значением: инфинитив (Подано обедать); падежные формы имени (Ему заплачено за работу; Вам отказано в просьбе; О нем забыто; С болезнью покончено).

   Такие предложения имеют полную парадигму; формы условн. и побудит. накл. вариативны (см. § 535, 539-543).

   § 521. Общее значение всех предложений данного типа – "наличие бессубъектного или отнесенного к субъекту состояния как результата действия". Субъект действия может мыслиться как неопределенный (Накурено; Натоптано) или как определенный: в последнем случае предложение распространяется субъектным детерминантом или зависимой словоформой с субъектным значением: У него сказано – сделано (т. е. 'если он сказал, то обязательно сделает'); У меня не убрано. В семантическое строение таких предложений может входить объект: У нас с делами покончено; За билеты заплачено.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ФРАЗЕОЛОГИЗИРОВАННОЙ СТРУКТУРЫ

   § 522. Фразеологизированными называются предложения с индивидуальными отношениями компонентов и с индивидуальной семантикой. В этих предложениях словоформы связываются друг с другом идиоматически, не по действующим синтаксическим правилам функционируют служебные и местоименные слова, частицы или междометия. Фразеологизированные предложения всегда неоднокомпонентны. При этом в одних типах может быть вычленен (или, напротив, введен) член предложения, по форме совпадающий с подлежащим (им. пад.); в других типах такого члена предложения нет (см. § 523). Как те, так и другие предложения могут включать в свою структурную основу одно из служебных слов: союз, предлог, частицу, а также междометные или местоименные слова либо их соединение. Все фразеологизированные предложения принадлежат непринужденной, разговорной речи и находят широкое отражение в художественной литературе и публицистике.

   К предложениям, принимающим или имеющим подлежащее, относятся предложения с союзом как (Люди как люди); с предлогами в, к (Праздник не в праздник; Молодец к молодцу); с частицей так (Вот голос так голос!); с междометным сочетанием ай да (Ай да молодец!); с междометно-местоименным сочетанием ах он (она, ты и т. д.: Ах он негодяй!); с союзным сочетанием нет чтобы (Он нет чтобы уйти); с акцентирующими местоименными словами (Всем городам город!; Чем не жених!; Что за характер!). К предложениям, не принимающим в свой состав подлежащее, относятся предложения с местоименными словами в сочетании с род. п. имени (Только и дел; Что нового?); с сочетаниями не до (Не до сна); с частицей так (Ехать так ехать); с сочетанием междометия и частицы (Ох уж эти родственники!); с местоименными и акцентирующими словами (Есть куда пойти; Ему-то что!).

   § 523. Большинство таких предложений ярко экспрессивно окрашены и несут в себе разнообразные оценочные значения.

   1) В предложениях типа Люди как люди; Лес как лес; Он теперь стал человек как человек; Обед был как обед предмет определяется как соответствующий обычному. Предложения типа Праздник не в праздник; Чай не в чай; Отдых не в отдых; И пир веселый им не в пир (Пушкин) характеризуют предмет как такой, который для воспринимающего лишен своего обычного положительного содержания. В предложениях типа Ребята молодец к молодцу; Яблочко к яблочку сообщается об образцовости (отборности) каждого из предметов (лиц), составляющих множество. Предложения типа Вот голос так голос!; Вот человек так человек! означают, что предмет обладает высокой степенью характеризующего его признака. Предложения типа Ай да молодец!; Ах она милашка!; Ох он разбойник! выражают разные виды экспрессивных оценок. Предложения типа Всем городам город; Наш Ваня – всем женихам жених обозначают превосходство предмета над всеми подобными: Вот это новость так новость! Всем новостям новость (Шукшин). Предложения типа Он чем не жених! Чем не подарок! означают полное соответствие предмета существующему о нем представлению. В предложениях типа Что за характер!; Что он за чудак! выражается оценка предмета – отрицательная или положительная, либо удивление по поводу его качества. Предложения типа Нет чтобы / нет бы подождать (частица бы также может быть опущена) означают неодобрение по поводу неосуществления того, что было бы целесообразно: Она нет чтобы промолчать / нет (бы) промолчать – начала спорить.

   2) Предложения типа Только всего и разговоров; Всего и дел означают абсолютное преобладание какого-л. действия или состояния, исключительность: Осталась только рухлядишка кое-какая да две курицы. Всего и имущества (Л. Толстой); Только и разговоров, что о детях. В предложениях типов Что нового? Что здесь хорошего? (а); Хорошего здесь только то, что... (б) содержатся, в первом случае, вопрос, часто предполагающий заранее заданное неодобрение, или, во втором случае – собственно акцентированное утверждение: [Городничий:] Ну что было в этом вертопрахе похожего на ревизора? (Гоголь); [Лопахин:] Замечательного в этом саду только то, что он очень большой (Чехов). В предложениях типа Не до сна; Мне не до разговоров выражается состояние неприятия, нежелания, несвоевременности чего-н. для кого-н.; при отсутствии частицы не отрицание оказывается скрытым: До разговоров ли мне!; До сна ли нам сейчас! Предложения типа Спать так спать; Ехать так ехать сообщают о согласии, принятии предстоящего действия, состояния. Предложения типа Ох уж эти родственники!; Ах уж эти мне помощники! заключают в себе подчеркнутую отрицательную или ироническую оценку. В предложениях типа Есть куда поехать; Есть с кем поговорить; Есть о чем подумать; Есть у кого поучиться обозначается безусловная возможность осуществления чего-н. (такие предложения имеют все синтаксические формы, кроме долженствовательной: Есть / было / будет / было бы и т. д. куда поехать). Предложения типа Кто как не он поможет!; К кому как не к тебе обратиться!; Кому как не ему знать заключают в себе акцентированное утверждение целесообразности и самоочевидности действия применительно к тем или иным условиям, к тому или иному лицу, предмету. Предложения типа Что мне!; Ему-то что! означают утверждение несущественности, неважности чего-н. для кого-н.

   О фразеологизированных структурах с субъективно-модальными значениями см. также § 578-587.

 
Свидетельство о регистрации в средствах массовой информации: Эл № ФС 77-20427 от 3.03.2005
Дизайн и разработка сайта МЦДИ «Бинек»

buy abortion pill

buy abortion pill go

buy mirtazapine

buy mirtazapine open

amoxil

amoxil

bactroban

bactroban redirect

remeron

remeron

elavil

elavil aethelruna.co.uk

risperdal

risperdal read here

clomid

clomid informedu.com.au

clomid

clomid redirect

where to get abortion pill

abortion pill

prescription transfer coupon

prescription drugs discount cards celticcodingsolutions.com

fluoxetine 20mg capsules

fluoxetine 20mg thiscodebytes.com

abortion options at 2 weeks

options besides abortion online

over the counter abortion pill walgreens

can i buy the abortion pill over the counter go

venlafaxine to buy

buy venlafaxine online uk

Cialis Coupon

This text contains collection regarding cialis coupon card. Study this conscientiously.
Immediately view link concerning cialis coupon also.
This document contains collection about online cialis coupons. Here goes recent document

antepsin mode of action

antepsin dosering hund forsendelsehvor.website antepsin tablet

abortion pill

abortion