тексты


<< к оглавлению

СОЮЗЫ

   § 324. Союз – служебная часть речи, оформляющая связь между частями сложного предложения, между отдельными предложениями в тексте, а также между словоформами в составе простого предложения. При помощи большинства союзов разграничиваются сочинительные или подчинительные связи. Большинство союзов, устанавливая связь, выполняют квалифицирующую функцию, конкретизируя отношения между соединяемыми предложениями или их членами.

   Специфика союза как связующего средства по сравнению с предлогами и союзными словами заключается в том, что его контакт с синтаксической конструкцией не закреплен никакими формальными показателями. В этом смысле союз, будучи неотъемлемым элементом образуемой синтаксической конструкции, в то же время сохраняет формальную автономность, которая отличает его, с одной стороны, от союзных слов, имеющих формы словоизменения, и, с другой стороны, от предлогов, служебная функция которых осуществляется во взаимодействии с падежной флексией. Осуществляя служебную функцию в рамках простого предложения, союз проявляет безразличие к грамматическим характеристикам соединяемых словоформ, к их принадлежности к той или другой части речи (У меня есть брат и сестра; Мальчик рисует и поет; Девочка умна и красива; Он пишет быстро и аккуратно; Он пишет быстро и без ошибок).

   Каждый союз является носителем определенного квалифицирующего значения, т. е. способен с той или иной степенью конкретизации характеризовать отношение между соединяемыми частями конструкции. Союзы оформляют такие виды отношений, как соединительные (и, а также и др.), разделительные (или, то ли... то ли и др.), сопоставительные (тогда как, если... то и др.), сравнительные (как, словно, подобно тому как и др.), изъяснительные (что, чтобы, якобы и др.), пояснительные (то есть, а именно), временные (когда, с тех пор как), условные (если, при условии что), причинные (поскольку, потому что), уступительные и противительные (но, зато, хотя, вопреки тому что), ограничительные (только, разве что), градационные (не только... но и, если не... то). Эти отношения описаны в разделе "Предложение".

   Союзы различаются по степени их семантической зависимости от контекста; одни из них узко специализированы, однозначны, т. е. минимально зависят от контекста (например, перед тем как, зато, вследствие того что, тем более что), другие многозначны, т. е. способны оформлять различные виды смысловых отношений (например, и, а, но, что, как, чтобы).

   Значение союза может уточняться при помощи конкретизаторов, т. е. слов и словосочетаний, которые подключаются к союзу и с помощью которых выявляется конкретный вид отношения, обозначенный многозначным союзом. Значение сочинительного союза может уточняться с помощью таких, например, конкретизаторов: (и) потому, (и) в результате, (и) тем самым, (и) притом, (и) все-таки, (и) несмотря на это, (и) наоборот, (но) зато, (но) только, (или) иначе. Типичный способ конкретизации подчинительных союзов, приводящий к образованию составного союза, – соединение многозначного союза с предложными сочетаниями, например: после того как, подобно тому как, ввиду того что, несмотря на то что, с той целью чтобы (см. § 327). Кроме конкретизаторов, непосредственно подключаемых к союзу, в оформлении связи между словами и предложениями принимают участие корреляты – позиционно не смыкающиеся с союзом служебные элементы, образующие вместе с ним двухместное союзное соединение (см. § 328). Различаются 1) семантически не специализированные корреляты: то, так (если... то, если... так), указывающие только на синтаксическую связь предложений, и 2) специализированные корреляты: тогда, тут (разг.), значит, знать (прост.), следовательно, стало быть (прост.), выходит (прост.). Те и другие могут употребляться совместно, образуя составной коррелят, в рамках которого компонент со специализированным значением оказывается в позиции уточнителя: (если)... то тогда, (если)... то значит, (раз)... то стало быть. Конкретизирующую роль при коррелятах первого типа могут выполнять такие модальные уточнители, как во всяком случае, по крайней мере (Если не герой, то, во всяком случае, смелый человек). Корреляты могут осуществлять связующую функцию и самостоятельно, без участия союза: Прикажут – тут уж ничего не поделаешь (разг. речь).

   § 325. По своему строению все союзы делятся на простые (однословные) и составные (неоднословные). В состав простых союзов входят союзы и союзные частицы, неоднородные по своему формальному строению и назначению. Сюда относятся: а, благо (разг.), буде (устар. и прост.), будто, вроде, да, дабы (устар.), даже, едва, ежели (устар. и прост.), если, же, и, ибо (книжн.), или, итак, кабы (прост.), как, как-то, когда, коли и коль (прост. и устар.), ли, либо, нежели (книжн.), но, пока, покамест (прост.), покуда (прост.), поскольку, пускай (разг.), пусть, раз, разве, ровно (прост.), словно, так, также, тоже, точно, хоть, хотя, чем, чисто (прост.), что, чтоб, чтобы, якобы (устар. и книжн.).

   Резервом, пополняющим группу простых союзов, являются формально неизменяемые слова, главным образом из сферы частиц, наречий и вводных (модальных) слов, которые семантически приспособлены к выражению тех или иных абстрактных отношений и выступают как аналоги союзов, например: вдобавок 'кроме того', 'к тому же' (разг.), ведь, вернее, впрочем, далее, еще 'кроме того', затем 'далее', 'кроме того', зато, именно, иначе, кстати, лишь, наконец, наоборот, например, напротив, однако, особенно, потом 'кроме того' (разг.), потому, поэтому, правда, притом, причем, просто 'просто потому что', скорее 'вернее', 'точнее говоря', собственно 'именно', теперь 'далее', 'кроме того' (разг.), только, точнее. Многие из таких аналогов широко употребительны в качестве конкретизаторов при неоднозначных союзах: и вдобавок, и наоборот, а потому, но зато, или иначе. В отличие от аналога собственно союз в составе подобных соединений, как правило, занимает позицию конкретизируемого компонента. Поскольку аналоги союзов, как и сами союзы, являются носителями определенного квалифицирующего значения, в дальнейшем, при описании соотносительности союзов с другими частями речи, аналоги союзов не отделяются от союзов в собственном смысле слова.

   § 326. Среди простых союзов различаются два типа образований по их соотношению с другими частями речи. Одни из них (например, буде, дабы, ежели, ибо, коли, либо, нежели, но, поскольку) не имеют соответствий среди других частей речи, т. е. существуют в языке только в качестве союзов. Другие простые союзы и их аналоги, а также корреляты соотносятся с местоименными словами (например, что, чем, как, когда, так, то, тогда, тут), наречиями (вдобавок, вернее, далее, едва, иначе, наконец, напротив, особенно, пока, скорее, точно и др.), вводными словами (впрочем, значит, итак, кстати, например, правда и др.), частицами (будто, ведь, да, даже, если бы, еще, же, и, или, именно, ли, лишь, пускай, пусть, разве, словно, так, тоже, только, хоть, хотя, чтобы, якобы и др.). В границах одного и того же слова союз и частица, союз и вводное слово во многих случаях не могут быть строго разграничены.

   § 327. Составные (неоднословные) союзы по своему строению представляют собой нецельнооформленные соединения двух или более компонентов, каждый из которых одновременно существует в языке как отдельное слово. В образовании большинства составных союзов участвуют простые многозначные союзы и, а, что, чем, как, чтобы, если, только (например, и то, а именно, разве что, как будто, не то чтобы, как если бы, как только).

   По характеру связи между элементами различаются составные союзы синтаксически немотивированные (несинтагматического типа) и синтаксически мотивированные (синтагматического типа). Компоненты, формирующие союз синтаксически немотивированный, объединены по принципу простого сцепления; это обычно комбинация слов, лишенных словоизменения: а именно, а не то (разг.), а также, а то (разг.), вот и (разг.), да и (разг.), даром что (разг.), едва лишь, если не, если уж, и то, как будто, как вдруг, как если бы, как только, не то, пока не, равно как и (книжн.), разве что (разг.), совсем как, так что, только лишь, точь-в-точь как, что будто бы и др.

   Основная масса синтаксически мотивированных (синтагматических) составных союзов образована при участии предлога и сохраняет смысловую связь с соответствующими предложно-падежными сочетаниями. В качестве строевого элемента этих союзов всегда выступает простой союз (как, что, чтобы, если), относящий все образование к классу союзов. Наиболее характерным видом союза, включающего в свой состав предложное сочетание, являются образования с местоименным словом то в позиции именной словоформы. Так сформированы составные союзы, включающие первообразный предлог (без того чтобы не, для того чтобы, до того как, из-за того что, между тем как, перед тем как, ради того чтобы), предлог, соотносимый с наречием (подобно тому как, помимо того что, после того как), отыменный предлог (в знак того что, во имя того чтобы, в результате того что, в связи с тем что, в силу того что, на основании того что, под предлогом того что), отглагольный предлог (исходя из того что, несмотря на то что, смотря по тому что).

   В составе синтаксически мотивированного союза местоименное слово может занимать позицию согласуемой словоформы: в тех целях чтобы, в то время как, в том плане что, в том случае если, в тот момент как, на тот случай если, под тем предлогом что, с тем условием что.

   Большинство составных союзов, образованных с участием предложных сочетаний, характеризуется неустойчивостью; при актуализации знаменательности входящих в такое соединение слов его цельность может ослабляться или разрушаться (см. § 671, 677, 687).

   Кроме союзов, включающих в свой состав предложное словосочетание, синтаксически мотивированную структуру имеют образования, соотносимые с вводными сочетаниями слов: в то же время, в том числе, в первую очередь, во всяком случае, по крайней мере, более того, между тем, вместе с тем, прежде всего, другими словами, иначе говоря, иными словами, кстати говоря, к тому же, может быть, стало быть, таким образом, точнее говоря и др.

   Подобные образования обычно оформляют разные виды присоединительно-пояснительных отношений, выступая или в роли союзов (функционально близких к или, иначе, а именно, то есть, то бишь, как-то), или занимая позицию конкретизатора в составном союзе (и в том числе, и тем самым, и более того, а к тому же, но между тем, и кстати говоря).

   § 328. По числу занимаемых в предложении позиций все союзы делятся на одноместные и неодноместные. Одноместный союз располагается между соединяемыми частями текста или позиционно примыкает к одной из них (и, но, зато, тем не менее, лишь только, в случае если, вопреки тому что); неодноместный союз располагается так, что его компоненты размещены в каждой части соединяемой конструкции (или... или, как... так и, хотя... но, не только... но и, стоило... как, хоть бы... а то).

   Неодноместные союзы могут быть многоместными и двухместными. Многоместный союз представляет собой сцепление нескольких позиционно разобщенных компонентов; как правило, это воспроизведение одного и того же или функционально близких компонентов: и... и... и, да... да... да, ли... ли... ли, или... или... или, не то... не то... не то, то... то... а то (и), либо... либо... то ли, будь то... или, или... или... а может быть и др.

   Двухместные союзы представляют собой соединения двух формально не совпадающих и позиционно разобщенных элементов. В образовании таких союзов помимо собственно союзов могут принимать участие частицы, модальные слова, наречия, а также фразеологизмы и устойчивые речения: мало того что... (еще и), не сказать чтобы... (но), если говорить о... (то) и др.

   Языковые средства, участвующие в построении двухместных союзов и союзных соединений, различаются по своей способности совмещать связующую функцию с функцией члена предложения. Одни из них – синтагматически автономные – реализуют собственно союзные свойства (если... то, раз.... то; поскольку... постольку; чем... тем; не только... но и; лучше... чем; едва... как; не то что... но; хотя... но; конечно... зато; конечно... если; очевидно... потому что и др.); другие образованы соединением двух компонентов, один из которых является синтагматически связанным, т. е. совмещает союзную роль с функцией члена предложения: стоило... как, будь бы... а то, достаточно... как, не успел... как, не прошло (и)... как и др. Функционирование таких союзных средств описано в § 664-666, 689-692.

   § 329. По синтаксическим свойствам союзы делятся на сочинительные (например, и, а, но, да, или) и подчинительные (например, что, как, если, когда). Сочинительный союз указывает на относительную смысловую автономность связываемых единиц; при помощи подчинительного союза выражается зависимость одной единицы от другой. Это разграничение опирается на ряд оснований, касающихся позиционных особенностей союзов и их значений. Союзы, относимые к сочинительным (за исключением неодноместных повторяющихся типа либо... либо), могут стоять только перед второй из соединяемых единиц, т. е. занимать позицию между соединяемыми единицами, не входя ни в одну из них. Подчинительный союз позиционно прикреплен к придаточной части, при этом сама придаточная часть может варьировать свою позицию в рамках сложного предложения.

   Особенность семантического контакта подчинительного союза с придаточной частью заключается в том, что он может быть связан с модальной характеристикой сообщаемого; например, такие союзы, как что, будто, якобы, если, хотя, поскольку, так как, чтобы, как, как будто, как если бы, оформляя разные виды изъяснительных, условных, причинных, сравнительных отношений, одновременно информируют о достоверности или недостоверности, реальности или гипотетичности сообщаемого в придаточной части (см. "Сложноподчиненное предложение", соответствующие разделы).

СОЮЗНЫЕ СЛОВА

   § 330. Союзные слова – это разряд местоименных вопросительных слов, совмещающих свойства знаменательной и служебной части речи и служащих для связи предложений. Связь, осуществляемая с помощью союзных слов, является подчинительной; знаменательность обеспечивает союзным словам роль члена придаточного предложения.

   В качестве союзных слов употребляются вопросительные местоимения-существительные (кто, что), местоименные прилагательные (какой, который, каков, чей, устаревшие каковой, кой), местоименные наречия (где, куда, откуда, когда, как, почему, отчего, зачем) и местоименное числительное сколько. По способности к словоизменению союзные слова делятся на изменяемые (кто, что, какой, который, каковой, кой, чей, сколько, каков) и неизменяемые (все местоименные наречия). Краткое прилагательное каков изменяется только по родам и числам, местоимения кто, что и сколько – только по падежам; все другие изменяемые союзные слова – по родам, числам и падежам.

   § 331. Союзная функция местоименных слов реализуется двумя способами.

   1) Местоименное слово прикрепляет придаточное предложение к главному подобно союзной вопросительной частице; ср.: Скажи, есть ли у тебя друг и Скажи, кто твой друг; Я не знаю, пришел ли он и Я не знаю, когда он пришел. При таком способе связи выбор местоименного слова всецело определяется придаточным предложением и не зависит от главного. К одному и тому же главному предложению могут присоединяться придаточные с разными союзными словами: Узнай, кто пришел / когда состоится встреча / почему их до сих пор нет / что ее тревожит. При наличии у местоименного слова форм словоизменения последние выражают не связь между главным и придаточным предложениями, а связь этого местоименного слова с другими словами придаточного предложения. Так, в сложном предложении Ее спросили, какие цветы она любит местоименное слово какой получает форму вин. п. мн. ч. в соответствии с формой существительного цветы, по отношению к которому оно выполняет определительную функцию; с изменением формы существительного соответственно изменилась бы и форма слова какой (Ее спросили, каких цветов не следует покупать). Самый же факт связи выражается большим или меньшим ослаблением вопросительного значения местоименного слова.

   2) Союзная функция местоименного слова базируется на его анафорическом (отсылочно-заместительном) употреблении. Местоименное слово либо отсылает к чему-то, уже упоминавшемуся прежде (Комната, в которую мы вошли, была совершенно темна), либо служит основой для описательного обозначения лица или предмета, о котором идет речь в главном предложении (Хватается, кто тонет, говорят, За паутинку и за куст терновый. А. К. Толстой; Рубить, что мне велишь, моя такая доля. Крылов). В первом случае вопросительное значение местоименного слова утрачивается совсем. Во втором случае это значение преобразуется в недифференцированное значение неопределенности – обобщенности – условности (см. § 647).

   Местоименные слова, союзная функция которых совмещается с анафорической, называются также относительными словами, а связь, устанавливающаяся с их помощью, относительной подчинительной связью, или относительным подчинением. При относительном подчинении выбор местоименного слова и – в определенных случаях – его форма определяются уже не только придаточным, но и главным предложением. Так, в предложении Ей подарили цветы, которые она любит местоименное слово который имеет двойную синтаксическую связь: формами рода и числа оно связано с существительным цветы в главном предложении, а формой падежа – с глаголом любит в придаточном предложении.

   § 332. По синтаксическим свойствам к союзным словам близки соотносительные слова, или коррелятивы. Так называются местоименные указательные слова тот (та, то), такой, таков, так, столько и под., употребляющиеся в главном предложении при союзном и относительном подчинении.

ЧАСТИЦЫ

   § 333. В классе частиц объединяются неизменяемые незнаменательные слова, которые выполняют следующие функции: 1) участвуют в образовании морфологических форм слов и форм предложения с разными значениями ирреальности (см. § 535-543); 2) выражают самые разнообразные субъективно-модальные характеристики и оценки сообщения или отдельных его частей; 3) участвуют в выражении цели сообщения (вопросительность), а также утверждения или отрицания; 4) характеризуют действие или состояние по его протеканию во времени, по полноте или неполноте, результативности или нерезультативности его осуществления. Перечисленные функции частиц группируются, с одной стороны, в функции формообразования, с другой – в функции разнообразных коммуникативных характеристик сообщения. В любом случае в частице присутствует значение отношения: или отношения (отнесенности) действия, состояния либо целого сообщения к действительности, или отношения говорящего к сообщаемому, причем оба эти вида отношений очень часто совмещаются в значении одной частицы. Значением частицы как отдельного слова является то отношение, которое выражается ею в предложении.

   Характерной чертой многих частиц является то, что по своему строению и функциям они сближаются с наречиями, союзами или междометиями и не всегда могут быть им строго противопоставлены; во многих случаях частицы сближаются также с вводными словами.

   § 334. С точки зрения формального строения первичным является деление частиц на первообразные и непервообразные. К первообразным относятся простейшие, за несколькими исключениями односложные частицы, в современном языке не имеющие живых словообразовательных связей и формальных соотношений со словами других классов: бишь (устар. и прост.), бы, вишь (прост.), да (в составе формы побудит. накл.), де (разг.), дескать (разг.), же, ин (устар. и прост.), ишь (разг.), -ка, мол (разг.), не, небось (прост.), неужели, ни, ну, -с, сём (устар. и прост.), -таки, -те (прост.), -то, уж, чай (прост.). Все остальные частицы являются непервообразными.

   Другое деление частиц – на простые и составные. Простыми называются частицы, состоящие из одного слова; составными – частицы, образовавшиеся из двух (реже – более) слов, двух частиц, частицы и союза, частицы и предлога, а также частицы и изолировавшейся от своего класса глагольной формы или наречия. Составные частицы могут быть нерасчленяемыми – их компоненты в предложении не могут быть разделены другими словами, или расчленяемыми.

   К простым относятся все первообразные частицы (см. выше), а также а, благо, более, больше, буквально, бывает, бывало, было, будто, ведь, во (прост.), вовсе, вон, вот, вроде, всё, всего, где, гляди, да (не в составе формы побудит. накл.), давай(те), даже, дай(те), действительно, единственно, если, еще, знай, и, или, именно, как, какое, куда, ладно, ли, лучше, никак (прост., вопросит.), ничего, нечего, но, однако, окончательно, оно, поди (прост.), положительно, просто, прямо, пусть, пускай, разве, решительно, ровно, самое, себе, скорее, словно, совершенно, спасибо (в значении 'хорошо'), так, там, тебе, тоже, только, точно, хоть, чего, чисто (прост.), что, чтоб, чтобы, эк, это. Все эти частицы имеют формальные и смысловые связи с другими классами слов. В них в разной степени присутствуют элементы значений наречий (буквально, благо, вовсе, вон, вот, где, действительно, единственно, еще, именно, ладно, окончательно, положительно, просто, прямо, решительно, совершенно, совсем, хорошо), местоименных слов (всё, всего, какое, оно, самое, себе, тебе, ничего, нечего, как, куда, так, там, чего, это), глаголов (бывает, бывало, было, давай(те), дай(те), знай, смотри), союзов (а, благо, будто, ведь, да, даже, если, же, и, или, ли, но, однако, пусть, пускай, разве, ровно, словно, тоже, только, точно, хоть, что, чтоб, чтобы), предлогов (вроде: Вроде кто-то зовет?), междометий (эк, спасибо). Иногда в одном и том же слове близость и переплетение значений частицы и союза, частицы и наречия, частицы и глагола, частицы и местоимения, частицы и междометия настолько тесны, что противопоставление друг другу таких значений как принадлежащих словам разных классов оказывается неправомерным, и слово должно квалифицироваться как "частица-союз", "частица-наречие", "частица-местоимение" и т. д. Составные частицы делятся на две группы:

   1) нерасчленяемые: а то (– Не боишься? – А то боюсь!); без того (Некогда ждать, без того уже опаздываем); вряд ли, всего-навсего; все же; глядь и (разг.) (Ждал-ждал, глядь и заснул); далеко не (далеко не уверен в успехе); до чего (Хорош до чего лес!); добро бы; если бы (Если бы не война!); еще бы (Тебя не трогают. – Еще бы ты тронул!); и есть (прост.) (- Не признал, видно? – Не признал и есть. Бажов); и так (Не сердись, я и так раскаиваюсь); и то (Видел давно, и то мельком); есть (прост.) (– Замерз? – Как есть замерз); как же; как раз (Пришел как раз вовремя); как так (– Прощайте. – Как так прощайте?); куда как (Куда как весело!); на что (На что хитер, а и то ошибся); навряд ли; отнюдь не (отнюдь не красавица); просто-напросто (Он просто-напросто смеется над нами); так-таки (Так-таки и не явился?); то-то (То-то рад!); туда же (Мальчишка, а туда же спорит); хвать и (Пока собирались, хвать и дождь пошел); что бы (Что бы он догадался позвонить!); что ж (Я согласен, что ж); что ли и др.;

   2) расчленяемые: вот бы (Вот дождичка бы!); вот и (Вот вам и результат); вот так (Вот у нас сад так сад!); едва не (Едва ногу не сломал); едва ли не (Едва ли он не впервые в жизни солгал); как не (Как мне дорогу не знать!); как бы не (Как бы дождик не пошел); лишь бы (Лишь дождя бы не было!); нет-нет и (Нет-нет письмо и пришлет); пусть бы (Пусть себе пел бы); скорее бы (Весна бы скорее!); так и (Так он меня и не узнал); только бы (Только не опоздать бы!); только и (Только о поездке и разговору); хоть бы (Хоть не ворчал бы!); что за (Что у тебя за характер!); что из (того, что) (Что мне из его обещаний!; Что теперь из того, что он вернулся?); чуть (было) не (Было чуть с лестницы не упал!) и др.

   Всегда расчленяются частицы не ли (Не отдохнуть ли нам?), не же (Не ночевать же тут!).

   § 335. По функциям выделяются частицы: 1) формообразующие, 2) отрицательные, 3) вопросительные, 4) модальные, 5) частицы – утверждающие или отрицающие реплики.

   К формообразующим частицам относятся: давай(те), образующая форму повелит. накл. (давай(те) петь); бы, образующая форму сослагат. накл. (читал бы, пошел бы); а также все те частицы, с помощью которых образуются формы синтаксических ирреальных наклонений: бы и все ее модификации, да, пусть, пускай, чтоб (см. § 535-541).

   К отрицательным частицам относятся не и ни. Частица не вводится в предложение для выражения общего и частного отрицания: Он не приехал сегодня; Он приехал не сегодня; Сегодня приехал не он.

   Отрицательное значение частицы не ослабляется в следующих случаях:

   1) частица соединяет две слитно произносимые одинаковые формы одного и того же слова, например, при выражении неуверенного отрицания: Полянка – не полянка, а все-таки чистенькое место. Бажов;

   2) частица соединяет две одинаковые формы однокоренных глаголов; все сочетание имеет значение полноты и длительности действия: радуется не нарадуется;

   3) частица вместе с глаголом сов. вида с приставкой на-, обозначающим восприятие, отношение, образует сочетание со значением высокой степени и длительности эмоционального состояния: не налюбуется, не надышится;

   4) частица в сочетании с как (как же, да как, да как же, уж как) в диалоге открывает собою утверждающую реплику-повтор: [Ахов:] Нужно приданое? [Круглова:] Как не нужно, конечно, нужно (А. Островский);

   5) частица соединяет инфинитив и личную форму одного и того же глагола, образуя сочетание, целостно выражающее категорическое отрицание: знать не знаю, ведать не ведаю.

   Частица ни выражает отрицание или в самом строении нераспространенного предложения (Ни души; Ни звука), или при распространении отрицательного предложения, совмещая значение отрицания со значением усиления (Мы не слышали ни звука) либо союзного перечисления (Для тебя нет ни письма, ни посылки, ни телеграммы). В частице ни присутствует элемент значения полноты отсутствия или категоричности отрицания.

   § 336. К вопросительным относятся частицы а, ли (ль), не... ли, неужели, никак (прост.), ужели (устар.), разве, что за, что, что ли, как. Все эти частицы совмещают значение вопросительности с более или менее ярко выраженной модальной окрашенностью.

   Частица ли оформляет как собственно вопрос (Давно ли он ушел?), так и вопрос с оттенком сомнения (Так ли это?). Частица не... ли вносит в вопрос оттенок смягченности, некатегоричности, иногда – неуверенности (Не ошибся ли он?). Частицы неужели, разве всегда вносят в вопросительное предложение оттенок сомнения, неуверенности или удивления (Неужели это правда?; Разве ты ему веришь?).

   Частица что за обычно оформляет вопрос – требование уточнения, объяснения: Что за человек?; Что это за письмо?

   Частицы что, что ли, а, как относятся к разговорной, непринужденной речи. Частица что или открывает собою вопросительное предложение, или следует за вынесенным в начало предложения именем: Что, он опять опаздывает?; Он что, опять опаздывает? Частицы что, а выражают переспрос, побуждение к ответу (– Ты меня слышишь? – Что?; Пойдем, а?). Частица что ли, вносящая оттенок фамильярности, обычно заключает собою предложение (Заснул что ли?). Частица как имеет собственно вопросительное значение: Как (ну как), согласен?; при переспросе: – Я не пойду. – Как? Как не пойдешь? Об употреблении вопросительных частиц см. "Вопросительные предложения".

   § 337. Модальные частицы вносят в предложение разные значения субъективного отношения к сообщаемому.

   В самом общем виде в соответствии с характером вносимых значений можно выделить следующие группы модальных частиц: 1) передающие эмоциональные и другие оттенки, выражающие непосредственные реакции говорящего; 2) выражающие волеизъявление; 3) характеризующие признак (действие или состояние) по его протеканию во времени; 4) устанавливающие разнообразные связи и отношения сообщения с его источником, с другими частями сообщения, с другими событиями и фактами. Разные значения могут совмещаться в одной частице. Примеры употребления соответствующих частиц см. "Субъективно-модальные значения".

   К частицам, способным (в диалоге) функционировать как реплики, выражающие утверждение или отрицание, относятся частицы да и нет, а также выражающие утверждение частицы есть (- Выполняйте. – Есть!), точно, так, действительно, именно, вот, вот именно, как есть (прост.), ну да (разг.), хорошо, ладно (разг.), идет (разг.), ну (прост.), выражающая отрицание частица никак нет, а также многие частицы, совмещающие значение отрицания с ярко выраженным значением субъективного отношения: тоже (мне), прямо, туда же, вот еще, где (уж), куда (уж). Некоторые частицы в зависимости от ситуации могут выражать как утверждение, так и отрицание (как же; а то; неужели; ну), например: – Дочка хоть дома-то помогает? – Как же! (ответ может означать как утверждение, так и отрицание – 'конечно, помогает' или 'совсем не помогает'); аналогично: А то!; Неужели! Ну! Смысл ответа определяется интонацией и обстановкой речи.

   Особое место занимают частицы-союзы, которые совмещают разные модальные значения со значением связующих слов. Таковы (в отдельных своих значениях) частицы а, благо, будто, ведь, вот и, всё, всё-таки, да (безударн.), даже, диви бы (прост.), добро бы, же, если, и, и то, как будто, лишь, ну и, оно и, просто, пусть, пускай, разве, ровно, словно, так (безударн.), так и (безударн.), только, точно, хоть, хотя, чтоб.

МЕЖДОМЕТИЯ

   § 338. Междометия – это класс неизменяемых слов, служащих для выражения эмоциональных и эмоционально-волевых реакций на окружающую действительность: ах, ух, эй, ну, ура. Междометия не являются ни знаменательной, ни служебной частью речи. От слов знаменательных они отличаются отсутствием номинативного значения (выражая чувства и ощущения, междометия не называют их); в отличие от служебных частей речи междометиям не свойственна связующая функция.

   Многие междометия ведут свое происхождение от эмоциональных возгласов и звучаний, сопровождающих рефлексы организма на внешние раздражения: Ай, больно!; Ух, тяжело!; Брр, холодно!; Ввв, неприятно! Такие междометия нередко имеют специфическую фонетику, т. е. содержат редкие или необычные для русского языка звуки и звукосочетания: брр, тпру, тьфу. Более обширна группа междометий, происходящих от знаменательных частей речи – существительных: батюшки, матушки, господи, боже; глаголов: ишь, вишь, (из видишь), пли (из пали), товсь (из готовсь), усь (из куси); местоимений, наречий, частиц и союзов: вона (прост.), эва (прост.), то-то, эх, эка, тс, тш, цс, ш-ш (все четыре из тише); ужо, однако; сюда же – многочисленные нечленимые или слабо членимые сочетания с местоимением или частицей: да уж, на тебе (нате), ну уж, ну да, ой-ли, ну и ну, ей-же-ей. Заметное место среди междометий занимают устойчивые словосочетания и фразеологизмы: батюшки-светы, боже мой, господи прости, слава богу, поди ж ты, вот тебе на, вот тебе раз, вот так так, то-то и оно, как бы не так, черт побери, что за черт. Среди междометий есть ряд заимствованных слов: айда, алло, апорт, ату, баста, бис, браво, караул, марш, пас, стоп, ура и некот. др.

   По ряду признаков к междометиям примыкают звукоподражания, т. е. слова, представляющие собой условные воспроизведения звучаний, сопровождающих действия, производимые человеком, животным или предметом: уа-уа, ха-ха-ха; тяф-тяф, ку-ку; бах, бац, бум. Среди звукоподражаний, мотивированных конкретными физическими действиями, принято различать собственно звукоподражания (бам, бух, бряк, хлоп, чмок, щелк, кувырк) и глагольные междометия (междометные глаголы, глагольно-междометные формы: глядь, хвать, хап, толк, скок, прыг, шмыг). И та и другая группа звукоподражаний служит для передачи внезапных и интенсивно (часто, быстро, энергично) проявляющихся действий. Особую группу среди междометий составляют также вокативные слова, образованные от названий домашних животных и служащие для их призыва: кис-кис, уть-уть, цып-цып.

   Междометия – пополняющийся класс слов. Главным источником его пополнения являются оценочно-характеризующие существительные (страх, страсть, беда, смерть, ужас и т. п.) и глаголы (преимущественно в побудит. накл.: постой, погоди, давай, вали).

   § 339. Междометия обслуживают три семантические сферы речи: 1) эмоций и эмоциональных оценок; 2) волеизъявлений; 3) этикета.

   Семантические функции эмоциональных и эмоционально-оценочных междометий могут быть однозначными и неоднозначными (диффузными). Среди семантически однозначных междометий подавляющее большинство таких, которые выражают отрицательные эмоциональные реакции – неодобрение, осуждение, презрение, насмешку, возмущение, отвращение, раздражение, испуг, опасение, горе, тоску, боль, угрозу, вызов, укор, недоверие и т. п.: ай-ай-ай, боже сохрани, бог с тобой, вот тебе на, вот так как, господь с тобой, да ну, как бы не так, ну и ну, поди ж ты, тьфу, увы, ужо, упаси бог, чтоб тебя. Междометия, однозначно выражающие положительные эмоции, единичны; это – браво (восторг, восхищение), слава богу (облегчение), ура (ликование).

   Междометия с семантически диффузными функциями передают общее состояние возбуждения и потому могут использоваться для выражения разнообразных душевных состояний; таковы, например, а, ага, ах, батюшки, боже мой, вот это да, ишь, ну, о, ого, ой, с ума сойти, ужас, черт возьми. С опорой на содержание и общую эмоциональную окрашенность речи одно и то же междометие может выражать одобрение и порицание, испуг и радость, восхищение и презрение, страх и решимость.

   Для примера – эпизод из юмористического рассказа И. Горбунова "Общее собрание общества прикосновения к чужой собственности". Речь идет о расширении прав правления.

   "Раздается голос:

   - Ого!

   - Что это за "ого"? Прошу вас взять назад это "ого". Я не могу допустить никаких "ого". Если вы позволите себе во второй раз делать подобные восклицания, я лишу вас слова. Все эти вопросы существенно необходимы ввиду особых обстоятельств, которые выяснятся из прений. Вам угодно говорить?

   - Это я воскликнул "ого", и не с тем, чтобы оскорбить вас. Я сторонник расширения всяких прав и, услыхав вопрос о расширении прав правления, воскликнул "ого". Это значило – я доволен.

   - В таком случае я беру назад свое замечание".

   В сужении и уточнении семантики таких междометий велика роль интонации, мимики, жеста. Большие возможности для смысловых дифференциаций открывает изменение звукового облика междометия: интонационное варьирование гласных (и-и-их, у-у-у, о-о-о), повторение (но-но, ну-ну), удвоение конечных слогов (ого-го, эге-ге). Экспрессивная значимость эмоциональных междометий может быть усилена словообразовательно – суффиксами субъективной оценки (ойойошеньки, охохонюшки, охохошеньки) и лексически – например, сложением с местоимением ты, которое может либо интонационно сливаться с междометием (ох(ты, ух(ты, ишь(ты, тьфу(ты), либо, напротив, сильно растягиваться в произношении: ох ты-ы, ух ты-ы.

   § 340. Междометия, обслуживающие сферу волеизъявлений, выражают обращенные к людям или животным команды и призывы. Значительная их часть принадлежит профессиональной речи военных, охотников, моряков, строителей, дрессировщиков; здесь много заимствований: алле, анкор, апорт, арьер, даун, иси, пиль, тубо, шерш, майна, вира, полундра. Общеупотребительны междометия, призывающие на помощь (караул), требующие тишины, внимания, согласия (тш, тсс, ш-ш, чш, чу, чур), побуждения к отклику (ау, алло, эй), к осуществлению или прекращению каких-либо действий (айда, ату, брысь, кыш, марш, на, но, ну, тпрру, улю-лю, усь, цыц). Все эти междометия функционально близки к побудительному наклонению и обнаруживают ряд общих с ним признаков. Некоторые из них способны принимать постфикс -те: нате, нуте, цыцте, айдате, брысьте, соединяться с частицей -ка: на-ка (нате-ка, нат-ка и натка-те: - Натко-те! Поглядитко-те! – возгласил он торжественным голосом. Салтыков-Щедрин), ну-ка (нуте-ка, нут-ка), вступать в синтаксические связи с другими словами (преимущественно с местоимениями): чур меня, ату его, ну вас, марш домой, айда на речку, на яблоко.

   Примечание. Последнее свойство наблюдается также у эмоциональных междометий, хотя и реже: увы мне, ужо тебе, тьфу мне на них.

   К императивным междометиям близки вокативные: кис-кис, цып-цып.

   § 341. К междометиям, обслуживающим сферу этикета, относятся традиционные, в разной степени утратившие знаменательность изъявления благодарности, приветствия, извинения, пожелания: здравствуйте, извините, спасибо, простите, пожалуйста и др. Все они легко развивают вторичные (эмоционально-междометные) значения и употребляются в качестве экспрессивных средств выражения удивления или возражения: Только что он стал одеваться, как дверь отворилась, и здравствуйте... гляжу – мать царица! – входят к нам в комнатку хозяин с хозяйкой и три работника (Чехов).

   § 342. Междометия могут функционировать как 1) эквиваленты предложения, 2) модальные компоненты предложения, 3) члены предложения.

   К выполнению функции эквивалента предложения способны все междометия. При этом они получают силу высказывания и характеризуются самостоятельной интонацией: "Э", – сказали мы с Петром Иванычем (Гоголь). Модальная функция междометия реализуется в условиях вводности (Нет, уж это вы – ах, оставьте! Чехов) или неотделима от общего значения предложения Ох и красота!; Ах она змея!; Эх житье-бытье!; Ох как стыдно!; Ой как кольнуло!; Ну (и) мороз!; Ну (и) чудак!; Эк куда метнул!). С модальной функцией сливается функция интенсификации качественного или количественного признака. Позиция междометия при этом вариативна: оно либо помещается непосредственно перед словом, обозначающим признак (1), либо выносится в синтаксическую позицию зависимого предложения, присоединяемого союзно или бессоюзно (2):

   (1) У! какая сверкающая, чудная, незнакомая земле даль! (Гоголь); Бежит... у!.. бежит постреленок, Горит под ногами трава! (Некрасов); Ух боялась-бежала, чтоб его не повстречать (Достоевский); Меня тоже, братец ты мой, ух как черти носили! (Чехов); У, да и проклятый же старик! (Он же);

   (2) Такая работница, что и... и... и...! (Тургенев); Дороги такие, что фа! (Он же); Так перетрусился, что на-поди! (Он же); Турусы на колесах такие подпустил, что ай-люли ты, моя радость! (Он же); Воображаем себя столь высоко вознесенными, что у-у! Шапка назад валится, как говорится по-русски (Он же); Раз такого страху набрался, что и боже ты мой! (Лесков); Сыграл такого дурака, что ну! (А. Н. Толстой); Вор и плут такой – и боже ты мой! (Тургенев); А, говорят, промеж их дела были... ннну! (Он же); Какого я тебе медведика покажу! Такой страшный, сердитый! У-у! (Чехов).

   Функция члена предложения для междометий вторична, заместительна: На лице провизора изобразилось "тьфу" (Чехов); Гонорар – увы и ах! (Он же). Исключения составляют звукоподражания (бам, звяк, щелк, прыг, толк и др.), для которых функция члена предложения – сказуемого – является преимущественной синтаксической функцией. При этом они обычно получают контекстно обусловленное значение прош. вр. сов. вида и уподобляются глаголам одноактного способа действия типа прыгнуть, хлопнуть, цапнуть, щелкнуть и т. п. (см. § 270): Вдруг слышу крик и конский топ... Подъехали к крылечку. Я поскорее дверью хлоп И спряталась за печку (Пушкин); Подзадорили детинушку – Он почти всю правду бух! (Некрасов); Кот Васька насторожился И прыг к веретену (Он же); Перевесился, знаете ли, через перилу, а перила – хрусь! Хрустнула, знаете ли (Чехов). Но ср. в контексте настоящего повествовательного: Он мчится, откуда ноги взялись, сам и визжит, и хохочет. Вот и мальчишки: он бац снегом – мимо: сноровки нет (Гончаров); в контекстах, сообщающих о будущих, но мысленно уже пережитых событиях: Он схитрит: приедет ночью потихоньку, кухарка отворит ему, потом на цыпочках пройдет он в спальню, бесшумно разденется и – бултых в постель! Она проснется и – о радость! (Чехов); Знаешь, кто на тебя наскочит, – Степка Карнаушкин. Он тебе даст, ты ему – брык (А. Н. Толстой); с функцией повелит накл.: Как быть? Сквитаться мы должны Ударь!.. Я позволяю. Не так ли, друг? Скорее – хлоп И снова правы, святы... (Некрасов); с функцией инфинитива: – Скажи, ты здесь будешь ждать? – Буду, понимаю, что не скоро, что нельзя этак прийти и прямо бух! (Достоевский). Значения, более или менее близкие к прямым значениям наст. и буд. вр., у звукоподражательных слов исключительно редки: [Скалозуб:] Но крепко набрался каких-то новых правил. Чин следовал ему: он службу вдруг оставил, В деревне книги стал читать. [Фамусов:] Вот молодость!.. – читать!... а после хвать! (Грибоедов); В этих низовьях ночи – восторг, Светлые зори. Пеной по отмели шорх-шорх Черное море (Пастернак).

ПОДЧИНИТЕЛЬНЫЕ СВЯЗИ СЛОВ
И СЛОВОСОЧЕТАНИЯ

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ

   § 343. В предложении между словами обнаруживаются разные виды грамматической зависимости, разные виды подчинительных связей. Эти связи неоднородны. Одни из них возникают только в предложении и обусловлены синтаксическими позициями соединяющихся словоформ (см. § 433), другие идут непосредственно от слова как лексико-грамматической единицы, обусловлены его внутренними свойствами и не зависят от синтаксических функций, которые это слово выполняет в предложении. В отличие от первых связей, которые имеют неприсловный характер, вторые являются присловными подчинительными связями.

   Присловные и неприсловные связи противопоставляются друг другу на основе целых комплексов признаков. К ним относятся: 1) факторы, предопределяющие связь; 2) внешняя организация связи, т. е. средства выражения зависимости; 3) отношения, возникающие в образовавшемся соединении; 4) само это соединение, его внутренние признаки и его синтаксическое поведение. Так, например, образование сочетания лететь над лесом предопределено способностью глагола подчинять себе падежную форму имени; в результате этого соединения между глаголом и именем возникают определительные (пространственные) отношения; возникшее сочетание сохраняется при любом формальном изменении глагола (летит над лесом, летел над лесом, летящий над лесом...); это сочетание входит в класс других сочетаний с теми же отношениями (сиять над равниной, шуметь перед домом...) и подчиняется всем правилам синтаксического функционирования единиц этого класса. У неприсловных подчинительных связей весь комплекс признаков иной. Так, если обратиться к анализу связи между подлежащим и сказуемым (я иду), то обнаружится, что формы я и иду связаны друг с другом синтаксическими позициями, которые они занимают. Эта связь выражается в координации подлежащего и сказуемого по формам числа и по значению лица; отношения между соединившимися формами являются предикативными, переносящими связь признака и его носителя в определенный модально-временной план; возникшее в результате предикативной связи соединение представляет собою предложение, которое входит в класс простых предложений и подчиняется правилам синтаксического функционирования единиц этого класса.

   § 344. Как ясно из сказанного в § 343, слово обладает синтаксическими, или сочетаемостными, свойствами. К этим свойствам относятся: 1) принадлежность слова к той или иной части речи; 2) значение слова как носителя той или иной морфологической категории и представителя лексико-грамматического разряда (например вид, залог, переходность или непереходность у глагола, одушевленность или неодушевленность у существительного, собирательность у числительного); 3) морфемный состав слова, в первую очередь характер префиксации, отношения мотивированности с другими словами; 4) лексическое значение слова, его принадлежность к той или иной семантической группе слов (разные лексические значения слова очень часто обусловливают его разную сочетаемость).

   Лексико-грамматические свойства слова далеко не всегда действуют совместно; разными соотношениями тех или иных свойств слов предопределяются их разные подчинительные связи, а также сила или слабость связи (см. § 359).

   § 345. В современном русском языке выделяется три вида присловной подчинительной связи: согласование, управление, примыкание.

   Согласование – это подчинительная связь, которая выражается уподоблением формы зависимого слова форме господствующего слова в роде, числе и падеже (новый дом), либо в числе и падеже (новые дома), либо только в падеже (дом-башня, ясли-новостройка) и означает собственно определительные отношения.

   Управление – это подчинительная связь, которая выражается присоединением к главному слову существительного в форме косвенного падежа с предлогом или без предлога и означает разные виды предметных или предметно-определительных (пространственных, временных и др.) отношений.

   Примыкание – это подчинительная связь, при которой в роли зависимого слова выступают слова неизменяемые: наречие, неизменяемое прилагательное, инфинитив, деепричастие, компаратив; при этом возникают разные виды определительно-обстоятельственных отношений. В грамматиках (см., например, "Русская грамматика". М., 1980) к примыканию относят иногда факты слабого падежного и предложно-падежного управления, что соответствует трактовке управления как синтаксической связи, в формировании которой участвует весь комплекс лексико-грамматических свойств слова. При таком понимании управления к падежному примыканию отходят все те случаи, когда связь предсказывается только значением главного слова как части речи, а возникающие отношения носят, как правило, не собственно предметный характер. В данной грамматике падежное примыкание как самостоятельный вид связи не выделяется.

   § 346. В области глагольного управления связи могут быть одиночными и двойными. При двойном управлении глаголом предопределяется не одна зависимая форма, а две. Двойная связь у глагола может быть обусловлена его морфемным составом или его принадлежностью к лексико-семантической группе слов, причем действие лексико-семантического фактора имеет место и в тех, и в других случаях. Так, например, переходные глаголы с префиксами на-, за-, о-, об-, от-, у-, с-, вы-, до-, пре- имеют при себе два управляемых падежа: вин. п. беспредложный и другой (косвенный) падеж беспредложный или с предлогом, дублирующим приставку: наполнить бак водой, заклеить забор объявлениями, облепить стену картинками, соединить окраину с центром, дотянуть провод до окопа, сорвать объявление со стены, наклеить этикетку на коробку, вбить гвоздь в стену. Двойную связь имеют глаголы со значением передачи (дать игрушку ребенку, сообщить новость собравшимся), глаголы соединения, взаимного отношения (соединить одно с другим, мирить мужа с женой), а также некоторые отдельные глаголы. Двойная связь представлена в случаях примыкания инфинитива к глаголу воленаправленного акта (предложить другу приехать, велеть ученику остаться).

   § 347. В системе подчинительных связей слов выделяются вариативные связи, т. е. такие взаимозамещающиеся связи, которые выражают близкие смысловые отношения разными формальными средствами: говорить о чем-н. – про что-н. (один из немногих случаев наибольшего смыслового сближения вариативных форм), забыть друга – о друге – про друга, тосковать о доме – по дому, бросить курить – курение, готовый к борьбе – бороться, числиться отстающим – в отстающих – среди отстающих.

   Вариативность может предопределяться взаимодействием лексической семантики слова или его грамматического значения с его морфемным составом. Например, вариативность связи в случаях типа переступить порог – через порог, перейти дорогу – через дорогу объясняется тем, что вин. п. без предлога вызван переходностью глагола, а форма с предлогом – наличием у предлога префикса пере-; аналогично: дождаться утра – до утра, согласиться на предложение – с предложением.

   Разнообразными лексико-семантическими взаимодействиями объясняются многочисленные случаи развития у глагольных имен вариативной связи, не свойственной глаголу: запрещение ввоза – на ввоз (но только запретить ввоз), улучшение работы – в работе (но только улучшать работу), страх смерти – перед смертью (но только страшиться смерти), уколы самолюбия – самолюбию – для самолюбия (но только уколоть самолюбие), договор о соревновании - нов. газ. на соревнование (но только договориться о соревновании), разговоры о выставке – про выставку – насчет выставки – разг. вокруг выставки (но разговаривать о выставке – про выставку – насчет выставки). Вариативность связи может быть обусловлена разнообразными семантическими взаимодействиями слов. Например, существительные со значением недружественного, враждебного действия агрессия, акция, преступление управляют род. п. с предлогом против (агрессия против кого-н.); в этом ряду слово преступление имеет вариативную связь: преступление против кого-н. – перед кем-н. (под влиянием связи вина, ответственность, долг перед кем-н.). В ряду слов интересоваться, любоваться, наслаждаться, пленяться, восторгаться кем-чем-н. слово любоваться имеет вариативную связь: любоваться кем-чем-н. и на кого-что-н. (под влиянием связи смотреть, глядеть на кого-что-н.). Аналогично: решиться, отважиться, поддаться на что-н., но склониться на что-н. – к чему-н. (под влиянием клониться к чему-н.); смириться, примириться с чем-н., но согласиться с чем-н. – на что-н. (под влиянием решиться на что-н.). Вариативность определительных связей чаще всего объясняется наличием соотносительных по смыслу средств связи и форм подчинения, причем особенно большую роль играют значения самих варьируемых форм: молчать за обедом – во время обеда, пятнышко величиной с вишню – в вишню, деревня за версту от города – в версте от города, жизнь в деревне – деревенская, замкнутый на людях – при людях, устать ждать – от ожидания, прийти обедать – на обед, удовольствие встречи – от встречи, незадолго до праздника – перед праздником, причина беспокойства – беспокойству – для беспокойства, контроль деятельности – за деятельностью – над деятельностью, волнение в десять баллов – десять баллов.

   § 348. В глагольных существительных, в существительных и наречиях, словообразовательно связанных с прилагательными, связи, характерные для глагола, могут сохраняться или не сохраняться. Единых грамматических правил мены зависимых форм здесь нет; исключением является регулярно действующее правило о замене сильноуправляемого беспредложного приглагольного винительного падежа родительным падежом у глагольного имени: защищать отечество – защита отечества, защитник отечества; читать книгу – чтение книги, читатель книги; завоевать страну – завоевание страны, завоеватель страны. Такой замене препятствует (но не исключает ее) возможное совпадение в форме род. п. субъектного и объектного значений: любить друга, но любовь к другу (так как в любовь друга не разграничиваются отношения объекта и субъекта: 'любить друга' и 'любит друг'); аналогично: ненавидеть врага, уважать учителя, но ненависть к врагу, уважение к учителю. Другие приглагольные связи у глагольного имени могут сохраняться (покориться судьбе – покорный судьбе – покорность судьбе; нуждаться в помощи – нужда в помощи; сочувствовать другу – сочувствие другу; владеть языками – владение языками; отличаться от всех – отличный от всех – отличие от всех; разочароваться в друге – разочарование в друге), но часто под влиянием других приименных связей видоизменяются (доверять товарищу, но доверие к товарищу и товарищу; участвовать в походе, но участник похода; командовать полком, но командир полка; победить врага, но победа над врагом; судить преступника, но суд над преступником).

СОГЛАСОВАНИЕ

   § 349. Согласование – вид подчинительной связи, при котором в качестве главного слова выступает существительное, а в качестве зависимого – прилагательное (собственно прилагательное, причастие, местоимение-прилагательное, числительное), уподобляющееся существительному в формах рода, числа и падежа: новый дом, открытая книга, читающий мальчик, наше село, такой порядок, первый ученик, один день. При согласовании между существительным и прилагательным устанавливаются определительные (атрибутивные) отношения, при которых признак, выраженный прилагательным, не открывается в предмете, а мыслится как его постоянное, внутреннее свойство. Согласование является лексически неограниченной слабой связью: в зависимости от потребностей речевого общения любое существительное может быть определено прилагательным.

   Примечание. Исключение составляют личные местоимения-существитель-ные, которые могут определяться только местоименными прилагательными весь и сам (самый): мы все, он весь, ты сам, я самый. Однако в условиях обособления (см. § 569) эти ограничения снимаются: И на чужой скале, за синими морями, Забытый, он угас один (Лермонтов). Подробнее о согласовании местоиме-ний-существительных см. § 206, 210, 212.

   Особым видом согласования является приложение, при котором в качестве зависимого слова с определительным значением выступает существительное (см. § 354).

   § 350. Прилагательное согласуется с существительным в роде, числе и падеже, если существительное имеет форму ед. ч. (новый город, новая деревня, новое село), и в числе и падеже, если у существительного – форма мн. ч. (новые города, деревни, села).

   Примечание. В народно-поэтической и разговорной речи в согласовании могут участвовать – дополнительно к формам словоизменения – синтаксические и словообразовательные средства: повторение предлога, если определяется предложно-падежная форма существительного (Раз у тесовых у ворот С подружками своими сидела девица. Пушкин), и однотипная (обычно экспрессивно-оценочная) суффиксация согласующихся слов (синенькая ленточка, тонюсенький голосок, большущая ножища, толстенная ручища).

   Прилагательное и причастие обычно участвуют в согласовании в полных формах; краткие формы употребляются только у притяжательных прилагательных с суффиксами -ов, -ев, -ин, -нин в им. и вин. п. всех родов и чисел и в род. и дат. п. ед. ч. у прилагательных муж. и сред. р.: отцов (приятелев, братнин) подарок; сестрина шаль, бабушкино кресло, сестрины друзья (письма, книги), из отцова (приятелева, мамина и маминого) письма; к приятелеву (братнину, сестрину, мамину и маминому) приезду. Краткие формы сохраняются также в некоторых традиционных выражениях, преимущественно из народно-поэтической речи: сыр бор, мил человек, право слово, полон рот, дом, двор (Нашел он полон двор услуги. Пушкин), на босу ногу, средь бела дня, по белу свету.

   Примечание. Всегда возможно определение существительного краткими формами прилагательного (обычно в им. или вин. п.) в условиях обособления: Как исполин в ночном тумане, встал новый год, суров и слеп (Брюсов).

   § 351. Специфический характер имеет согласование в неразложимых количественно-именных сочетаниях с числительными оба, два, полтора, три, четыре, пять и т. д. В исходной форме количественно-именного сочетания, которая может быть приравнена к им. п. существительного, связь между числительным и существительным организуется по принципу управления, причем в качестве управляющего слова выступает числительное, а управляемого – существительное в форме род. п. ед. или мн. ч.: два (оба, три, четыре) дома; полтора года; пять (шесть) книг (см. § 251). Однако если числительное изменяется по родам, что имеет место у слов оба – обе, два – две, полтора – полторы, то оно согласуется в роде с управляемым существительным: два друга – две подруги, оба глаза – обе ноги, полтора часа – полторы минуты. В формах косвенных падежей характер связи иной: в качестве главного слова выступает здесь существительное, которое изменяется по парадигме мн. ч., а в качестве зависимого – согласующееся с ним числительное: двух (трех, четырех, пяти, шести) книг (домов, окон). У числительного оба – обе согласование с существительным охватывает также категорию рода: обоих друзей – обеих подруг, обоим друзьям – обеим подругам.

   Примечание. В количественно-именных сочетаниях с существительными жен. р. иногда наблюдается форма им. п. мн. ч. (см. § 196): пойти на все четыре стороны (при род. ед. стороны), взять за обе руки (при род. ед. руки): Но царевна в обе руки Хвать – поймала (Пушкин). Переосмыслению падежного значения у существительных жен. р. могут способствовать многочисленные случаи совпадения ударений в формах род. ед. и им. мн.: две подруги (дороги, книги) и новые подруги (дороги, книги).

   Количественно-именное сочетание может определяться прилагательным; последнее обычно помещается перед существительным и при форме род. п. ед. ч. этого существительного принимает форму род. или им. п. мн. ч.: два больших / большие дома, оба моих / мои товарища, три высоких / высокие горы, две близких / близкие подруги; два-три хорошенькие личика (Лермонтов). Форма им. п. мн. ч. прилагательного чаще встречается при определении существительных жен. р. Варьирование им. / род. п. мн. ч. прилагательного наблюдается также там, где в состав количественно-именного сочетания входит числительное полтора: долгих / долгие полтора часа (полторы недели), а также при существительных с первой частью пол-: целых полчаса и целые полчаса.

   § 352. При определении существительных, называющих лицо по профессии (врач, директор, секретарь, продавец, повар и т. п.), может иметь место согласование по смыслу: прилагательное (чаще местоименное) принимает форму муж. или жен. р. в зависимости от того, идет ли речь о лице мужского или женского пола (см. § 150): наш врач Иванов и наша врач Иванова. Форма жен. р. допустима только в им. п.: наша врач Иванова, но нашему врачу Ивановой, нашего врача Иванову.

   § 353. Между существительным и согласующимся с ним прилагательным устанавливаются разные виды определительных отношений. Признак в определении может быть качественным: зеленая трава, яркое солнце, веселый человек и относительным, характеризующим предмет через отношение к другому предмету: полевые цветы, лисий хвост, детский смех.

   Качественные прилагательные выполняют прежде всего ограничительную функцию, выделяя обозначенный существительным предмет из ряда однородных и тем самым индивидуализируя его: новый дом, красная лента, белая роза. Другая функция качественного прилагательного – описательно-распространительная: обозначенный существительным предмет получает дополнительную, часто оценочную, характеристику со стороны говорящего: дорогая сестра, милые друзья, любимые книги, ленивый ученик. Эта функция лежит в основе эпитета – украшающей, образной характеристики предмета: синее море, чистое поле, темный лес, сизый орел, бел-горюч камень. В народно-поэтической речи качественное прилагательное может выступать как интенсификатор значения существительного; в этом случае оно экспрессивно повторяет лексическое значение существительного и обычно помещается в постпозиции к нему: день деньской, тьма тьмущая, горе горькое, чудо чудное, диво дивное.

   Относительный признак может определять предмет по индивидуальной или групповой принадлежности лицам, животным: бабушкин комод, сестрина книга, отцов кабинет, колхозное поле, школьное имущество; медвежья шкура, лисий хвост, лебяжий пух, змеиный яд; по принадлежности к месту, времени: полевые цветы, уличный шум, домашний уют, утреннее свидание, сегодняшнее сообщение; по происхождению и принадлежности к социальной, культурной, этнической среде: городской житель, сельский учитель, рабочий человек, крестьянский сын; древнегреческое искусство, русская история, армянский эпос; по производителю: ребячья ссора, солдатский разговор; трамвайный звонок, паровозный гудок; по объекту действия: рыбная ловля, медвежья охота; по производящему средству: сабельный удар, кулачный бой, карточная игра; по назначению и специализации: детская книга, праздничный наряд; книжный магазин, дровяной склад; по роду деятельности: часовой мастер, рыбный торговец; по материалу: золотое кольцо, бронзовый бюст, деревянный дом, лисья шуба, бобровый воротник; по составу: березовая роща, сосновый бор, вишневый сад, янтарное ожерелье; по отношению к целому: вагонное окно, ламповое стекло, печная труба, садовая ограда; по свойственности (отношению к предмету как носителю определенного свойства): свинцовая тяжесть, сырный дух (Крылов), лесная прохлада, снежная белизна, материнская любовь, братское чувство, детское простодушие, лисья повадка, петушиный задор, орлиный взгляд. Многие семантические группы относительных прилагательных располагают широкими возможностями качественных переосмыслений (см. § 219).

ПРИЛОЖЕНИЕ

   § 354. Приложение – это согласование, при котором в отношения определяемого и определяющего вступают существительные. Согласуемой формой при приложении является падеж; формы рода и числа в согласовании не участвуют: они могут совпадать (гриб боровик, белка дуплянка, чудо-дерево, думы-тучи) или не совпадать (гриб сыроежка, белка ходок, чудо-богатырь, очки-велосипед). Связь приложения организуется на началах параллелизма падежных значений определяемого и определяющего существительного: юноша-воин, юноши-воина, юноше-воину...; женщина-космонавт, женщины-космонавта, женщине-космонавту...

   Существительные, выступающие в роли приложения, обозначают качества и свойства: старик-отец, поэт-новатор, механик-самоучка, народ-победитель; эмоциональные характеристики и оценки: молодец-удалец, девочка-малютка, старушка-золото (Старушку-золото в надзор к тебе приставил. Грибоедов), злодейка-тоска; функциональные признаки: брат-учитель, старик-крестьянин, женщина-врач, писатель-коммунист, студент-заочник; видовые признаки: месяц май, дерево сосна, ягода черника, рыба сом, птица ворон; имена, фамилии, прозвища, клички: гражданин Петров, девочка Оля, собака Шарик; географические названия: город Москва, озеро Байкал, гора Эльбрус, река Дон, село Каменка; собственные имена предметов: газета "Труд", фабрика "Большевик", крейсер "Аврора", магазин "Русский лён". В народно-поэтической и художественно-изобразительной речи посредством приложения предмет может быть образно охарактеризован по сходству с другим предметом: утёс-великан, птица-тройка, огни-изумруды; по назначению: сапоги-скороходы, шапка-невидимка (с формантом само-: саночки-самокаточки, гусли-самогуды, меч-самосек, трубка-самокрутка, скатерть-самобранка, скатерка-самовертка); по производимому действию: ветер-суховей, сон-угомон, кот-баюн, мороз-трескун, комар-пискун, муха-шумиха; по источнику свойства: серьги-яхонты, сафьян-сапожки.

   Существительные, связанные по принципу приложения, могут взаимоопределяться, варьируя и интенсифицируя значения друг друга: ум-разум, путь-дорога, житье-бытье, род-племя, океан-море, друг-приятель, гуси-лебеди, сон-дремота, беда-досада, труды-заботы, буря-непогода, дым-туман, снег-пороша, вьюга-метель, грусть-тоска, тоска-кручина, кручина-истома, печаль-тоска, пир-беседа, утеха-забава, шум-гром, смешки-прибаутки, чудо-диво. Повтор может основываться на суффиксальном варьировании: ночка-ноченька, зорюшки-зори, пир-пированье. Там, где предмет определяется по источнику свойства, сходству, ассоциативному признаку, в качестве приложения нередко выступает существительное вместе с определяющим его прилагательным: сапоги – ал сафьян, шуба – соболий мех, конь – золотая грива, Владимир – Красное Солнышко, Дмитрий – Грозные Очи, Ивашка – белая рубашка, сыночек – полуденный ветерочек.

   Приложение может находиться как перед определяемым словом, так и после него: красавица-дочка и дочка-красавица, серьги-яхонты и яхонты-серёжки, жар-птица и птица-жар (Это, слышь ты, не пожар, Это свет от птицы-жар. Ершов). В народно-поэтической речи препозитивно стоят иногда приложения-топонимы (названия рек, озер, городов и т. п.): Волхов-река, Ростов-город, Ильмень-озеро, Сапун-гора. В сочетаниях с родовидовыми отношениями приложение (видовое) обычно стоит после определяемого (родового): птица ворон, рыба сом, но может стоять и перед ним. Препозиция приложения преобладает, если обозначаемый им предмет упоминается в речи не впервые, например, при обращении: Скажи, ворон-птица, отчего живешь ты на белом свете триста лет (Пушкин).

   § 355. Смысловые отношения при приложении могут быть более или менее слитными. При наибольшей слитности признака с предметом приложение (обычно препозитивное) теряет способность к словоизменению и ведет себя как часть сложного слова: бой-баба, козырь-девка, горе-охотник, чудо-дерево, жар-птица, царь-колокол, царь-пушка, царь-девица.

   Примечание. Сюда же относятся собственные имена с титулом князь: У князь Григория теперь народу тьма (Грибоедов); Я князь Григорию и вам фельдфебеля в Вольтеры дам (Он же) и эпитетом свет: Алеша-свет и свет-Алеша, а также названия трав: ковыль-трава, плакун-трава, Иван-чай.

   В живой непринужденной речи тенденцию к неизменяемости проявляют некоторые препозитивные приложения-топонимы: Москва-река / на Москва-реке, за Москва-рекой... Несклоняемость приложения наблюдается иногда и в более расчлененных по смыслу сочетаниях: Дай бог душе его спасенье, А косточкам его покой В могиле, в мать-земле сырой (Пушкин).

   § 356. Несклоняемость приложения может сопровождаться не только опрощением согласовательной связи, но и сближением ее со связью примыкания. Так, в современной обиходно-бытовой речи тенденцию к неизменяемости все больше проявляют постпозитивные приложения-топонимы: озеро Байкал, на озере Байкал, за озером Байкал...; село Горки, в селе Горки; станция Мытищи, на станции Мытищи (см. § 184). Способность к падежным изменениям утрачивают приложения – имена лиц и животных, если они отчленяются от определяемого слова оборотами именем, по имени, под именем, по фамилии, с фамилией, под фамилией, под псевдонимом, по кличке, по прозванию, по прозвищу: девочку по имени Оля, о литераторе по прозвищу Громобой, с человеком по фамилии Орлов, к собаке по кличке Шарик. Несклоняемыми являются приложения – наименования газет, журналов, учреждений, транспортных средств, общественных, культурных, спортивных мероприятий и т. п.: гостиница "Украина", издательство "Наука", журнал "Октябрь", кафе "Романтика", пароход "Комсомолец", кинотеатр "Космос", фабрика "Ударница", программа "Время", фестиваль "Молодость мира", поезд "Москва – Рига". Все эти случаи по существу выходят за рамки приложения, поскольку о приложении как разновидности согласования можно говорить только там, где налицо словоизменение обоих членов словосочетания.

   § 357. Грамматическая природа приложения специфична. Согласуясь с определяемым существительным, приложение в значительной степени остается ему равноценным; подчинение одного слова другому происходит как параллельный выбор из их парадигм соотносительных падежных форм: город Казань, города Казани, городу Казани... При этом если определяемое слово принимает предложную падежную форму, то падежную форму с предлогом может принять и определяющее: в городе в Казани, на реке на Наре, по матушке по Волге, в Москве в столице, за двором за частоколом, с пиром с беседой; это явление характерно, однако, только для нелитературного языка. Элемент равноправия, свойственный связи приложения, роднит ее с соединительной связью – бессоюзной и союзной. В народно-поэтической речи граница между приложением и соединением отсутствует. Конструкция приложения здесь часто оказывается внешне совпадающей с сочинительным рядом словоформ, так как свободно пользуется для усиления своего значения теми же средствами: идет он путем и дорогою (путем-дорогою), побежал не путем не дорогою и т. п. Через контакт с сочинением в сферу приложения вовлекается большой массив ассоциативных сцеплений, члены которых не определяют, а дополняют друг друга, образуя вместе сложно-составное понятие: отец-мать, руки-ноги, хлеб-соль, питья-кушанья, пуговицы-петли, гуси-поросята. От собственно приложений они отличаются тем, что вызывают представление не об одном и том же, а о двух разных сопутствующих друг другу предметах. В современной речи по принципу приложения-сложения образуются многочисленные обиходные наименования предметов, раздваивающихся в своих функциях: диван-кровать, кресло-качалка, платье-костюм, музей-квартира, школа-магазин, выставка-продажа. Многие из них приобретают свойства отдельного слова.

УПРАВЛЕНИЕ

   § 358. Как следует из § 345, управление – это подчинительная связь, при которой реализуются словоизменительные возможности имени существительного, его способность посредством разных падежных форм выражать разные виды предметных отношений. Богатство управления в русском языке обусловлено, с одной стороны, развитой системой склонения имени существительного и, с другой стороны, сочетаемостными свойствами управляющего слова, сложным комплексом заключенных в нем грамматических и лексических значений. В русском языке к управлению способны слова всех знаменательных частей речи, но в наибольшей степени эта связь присуща глаголу.

УПРАВЛЕНИЕ ВИНИТЕЛЬНЫМ ПАДЕЖОМ

ГЛАГОЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

   § 359. Способностью управлять вин. п. без предлога обладают главным образом глаголы: для других частей речи эта связь не характерна. Выражая грамматическую зависимость имени существительного от глагола, беспредложный вин. п. показывает, что действие, обозначенное этим глаголом, распространяется на весь зависимый от него предмет. По своим лексико-грамматическим признакам глаголы, управляющие беспредложным вин. п., подразделяются на переходные и непереходные (см. § 275). При переходных глаголах вин. п. выступает как падеж прямого объекта. В понятие прямого объекта входят следующие взаимосвязанные представления: 1) действие направлено на предмет непосредственно, ср.: сообщить новости и сообщить о новостях, про новости (см. § 406); 2) действие охватывает предмет целиком, так что ни одна его часть не остается незатронутой, ср.: выпить воду и выпить воды (см. § 370); 3) предмет находится в полной зависимости от производителя действия и является по сравнению с ним неактивным, пассивным: мальчик читает книгу, охотники преследуют зверя, дети любят животных; 4) в плане смысловых отношений определенности-неопределенности предмет мыслится определенно, ср.: ждать поезд и ждать поезда (см. § 370).

   Связь между переходным глаголом и вин. п. прямого объекта мотивирована, во-первых, грамматическим значением глагола как части речи и, во-вторых, его частным лексико-грамматическим значением; это сильное управление.

   При непереходных глаголах позиция беспредложного вин. п. ограничена лексически: ее могут занимать только слова с количественным значением. Это существительные, обозначающие меру времени: болеть неделю, ехать час, просыпаться каждую ночь; меру расстояния: идти (пешком) километр; кратность: ошибиться два раза; меру веса и стоимости: весить тонну, стоить копейку. За исключением последнего случая, где связь близка к фразеологизации, так как значения соединившихся слов здесь в некотором роде тавтологичны (последнее включено в первое: тонна – мера веса, копейка - мера стоимости), управление вин. п. у непереходных глаголов является слабым.

   Примечание. Вин. п. со значением кратности, меры времени и расстояния может употребляться и при переходных глаголах: читать книгу всю ночь, повторить приглашение два раза, петь песни всю дорогу. Эта связь также является слабой.

   § 360. Важный для глагольного управления вин. п. признак переходности в ряде случаев колеблется. Так, при безобъектном (абсолютивном) употреблении переходных глаголов значение направленности действия на предмет ослабевает, уступая место значению отвлеченной способности к деятельности; глагол, таким образом, утрачивает переходность: мальчик читает книгу и мальчик (уже) читает (т. е. обладает способностью к чтению, имеет соответствующий навык); И славно пишет, переводит (Грибоедов). Значение переходности утрачивается при отрицании глагольного действия, вследствие чего вин. п. заменяется род. п.: он пил воду и он не пил воды. С другой стороны, с помощью приставок многие непереходные глаголы (движения, внутреннего свойства, состояния) развивают в себе признаки переходности и, соответственно, приобретают способность управлять вин. п. без предлога. Особенно большую роль в формировании переходных значений у непереходных глаголов играют приставки:

   вы-: служить и выслужить награду, ходить и выходить больного;

   за-: воевать и завоевать почет, славу, уважение;

   из-: бегать и избегать весь лес, всю округу;

   на-: жить и нажить богатство;

   о- (об-): идти и обойти что-н. (в двух значениях: обойти весь дом и обойти яму стороной); плакать и оплакать кого-н., чью-н. участь; думать и обдумать план действий; работать и обработать землю;

   от-: сидеть и отсидеть ногу, лежать и отлежать бока; работать и отработать долги;

   пере-: хитрить и перехитрить кого-н.; идти и перейти реку;

   про-: жить и прожить наследство, сбережения; ехать и проехать свою остановку.

   Признак переходности развивают в себе отдельные глаголы с постфиксом -ся: бояться собаку (вместо родительного собаки), слушаться бабушку (вместо род. бабушки). К глаголам с колеблющейся переходностью относятся слова хотеть, ждать, достигать, требовать, желать, просить и некоторые другие, управляющие род. п. (см. § 369); устаревшие поэтические внимать (Внемлите мой печальный глас. Пушкин), следить (Следил кочующие караваны. Лермонтов). У глагола ждать в сочетании с одушевленными существительными жен. р. процесс перехода к управлению исключительно формой вин. п. (вместо род. п.) к настоящему времени можно считать завершившимся; см., однако, еще у Тургенева: Он все ждал Лизы, но Лиза не приходила.

   В народной словесности, просторечии вин. п. прямого объекта легко появляется при самых разнообразных непереходных глаголах в случае необходимости предметно представить внутреннее содержание действия: шутки шутить, горе горевать, век вековать, беду бедовать, думу думать, клич кликать, службу служить, дело делать, разговоры разговаривать, шаги вышагивать (Горький), поступки поступать (Мамин-Сибиряк), работу работать (Л. Толстой). Такой вин. п. следует отличать от вин. п. самостоятельного объекта при собственно переходных глаголах: писать письмо, петь песню, сказывать сказку, прожить долгую жизнь, отслужить военную службу.

   § 361. Между переходным глаголом и существительным в вин. п. складываются следующие виды предметных отношений: 1) отношения действия и внешнего, не претерпевающего никаких внутренних изменений, предмета (устанавливаются между глаголами, обозначающими конкретное физическое действие, и существительными с конкретным значением): читать книгу, взять палку, поднять сверток, бросить камень; 2) отношения действия и внутреннего (созидаемого, видоизменяемого, уничтожаемого) предмета, или предмета-результата (устанавливаются между глаголами, обозначающими целенаправленное действие, и существительными с конкретным значением): писать книгу, строить дом, рисовать картину, шить платье, молоть зерно, красить крышу, взорвать скалу, убить птицу, съесть хлеб, сжечь письмо; 3) отношения действия и предмета, как бы извлекаемого из этого действия и существующего только вместе с ним: горе горевать, век вековать и другие случаи тавтологического вин. п., рассмотренные в § 360; 4) отношения интеллектуального действия и предмета, составляющего его содержание (устанавливаются между глаголами речи / знания, мысли / интеллектуального и эмоционального воздействия, физического восприятия, неотделимого от деятельности интеллекта, и существительными с конкретной или отвлеченной семантикой): любить отца, ненавидеть врага, обрадовать сына, смутить ребенка, огорчить товарища, понять учителя, изучать собеседника; сообщить известие, рассказать новость, узнать правду, услышать крик, искать истину, постигать смысл, найти решение, понять мысль, ненавидеть ложь, любить справедливость.

   § 362. Глагольное управление вин. п. осуществляется с помощью предлогов в, на, за, под, по, с, о, про, сквозь, через, перед, пред (устар.). Предлоги про и сквозь употребляются только с вин. п.

   Глаголы, управляющие вин. п. с предлогом, являются непереходными. Управляемый вин. п. с предлогом служит выражению не прямого, а косвенного объекта, т. е. объекта, связь которого с действием не непосредственна, причем действие затрагивает объект не целиком, а какую-то его часть; ср., например, рассказать новость, где вин. п. показывает, что действие прямо направлено на предмет и охватывает его со всех сторон, и рассказать про новость, где предлог ограничивает значение падежа указанием на более отдаленный (периферийный) предмет, который подвергается косвенному воздействию глагольного признака; аналогичные соответствия: перейти реку и перейти через реку, накрыть стол и накрыть на стол.

   § 363. Предложное управление вин. п. может быть сильным и слабым. К сильному управлению относятся следующие случаи.

   1) Предлог предсказан словообразовательной структурой управляющего глагола, в состав которого входит приставка, соотносительная с предлогом:

   в-, во- / в: въехать в город, войти в гавань, вбить (гвоздь) в стену, вписать (что-н.) в блокнот, всмотреться в лицо, вслушаться в шум, вмешаться в разговор, войти в доверие, вовлечь в работу, ввести в расходы;

   за- / в: заехать в глушь, забрести в чащу, заглянуть в книгу, завернуть в бумагу, закутаться в платок;

   у- / в: уткнуться в подушку, упереться в стену, углубиться в чтение;

   вы- / в: выбежать в сад, вылезти в окно;

   раз- / в: растолочь в порошок, расколоть в щепки, раздробить в песок;

   пре-, пере- / в: превратить (будни) в праздник, преобразовать (пустыню) в сад, превратиться в специалиста, переродиться в мещанина;

   о-, об- / в: одеть в новое платье, обуться в сапоги, обернуть в газету;

   за- / за: завернуть за угол, заглянуть за шкаф, зацепиться за гвоздь, задеть за ветку;

   на- / на: наехать на пень, налететь на мель, наткнуться на палку, натолкнуться на противоречие; наступать на ноги, набросить на плечи, наступать на врага; набрасываться, наговаривать, нападать на кого-н.; напроситься на чай;

   о-, об- / на: опереться на руку, облокотиться на поручень;

   вз- / на: взобраться на крышу, взойти на гору, взлететь на дерево, вскочить на стул, взглянуть на небо, взвалить на плечи;

   под- / на: подняться на гору, на высоту; подхватить на руки;

   раз- / на: разделить на части, разрезать на куски;

   под- / под: подставить под ноги, подложить под голову, подхватить под руку, подвести (дом) под крышу, подвести (случай) под правило, подбирать под цвет, подделываться под артиста;

   про- / сквозь: процедить сквозь сито, пройти сквозь стену, проговорить сквозь слезы;

   про- / через: проехать через лес, пробираться через чащу;

   пере- / через: перейти через дорогу, перелезть через забор, перепрыгнуть через ручей;

   пред- / перед: предстать пред суд, пред очи (устар.; Пред хана в смутном ожиданье предстали мы. Пушкин);

   о-, об- / о: обвиться о дерево, о шею.

   2) Предлог находится в двусторонней смысловой связи, т. е. семантически взаимодействует не только с падежным значением существительного, но и с лексическим значением глагола: верить в дружбу, играть в карты, угодить в герои, метить в женихи, навязаться в друзья, наняться в рабочие, отдать в ученики, произвести в офицеры; уродиться, выдаться в мать; жаловаться на обидчика; сетовать, обижаться на сына; надеяться на успех, полагаться на друга; посягать, покушаться на святыню; решиться, отважиться на подвиг; согласиться, откликнуться на просьбу; равняться на передовика; влиять на детей, походить на отца; свататься за кого-н.; бороться за мир, поплатиться за откровенность; браться, хвататься, цепляться, держаться за ветку; взяться за дело, приняться за работу; сойти за артиста.

   § 364. В сочетании с предлогами вин. п. является носителем широкого круга предметно-пространственных и собственно предметных отношений. Предметно-пространственные отношения имеют направленный характер и устанавливаются при глаголах движения предлогами в (движение внутрь), на (движение относительно поверхности предмета), под (движение вниз), за, по (движение по другую сторону предмета); предмет, обозначенный существительным в вин. п., выступает при этом как конечный пункт движения: положить книгу в стол – на стол – под стол – за стол – по ту сторону (стола), войти в дом, поставить на пол, прилечь под дерево, переселиться за реку, сесть по правую руку. Если форму вин. п. принимает одушевленное существительное, предметное значение преобладает над пространственным: вскочить на стол и на коня, посмотреть на небо и на отца, бросать снежки в стену и в прохожих.

   § 365. Круг собственно предметных значений у управляемого вин. п. с предлогом широк и разнообразен. Предмет, обозначенный именем существительным, может выступать как ориентир движения: пойти на голос, поскакать на выстрел; преграда: наскочить на пень, споткнуться о камень, удариться о дерево; предмет прикосновения и удержания: вцепиться в скамейку, взять за руку, держаться за веревку, хвататься за ветки; предмет замещаемый: дежурить за товарища ('вместо'), работать за учителя ('в качестве'), выдавать себя за писателя; смежный предмет: идти об руку; соприкасающаяся поверхность: биться, плескаться о берег; чиркнуть о стену, царапнуть о землю; преодолеваемая или проводящая среда: перейти через площадь, перелезть через забор, блестеть сквозь листву, просвечивать сквозь шторы, пробиваться сквозь облака; посредник: оповестить через газету, действовать через секретаря; среда распространения действия: кричать на весь дом, прославиться на всю округу; единица счета и измерения (веса, цены, расстояния, времени, длины, ширины): купить на рубль, оценить в копейку, укоротить на вершок, пройти с километр, посидеть с минуту, весить с килограмм, уйти за версту, опоздать на час, управиться за неделю, в неделю, сделать что-н. в два приема, за один раз; приходить через день; мера, показывающая предел действия: войти (в воду) по колено, по грудь, по горло; увязнуть по щиколотку, засучить рукава по локоть.

   Существительное в вин. п. может обозначать предмет – содержание речи, знания, мысли: думать про детей, рассказать про случай, узнать про беду, спросить про брата; Про это знает целый свет (Грибоедов); предмет, стимулирующий психическую деятельность производителя действия: жаловаться на соседа; радоваться, сердиться на дочку; волноваться за сына; опасаться, испугаться за товарища; предмет, определяющий действие по конечному результату: разрезать на куски, делить на части, истолочь в порошок, раздробить в песок, построить в шеренгу, усадить в кружок; по характеру осуществления: плакать в голос, говорить в нос, жить на широкую ногу, сшить на живую нитку, писать на скорую руку, смотреть сквозь слезы, говорить сквозь смех, работать через силу, подумать про себя; по цели: пойти в разведку, послать в подкрепление, выдумать в оправдание, сказать в шутку, в назидание; отправиться на охоту, поехать на следствие, позвать на пир, прийти на совет, подарить на память, поставить под удар, послать под пули, бороться за свободу, стоять за равноправие, поехать по дрова, пойти по грибы; по назначению: вспахать (поле) под посевы, взрыхлить (землю) под клумбу, обработать (луг) под клевер; по причине-вине (устар., прост.): пострадать через соседа, попасть в беду через свою вспыльчивость; по следствию: случиться на беду, на счастье; вырасти на радость родителям, похорошеть всем на удивление.

   При глаголах движения или другого целенаправленного конкретного действия формой вин. п. ед. или мн. ч. может быть передано значение вхождения в класс предметов. Форму вин. п. ед. ч. принимают существительные, обозначающие некую совокупность; у глагола – только значение движения: вступить в полк, пойти в армию; Все вышли в знать, все нынче важны (Грибоедов). Форму вин. п. мн. ч., совпадающую с формой им. п., принимают одушевленные существительные – названия лиц по профессии, общественному положению и другой социальной функции: произвести в офицеры, поставить в начальники, выбрать в старосты, взять в свидетели, проситься в помощники, набиваться в советчики, наняться в дворники, метить в генералы; А, Чацкий! Любите вы всех в шуты рядить (Грибоедов); Его в безумные упрятал дядя-плут (Он же); метафорически: Кто в кони пошел, тот и воду вози (Даль, посл.).

   Существительное в вин. п. может характеризовать действие по времени совершения – по отнесенности к определенному сроку или событию: приехать в субботу, работать в праздник, проснуться в полночь, о полночь (устар.; Вдруг о полночь конь заржал. Ершов); заблудиться в метель, вернуться в сумерки, уехать на другой день, отложить на утро; случиться на ту пору, на то время, об эту пору, об это время (все – устар.); уснуть под утро, встретиться под старость, приехать через год, ответить через минуту, прийти за час (до чего-л.); повторяемости: По всякий день давал пиры, банкеты (Крылов; устар.); отношению к пределу: взять отпуск по пятое число, вспоминать по гроб жизни.

УПРАВЛЕНИЕ ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ
И СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

   § 366. Управляемый прилагательным беспредложный вин. п. указывает на меру длительности признака: веселый весь день, все время; пустой долгое время, новый каждый день.

   Приадъективный вин. п. с предлогом обозначает: предмет приложения признака: сердитый на сына, злой на весь мир, жадный на впечатления, проворный на работу, способный на подвиг, падкий на сплетни, неутомимый на выдумки, скупой на слова, щедрый на обещания, красивый на вид, горький на вкус, приятный на слух, на запах; легок на ногу; крепок, туг на ухо; слаб на язык, нечист на руку, нужный на дело, в дело; предмет, обусловливающий признак: благодарный за помощь, признательный за науку, спокойный за детей, сердитый за обман; предмет, детализирующий признак: синий в полоску, голубой в горошек, черный в клеточку, теплый в мороз, приятный в жару, смелый в минуты опасности, страшный в момент гнева; предмет измеряющий: мокрый по пояс, сыт по горло, действительный по май, годный по сей день; известный за последнее время, в последнее время, на сегодняшний день, по сегодняшний день; предмет проводящий: неясный сквозь туман, серый сквозь пыль.

   § 367Способность управления вин. п. с предлогом у имен существительных – результат влияния глагольного управления. Влияние это непосредственно там, где имеет место словообразовательная связь управляющего существительного с глаголом: прогуляться в лес – прогулка в лес, подняться на гору – подъем на гору, ударить об стену – удар о стену, также: вход в дом, стук в дверь, запись в книгу, вмешательство в спор, уход в науку, посвящение в студенты, избрание в депутаты, падение на землю, надежда на успех, отклики на письмо, жалобы на соседей, поездка за город, переселение за реку, борьба за мир, плата за доверие, переход через Альпы, переправа через реку; просвет, свет сквозь шторы; поездка по дрова, рассказы про охоту, разговоры про поход. В других случаях существительное приобретает способность управления вин. п. с предлогом, участвуя в реализации глагольных связей: заготовить дрова на зиму – дрова на зиму, получить сведения за неделю – сведения за неделю, отдать помещение под склад – помещение под склад; дорога ведет в гору – дорога, ведущая в гору – дорога в гору; ср. также: лестница на чердак, путь на юг, тропинка в лес. Специфический менее мотивированный характер имеет управление формой "в + вин. п.", обозначающей детализирующий предмет: костюм в полоску, юбка в клетку, ситец в цветочек, и формой "в (с) + вин. п. с количественно-определительным значением": шишка в кулак (с кулак), румянец во всю щеку, зеркало во всю стену. В отдельных случаях управление связано с предикативной позицией существительного в предложении: мастер на выдумки.

   Смысловые отношения, складывающиеся на основе субстантивного управления вин. п. с предлогами, воспроизводят отношения, формирующиеся в области глагольного управления. Это отношения направленности на предмет: поход в лес, подъем на гору, дверь в дом, дорога на луг, поездка под Москву, прогулка за реку; стук в стену, об стену; удар в пол, об пол; преодоление предмета: свет сквозь шторы, переправа через реку, путь через перевал; цели: поездка по дрова; назначения: деньги на ремонт, мех на шубу, комната на двоих, банка под варенье, земля под посевы; посредничества: сообщение через газету, посылка через знакомого; возместительности и заместительности: награда за труд, медаль за отвагу, деньги за визит, дежурство за товарища; предмета – содержания речи, знания, мысли: разговоры про детей, рассказы про животных; Я там дни целые пожертвую молве Про ум Молчалина, про душу Скалозуба (Грибоедов); меры, количества, объема, пространства: дом в три окошка, записка в два слова, дыра в ладонь, шишка в кулак; с оттенком приблизительности: дыра с ладонь, шишка с кулак, румянец во всю щеку, зеркало во всю стену; предела: воротник по горло, коса по пояс; детализирующего предмета: платье в горошек, тетрадь в линейку; с указанием сходства: мебель под орех, зал под мрамор; времени и меры времени: возвращение через год, за неделю до срока, в ночь, под утро, на праздники; итоги за год, сводка за месяц, прогноз на неделю; предметно-ограничительные: мастер на выдумки, зверь на работу.

УПРАВЛЕНИЕ РОДИТЕЛЬНЫМ ПАДЕЖОМ

ГЛАГОЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

   § 368. Управляемый глаголом род п. является носителем двух взаимосвязанных значений: отложительно/исходно-достигательного и количественно-разделительного, или партитивного (от лат. pars, partis – часть).

   В первом случае, предмет, обозначенный существительным в форме род. п., своим участием в действии обозначает его границы: действие либо отправляется, исходит, уклоняется от предмета (избегать почестей, сторониться людей), либо стремится, приближается к нему (искать места, достичь цели). На периферии отложительного значения находится синтаксический фразеологизм – родительный даты: родиться третьего февраля.

   Родительный количественно-разделительный показывает, что действие переходит на предмет, охватывая его не целиком, а частично: купить хлеба, принести дров. Через количественно-разде- лительное значение, в основе которого лежит представление о предмете по части его объема, приглагольный родительный связан с родительным приименным, имеющим свою разветвленную систему взаимосвязанных значений: принести дров и вязанка дров, купить хлеба и кусок хлеба.

   Глагольное управление беспредложным род. п. является в основном сильной синтаксической связью.

   § 369. В реализации отложительно-достигательного значения род. п. участвуют глаголы двух лексических групп: 1) отправления, удаления, лишения: избегать общества, избежать ссоры, лишить(ся) наследства, ослушаться приказа; опасаться, остерегаться, бояться простуды; дичиться, стыдиться, стесняться, сторониться людей; трусить любви, испугаться собаки, страшиться неизвестности; робеть, трепетать начальства; устар. бежать, убегать, удаляться чего-н. (Беги, беги столицы. Пушкин); 2) стремления, приближения, достижения: просить хлеба, хотеть чаю, ждать брата; догнать, нагнать, настичь врага; достичь цели, добиться успеха, жаждать славы, чаять спасения, требовать ответа, хотеть свободы, желать счастья, просить прощения, слушаться совета, ждать случая, допытываться правды, касаться земли; придерживаться, держаться правой стороны.

   В отличие от исходно-достигательного, количественно-раздели-тельное значение род. п. не связано со строгими лексическими ограничениями управляющего глагола. Для реализации этого значения достаточно двух условий: 1) чтобы глагольное действие мыслилось как количественно расчленяемое; 2) чтобы глагол имел грамматическое значение сов. вида. Форму род. п. принимают обычно существительные вещественной, собирательной и отвлеченной семантики, т. е. слова, обозначающие совокупный предмет: принести воды, достать денег, купить сахару, съесть сыру, посеять пшеницы, попробовать угощения. Управляющие количественным род. п. глаголы могут быть охарактеризованы словообразовательно: это глаголы суммарно-накопительного способа действия (см. § 270) и другие, в которых формально выражено количественное значение: накупить книг, наделать долгов, наговорить глупостей, натворить беды, навыдумывать вздору, насмотреться чудес, наслушаться небылиц, напиться молока, наесться каши, заслушаться музыки, отлить воды, отрезать сыру, отведать (откушать) пирога, попить чаю, поесть хлеба, придать решимости, прибавить сил, убавить огня.

   § 370. Род. п. может употребляться при глаголах, сочетающихся также с вин. п. прямого объекта; при этом вин. п. выступает как падеж полного, а род. п. – неполного объективирования глагольного действия: принести воду и воды, достать деньги и денег, съесть сыр и сыру, посеять рожь и ржи. Этот параллелизм ограничен, однако, видовыми характеристиками управляющего глагола.

   Род. п. с количественно-разделительным значением употребляется только при глаголах сов. вида. Во многих случаях здесь возможен также вин. п. полного объекта: выпить воды и воду, принести дров и дрова; однако там, где значение сов. вида осложнено специальным количественным значением, употребляется только род. п.: наделать долгов, набросать камней, натерпеться страху, поесть каши, попить кваску; долить, отлить, подлить воды; подложить дров, прибавить масла. С глаголами несов. вида употребляется только вин. п.: делать долги, бросать камни, пить молоко, лить воду, класть дрова.

   Род. п. с исходно-достигательным значением употребляется при глаголах обоих видов. Наряду с ним в отдельных случаях может появляться вин. п. прямого объекта существительных как конкретной, так и отвлеченной семантики – неодушевленных и одушевленных (последние – жен. и муж. р. на -а): искать места и место, ждать поезда и поезд, слушаться, ослушаться бабушки, дяди Юры и бабушку, дядю Юру, спрашивать ответа и ответ, достичь цели и цель (Я цель свою достиг. Лермонтов), бояться собаки и собаку. При глаголах сов. вида позиция вин. п. сильнее, чем при глаголах несов. вида, а при некоторых глаголах сов. вида род. п. к настоящему времени полностью вытеснен из употребления вин. п.: требовать ответа, но вытребовать ответ, искать места, но сыскать, найти место, заслуживать похвалы, но заслужить похвалу; вместе с тем: ждать поезда/поезд, но дождаться поезда, где род. п. удерживается благодаря специально-результативному (см. § 270) значению управляющего глагола.

   § 371. Семантическое единство род. п. скрепляется значением партитивности, которое в разных условиях проявляется по-разному. В явном виде партитивность выступает у существительных совокупной (вещественной, собирательной) и отвлеченной семантики при глаголах, содержащих элемент значения измеряемого количества: купить муки, мёду; насобирать листвы, настирать белья, вкусить свободы. В устаревшей разговорной речи при глаголах давания и получения (дать, взять, попросить, одолжить и под.) форму род. п. могут принимать существительные, обозначающие конкретные неделимые предметы. В этом случае партитивность проявляется как значение небезраздельного (временного) пользования предметом: одолжить ножа, посулить книжечки, попросить карандаша; во фразеологизмах с глаголом дать существительные в род п. указывают на разовость действия: дать тумака (толчка, тычка, щелчка). При глаголах исходно-достигательного значения партитивность принимает характер ограничительности; существительное в род. п. выступает как показатель границ действия: бежать города (устар.), достичь леса, коснуться руки, волос; цели: добиться успеха. Временная граница обозначается фразеологизированным род. п. даты: Пушкин умер 29 января 1837 года.

   С партитивностью сопряжено также значение неопределенности. Это особенно хорошо видно там, где род. п. сталкивается с конкуренцией вин. п. (определенность, сопутствующая вин. п., вытекает из его грамматического значения как падежа полного объективирования действия: ждать поезда/поезд, слушаться бабушки / бабушку). При глаголах со значением желания, ожидания (жаждать славы, желать покоя, хотеть свободы) партитивность прослеживается по ряду побочных модальных значений, окрашивающих стоящую за словосочетанием речевую ситуацию.

   В просьбах, увещеваниях партитивность род. п. проявляется как смягчительность. Обычно поддержанная суффиксами субъективной оценки, она придает речи оттенок особой деликатности и вместе с тем намекает на незатруднительность ответного действия: Чичиков попросил списочка крестьян (Гоголь).

   § 372. Среди предлогов, употребляющихся с род. п., различаются: 1) простые предлоги: из, из-за, из-под, от, до, у, без, вне, для, ради, с, между (меж); 2) производные – наречные (ср. обежать вокруг дома и обежать всё вокруг) и отыменные, образовавшиеся из разных форм имени существительного: в целях, на предмет, по части, за счет, со стороны, при помощи, путем. Отношения, выражающиеся предлогами второй группы, в целом укладываются в рамки отношений, выражающихся простыми предлогами, но отличаются от них конкретностью и дифференцированностью; см., например, предлоги местоположения: впереди, позади, среди, возле, вблизи, подле, около, вокруг, кругом, поперек, вдоль, против, сбоку, сверху, снизу.

   В совокупности предлоги род. п. характеризуются смысловой взаимозависимостью и семантическим соответствием своих значений значениям падежной формы. Исключения составляют некоторые отыменные предлоги, сохраняющие следы именного управления род. п. (ср.: добиться чего-н. путем обмана и стать на путь обмана, поклониться в знак уважения и принимать знаки уважения); их значения могут быть специфичны.

   За исключением предлогов с и устаревших для род. п. между, меж, предлоги, употребляющиеся с род. п., с другими предложными формами не употребляются.

   § 373. Род. п., управляемый посредством предлогов, имеет достаточно широкий круг сильных глаголов связей. Большинство из них словообразовательно охарактеризовано со стороны управляющего глагола, который содержит в своем составе приставку, семантически соотносительную с предлогом. Основные соотношения следующие:

   из- / из: извлечь из кармана, иссечь из мрамора, избрать из множества;

   вы- / из, из-за, из-под: выйти из дома, выглянуть из окна, вынуть из сумки, вырезать из бумаги, вырыть из земли, выпустить из рук, выскочить из-за угла, выглянуть из-за плеча, вылезти из-под одеяла, выпустить из-под стражи, выйти из-под опеки;

   от- / от: отойти от окна, отъехать от города, оторвать от ветки, отбросить от себя, оттолкнуться от берега;

   о- / от: очиститься от пыли, очнуться от дрёмы, освободиться от ноши, опомниться от испуга, обезопасить, оградить от критики;

   из- / от: избавиться от посетителя, от хлопот;

   за- / от: защититься от ветра, заслониться от света, загородиться от солнца;

   у- / от: убежать от погони, уклониться от удара, удержаться от смеха, укрыться от дождя;

   у- / из: уйти из дома, увидеть из окна, услышать из чьих-н. уст, узнать из книг;

   с- / с: сбежать с горы, сбросить с крыши, снять со стены, сдвинуть с места, списать с доски, сорвать с ветки;

   низ- / с: ниспасть с высоты, низвести с пьедестала, низринуться с горы;

   до- / до: добежать до дерева, долететь до облаков, дотронуться до руки, додуматься до истины, дожить до старости, дождаться до утра;

   о-, об / вокруг: обежать вокруг дома, обмотать вокруг пальца, обвить вокруг шеи, объехать вокруг света.

   У ряда глаголов сильные связи обусловливаются их собственно лексическими свойствами: образоваться из снега, состоять из песчинок, получить из нефти, складываться из мелочей, спастись от погони, зависеть от условий, сберечь от расхищения, страдать от ревматизма, лечиться от гриппа; встать, подняться с места; начать с упрёков, пойти с туза, спросить с рабочего, требовать со студента; протестовать, бунтовать, воевать против произвола; отбить у врага.

   Управляемый с помощью предлогов род. п. участвует в формировании двойных сильных связей:

   1) при переходных глаголах: извлечь урок из ошибки, вырезать фигурку из бумаги, вынуть книгу из портфеля, оторвать листок от ветки, оттолкнуть лодку от берега, освободить узника из-под стражи, защитить лицо от ветра, сбросить снег с крыши, снять картину со стены, отобрать игрушку у ребенка, довести дело до конца;

   2) при глаголах с достигательным значением: просить помощи у сына, ждать сочувствия от товарищей, требовать уважения от ученика;

   3) при глаголах с приставкой пере-, обозначающих перераспределенное действие: переступать с ноги на ногу, переходить с места на место, пересесть с самолёта на поезд, переехать из поселка в деревню, с дачи в город; передавать от отца к сыну, перейти от слез к смеху; сюда же – глаголы превращения и возвращения в прежнее состояние: превратиться из студента в ученого, вернуться из города в деревню. При переходных глаголах – тройная связь: передать письмо из рук в руки, переписать стихи из книги в тетрадь, с листочка в блокнот, перекладывать вещи с места на место.

   § 374. Синтаксические отношения, складывающиеся между глаголом и существительным в род. п. с предлогом, определяются грамматической семантикой род. п. и уточняются предлогом и лексическим значением глагола и существительного.

   При глаголах целенаправленного (поступательного) движения это – пространственные отложительно/исходно-достигательные отношения; в их формировании участвуют предлоги: от (отложительный, обозначает удаление от предмета): отойти от стола, отодвинуться от стены, отстать от поезда; из, из-за, из-под, с (исходные; обозначают соответственно движение – удаление изнутри предмета, с его обратной стороны, снизу или сверху): достать из стола, из-за стола, из-под стола; убрать со стола, снять с полки; до (достигательный; обозначает пространственный предел, конечный пункт движения): добраться до дома, добежать до угла. В сочетании друг с другом предлоги от и до ограничивают действие с двух сторон: ехать от Москвы до Ленинграда, бежать от реки до леса. Предлоги род. п. от, из, из-за, из-под, с, до противопоставлены предлогам направленного действия в, за, под, на, употребляющимся с вин. п., и предлогу к дательного падежа: положить в стол – вынуть из стола, сесть за стол – выйти из-за стола, бросить под стол – достать из-под стола, поставить на стол – убрать со стола, подойти к столу – отойти от стола. На основе этих соответствий формируются двойные связи: ходить из дома в дом, от дома к дому; перебегать с места на место, двигаться с севера на юг, упасть с неба на землю.

   Посредством род. п. с предлогом предмет может быть охарактеризован с точки зрения его причастности/непричастности действию и с точки зрения того, какая из его сторон затронута действием: расположиться у реки, находиться вне дома; расти позади, подле, близ дома; жить среди лесов, строить в центре города, стоять посреди площади, отдыхать возле (около) реки, прикрепить сбоку (снизу, сверху) стола, положить руку поверх одеяла, обежать вокруг (кругом) дерева, остановиться против колодца, протекать поперек равнины, идти мимо сада. Устаревшими (только в сочетании с род. п.) предлогами меж и между выражаются отношения пространственной смежности: расти между скал, затеряться меж высоких хлебов, висеть меж облаков.

   Примечание. В языке XIX в. с род. п. употреблялся также предлог сквозь: Сквозь слез не видя ничего (Пушкин); И долго, будто сквозь тумана, она глядела им вослед (Он же).

   § 375. Род. п. с предлогом выражаются разные виды собственно-предметных отношений, группирующихся, как и пространственно-предметные отношения, вокруг соотносительных значений отложительности и достигательности.

   Разновидностями отложительного значения являются значения исходного материала: сколотить из досок, построить из камня, изваять из мрамора, сшить из шелка, вырезать из дерева; расчленяемого, разрушаемого предмета: отбить (ручку) от чашки, оторвать (пуговицу) от пальто; нарушенной принадлежности (отложительно-посессивное): отломать (ножку) у стола, отбить (ручку) у чашки, отобрать (спички) у ребенка, взять (книгу) у брата; предмета отстраняемого и отвергаемого: отстраниться, устраниться, уклониться от дела; от суеты, от мира отложиться (Пушкин); отделиться от толпы, отказаться от помощи, освободиться от работы, оправиться от испуга, оградить от критики, избавиться от хлопот; уйти, скрыться от погони; предмета отсутствующего: читать без очков, ходить без шапки, работать без помощников, оказаться вне общества, быть вне подозрения; предмета освобождаемого и замещаемого: вынуть из сумки, выплеснуть из чашки, прийти вместо брата, взять (карандаш) вместо ручки; предмета – отправителя и источника: выстрелить из ружья, выписать из книги, узнать из газет, понять из разговоров, услышать от соседа, получить от друга, узнать у отца; спросить, дознаться у соседей; спросить с подчиненного, требовать со студентов; предмета-образца: снять мерку с ноги, рисовать с натуры, сделать копию с документа; производящей среды: происходить из/от крестьян, выдвинуться из рабочих, выступить из толпы, выделяться среди сверстников.

   На основе положительных отношений развиваются отвлеченные значения основания, причины, мотива, повода, которые выражаются с помощью предлогов из (внутреннее состояние): слушать из вежливости, сказать из жалости, пойти куда-н. из любопытства, уступить из милости, отказаться из принципа; из-за (внешняя причина, предлог, повод): поспорить из-за пустяка, вернуться из-за дождя, с указанием лица-виновника: поссориться из-за дочери, опоздать из-за соседа, проспать из-за брата; от (активная причина): изнемогать от жары, устать от забот, заплесневеть от сырости, покоробиться от солнца, растопиться от зноя, дрожать от холода, плакать от радости, побледнеть от страха; с (пассивная причина, обусловленная психическим или – реже – физическим состоянием действующего лица): плакать с радости; зачахнуть с тоски, с горя; покраснеть со стыда, дрожать со страха; нагрубить с досады, с отчаяния; задремать со скуки, поседеть с горя, устать с дороги, раскраснеться с мороза.

   Разновидностями достигательного значения являются значения сопричастного предмета: встретиться у товарища, познакомиться у соседа; среды пребывания и среды – сферы деятельности: жить среди рыбаков, находиться среди друзей, агитировать среди населения, работать у геологов; предмета прикосновения и цели: коснуться рукой до земли, дойти до сути, докопаться до правды; с результативно-достигательным оттенком: смеяться до слез, промокнуть до нитки; предмета речи, мысли (с производными предлогами): говорить насчет работы; поспорить относительно, касательно дела; предмета, в целях или во имя которого совершается действие: петь для гостей, купить книгу для сына, построить дом для семьи, жить ради детей, работать ради денег, сказать для смеха, ради шутки (шутки ради).

   § 376. С помощью род. п. с предлогом могут быть переданы событийно-временные характеристики действия: болеть с детства, от колыбели; работать с утра, понравиться с первой встречи, дожить до старости, прийти до звонка, вернуться до срока, прежде времени; успеть до грозы; приехать среди ночи, после обеда; с количественно-степенным и результативным оттенком: воевать до победы, ждать до вечера, знать с детства (с молодости); двойные связи с темпорально-ограничительным значением: ждать с утра до вечера, от среды до пятницы; в сочетании с вин. п. с предлогами: быть в отпуске с пятого по десятое, ждать со дня на день, повторяться из месяца в месяц и без предлогов: хорошеть час от часу, умнеть год от года.

УПРАВЛЕНИЕ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

   § 377Среди существительных, управляющих род. п. без предлога, следует различать: 1) отглагольные или соотносительные с глаголом имена, воспроизводящие управление глагола; 2) имена, конкретные или отвлеченные, имеющие собственное управление.

   При отглагольных существительных управляемый род. п. соответствует либо родительному при глаголе (жаждать славы – жажда славы, ожидание поезда, пожелание счастья, боязнь простуды, достижение цели, лишение прав), либо – при существительных, образованных от переходных глаголов, – винительному прямого объекта, который в приименных позициях не употребляется (читать газету – чтение газеты, защита отечества, рубка леса, покупка книг, изучение математики, уборка урожая, строительство дома, сев озимых).

   Примечание. В литературе XIX в. род. п. нередко встречается как замена и других косвенных падежей, например дательного: служить музам, но Служенье Муз не терпит суеты (Пушкин); творительного (особенно при глаголах с семантикой обладания): управление села (Пушкин); обладание молодой души (Лермонтов), Крестьянских душ владение (Некрасов); предложного: уверения дружбы, сомнения любви. Ср. также: память прошлого, весть победы; Воспоминания и брата и друзей (Пушкин), где род. п. может быть соотнесен как с предл. п., так и с вин. п.: вспоминать брата и о брате, возвестить победу и о победе, помнить прошлое и о прошлом.

   § 378. В собственно приименном употреблении род. п. имеет в широком смысле определительное значение. Существительное, принимающее форму этого падежа, выражает отношение предмета к другому предмету; это может быть отношение принадлежности, происхождения, количественно-разделительное, родовидовое (ограничительное).

   Предмет, обозначенный управляющим существительным, может относиться к предмету, обозначенному существительным в род. п., как часть к целому: ступенька лестницы, крыша дома, ножка стола, спинка кресла, крышка чайника, рукав платья, карман куртки; собственность: дом отца, книга сестры, избушка лесника, платок матери; органическая материальная принадлежность: лапа медведя, когти тигра, глаза кошки, ствол дерева, берег реки; органическое свойство: простота речей, свобода движений, изящество выражения; сюда же : смех Гоголя, сатира Щедрина, стиль Пушкина. Род. п. может передавать отношение членства, социальной или родственной принадлежности: член партии, люди науки, житель города, студент университета, солистка балета, дочь врача, сын соседа. При отвлеченных существительных имя в род. п. может обозначать производителя (субъект) действия или состояния: приход незнакомца – незнакомец пришел, приказ командира, выступление артиста, упрёки матери, гнев отца, насмешки товарищей; источник признака – активного (при отглагольных именах): дым костра, шум дождя, журчание ручья, лязг колес, грохот трамвая или пассивного (при именах, соотносительных с прилагательными): вкус хлеба, аромат чая, сырость воздуха, белизна снегов, свежесть ветра; обусловливающий фактор: радость победы, горечь поражения, муки неизвестности, улыбка счастья, крик радости, слёзы жалости, вздох облегчения.

   Ряд взаимосвязанных значений формируется также и на количественно-разделительной основе. В выражении этих значений в качестве управляющих слов участвуют существительные, обозначающие часть, дозу, меру количества: кусок хлеба, долька лимона, глоток воды, капля крови, горсть песку; емкость: чашка чаю, стакан молока, мешок муки, бочка мёду, ложка дёгтю; единицу счета и измерения: тройка лошадей, дюжина платков, тысяча рублей, пуд соли, литр молока, фунт табаку, половина дня, четверть часа; совокупность: толпа народу, стая голубей, табун лошадей, рой пчёл, груда камней, масса дел, туча стрел.

   Ограничительно-выделительное значение род. п. касается объема и содержания предмета, обозначенного управляющим существительным. Оно может проявляться как собственно выделение (с сопутствующим указанием на первостепенность предмета, выделенного из ряда однородных): наука наук, основа основ, забота забот, или (обычно с опорой на определяющее прилагательное) как ограничение предмета по исходному материалу: мебель красного дерева, рубашка голландского полотна, кабинет карельской березы, кафтан синего сукна, шапка золота литого (Лермонтов); по внешним признакам: мальчик высокого роста, человек преклонного возраста (приятной наружности), люди прошлого века, гражданин важного вида, девушка благородной осанки, небо яркой синевы, платье ослепительной белизны, костюм черного цвета, лошадь серой масти; по внутреннему содержанию: человек благородных мыслей (честных правил, большой учености), женщина доброго сердца, вещь исключительной ценности, дело большой важности. У ряда существительных с отвлеченной семантикой ограничение объема понятия происходит без участия прилагательного: чувство любви, состояние покоя, отношение родства, понятие справедливости, идея мира, идеал счастья, эпоха капитализма, период революции, время перемен, вид покорности, тон бодрости, окраска книжности. В торжественной и поэтической речи род. п. без определяющего прилагательного могут управлять существительные человек, муж и некоторые другие: человек слова (долга, дела), муж славы, путь чести, подвиг славы, дева красоты (устар.).

   § 379. Способность управления род. п. с предлогом существительное получает под воздействием глагольных связей. Это воздействие осуществляется двумя путями: 1) существительное воспроизводит управление глагола в силу словообразовательной связи с ним: уйти из дома – уход из дома, бежать из плена – бегство из плена, беглец из плена, прыгнуть с вышки – прыжок с вышки; возвращение с фронта, спуск с горы, рисунок с натуры, сбор у школы, встреча у театра, песни у костра, работа среди геологов, жизнь среди рыбаков, выстрел из ружья, вырезка из газеты, взгляд из-за плеча, ссора из-за пустяков, освобождение из-под гнёта, отказ от пищи, избавление от болезни, разговоры до утра, отпуск до воскресенья; движение вокруг солнца, восстание против угнетателей, работа без помощников, беседа без свидетелей, жизнь ради детей, покупки для дома; 2) существительное получает свойство управления, участвуя в реализации глагольной связи: написать книгу для детей – книга для детей, получить письмо от друга – письмо от друга, лечиться от кашля – таблетки, излечивающие от кашля – таблетки от кашля, приехать из провинции – проситель, приехавший из провинции – проситель из провинции, сшить платье из шёлка – платье, сшитое из шёлка – платье из шёлка.

   § 380. Управляемый существительным род. п. с предлогом является, как и падеж приглагольный, носителем двух взаимосвязанных рядов значений: отложительного и достигательного. В ряд отложительных значений входят определения предмета по разнообразным признакам: месту происхождения, источнику: девочка из города, самолёт из Киева, телеграмма из дома, ревизор из столицы, цветок из-под снега, пыль из-под копыт, машина из-за угла, лестница с чердака, письмо с фронта, сигнал с маяка, ребята с улицы, тропинка от реки, свет от фонаря, тень от дерева, представитель от завода; по исходному материалу: бюст из бронзы, скульптура из мрамора, платье из шелка, бусы из бирюзы; по составу: набор из карандашей, букет из полевых цветов; по выделению из состава: карандаш из набора, цветок из букета, глава из романа, статья из газеты, слова из песни, случай из жизни, лекция из истории; по отторгнутой принадлежности: скорлупа от ореха, крышка от чайника, пуговица от пальто; по отсутствию содержимого или сопутствующего: банка из-под варенья, коробка из-под конфет, песня без слов, глаза без блеска; по отрицательному назначению: порошки от кашля, средство от бессонницы; по обусловливающему фактору: размолвка из ревности, ссора из-за пустяка, бессонница от переутомления.

   Достигательное значение реализуется как значение предела – пространственного: путь до школы, пальто до пят, челка до бровей, коса до пояса, кудри до плеч; количественно-степенного: друзья до гроба, враги до конца дней, бюрократ до мозга костей. Семантика достигательности присутствует в значении цели и назначения: бой ради жизни, жизнь для славы, концерт для виолончели, тетрадь для рисования. С достигательностью соприкасается значение смежности, сопринадлежности, соприсутствия: дом у дороги, отдых возле реки, здание против школы, шрам около виска, сундук подле печки, огород позади избы, жизнь среди охотников, вечер среди друзей, работа у геологов.

УПРАВЛЕНИЕ ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ

   § 381. Беспредложным род. п. управляют единичные прилагательные; связь носит обязательный (сильный) характер; существительное в род. п. реализует количественное или отложительно-достигательное значение: полный воды, меду, сахару; полные слез (глаза), полная грибов (корзина); полный мыслей, надежд, впечатлений; полный радости, тревоги, сомнений; достойный славы, уважения, восхищения, осуждения, презрения; чуждый страха, зависти, лукавства; жадный познанья (Лермонтов).

   § 382. В приадъективном употреблении реализуются присущие род. п. отложительное и достигательное значения; в их выражении участвуют также предлоги. Разновидностями отложительного являются значения лишения, удаления, отделения, выделения: свободный от предрассудков, далекий от жизни, чистый от долгов, отличный от других, слепой от рождения, добрый от природы, видный с дороги, суровый с виду, знакомый с колыбели, привычный с детства, немой с рождения, ясный из поступков, понятный из рассуждений, первый из пришедших, самый смелый из мальчиков, опытнейший из работников, старейший из рода, из семьи, видный из-за плеча, понятный без слов, простодушный без глупости, непринужденный без развязности; исхождения, происхождения, источника, причины: черный от загара, грязный от пыли, мокрый от слез, пьяный от счастья, румяный с мороза, усталый с непривычки, сердитый из-за пустяков, грустный без причины, слабый после болезни, возбужденный после спора, усталый после работы, мокрый после дождя.

   Разновидностями достигательного являются значения предела – пространственного, временного, количественно-степенного: полный до краев, голый до пояса, мокрый до колен, длинный до пят; бодрый до старости, верный до гроба, благодарный до конца дней, смуглый до черноты, белый до синевы, сладкий до приторности, наивный до глупости, грустный до слез; желательно-достигательное: жадный до новостей, до сплетен; охочий до работы, алчный до денег; достигательно-целевое: удобный для работы, полезный для здоровья, легкий для чтения, трудный для усвоения, нужный для ремонта; соответствия: характерный для ребенка, обычный для горожанина; принадлежности, смежности: мелкая у берега (речка), популярный среди рабочих, модный у молодежи, грязный у дороги (снег), известный между студентов (Я стал известен меж людей. Пушкин).

УПРАВЛЕНИЕ ДАТЕЛЬНЫМ ПАДЕЖОМ

ГЛАГОЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

   § 383. Способность управлять дат. п. без предлога – достаточно общее свойство глаголов русского языка. Выражая грамматическую зависимость имени существительного от глагола, дат. п. вместе с тем показывает, что предмет, обозначенный именем существительным, является для глагольного действия либо адресатом (улыбнуться ребенку), либо – более общий случай – направляющим ориентиром (обучаться музыке, следовать совету). Значение направленности, присущее дат. п., обусловливает его широкую, практически неограниченную, сочетаемость с глаголом, поскольку каждое действие может быть направлено и адресовано.

   § 384. Глагольное управление беспредложным дат. п. бывает сильным и слабым. Слабое управление – это связь, обусловленная исключительно грамматическим значением глагола как части речи; при слабом управлении значение адресованности действия возникает как результат сочетания глагола с дат. п. существительного, т. е. фактически исходит от падежа: петь ребенку, сходить соседке за хлебом, смеяться кому-нибудь в лицо. Сильное управление имеет место там, где связь глагола с дат. п. обусловлена не только грамматическим, но и лексическим значением глагола. Круг глаголов, требующих дат. п. для более полной реализации своего смысла, ограничен; к нему относятся глаголы со значением давания, передачи: дать, дарить, вручать, завещать, оставлять (в наследство), передавать, доставлять, приносить, посылать, платить, сообщать, доносить, докладывать, советовать, обещать, прощать, велеть, предписывать, приказывать, верить, вверять, доверять, показывать, намекать, кивать, грозить, махать, кланяться, учить, поучать, наставлять; эмоционального отношения: нравиться, удивляться, завидовать, радоваться, улыбаться; содействия и противодействия: помогать, служить, прислуживать, потворствовать, вторить, потакать, повиноваться, каяться, льстить, уступать, угождать; препятствовать, вредить, мешать, мстить, запрещать, возражать, прекословить, пенять, противоречить, докучать, наскучить; соответствия и принадлежности: соответствовать, удовлетворять, идти, быть к лицу, сопутствовать, подражать, уподоблять, принадлежать.

   § 385. Значение адресата – один из видов объектного значения. От объекта в форме беспредложного вин. п. объект в дат. п. отличается характером взаимоотношения с действием: предмет, обозначенный существительным в дат. п., лишь сопричастен действию, только соприкасается с ним, ср.: изучать математику и учиться математике, где вин. п. указывает на полный и непосредственный охват предмета действием, тогда как дат. п. сигнализирует только о направляющем присутствии предмета в действии.

   Управляемый глаголом беспредложный дат. п. представлен главным образом одушевленными существительными, т. е. является по преимуществу личным падежом. Неодушевленные существительные регулярно принимают форму дат. п. при глаголах соответствия: удовлетворять требованиям, соответствовать правилам, противоречить истине, следовать закону, подражать природе и эмоционального отношения: радоваться солнцу, смеяться чужой беде, улыбнуться шутке, удивляться поступку. Только неодушевленными существительными представлен дат. п. при глаголах подвергать, наставлять, учить, обучать и соответствующих возвратных: подвергать(ся) опасности, наставлять уму-разуму; учить(ся) музыке, танцам, пению; обучать(ся) математике, а также – в просторечии – при глаголах знать и уметь: знать грамоте. При глаголе принадлежать неодушевленное существительное в дат. п. персонифицируется: принадлежать народу, государству.

   Личный дат. п. выступает обычно в двойных связях с другими падежными и предложно-падежными формами, которые семантически стоят ближе к глаголу, так как обозначают предмет, участвующий в действии, в то время как дат. п. только указывает на лицо, в интересах которого совершается действие. В двойную связь с дат. п. вступают разные падежи с предлогами и без предлогов.

   Второй падеж – винительный беспредложный (у существительного, как правило, вещественное значение): дать книгу брату, вверить тайну другу, отнести письмо соседу. При слабом управлении дат. п. имеет место его несинонимическое варьирование с род. п. принадлежности: пожать руку гостю/гостя, спасти жизнь ребенку/ребенка. В сочетании с глаголами подвергать, учить, обучать у вин. п. личное, а у дат. п. – вещественное значение: подвергать людей опасности, учить дочку музыке, наставлять подростка добру.

   Второй падеж – винительный с предлогом на (у существительного в вин. п. как личное, так и вещественное значение): доносить, намекать, жаловаться кому на кого-что. При слабом управлении дат  п. адресата варьирует с род. п. принадлежности: кинуться на шею отцу/отца, наступить на ногу соседу/соседа.

   Второй падеж – винительный с предлогом в (слабое управление, дат. п. адресата варьирует с род. п. принадлежности): посмотреть в глаза сыну/сына, засунуть клюв в пасть волку/волка.

   Второй падеж – винительный с предлогом за: заплатить работнику за труд, отомстить врагу за коварство.

   Второй падеж – предложный: отказать соседу в просьбе, потакать ребенку в шалости, каяться учителю в проступке, подражать отцу в мужестве.

   Второй падеж – творительный беспредложный: кивать знакомому головой, грозить шалуну пальцем, угрожать народам войной, наскучить спутнику разговорами.

   При глаголах волеизъявления дат. п. выступает в двойной связи с инфинитивом: велеть сыну приехать, обещать брату помочь.

   § 386. Глагольное управление дат. п. может осуществляться с помощью предлогов, в первую очередь непроизводных к (употребляется только с дат. п.) и по. Это управление может быть сильным и слабым. К сильному управлению относятся связи, опирающиеся на семантическую соотносительность предлога с приставкой управляющего глагола:

   при- / к: пристроить к дому, приблизиться к цели, приласкаться к матери;

   под- / к: подойти к окну, подсесть к товарищу, подготовиться к докладу;

   раз-/ по: разъехаться по домам, расставить по местам, разобрать по частям.

   Сильным является также управление, при котором предлог фразеологически слит с глаголом; таково управление дат. п. с предлогом по у глаголов со значением горестного чувства: скучать, тосковать по сыну; страдать, горевать, болеть душой по дому; плакать по родителям. В других случаях связь глагола с предложным дат. п. тем сильнее, чем ярче выступает в смысловой структуре глагола признак направленности действия: обращаться к народу, стремиться к знаниям, тяготеть к поэзии, готовиться к бою, склоняться к соглашению, сводиться к пустякам, ударить по коленке, хлопнуть по плечу.

   § 387. Значение направленности, выражаемое дат. п. с предлогами к и по, проявляется многообразно. Это может быть нацеленность действия на предмет: идти к дому, плыть к берегу, повернуться к окну, стать лицом к свету (с дополнительной лексической конкретизацией отношения: идти по пути к дому, плыть по направлению к берегу); приближение к предмету без проникновения в него: подойти к воде, спуститься к реке, выйти к лесу (действие лишь достигает предмета, но не распространяется на него; ср.: подойти к дому и войти в дом, пристать к берегу и высадиться на берег). Значение приближения словообразовательно охарактеризовано у глаголов с приставкой при-: прильнуть к груди, прижать к сердцу, прикоснуться к руке, прислушаться к шуму (ср. вслушаться в шум), приучить к труду, привлечь к работе (ср. вовлечь в работу), присмотреться к соседу (ср. всмотреться в лицо); направленное движение по поверхности или поверх предмета: гладить по голове, ударить по столу, стрелять по окопам, бить по неприятелю; вдоль по поверхности предмета: спускаться по веревке, подниматься по лестнице; движение в пространстве – в определенном направлении: лететь по небу, брести по берегу, плыть по течению, идти по следу, разнонаправленное: летать по поднебесью, бродить по лесу, дистрибутивное (распределенное среди множества предметов): плавать по морям, бродить по лесам, ездить по гостям, бегать по домам. Словообразовательно охарактеризованная разнонаправленность и дистрибутивность – у глаголов с приставкой раз-: разбросать по полу, разъехаться по домам.

   Действие может быть ориентировано не только в пространстве, но и во времени. С помощью дат. п. с предлогами к и по устанавливаются следующие виды временной направленности и распределенности: приуроченность к сроку: пригласить к двум часам, приехать к пятому декабря, вернуться к обеду, уснуть к утру, построить дом к зиме; ограничение промежутком времени – 'в такую-то пору': вернуться по весне, считать цыплят по осени, научиться читать по пятому году, 'после': вернуться домой по отбытии срока службы, уйти по окончании собрания, 'в течение': не видеться по целым неделям, не писать по году; со специальной дистрибутивной характеристикой и ограничительным оттенком 'только': работать по ночам, встречаться по праздникам.

   Направленный характер могут носить разнообразные действия с предметами. Различаются следующие виды собственно предметных значений: направленного движения к лицу: обратиться к слушателям, подсесть к товарищу, повернуться к собеседнику, наклониться к ребенку, приблизиться к незнакомцу, с дополнительной лексической характеристикой связи посредством предложного сочетания по отношению к: проявить великодушие по отношению к врагу; дистрибутивное (действие исходит от разных производителей, адресовано разным получателям или многократно направляется на один и тот же совокупный предмет): дать по калачу, взять по шкурке, приткнуть к гнезду по соломинке, клевать по зернышку, лить по капле, скопить по копейке, собрать по крупице.

   На основе семантического признака направленности формируются разные виды значения соответствия; это значения пригодности, приемлемости: одеваться к лицу, сказать к месту, прийтись ко двору; сообразности, согласованности, соразмерности: поступать по закону, действовать по обстоятельствам, получать по заслугам; основания: узнать по голосу, судить по наружности, понять по глазам, встречать по платью, провожать по уму. Отношения соответствия имеют широкий круг функционально близких к предлогам лексических определителей: действовать по обстоятельствам и применительно к обстоятельствам; судя, глядя, смотря по обстоятельствам; согласно, соответственно, сообразно, соразмерно обстоятельствам; в отрицательном смысле: действовать вопреки, наперекор, в противовес обстоятельствам.

   Форма дат. п. с предлогами к и по может определять действие по его цели: отправиться по делам; назначению: подготовить (книгу) к печати, накрыть (стол) к завтраку; по сфере приложения: числиться по архиву, работать по дому, хлопотать по хозяйству, помогать по кухне; по средству осуществления: послать по почте, сообщить по телефону, передать по радио; по характеризующему признаку: звать по имени, величать по отчеству; по причинно-следственной связи: сделать что-н. по ошибке, по глупости, по рассеянности; ошибиться по молодости лет, выйти замуж по любви, присутствовать по обязанности. Причинно-следственное значение специализированно выражается предлогом благодаря: спастись благодаря находчивости, победить благодаря подкреплению. Форма дат. п. со словом подобно определяет действие по сходству: поступить подобно герою.

УПРАВЛЕНИЕ ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ

   § 388. Управляемый прилагательным беспредложный дат п. участвует в выражении отношений направленности признака на предмет: милый сердцу, приятный глазу, полезный здоровью, понятный детям, нужный людям, доступный ветрам, покорный судьбе, послушный зову, верный долгу, приличный званию, подобный молнии, равносильный подвигу.

   § 389. Дат. п. с предлогами выражаются отношения обращенности, направленности признака к предмету: склонный к сомнениям, способный к математике, готовый к подвигу, восприимчивый к новому, привычный к испытаниям, близкий к отчаянию, равнодушный к страданиям, безучастный к судьбе, внимательный к людям, строгий к себе, пригодный к работе; распространения признака по предмету: помятый по краям, кружевной по подолу, густая по берегу (трава), душистые по вечерам (цветы), мягкий по характеру, тихий по виду, приветливый по обхождению; простой по устройству, знакомый по университету, известный по книгам, удачный по исполнению, первый по успехам, старший по званию, легкий по весу, серьезный не по годам, длинный не по росту.

УПРАВЛЕНИЕ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

   § 390. Управление имен существительных дат. п. носит производный характер. Силу управления существительное получает: 1) через словообразовательную связь с глаголом или прилагательным, 2) из окружения, 3) от предикативной позиции в предложении.

   При отглагольном существительном дат. п. без предлога выступает: а) на месте дат. п. при глаголе: ответить читателю – ответ читателю, сочувствие людям, помощь союзнику, наказ депутату, служение долгу, сопротивление насилию, подарок отцу, месть врагу; б) на месте вин. п. без предлога: приветствовать гостя – приветствие гостю, обида старику, огорчение учителю, оправдание поступку, извинение поведению, благодарность учителю, упрек детям, похвала ученику, оскорбление чувствам, решение загадке. Во многих случаях существительное получает способность управления дат. п. из окружения, участвуя в реализации глагольной связи: дать корм скоту – корм скоту, нанести ущерб делу – ущерб делу, послать письмо солдату – письмо солдату, отправить посылку геологам – посылка геологам, передать привет родным – привет родным, сложить гимн труду – гимн труду, подвести итог расходам – итог расходам, положить предел терпению – предел терпению. В ряде случаев управляющее существительное имеет двойную соотносительность – с глаголом: счет деньгам – считать деньги, цена вещам – ценить вещи и с глагольно-именным сочетанием фразеологизированного типа: знать цену вещам; вести счет деньгам, роспись книгам, смотр полкам, список долгам; конец делу, мера силам. Словообразовательной соотносительностью с прилагательными мотивируются связи: преданность родине, верность долгу, покорность судьбе.

   Сочетания с дат. п. стимулируются предикативной функцией существительного; для современного языка такой дательный малохарактерен: друг отцу, хозяйка дому, родственник жене, товарищ брату, внучка старику; слуга царю, отец солдатам (Лермонтов); соперник чемпиону, враг просвещению, книгам враг (Грибоедов), свидетель преступлению, опора семье; радость, отрада, утеха родителям; польза, ущерб, вред, урон делу; причина, корень злу; душа всем мыслям и делам (Д. Давыдов).

   Отношения, складывающиеся в области именного управления дат. п., воспроизводят отношения, формирующиеся в области глагольного управления; это отношения направленности, адресованности: письмо другу, ответ критику, посылка солдату, урок дочкам, пример детям, смена ветеранам, назидание потомкам, месть врагу, хвала героям, слава труду; участия и интереса: служение родине, содействие армии, вред, польза здоровью; приверженности: преданность отчизне, верность слову, покорность судьбе, приверженность традициям, память героям; предназначенности: опора семье, голова дому, хозяин слову, виновник делу, друг истине, враг просвещению, причина поступку, счет деньгам, реестр добру, список книгам, цена словам, итог трудам; родственного и социального отношения: друг брату, родственник отцу, внучка старику.

   § 391. Приименное управление дат. п. с предлогом воспроизводит структуру и значение глагольной связи. Приименный дат. п. с предлогами к и по соответствует приглагольным падежам: 1) дат. п. с теми же предлогами: стремиться к счастью – стремление к счастью, поехать к морю – поездка к морю, звонок к уроку, тяготение к науке, подготовка к экзамену, привычка к лени, прибавка к зарплате, прогуляться по берегу – прогулка по берегу, путешествовать по Сибири – путешествие по Сибири, движение по дороге, полет по кругу, скольжение по поверхности, стрельба по неприятелю, стук по столу; по должности, по службе хлопотня (Грибоедов); 2) вин. п. беспредложному (при глаголах эмоционального отношения и некоторых других; присубстантивный дат. п. – с предлогом к): жалеть ребенка – жалость к ребенку, уважать учителя – уважение к учителю, презрение ко лжи, любовь к детям, ненависть к угнетателям, почтение к героям, просьба к соседу; 3) дат. п. беспредложному: сочувствовать пострадавшему – сочувствие к пострадавшему, доверять людям – доверие к людям, завидовать сопернику – зависть к сопернику; 4) тв. п. беспредложному: интересоваться музыкой – интерес к музыке. В значительном числе случаев дат. п. с предлогами развилось у существительных в результате их участия в реализации глагольной связи: дорога к лесу, спуск к реке, подпись к портрету, предисловие к книге, ключ к замку, печенье к чаю, сведения по математике, приказ по армии или обусловлено сказуемостной функцией в предложении: родственник по мужу, товарищ по несчастью, сосед по квартире. Управляющее существительное может быть словообразовательно связано с прилагательным: требовательный к ученикам – требовательность к ученикам, способный к рисованию – способность к рисованию; внимательность, отзывчивость, чуткость к людям; склонность к роскоши, равнодушие к страданиям.

   Круг значений приименного дат. п. с предлогами воспроизводит круг значений приглагольного падежа; это – значения направленности, внутренне дифференцирующиеся как значения собственно направленности: поездка к морю, стремление к счастью, тяготение к науке, охота к перемене мест, страсть к путешествиям; предназначенности: предисловие к книге, печенье к чаю, подарок к празднику; эмоционального отношения: любовь к труду, презрение ко лжи, интерес к театру, готовность к подвигу; тоска, печаль по родине; распространения по предмету: движение по дороге, скольжение по поверхности, снег по склонам, заботы по дому; специализации: отдел по снабжению, сведения по истории, инженер по транспорту, родственник по мужу, сосед по дому; соответствия: действия по закону, женитьба по любви, дело по душе, одежда по моде.

УПРАВЛЕНИЕ ТВОРИТЕЛЬНЫМ ПАДЕЖОМ

ГЛАГОЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

   § 392. Управляемое глаголом имя в тв. п. является носителем орудийной (инструментальной) семантики; оно обозначает предмет, посредством которого осуществляется действие; его орудие: жать серпом, резать ножом; средство и материал: рисовать красками, вышивать шелком; способ проявления: плакать горькими слезами, писать мелким почерком; образ: упасть камнем, застыть смолой; метод, прием, движущую силу: покорить умом, очаровать красотой. Таким образом, с орудийным значением может быть связано все то, что так или иначе способствует осуществлению действия и придает ему известный вид, форму, образ. Вместе с тем в семантической характеристике тв. п. существенно подчеркнуть сугубо грамматический характер орудийности, которая создается не вещественным значением существительного, а исключительно самой формой тв. п.; так, в сочетаниях поливать цветы из лейки и убить птицу из ружья существительные лейка и ружье, будучи наименованиями орудий труда, не являются носителями грамматического инструментального значения; в соответствии с семантикой род. п. с предлогом из им свойственно здесь значение исходного пункта действия. Чтобы эти существительные получили орудийное значение на грамматическом уровне, они должны принять форму тв. п.: поливать цветы лейкой или шлангом, убить птицу ружьем или камнем. О том, что сочетание "из + род. п." не имеет орудийного значения, свидетельствует совмещающаяся с ним форма тв. п.: поливать цветы водой из лейки, убить птицу дробью из ружья.

   § 393. Глагольное управление беспредложным тв. п. может быть сильным и слабым. В соответствии с общим правилом, слабое управление имеет место там, где тв. п. обусловлен только грамматическим значением глагола как части речи; при слабом управлении орудийное значение тв. п. выступает с наибольшей отчетливостью. К сильному управлению относятся случаи, когда значение орудийности предсказывается лексической семантикой глагола, либо когда орудийное значение совмещается с объектным. К первой группе принадлежат глаголы, обозначающие телодвижения. Среди них различаются: 1) глаголы, имеющие жестовую функцию и наряду с тв. п. по принципу сильной связи управляющие дат. п. лица-адресата: кивать кому-н. головой, махать рукой, грозить пальцем, подмигивать глазами; 2) глаголы, выражающие симптомы внутренних состояний: всплеснуть руками, встряхнуть кудрями, топать ногами, пожимать плечами, шевелить губами, дрожать всем телом. Некоторые глаголы этой подгруппы, управляя тв. п., обозначают также бесцельные действия: крутить, вертеть пальцами (ср. крутить кому-н. пальцы). Эту же особенность проявляют в сочетании с тв. п. и некоторые другие глаголы конкретного действия: бросать камнями, играть зонтиком, двигать стулом.

   Инструментальное значение тв. п. осложняется значением объекта, когда им управляют глаголы следующих семантических групп: наделения, снабжения: наградить орденом, подарить рублем, вооружить знаниями, удостоить ответом, наделить наследством, пожаловать шубой; приобретения, оснащения: запастись дровами, обзавестись хозяйством, вооружиться терпением; обмена и другого взаимного действия: обменяться мнениями, поделиться хлебом, перемолвиться словом; превращения: обернуться красавицей, притвориться дурачком; интеллектуального и эмоционального воздействия: удивлять умом, поражать героизмом, угрожать войной, убеждать словами, очаровать красотой, увлечь работой; наполнения, насыщения, покрытия, окружения: набить бумагой, напитать влагой, накормить хлебом, укрыться одеялом, покрыть краской, посыпать солью, порасти плющом, вышить шелком, выложить плиткой, выстлать ватой, усеять бисером, увить гирляндой, засыпать землей, залить водой, пропахнуть дымом, пропитаться маслом, проникнуться жалостью, оклеить обоями, опутать веревками, оторочить мехом, окружить забором; изобилия: кишеть рыбой, кипеть народом, пестреть цветами, изобиловать ошибками; отторжения, испускания, исхождения: истекать кровью, исходить злобой, пылать любовью, светиться счастьем, гореть огнем, сиять удовольствием, гордиться успехами, кичиться заслугами, хвастать силой.

   Объектная семантика берет верх над орудийным значением тв. п., если им управляют глаголы: 1) обладания, владения, руководства: владеть домом, обладать властью, располагать полномочиями, пользоваться доверием, распоряжаться средствами, командовать полком, руководить коллективом, управлять оркестром; 2) мнения и наименования: считаться, слыть, казаться, представляться чудаком; назвать героем, провозгласить гением; 3) назначения (ср. глаголы превращения): назначить старостой, избрать депутатом; 4) способа существования, рода занятий, социальной функции, роли: заниматься литературой, жить своим трудом, служить почтальоном, работать учителем; 5) эмоционального состояния (возвратные, во многих случаях соотносительные с глаголами эмоционального воздействия): любоваться природой, наслаждаться жизнью, интересоваться музыкой, восхищаться мужеством, увлекаться спортом.

   Внутри перечисленных семантических классов переходные глаголы имеют двойную сильную связь: наградить солдата орденом, избрать рабочего депутатом, назвать друга чудаком, назначить отличника старостой, покрыть пол мастикой, напитать почву влагой, вышить платок шелком, закрыть лицо воротником, засеять поле пшеницей, засыпать яму землей, увить зал гирляндами, оковать сундук железом. Глаголы, обозначающие взаимные действия, управляют двумя тв. п. – с инструментальным и сопроводительным значением: обменяться с другом книгами, поделиться с товарищем хлебом, перемолвиться с соседом словом.

   § 394. При слабом управлении тв. п. орудийное значение выступает в неосложненном виде. В зависимости от семантики существительного и управляющего глагола это значение конкретизируется как собственно орудийное, образа действия, места, времени. При глаголах конкретного физического действия (переходных и непереходных) форму тв. п. принимают существительные, обозначающие разного рода механизмы, инструменты, приспособления, вспомогательные материалы, транспортные средства, средства связи: пахать плугом, орудовать лопатой, стучать молотком, разбить (окно) камнем, убить копьем, рисовать маслом, топить углем, заплатить серебром, приехать поездом, прилететь самолетом, известить телеграммой, отправить почтой; с одушевленными существительными – названиями животных: травить собаками, потоптать конем. Разновидностью орудийного значения является значение метода, приема, способа действия; в его формировании участвуют существительные преимущественно абстрактной семантики: достичь чего-н. упорным трудом; обнаружить, открыть опытным путем; подкупить деньгами, лестью; взять хитростью; покорить умом, обаянием; получить что-н. обманом, взять город приступом.

   Существительное в форме тв. п. может обозначать предмет, придающий действию известный вид, форму, облик, т. е. передавать значение образа действия: сложить (бумагу) стопкой, свернуть трубочкой, класть что н. рядами, висеть клоками, залегать пластами, окружить кольцом, развернуть (войска) цепью, вернуться стариком, уехать мальчишкой, изогнуться дугой, извиваться ужом, свернуться калачиком, уложить косы короной, лететь стаей, пастись табуном, идти толпой, гулять группами; течь ручьем, рекой, потоком. Квалификация действия по образу переходит в сравнение, когда во внимание принимаются не только внешние признаки предмета, но и его внутренние свойства: лететь стрелой 'быстро', шипеть змеей 'злобно', ползти улиткой 'медленно', смотреть зверем, держаться барином. Характеристика действия по сходству может, в свою очередь, развиваться в количественно-интенсифицирующую, особенно если предмет сам обладает количественным признаком: растекаться рекой, ниспадать водопадами, кипеть волнами, валить хлопьями, идти толпами, подняться стаей.

   Разновидностями значения образа действия являются значения ограничительное: устать душой, окрепнуть волей; упасть, воспрянуть духом; ослабеть нервами, похорошеть лицом, стать боком, повернуться спиной, удариться головой и причинно-ограни-чительное: умереть родами, мучиться зубами; страдать ревностью, завистью; войти в пословицу глупостью, сказать что-н. ошибкой, замирать стыдом и страхом.

   К значению образа действия относится также значение качественно-характеризующее, при котором существительное в тв. п. (с определением или без него) квалифицирует действие по способу проявления его внутренних свойств: петь басом, говорить громким голосом, идти быстрыми шагами, любить всем сердцем; с полной тавтологией основ глагола и существительного: жить духовной жизнью, взглянуть грустным взглядом, смеяться звонким смехом, любить нежной любовью; с интенсифицирующим значением: криком кричать, стоном стонать, кипом кипеть.

   § 395. Принимать форму тв. п. может существительное с пространственной или временной семантикой. В первом случае оно обозначает путь, которым осуществляется действие: идти лесом, полем, лугами, берегом реки; бежать улицей, переулками; пробираться подземными ходами. Временной тв. п. обозначает путь во времени, показывая, на какой его отрезок приходится действие: вернуться вечером, встретиться летом, отдыхать зимой; возможно указание на повторяемость и/или полную исчерпанность временного отрезка: читать ночами, не видеться годами, гулять целыми днями.

   § 396. Глагольное управление тв. п. может осуществляться с помощью предлогов с, за, под, над, перед (пред), между (меж, промеж), в старой и стилизованной речи также по-за (выскользнул по-за спиною капитана-исправника. Гоголь), по-над (идти по-над речкою), по-под (пойдут по-под снегом ручьи. Салтыков-Щедрин). За исключением предлога с, имеющего сопроводительное (социативное) значение, все предлоги тв. п. формируют прежде всего пространственное значение (положением относительно предмета очерчивается место действия): находиться за домом, под водой, над столом, перед глазами; стоять между домами, между домом и садом; лететь под облаками, над горами; жить под Москвой; реять между тучами и морем. С этой точки зрения тв. п. противопоставлен вин. п., который, сочетаясь с предлогами за, под, перед (устар.), обозначает предмет как цель, к которой стремится действие; ср. бежать за домом и бежать за дом, лететь под облаками и лететь под облака, возникнуть перед публикой и выскочить пред публику (устар.). На основе предметно-пространственной семантики предложных сочетаний с тв. п. складываются отдельные виды собственно предметных значений.

   § 397. Предложное управление тв. п. может быть сильным и слабым. К сильному управлению относятся все случаи семантико-словообразовательной соотносительности предлога с приставкой управляющего глагола: над- / над: надстроить над домом; вос- / над: воспарить над землей; под- / под: подразумевать под словом; пред- / перед: предстать перед судом; вы- / перед: выступить перед публикой.

   Сильным является также управление, обусловленное собственно лексическим значением глагола. К случаям этого рода относится управление тв. п. 1) с предлогом над – со стороны глаголов, обозначающих превосходство, главенствующее положение: торжествовать над врагом; властвовать, царить, господствовать над кем-чем-н.; брать верх, одержать победу над противником; насмешку, надругательство: смеяться над глупцом; шутить, трунить, иронизировать над хвастуном; издеваться, надругаться над святыней; горестное чувство: плакать, вздыхать над пострадавшим; размышление, интерес: думать над задачей, размышлять над фактом, работать над проектом, сидеть над книгой, биться над решением; 2) с предлогом перед – со стороны глаголов, обозначающих подчиненное, зависимое положение: благоговеть, трепетать перед героем; склоняться перед победителем; преклоняться перед талантом; унижаться, виниться, оправдываться перед кем-н.; осрамиться перед зрителями; отступить перед трудностями; 3) с предлогом за - со стороны глаголов следования: следовать за командиром, гнаться за успехом; наблюдения и опеки: наблюдать за событиями, следить за погодой, ухаживать за больным, смотреть за детьми; 4) предложно-падежным сочетанием между собой – со стороны глаголов взаимного действия: ссориться, браниться, ругаться, мириться между собой.

   Семантически не специализированное, обусловленное только грамматическим значением глагола как части речи, управление тв. п. с предлогами за, над, под, перед и между является слабым: расти перед домом, встать перед учителем, гудеть за окном, бежать за мячом, жить за рекой, пойти за покупками, сидеть под деревом, бродить между холмами.

   § 398. Во многих случаях сильноуправляемым является тв. п. с предлогом с, имеющий сопроводительное (социативное) значение. По принципу сильной словообразовательно охарактеризованной связи предложно-падежным сочетанием "c + тв. п." управляют: 1) возвратные глаголы с семантикой взаимного действия, т. е. действия, переходящего от одного участника к другому; это – глаголы, обозначающие общение: общаться с соседями; знакомиться, встречаться, видеться, прощаться, расставаться с коллегами; судиться, ссориться, ругаться, браниться с родственниками; шептаться, сговариваться с подругами; переглядываться, переписываться, перезваниваться с приятелем; перемолвиться с соседом; обмен, дележ: меняться, обмениваться с кем-н.; делиться с другом мыслями; борьбу, состязание: бороться, возиться, драться с ребятами; соревноваться, состязаться, сравниваться с кем-н.

   2) возвратные глаголы с семантикой совместного или смежного действия: соединяться с кем-н.; сходиться, съезжаться с кем-н.; соприкасаться с чем-н.; смыкаться, пересекаться, чередоваться с кем-чем-н.;

   3) возвратные глаголы с семантикой однонаправленного действия: расправиться с врагом, рассчитаться с долгами, управиться с делами, разобраться с бумагами; сжиться, смириться, свыкнуться с мыслью; справиться с трудностями, согласиться с доводами, расстаться с домом, проститься с мечтой, торопиться с отъездом, возиться с ремонтом, нянчиться с учеником, копаться с уроками; случиться, сделаться, стрястись с кем-н.

   Сильноуправляющими являются словообразовательно не охарактеризованные глаголы, семантически соотносительные с перечисленными: беседовать, разговаривать с сыном; играть, болтать, шутить с ребенком; медлить, мешкать, тянуть с делами; спешить с отъездом, ладить с соседями; а также переходные глаголы, соотносительные с взаимновозвратными: знакомить учеников с учителем, сравнить копию с оригиналом, связать жизнь с искусством, поссорить отца с сыном, чередовать работу с отдыхом, разлучить жениха с невестой.

   Управление, обусловленное грамматическим значением глагола как части речи, является слабым: шагать с автоматом, идти с сыном, взлететь с шумом, прийти с поздравлениями

   § 399. В сочетании с предлогами тв. п. является носителем широкого круга предметно-пространственных значений, с разных точек зрения очерчивающих область обозначенного глаголом действия. Действие может происходить выше, поверх предмета: появиться над городом, висеть над столом, стоять над пропастью, кружить над полями; впереди предмета: стоять перед зеркалом, мелькать перед глазами, промчаться перед полками; позади, по ту сторону предмета: жить за горой, расти за оградой, скрыться за холмом; ниже предмета, его поверхности: висеть под потолком, сидеть под деревом, залегать под землей; около предмета, у его нижней части: жить под горой, валяться под ногами, оказаться под рукой; в промежутке, разделяющем предметы однородные: мелькать между деревьями, проходить между рядами или неоднородные: висеть между небом и землей.

   На основе предметно-пространственной семантики формируются отдельные виды объектных значений, характеризующих предмет как объект приложения действия: сидеть за книгой, за шитьем; идти (вслед) за братом, смотреть за детьми, следить за погодой, ухаживать за больным, биться над задачей, задуматься над письмом, сжалиться над человеком, преклоняться перед героем, провиниться перед отцом. При глаголах однонаправленного действия (возвратных и невозвратных) объектное значение передается сочетанием тв. п. с предлогом с: бороться с недостатками, знакомиться с городом, справляться с трудностями, возиться с бумагами, заниматься с отстающими. В других случаях тв. п. с предлогом с передает собственно социативное значение, при котором предмет, обозначенный существительным в тв. п., активно участвует в действии во взаимном отношении с его производителем: сражаться с врагом, прощаться с родными, обниматься с братом, пировать с друзьями, беседовать с коллегами, дружить с соседями или сопровождает производителя действия: прийти с учителем, работать с соседом, учиться с братом. Если форму тв. п. с предлогом с принимает неодушевленное существительное или одушевленное – название животного, оно обозначает предмет, сопутствующий производителю в осуществлении действия: пойти в лес с топором, с корзиной; отправиться на охоту с собакой. При существительных с отвлеченным значением сопроводительная семантика осложняется одним из следующих оттенков: второстепенного, сопутствующего действия: говорить со смехом, обняться с плачем, упасть со стоном; цели: войти с докладом, приехать с жалобой; явиться с поклоном, с извинениями; обратиться с призывом; послать с письмом, с донесением; выступить с речью, пожаловать с поздравлениями; сопутствующего признака: сражаться с отвагой, читать с выражением, работать с удовольствием, пить с жадностью, толкнуть с силою; сидеть с поникшей головой, с опущенными глазами; войти с веселым лицом, стоять с поднятой рукой. Отвлеченные значения способа действия, цели, причины могут быть переданы также тв. п. с предлогами под и за: уйти под благовидным предлогом, действовать под давлением, согласиться под нажимом, поехать за водой, пойти за грибами, послать за врачом, отказаться за ненадобностью, не прийти за недосугом.

   На основе сопроводительного и некоторых видов предметно-пространственного значения развиваются значения сопричастности и приуроченности действия какому-н. другому действию или событию: проснуться с петухами, расцвести с весной, подняться с зарей, выйти из дому с первыми лучами солнца (с оттенком повторяемости: слабеть с каждым днем), отдыхать перед боем, объясниться перед разлукой, встретиться перед войной, шутить за ужином, рассказать за чаем, узнать тайну меж делом и досугом.

УПРАВЛЕНИЕ ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ

   § 400. Управляемое прилагательным существительное в тв. п. без предлога обозначает предмет, формирующий, созидающий свой признак: полный водой, обильный растительностью, богатый хлебом, бедный минералами, глубокий содержанием, славный делами, известный смелостью, грозный безмолвием, важный результатами, опасный осложнениями, сильный духом, слабый волей, благородный чувствами, высокий ростом, бледный лицом; с тенденцией к фразеологизации: крут характером, молод душой, хорош собой.

   § 401. Существительное в тв. п. с предлогами обозначает: предмет, который какой-то из своих сторон обусловливает признак – внешний (пространственный, временной): голая перед домом (земля), узкая между деревьями (тропинка), глухие за забором (заросли), блестящая под солнцем (зелень), модная перед войной (мелодия), оживленный за ужином (разговор) или внутренний (качественный): робкий перед девушками, виновный перед родителями, таинственный за деревьями (сумрак); предмет, детализирующий признак: черный с проседью, темный с отливом, малиновый с искрой, синий с отметиной, зеленый с чернью; предмет, взаимный или смежный, обусловливающий такой же характер признака: знакомый с поэтами, дружный с соседями, неразлучный с товарищем, общий с отцом (взгляд), соседний с домом (участок), знакомые между собой, обычные между друзьями (отношения).

УПРАВЛЕНИЕ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

   § 402. Управление имен существительных тв. п. без предлога 1) мотивируется их словообразовательными связями с глаголами и прилагательными, либо 2) развивается на почве предикативной функции существительного в предложении. К случаям первого типа относятся связи: а) удар мячом, взмах флажком, пожатие плечами, обладание властью, награждение орденом, торговля овощами, обмен мнениями, занятия музыкой, назначение послом, увлечение живописью, вышивка шелком, извещение телеграммой, плата серебром, разведка боем, езда полем, прогулки вечерами, отпуск зимой; в отдельных случаях наблюдается отклонение от глагольного управления: интересоваться музыкой, но интерес к музыке; пренебрегать людьми, но пренебрежение к людям; гордиться успехами, но гордость за успехи; б) богатство идеями, недовольство жизнью.

   Качественно-характеризующим значением существительного и его предикативной функцией в предложении мотивируются связи с тв. п. в сочетаниях: казак душой, лев сердцем, поэт чувствами, младенец рассудком, красавец лицом, великан ростом, щеголь одеждою, украинец родом, крестьянин происхождением. Производный характер имеет управление тв. п. в сочетаниях: косы короной (ср. уложить косы короной; косы, уложенные короной), грудь колесом, галстук бабочкой, записка трубочкой, город ночью, деревня зимой, а также: колодец глубиной в двадцать метров, дорога длиной в километр, колокол весом в тысячу пудов.

   Во всех случаях управления имен существительных реализуется орудийное значение тв. п. с видоизменениями, обусловленными семантикой управляющего и управляемого слова. Там, где воспроизводятся связи прилагательного, и при существительных с характеризующим значением (казак душой, украинец родом) у тв. п. – дополнительное ограничительное значение.

   § 403. В большинстве случаев управление существительных тв. п. с предлогами обусловлено их словообразовательными связями с глаголом: ссориться с соседями – ссора с соседями, прощаться с домом – прощание с домом, работать под землей – работа под землей, лететь над горами – полет над горами, знакомство с городом, разлука с другом, просвет между ветвями, насмешки над неудачником, преклонение перед героем, шум за окнами, уход за больным, смущение перед гостем, надстройка над домом, размышление над фактом. В отдельных случаях имеет место отклонение от глагольного управления: беспредложный тв. п. при глаголе заменяется тв. п. с предлогом при существительном: властвовать собой – власть над собой; беспредложный вин. п. при глаголе заменяется тв. п. с предлогом при существительном: судить преступника – суд над преступником, победить врага – победа над врагом, превосходить противника – превосходство над противником.

   Синтаксически производный характер имеют сочетания типа беседка над рекой (ср. поставить беседку над рекой; беседка, поставленная над рекой), тень под деревом, стол между окнами, лужайка перед домом, машина за углом, человек за рулем, отец с сыном.

   Приименным тв. п. с предлогами выражаются отношения: предметно-пространственные (смежность предметов или положение одного из них ниже, выше, впереди, позади другого): ущелье между скалами, просвет между тучами, тень под деревом, ручей под горой, лампа над столом, сад за окном, сквер перед домом; собственно предметные – предмет покрывающий или господствующий: дом под крышей, лампа под абажуром; ребенок под присмотром, жизнь под защитой закона; покрываемый или подчиненный: туча над домом, солнце над головой, власть над людьми, превосходство над противником, работа над статьей, размышление над книгой; отделяющий, заслоняющий или оберегаемый, остерегаемый: шум за окном, смех за спиной, наблюдение за детьми, уход за больным; предлежащий: дом перед глазами, выступление перед публикой, благодарность перед строем, преклонение перед героем, вина перед товарищами, заслуги перед родиной; смежный: разница между друзьями, ссора между соседями; совокупный, совместный, сопровождающий: отец с сыном, иголка с ниткой, платок с кружевами, книжка с картинками, человек с ружьем, дом с мезонином, стакан с молоком, пирог с грибами, мешок с зерном, письмо с поздравлениями, заявление с просьбой, нос с горбинкой, волосы с проседью, девочка с косичками, старик с бородой, девушка с (волевым) характером, женщина с (добрым) сердцем; касаемый: история с документами, недоразумение с телеграммой, случай с поездом.

УПРАВЛЕНИЕ ПРЕДЛОЖНЫМ ПАДЕЖОМ

ГЛАГОЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

   § 404. Существительное в предл. п. обозначает предмет, являющийся либо местом действия (местная разновидность предл. п., или местный падеж): гулять в саду, сидеть на скамейке, жить при школе, либо – в сочетании с глаголами со значением умственной или эмоциональной деятельности – содержание речи, мысли, чувства (изъяснительная разновидность предл. п., или изъяснительный падеж): говорить о делах, думать о детях, тосковать по доме. У существительных ед. ч. муж. р. с нулевым окончанием в им. п. (I скл.) различие между местным и изъяснительным падежами может поддерживаться различием окончаний: всегда в изъяснительном падеже (говорить о лесе, о песке, о саде, о береге) и -е илив местном падеже с предлогами в и на: в лесу и в темном лесе, на берегу и на диком бреге, во дворе, но в саду. У существительных ед. ч. жен. р. с нулевым окончанием в им. п. (III скл.) местный и изъяснительный падежи могут различаться ударением: жить в степи, стоять в грязи, сидеть на мели и говорить о степи, о грязи, о мели.

   Глагольное управление предл. п. может быть сильным и слабым.

   § 405. Местная разновидность предл. п. ограничивает семантику глагольного действия значением ненаправленности, что отличает ее от вин. п. (с предлогами в и на) и дат. п. (с предлогом к): сесть на диван – сидеть на диване; идти, бежать в лес, к лесу – находиться, бегать в лесу; идти к морю – ногою твердой стать при море (Пушкин).

   Глаголы направленного действия, сочетаясь с предл. п., теряют признак направленности и приобретают свойства глаголов состояния; так, идти, бежать в лесу означает 'находясь в лесу, быть в состоянии ходьбы, бега'.

   В зависимости от семантики существительного формами предл. п. могут быть переданы следующие виды местных значений: вместилища: спрятать в шкафу, укрыться в кустах, зарыть в земле, замуровать в стене; поверхности: стоять на полу, найти на земле, висеть на стене; собственно пространственное: появиться на небе и в небе; случиться на реке, на море и в море; встретиться на улице, на площади; жить на проспекте, в переулке; отдыхать на юге, на море, в горах; гулять на бульваре, во дворе, на дворе (устар.); поселиться в Крыму, в Сибири, на Урале, на Дальнем Востоке; отдыхать в Прибалтике, на Украине; внешней среды: сидеть на солнце, в тени; спать на воздухе, в духоте; скрыться в темноте; стоять на морозе, на дожде, на сквозняке; пространственной смежности: расти при дороге; находиться при доме; поприща, трудовой и общественной деятельности: работать в поле, на поле, в шахте, на шахте; остаться в городе, в селе, на селе; учиться в институте, на курсах; служить в армии, встретиться на концерте, в концерте (устар.); появляться в обществе, на людях; познакомиться в гостях, на балу; присутствовать на лекции, сидеть на собрании, выступать на митинге; находиться на службе, на работе; стоять на страже, на посту, на часах, в карауле; числиться при армии; служить, состоять при штабе.

   Примечание. Как показывают примеры, по мере отхода от конкретных предметно-пространственных отношений к отношениям более отвлеченным и сложным границы употребления предлогов в и на могут стираться или становиться условными; см., с одной стороны: жить в Латвии, в Белоруссии, в Крыму, в Сибири; работать в цехе, в мастерской, в институте и, с другой стороны: жить на Украине, на Кавказе, на Дальнем Востоке, на Урале; работать на заводе, на фабрике.

   На основе местного значения у предл. п. с предлогом в развиваются разные виды значения пребывания в состоянии: лежать в обмороке, в забытьи; сидеть в молчании, уснуть в слезах; вернуться в радости, в тревоге, в печали; быть в унынии, в сомнении; пребывать в страхе, в волнении; слушать в восторге, говорить в возбуждении; состоять в родстве, в браке, в дружбе; жить в бедности, в достатке; быть в почете; с характеристикой состояния по внешнему признаку: прийти в снегу, в пыли; сидеть в пальто, в шапке, в сапогах; ходить в шелках, в бархате. Если форму предл. п. принимают одушевленные существительные мн. ч., то значение пребывания в состоянии осложняется указанием на определенную социальную среду и функцию или роль в ней: жить в нахлебниках, ходить в начальниках, служить в солдатах, оказаться в героях, остаться в дураках.

   Производными от местного являются значения: содержания или состояния: разбираться в музыке, понимать в живописи, преуспевать в науках, запутаться в долгах, сомневаться в успехе, обмануться в надеждах, разувериться в счастье, убедиться в искренности, нуждаться в помощи, отказать в просьбе, подозревать в обмане, признаться в любви; того, чем проявляется действие: поймать во взгляде, уловить в движениях, заметить в голосе, увидеть в лице. Все связи этого рода – сильноуправляемые, у глаголов переходных – двойные: обмануть учителя в ожиданиях, упрекать дочь в легкомыслии; убеждать, уверять, заверять друга в верности; подозревать собеседника в обмане; уловить во взгляде испуг; почувствовать в словах двусмысленность, заметить в голосе волнение, увидеть в учителе друга, найти в сыне помощника; уважать, любить, ценить в людях правдивость; двойная сильная связь, формирующаяся с участием дат. п.: отказать просителю в поддержке, признаться матери в проступке, помочь соседу в работе.

   У предл. п. с предлогом на выделяются следующие виды собственно предметных (непространственных) значений: предмета несущего: держать на руках, стоять на ногах, лежать на боку, ходить на костылях, кататься на коньках, прискакать на коне; ехать на машине, на поезде, на санях; приехать на метро, прилететь на самолете, приплыть на пароходе (с предлогом в – значение вместилища: ехать в машине, в поезде, в санях, в метро, в карете); участвующего в действии видимой, внешней стороной: печатать на машинке, тереть на терке, играть на скрипке, гитаре, сюда же: ссориться на людях, обманывать на глазах; принявшего действие на себя: вымещать на детях; отразиться, сказаться на здоровье; сосредоточиваться, задержаться, остановиться на мысли; предмета, являющегося основой или основанием действия: строить на фундаменте, настаивать на своем мнении, основываться на фактах. Некоторые из этих связей – сильные, у переходных глаголов - двойные: настаивать питье на травах, основывать доказательства на фактах, сосредоточить заботы на детях, выместить гнев на домашних.

   С участием предл. п. с предлогом при формируются отношения предметной смежности – сопричастности, соприсутствия: поссориться при госте; сказать при свидетелях, при людях, при народе; сопровождения: читать при свече, гулять при дожде и ветре; Кто при звездах и при луне Так поздно едет на коне? (Пушкин); обладания, принадлежности: быть при деньгах; прийти при шпаге, при оружии; иметь, держать что-н. при себе; остаться при своем мнении; быть при деле, при должности; пребывания в несамостоятельном или несвободном положении: служить при министре, жить при родителях, находиться при детях.

   § 406. Изъяснительное значение выражается предл. п. с предлогом о (об). Существительное, принимающее эту предложно-падежную форму, обозначает предмет, являющийся содержанием интеллектуальной деятельности, и управляется глаголами речи, мысли, знания, памяти, суждения, чувства: говорить, беседовать, спорить, судить, рассуждать о поэзии; думать, размышлять о будущем; знать, слышать о событиях; сообщать, извещать, уведомлять, рассказывать о делах; помнить, вспоминать, забывать о прошлом; просить о помощи; спросить, справиться о здоровье; заботиться, хлопотать, волноваться о доме. В большинстве случаев эта связь – слабая, у переходных глаголов – двойная: рассказать правду о войне, узнать подробности о происшествии, спросить соседа о здоровье, попросить друга о помощи, уведомить отца о приезде. Дополнительным компонентом может быть связь, оформляемая дат. п. адресата: поведать людям правду о войне, сообщить спутнику о себе, рассказать отцу о проступке.

   Признаки сильного управления проявляют глаголы двух лексико-семантических групп – воображения: мечтать о будущем, грезить о счастье, вздыхать о любви и глаголы со значением горестного чувства (грустить, скучать, тосковать, скорбеть, горевать, плакать, тужить, жалеть, сожалеть): скучать, тосковать о доме; плакать, горевать об отце. Последние управляют также предл. п. с предлогом по (устар., исторически – с оттенком 'после'): скорбеть по отце, страдать, тосковать по доме, а также дат. п. с тем же предлогом (но не с временным, а с распределительным значением: тосковать по дому, плакать по отцу, скучать по сыну.

   § 407. Все формы предл. п. способны к передаче временных отношений. В зависимости от значений предлогов это отношения – периода, момента времени: родиться в мае, в прошлом веке; умереть в 1837 году; вернуться в первом часу, в половине пятого; болеть в детстве, встретиться на будущей неделе, проснуться на заре; временной смежности: случиться о рождестве (устар.); О рождестве была у нас пирушка (Крылов); Там о заре прихлынут волны На брег песчаный и пустой (Пушкин); приуроченности: жить при Петре Первом, присутствовать при разговоре; последования во времени: повзрослеть по смерти отца; По смутном сне безделица тревожит (Грибоедов).

УПРАВЛЕНИЕ ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ

   § 408. Управляемое прилагательным существительное в предл. п. обозначает: предмет как область (пространство, социальная среда) проявления признака: широкий в плечах, узкая в запястье (рука), скромный в быту, известный в районе, нужный в хозяйстве, застенчивый в обществе, смелый в бою, сведущий в науках, опытный в делах, горячий в споре, известный на селе (механизатор), глубокий на опушках (снег), уважаемый на работе, яркий на солнце, черный на фоне неба; предмет, имеющий признак своим внутренним содержанием: быстрый в движениях, свободный в обращении, отважный в сопротивлении, настойчивый в требованиях, щепетильный в отношениях, страшный в гневе, забавный в смущении, трогательный в наивности; предмет, детализирующий признак: серый в яблоках, синий в горошинах; предмет, обусловливающий признак: ясный при луне.

УПРАВЛЕНИЕ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

   § 409. Способность к управлению предл. п. обусловлена у существительных их словообразовательными и синтаксическими связями.

   Управление отглагольных существительных: жизнь в деревне, отдых в горах, работа в поле, служба в армии, ссора в гостях, дрожь в теле, боль в груди, туман в голове, успехи в учебе, уверения в дружбе, сочувствие в горе, помощь в работе, сомнения в успехе, признания в любви, упреки в легкомыслии, жизнь на даче, встреча на концерте, выступление на митинге, игра на флейте, ссора на людях, настойка на травах, служба при штабе, объятия при встрече, разговор при свидетелях, чтение при свече, прогулка при луне, мечты о подвигах, споры об искусстве, вести об экспедиции, уведомление о делах, мысли о любви, воспоминания о прошлом, слухи о войне, думы о будущем, заботы о доме, печаль о былом, тоска о родине (по родине), тревога о детях.

   Управление отадъективных существительных и существительных с качественно-характеризующим значением: неутомимость в спорах, благородство в речах, изящество в обращении, легкость в движениях, небрежность в одежде, разборчивость в пище, ясность в мыслях, опыт в работе, уклончивость в ответах; знаток в поэзии, профан в живописи, мастер в своем деле, невежда в математике, дока в интригах.

   Управление, опосредованное глагольными или предикативными связями существительного: лето в деревне (ср. провести лето в деревне, лето, проведенное в деревне), дом на горе, беседка в саду, сад при доме, люди на берегу, песня о счастье, речи о справедливости.

   Приименным предл. п. выражаются отношения пространственные (смежного положения предметов или нахождения одного внутри / на поверхности другого): лаборатория при заводе, сад при школе, тропинка в лесу, дерево на холме, пятно на скатерти, свет в окне, шум в голове, печаль в глазах, улыбка на устах, очки на носу, седина в волосах, слезы на глазах; собственно предметные – предмета объемлющего: солдат в шинели, старик в валенках, человек в футляре, книга в переплете, сверток в бумаге; предмета, заполняющего, покрывающего поверхность: лоб в морщинах, лицо в веснушках, скатерть в пятнах, одежда в пыли; предмета – опоры, основания, основы: коляска на рессорах, человек на костылях, мальчик на лыжах, дом на фундаменте, пальто на вате, туфли на резине, варенье на меду, тесто на дрожжах; предмета сопричастного: советник при посольстве, ссора при госте; предмета внутреннего содержания: уверения в дружбе, сомнения в любви, упреки в неверности, обвинения в обмане; предмета речи, мысли, переживания: мысли о доме, разговоры о делах, споры о литературе, заботы о детях, тоска по родине; предмета детализирующего (устар., нар.): стол о трех ножках, береза о двух верхушках, конь о четырех ногах; в сказке: Стоит избушка о куриной ножке, об одном окошке, со крутым-красным крыльцом.

УПРАВЛЕНИЕ НАРЕЧИЙ, КОМПАРАТИВА, МЕСТОИМЕНИЙ-СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ, ЧИСЛИТЕЛЬНЫХ

   § 410. Способность к управлению проявляется у наречий ограниченно; связь имеет по преимуществу словообразовательно или синтаксически производный характер (о синтаксической производности см. § 367); отношения, складывающиеся между управляющим и управляемым словом, аналогичны отношениям в словообразовательно родственных или синтаксически исходных сочетаниях.

   Падежными или предложно-падежными формами имен существительных управляет достаточно большой круг обстоятельственных и качественно-обстоятельственных наречий; во многих случаях это управление обнаруживает признаки сильной связи, регулярная реализация которой ведёт к образованию наречных предлогов (ср., напр., такие предлоги, как вопреки кому-чему-н., наперекор кому-чему-н., навстречу кому-чему-н.; см. § 319): вдали, вдалеке, поодаль, близко, вблизи, поблизости от дома; украдкой, тайком, втихомолку от родителей; назло надменному соседу (Пушкин); во вред делу, вслед ушедшему; вдогонку, вслед за ушедшим; соответственно, прилично званию, положению, чину; подобно хозяину; наподобие, вроде хозяина; согласно требованиям/с требованиями; согласно с строгою моралью (Некрасов); параллельно, перпендикулярно земле; вровень, наравне с землей; вверх, вниз по реке; вдоль по улице, рядом с домом, наедине с книгой; вместе, совместно, вдвоем с отцом; под стать веку; под лад новым обитателям (Тургенев); сродни подвигу.

   У качественных наречий способность к управлению развита слабо; их связь с формами существительного имеет необязательный характер: обидно до слез, глупо до смешного, скучно до зевоты, неприятно до отвращения, позорно для гражданина, непонятно для слушателей; необходимо, нужно, важно для дела; обидно для матери; страшно, стыдно, радостно за детей; грустно, тяжело, весело, легко на душе; довольно, достаточно, хватит с меня.

   У обстоятельственных наречий управление легко формируется на синтаксической основе в результате их участия в реализации глагольных связей: жить далеко за селом – далеко за селом, подняться задолго до рассвета – задолго до рассвета, залегать глубоко под землей – глубоко под землей, высоко в небе, прямо перед домом, наверху в горах, назад к воротам, низко над землей, завтра до работы, сегодня после школы, вчера в театре. Управление этого типа – слабое; у компонентов легко развиваются взаимные пояснительные функции: Встретимся завтра, до работы.

   § 411. Компаратив сильно управляет именами существительными в формах род. п. без предлога и вин. п. с предлогами в и на. У существительного в род. п. – отложительное значение (см. § 369): быстрее ветра, ярче солнца, белее снега, острее бритвы, опаснее врага, страшнее пистолета; с интенсифицирующим повтором: проще простого, легче легкого, яснее ясного. Существительное в вин. п. с предлогом на имеет значение единицы измерения, с предлогом в - единицы кратности: моложе, старше на два года; раньше, позже на пять минут; лучше, хуже в пять раз.

   § 412. Из местоимений-существительных способностью к управлению обладают слова с неопределенным и отрицательным значениями. Подобно именам существительным, они управляют формой род. п. без предлога, которая имеет ограничительное значение (см. § 378): кто-то высокого роста, нечто темного цвета. Управление другими падежами развивается под воздействием глагольных связей: кто-то из ребят, никто из класса, кое-что из прошлого, что-нибудь из еды, нечто от мистики, что-то от сказки, никто в школе, кто-нибудь в толпе, некто в черном, кто-то на коне, кое-что к ужину.

   § 413. Числительные в именительном падеже обладают способностью сильно управлять формами род. п. ед. или мн. ч. Формой род. п. ед. ч. управляют количественные числительные оба, полтора, два, три, четыре: оба человека, полтора шага, два дома, три года, четыре яблока. Формой род п. мн. ч. управляют все остальные количественные числительные, неопределенные числительные сколько, столько, несколько и все собирательные (двое, трое, четверо и т. д.): пять дней, шесть лет, сто человек, тысяча дел; сколько цветов, столько забот, несколько шагов; двое перчаток, трое гостей, четверо саней, шестеро суток. Числительные в формах косвенных падежей не управляют, а согласуются с именами существительными, которые имеют форму мн. ч. (см. § 246).

ПРИМЫКАНИЕ

   § 414. Примыкание – вид подчинительной связи, при котором в качестве зависимого компонента выступает неизменяемое слово: наречие, компаратив, деепричастие, несклоняемое прилагательное, инфинитив, а в качестве главного – глагол (бежать быстро, работать лучше, начать писать, говорить волнуясь, отвечать не думая), прилагательное (очень добрый, вдвое больший, менее веселый, готовый помочь, склонный согласиться), наречие (очень хорошо, менее страшно, более уверенно), компаратив (втрое дороже, намного лучше, еще сильнее, все быстрее), существительное (прогулка пешком, чай вприкуску, новости поважнее, любитель пошутить, час пик, ее дети), местоимение-существительное (кто-то наверху, кто-нибудь поопытнее, совсем никто), числительное (дважды два). Между главным и зависимым словом при примыкании устанавливаются разные виды определительных отношений.

   В большинстве случаев примыкание является слабой связью. Сильная связь имеет место у информативно недостаточных глаголов; в восполнении их смысла участвуют наречие, компаратив, инфинитив: находиться рядом, оказаться далеко, вести себя странно, обращаться умело, относиться к кому-н. хорошо, поступить честно, действовать совместно, одеваться скромно, выглядеть устало, выражаться туманно, стоить дорого, обойтись дешево, чувствовать себя лучше, начать спорить, намереваться приехать, попросить помочь, принести показать, хотеть пить.

ПРИМЫКАНИЕ НАРЕЧИЯ, ДЕЕПРИЧАСТИЯ, КОМПАРАТИВА,
НЕИЗМЕНЯЕМОГО ПРИЛАГАТЕЛЬНОГО

   § 415. Примыкая к глаголу, наречие (и онаречившиеся падежные и предложно-падежные формы), деепричастие, компаратив определяют обозначенное глаголом действие или состояние со стороны его качества, количества, характера проявления, а также с точки зрения сопутствующих обстоятельств (места, времени, цели, причины) и внешних условий.

   Качественная характеристика глагольного действия состоит в указании на его внутренние свойства: говорить уверенно, любить искренне, смеяться весело, работать дружно, смотреть пристально; просить умоляюще, взглянуть любяще; отвечать нехотя, помочь немедля; работать лучше, строить быстрее, смотреть веселее, говорить тише.

   Количественная характеристика включает такие признаки, как интенсивность, мера, кратность: сильно похудеть, немного повзрослеть, очень устать, слишком разговориться, крайне встревожиться, слегка смутиться, едва успеть, еле уговорить, чуть-чуть испугаться, совсем растеряться, капельку поспать, немного отдохнуть, почти согласиться; заболтаться донельзя, нуждаться дозарезу, адски (чертовски, зверски, дьявольски) устать; запретить строго-настрого, закрыть крепко-накрепко; чрезвычайно испугаться, страшно устать, безумно влюбиться; увеличить вдвое, прибавить втрое, выиграть вдвойне, ошибиться однажды, упасть дважды.

   Возможности определения действия по способу его проявления многообразны: переписать набело, прийти запросто, сделать заново; проститься дружески, поступить предательски; плакать по-детски, жить по-барски; смотреть по-волчьи, ползти по-черепашьи; поступить по-деловому делово), рассуждать по-ученому учено), одеться по-летнему, расположиться по-домашнему, говорить по-хорошему; прийти вдвоем, разделить натрое; разбежаться врассыпную, подступить вплотную, сказать сгоряча, приехать налегке, поговорить наедине, пуститься вскачь, разбить вдребезги, сделать втихомолку, придумать вместе, решить сообща, отвечать наугад, убить наповал, стоять настороже, читать вслух, говорить нараспев, дежурить поочередно, наступать повзводно, сделать вчерне, глядеть исподлобья, договориться втайне, ударить смаху, прийти кстати, знать понаслышке, спросить напрямик, плакать навзрыд, вывернуть наизнанку, ударить наотмашь, выучить наизусть, сказать невпопад, застать врасплох, жить врозь, поймать налету, увидеть наяву, быть начеку, бежать наперегонки, взять взаймы, отоспаться всласть, ударить сразу, посмотреть свысока, хлопотать безуспешно, поступать безупречно; взять живьем, упасть ничком, скатиться кубарем, стоять торчком, ходить ходуном, есть поедом, перегородить крест-накрест, лить ливмя, стоять стоймя, дрожать дрожмя.

   Действие может определяться путем указания на сопутствующие обстоятельства: читать лежа, говорить волнуясь, сидеть пригорюнившись, жить припеваючи, работать играючи, подойти крадучись; рассказывать не торопясь, выполнять не рассуждая, взять не глядя, отвечать не думая, действовать не таясь, идти не оглядываясь, работать с ленцой (с прохладцей, с развальцем); цель: выставить напоказ, сказать насмех, упасть нарочно, действовать наудачу, купить про запас; причину: сказать в сердцах, перепутать сослепу, схватить впопыхах, сделать неспроста, ошибиться второпях, не узнать спросонок, согласиться поневоле, обмолвиться невзначай; результат: раскалить докрасна, вымыть дочиста, накормить досыта, сжечь дотла; место: сесть справа, увидеть слева, показаться вдали, оказаться вблизи, идти впереди, стать подле, находиться далеко, обнаружить внутри; направление: разрастись вширь, уйти вглубь, откинуться назад, посмотреть вверх, отступить влево, побежать навстречу, высунуться наружу, подбросить кверху, тянуть книзу, заглянуть внутрь, послать вперед; заметить справа, увидеть издали, вынуть изнутри, сбросить сверху, поддержать снизу, промокнуть снаружи, подойти сзади; время и меру времени: подняться рано (раньше), проснуться поздно (позже), вернуться засветло, засидеться затемно, сообщить накануне, встретиться вскоре, узнать впоследствии; любить смолоду, вестись искони (исстари), встать спозаранку, встречаться изредка, видеться иногда, вспоминать временами.

   § 416. К имени прилагательному примыкают наречия и компаратив (о примыкании инфинитива см. § 421). У прилагательного – качественное (не относительное) значение. Обозначаемы прилагательным признак всесторонне определяется с точки зрения количества (меры, степени, интенсивности, кратности): очень добрый, слишком слабый, достаточно серьезный, довольно скучный, весьма опасный, вполне здоровый, совсем простой, чересчур веселый, крайне беспечный, слегка растерянный, чуть слышный, едва заметный, еле живой, почти детский, немного усталый, капельку ленивый, чуточку легкомысленный; донельзя сердитый, доотказу полный, дозарезу нужный; менее веселый, более красивый; вдвое больший, втрое меньший; с элементом уподобления: зверски усталый, дьявольски умный, чертовски изобретательный, адски измученный. Признак, обозначенный прилагательным, может определяться через отношение к другому признаку: по-детски простодушный, по-девичьи милый, по-медвежьи неуклюжий, по-заячьи трусливый, по-праздничному нарядный, по-летнему теплый, по-домашнему уютный, по-деловому спокойный; младенчески живой, дружески приветливый. Качественные наречия, определяя прилагательное, осложняют свое значение количественно-усилительными и эмоционально-оценочными элементами смысла: бесконечно благодарный, замечательно красивый, чрезвычайно ученый, отчаянно смелый, необыкновенно добрый, беспредельно счастливый, страшно упрямый, абсолютно непогрешимый; странно спокойный, удивительно добрый, притворно заботливый, непривычно тихий, неправдоподобно большой, вызывающе дерзкий, удручающе однообразный.

   Обстоятельственная характеристика адъективного признака имеет синтаксически производный характер: ветхий снаружи, пустой внутри, крохотный издали, неясный впотьмах; всегда веселый, иногда задумчивый, зачастую несправедливый, некогда красивый.

   § 417. К наречию примыкают наречие и компаратив. Принимать наречие могут все наречия, кроме количественных, которые только определяют. Качественные наречия многообразно определяются в отношении признака: очень хорошо, еле слышно, едва заметно, почти весело, слишком тихо, вполне правильно, крайне легкомысленно, весьма искусно, чуточку небрежно, достаточно уверенно, довольно грубо, слегка сурово, совсем по-детски, немного по-барски, несколько по-стариковски, почти вплотную, немного наспех; с оттенком уподобления: дьявольски умно, чертовски красиво. Количественное определение допускают наречия, обозначающие кратность: почти вдвое, ровно втрое. Градационное количественное значение выражается компаративом: более удобно, менее страшно. Высокая степень признака может быть передана также посредством экспрессивно окрашенных качественных наречий: замечательно красиво, абсолютно надежно, чрезвычайно любопытно. Качественные наречия способны также определять признак по характеру проявления и по производимому эффекту: умышленно громко, нарочито замедленно, странно спокойно, непривычно тихо, неожиданно быстро, вызывающе дерзко, удручающе однообразно; по соответствию и подобию: по-осеннему холодно, по-праздничному торжественно, по-детски простодушно, по-медвежьи неуклюже, геройски смело, детски наивно; по внутреннему содержанию: холодно учтиво, беззаботно весело.

   Обстоятельственная характеристика адвербиального (тоже обстоятельственного) признака имеет синтаксически производный характер: где-то впереди, куда-то вниз, откуда-то сверху, где-нибудь сбоку, там внизу, здесь поблизости, когда-нибудь потом.

   § 418. К компаративу примыкают количественные наречия с градационным элементом значения: немного дальше, несколько сложнее, намного лучше, гораздо больше, много проще, чуть-чуть громче, капельку дороже, всё сильнее, еще быстрее и наречия, обозначающие кратность: вдвое больше, втрое меньше, впятеро труднее. Количественные наречия с интенсифицирующим значением (очень, слишком, весьма и др.) компаратив определять не могут.

   § 419. К имени существительному примыкают несклоняемые прилагательные, наречия и компаратив (о примыкании инфинитива см. § 422). Природе существительного соответствует только связь с прилагательным, которое в силу своей неизменяемости ведет себя в данном случае как наречие: цвет беж, жилет пике, юбка мини, рукав реглан, час пик, язык коми, и связь с притяжательными местоименными формами его, ее, их: ее дети, его работа, их дом. Связь с наречием и компаративом для существительного вторична. Она обусловливается либо словообразовательно: разговор по-немецки (ср. разговаривать по-немецки), беседа наедине (ср. беседовать наедине), прогулка пешком, взгляд исподлобья, удар наповал, чтение вслух, сборы наспех, ответ невпопад, хлопоты впустую, бег наперегонки, взгляд свысока, вид сбоку, прыжок сверху, поддержка снизу, возвращение затемно, либо синтаксически – совместным участием существительного и наречия в реализации глагольной связи: чай вприкуску (пить чай вприкуску), пальто внакидку (надеть пальто внакидку), кофе по-турецки (сварить кофе по-турецки), распоряжение сверху, лестница вниз, тропинка влево, дом напротив. Наречия с количественными и качественными значениями к существительному не примыкают ввиду наличия у последнего системной связи с соответствующими по семантике прилагательными: громко разговаривать, но громкий разговор; весело смеяться, но веселый смех; дважды предать, но двойное предательство; сильно испугаться, но сильный испуг; излишне волноваться, но излишнее волнение. Исключение составляют существительные с качественным значением (в большинстве своем обозначающие лиц – носителей определенных свойств), которые, подобно прилагательным, могут определяться количественными наречиями: совсем ребенок, немножко поэт, почти герой, слегка романтик, слишком формалист, вполне специалист, дважды предатель, очень не дурак, далеко не гений, совсем не пустяк, вовсе не шутка.

   Примыкание к существительному компаратива (обычно с ослабляющей его категориальное значение приставкой по-) является синтаксически производной связью: мальчик постарше, люди посмелее, новость поважнее, платье поновее.

   К местоимению-существительному примыкают наречия и компаратив. Связь имеет синтаксически производный характер; у наречия – преимущественно обстоятельственное (местное) или обобщенно-количественное значение, у определяемого местоимения-существительного – значение неопределенное или обобщенное: кто-то сверху, кто-нибудь впереди, что-то вдали; совсем никто, абсолютно все. Примыкающий компаратив имеет собственно определительное значение: кто-нибудь поопытнее, кто-то поважнее, что-нибудь получше.

   К числительному примыкает количественное наречие, обозначающее кратность: дважды два, трижды семь.

ПРИМЫКАНИЕ ИНФИНИТИВА

   § 420. Инфинитив примыкает к глаголу, имени прилагательному, имени существительному.

   Примыкающий к глаголу инфинитив может быть субъектным и объектным. Субъектный инфинитив обозначает действие, имеющее с действием подчиняющего глагола общего производителя: хотеть пить, попытаться уснуть, пойти погулять. Объектный инфинитив обозначает действие, имеющее собственного производителя, не совпадающего с производителем действия подчиняющего глагола: упросить гостя остаться, запретить больному вставать, попросить соседа помочь. Как видно из примеров, объектный инфинитив участвует в реализации двойной глагольной связи, т. е. распространяет глагол вместе с падежной формой имени существительного в дат. п. или вин. п.

   Инфинитив примыкает к глаголам следующих лексико-семантических групп: 1) фазовым, 2) модальным, 3) движения и перехода из одного состояния в другое.

   К фазовым относятся глаголы, обозначающие начало, конец, продолжение действия: начал петь, принялся уговаривать, продолжал утверждать, кончил читать, прекратил играть, перестал смеяться; с экспрессией внезапности, интенсивности: бросился бежать; пустился, ударился спорить; бросил шутить; забыл и думать.

   Модальные глаголы указывают на отношение к названному инфинитивом действию, на его оценку с точки зрения готовности, обязательности, возможности, желательности, целесообразности, обусловленности и т. п.: приготовился слушать, вызвался рассказать, взялся сделать, поспешил согласиться, не замедлил явиться, не преминул спросить, согласился купить, отказался подчиняться, обязался помочь, обещал узнать; смог приехать, сумел узнать, умел понравиться, умудрился уснуть, исхитрился сообщить, успел закончить; дерзнул возразить, рискнул остаться, осмелился перечить; хотел понять, изволил заметить, благоволил прочитать, собирался прийти, старался оправдаться, стремился понравиться, ожидал встретить, условились встретиться, договорились идти. Возможностями субъективно-модальной оценки действия располагают глаголы, обозначающие интеллектуальную деятельность: думал почитать, мечтал учиться, замышлял обмануть, сообразил спросить, рассчитывал отдохнуть, решился действовать, намеревался остаться, надеялся успеть; состояние и эмоциональное отношение: привык спорить, повадился обманывать, отвык трудиться, устал возражать, соскучился ждать, утомился ходить; любил посмеяться, ненавидел просить, боялся забыть, опасался потерять, избегал разговаривать, отчаялся узнать, стыдился спрашивать. Широкий круг модальных значений связан с глаголами, обозначающими волеизъявление, волевое воздействие (требование, повеление, запрет – разрешение, просьбу, совет, убеждение) и волевое вмешательство (содействие – противодействие): разрешил прийти, позволил спросить, дал подумать, заставил молчать, потребовал явиться, запретил разговаривать, приказал остановиться, велел принести, предписал выполнить, поручил написать, уговорил подождать, попросил сесть, советовал купить, убедил остаться, грозился сказать, помог устроиться, помешал уйти. Между перечисленными глаголами и инфинитивом устанавливаются изъяснительные отношения, в некоторой степени аналогичные отношениям в сложном предложении: обещал прийти/что придет, договорились встретиться/что встретятся, велел принести/чтобы принесли.

   В сочетании с глаголами движения и перехода из одного состояния в другое инфинитив выражает целевые отношения: пошел прогуляться, поехал узнать, пришел спросить, побежал посмотреть, отправился проверить, принес показать, взял поиграть, отдал починить, вышел подышать, уложил (детей) спать, лег почитать, сел писать, остановился подождать, расположился переночевать; сюда же – глаголы, совмещающие значения движения и волеизъявления: позвал обедать, послал купить, пригласил погостить.

   § 421. Инфинитив примыкает к прилагательным (в литературном языке преимущественно кратким), обозначающим, во-первых, модальные отношения готовности, способности, склонности к действию, долженствования, необходимости и др.: готов бороться, склонен согласиться, способен удивить, волен отказаться, намерен остаться, должен прийти, согласен помочь, обязан знать и, во-вторых, разнообразные состояния действующего субъекта: рад служить, счастлив помочь, свободен выбирать, слаб сопротивляться, горазд шутить; А если кто из них и жив, Скажи, что я писать ленив (Лермонтов); Ох, спорить голосиста (Грибоедов).

   § 422. У имен существительных способность распространяться инфинитивом в основном обусловлена словообразовательно. Существительные, соотносительные с глаголами и прилагательными, воспроизводят их связи: стремление уехать, совет подождать, попытка объяснить, намерение вернуться, желание отдохнуть, боязнь опоздать, стремление писать, мечта учиться, привычка действовать, риск ошибиться, нетерпение увидеть; готовность сопротивляться, способность бороться, обязанность трудиться, умение удивить, свобода выбирать, счастье творить. Круг принимающих инфинитив существительных легко расширяется через синонимические и вообще семантические связи с отглагольными и отадъективными именами: случай, шанс, судьба (ср. возможность) остаться; страсть (ср. любовь) путешествовать; охота (ср. желание) спорить; Охота смертная прослыть за старика (Грибоедов); дар, талант (ср. способность, умение) сочинять.

   Свободно принимают инфинитив существительные с отвлеченно-временным значением предстояния: пора возвращаться, время идти; час ехать спать ложиться (Грибоедов).

   Как имена прилагательные ведут себя существительные с качественно-характеризующим значением: мастер говорить, любитель пошутить, охотник петь, искусница вышивать.

СЛОВОСОЧЕТАНИЕ

   § 423. Словосочетание – это синтаксическая конструкция, которая образуется путем соединения двух или более полнознаменательных слов на основе подчинительной связи согласования, управления или примыкания. Слово, своими лексико-грамматическими свойствами предопределяющее связь, называется главным, стержневым; слово или слова, в тех или иных заданных формах реализующие связь, называются зависимыми: читать книгу, подарить дочке куклу, оторвать листок от ветки. Между главным и зависимым элементами словосочетания устанавливаются разные виды синтаксических отношений, которые могут быть названы значением словосочетания. В одних случаях значение словосочетания целиком определяется грамматическими значениями соединившихся слов и характером связи – таковы, например, определительные отношения при согласовании; в других случаях (их большинство) значение словосочетания предопределяется фактором не только грамматическим, но и лексико-семантическим. Например, в словосочетании, возникающем на основе соединения глагола с вин. п. беспредложным, значения объектное (читать книгу) и меры времени (читать час) разграничиваются на основе лексической семантики зависимого слова.

   По тому, какой частью речи представлено стержневое слово, все словосочетания делятся на глагольные, субстантивные, адъективные и наречные. К наречным словосочетаниям условно относятся также словосочетания со стержневым словом – компаративом.

   Словосочетания могут быть свободными и несвободными. В свободном словосочетании сохраняются самостоятельные лексические значения входящих в него знаменательных слов: читать книгу, жить в городе, велеть сыну учиться, выполнение заказов, идти медленно, удачливый в делах. В несвободном словосочетании лексическая самостоятельность одного из компонентов ослаблена или утрачена, и такое словосочетание в целом по характеру своего значения приближается к отдельному слову: дать понять, железная дорога, белый гриб. Несвободные словосочетания, в которых отсутствуют живые синтаксические связи и отношения, предметом грамматики не являются (шутка сказать, не разлей вода). Не являются предметом грамматики и несвободные словосочетания с утраченными, стершимися лексическими значениями компонентов (бить баклуши, ничтоже сумняшеся).

   § 424. По составу словосочетания могут быть простыми, сложными и комбинированными.

   Простое словосочетание образуется на основе 1) связей согласования: новый дом, весь народ, город Москва, одиночного управления: строить дом, бояться грозы, разувериться в друзьях, сильнее смерти и примыкания: идти пешком, очень умный, решить остаться; 2) двойной сильной связи: отдать книгу ученику, присвоить звание ученому, вдохновить солдат на подвиг, вбить гвоздь в стену, велеть ученику читать; 3) соединения сильной и обусловленной ею слабой связи управления: открыть дверь гостю, перемотать нитки с клубка на катушку, перевезти материал со склада в цех, отдать часы починить. Простыми являются также словосочетания, в состав которых входят нечленимые двупадежные группы: повторять изо дня в день, беседовать с глазу на глаз, жить душа в душу. Соответственно простые словосочетания могут быть двучленными, трехчленными, четырехчленными.

   Сложное словосочетание образуется на основе двух и более разных подчинительных связей, исходящих от одного главного слова. Это могут быть связи согласования и примыкания (неудержимое желание странствовать), согласования и управления (неожиданный приход начальника), управления и примыкания (дважды повторить просьбу), примыкания и примыкания (возвращение назад вместе), управления и управления (осмотр больного врачом). Сложные словосочетания могут быть весьма разветвленными.

   Комбинированное словосочетание образуется на основе связей, исходящих от разных стержневых слов; зависимое слово в таком словосочетании одновременно само является стержневым словом какого-то другого словосочетания: увлеченно читать интересную книгу; мечтать согреться остатками спитого чая из жестяной кружки с помятым боком (Лермонтов). Комбинированные словосочетания могут быть несвязанными и связанными; связанные комбинированные словосочетания имеют в своем составе нерасчленимые простые или сложные словосочетания: наши дедушка с бабушкой, ребята один другого увлеченнее, сорок пять дней. К связанным комбинированным словосочетаниям относятся также конструкции, в которых не может быть изъято согласуемое определяющее слово: явиться двадцатого февраля, победа любой ценой, девочка с голубыми глазами, судья республиканской категории, кабинет карельской березы.

 
Свидетельство о регистрации в средствах массовой информации: Эл № ФС 77-20427 от 3.03.2005
Дизайн и разработка сайта МЦДИ «Бинек»

buy abortion pill

buy abortion pill go

buy mirtazapine

buy mirtazapine open

amoxil

amoxil

bactroban

bactroban redirect

remeron

remeron

elavil

elavil aethelruna.co.uk

risperdal

risperdal read here

clomid

clomid informedu.com.au

clomid

clomid redirect

where to get abortion pill

abortion pill

prescription transfer coupon

prescription drugs discount cards celticcodingsolutions.com

fluoxetine 20mg capsules

fluoxetine 20mg thiscodebytes.com

abortion options at 2 weeks

options besides abortion online

over the counter abortion pill walgreens

can i buy the abortion pill over the counter go

venlafaxine to buy

buy venlafaxine online uk

Cialis Coupon

This text contains collection regarding cialis coupon card. Study this conscientiously.
Immediately view link concerning cialis coupon also.
This document contains collection about online cialis coupons. Here goes recent document

antepsin mode of action

antepsin dosering hund forsendelsehvor.website antepsin tablet

abortion pill

abortion